ОТКУДА РАСПОЛЗЛАСЬ ПО МИРУ ЭТА ЗАРАЗА

Впервые технократическая картина всевидящего ока Большого Брата (не ясновидящее зеркальце колдуньи) нарисована в романе британского писателя Джорджа Орвелла "1984 год". Вторжение видеокамер в частную жизнь людей воспринимается как запредельный разгул самого оголтелого террора. Стереотипная теория о метафоричном отображении у Орвелла сталинского режима - ошибка; он изобразил будущую Англию. Как и у Орвелла, у Антони Гидденса субъектом распространения террора называется государство. По Гидденсу, тоталитаризм: предельная концентрация государственного надзора. У Мишеля Фуко: это жуткий Паноптикум. Везде феномен круглосуточного надзора описан как вторжение в личную жизнь людей, для которой не оставлено места. Но у Фуко, хоть он об этом прямо не заявляет, проводится метафорическое предощущение того, что потусторонний взгляд круглосуточного надзирателя превращает существование наблюдаемых в мертвящую рутину, отнимая их индивидуальность и неповторимость, уникальность каждого момента бытия. Эта "безжизненная жизнь" приравнивается к смерти, что, видимо, ещё более негативная оценка, чем оценка (допустим) "конвенциональных" концентрационных концлагерей.

У Фуко, как в сказке Андерсена, единое зеркало государственного злого надзора разбивается на множество осколков хищных частных надзирателей, желающих "всё знать и видеть". Не менее важные замечания: сортировка населения - по принципу "исключения" либо "включения"; беспредельная власть полиции; а также отграничение камерами виртуального замкнутого пространства, типа гетто, чем предвосхищено само название CCTV.



Но мрачные предсказания Фуко возникли не на пустом месте. В масонской традиции концепция всевидящего ока занимает центральное место, а его символ (глаз, ограниченный горизонтальным ромбом-рамкой): как будто "специальная" иконография современных полицейских камер. Эта концепция является дериватом "ветхозаветной" талмудической традиции, в которой есть место и всевидящему оку, и сортировке по принципу "исключения", и заповеди жить в гетто.

На протяжении последних 200 лет главным кризисом иудейской идентичности оставался высокий уровень ассимиляции. В задачу этой работы не входит освещение проблемы катастрофы европейских евреев как истребления "заражённой" (ассимилированной) части еврейства, но сам термин "Холокост" говорит об этом достаточно красноречиво. Чтобы иудеи "не разбегались", жрецы загоняют их в гетто. Но заповедь жить в гетто стала трудно выполнимой в условиях секуляризированных и эмансипированных демократических обществ. Одно из возможных решений: загнать не еврейское население обратно в средневековые крепости за высокими стенами и стальными запретами. Виртуальное замкнутое пространство, ограниченное периметром видеонаблюдения, пришлось тут как раз кстати. Именно поэтому взрыв распространения "юбикитного", тотального видеонаблюдения случился в тот самый момент, когда талмудистская традиция повергла ниц своего главного врага: католическую церковь. Ведь до сих пор никто не задумывался, почему с 1950-х годов (когда появилось телевидение) орвеллианское нашествие следящих устройств на континент "личного пространства" ждало своего звёздного часа вплоть до 1999 года.

Именно 1998-1999 годы стали переломными, когда установка камер видеонаблюдения в общественных местах, бизнесах, учреждениях, и даже администрацией жилых домов - стала нарастать со скоростью лавины. Ватикан ослаблялся и на протяжении предыдущих десятилетий, что сопровождалось разрушением десятков тысяч церквей в самых католических странах, запрещением христианской символики, и пр., но, видимо, к 1999 году появилось уверенность в том, что папа не проклянёт устанавливаемые повсюду (включая христианские храмы) камеры и не призовёт к крестовому походу против них. Около 10 лет потребовалось и на то, чтобы, после развала СССР и создания "однополярного" мира, преодолеть инерцию демократических обществ.


Если христианская традиция признаёт за человеком свободу выбора, иудейская пригвождает его к "избранности" тысячами запретов и предписаний. Никто на свете так не принуждён и не находится под таким пристальным наблюдением, как иудей. Отсюда до современного "общества слежки" - один шаг.

Психологи, философы и теологи знают, что самое мучительное - это свобода выбора. Груз ответственности и сложность решений для многих граничит с пыткой. Относительная, условная свобода выбора дана нашему "я" тем, что религиозные люди считают божественным, а морально вменяемые атеисты: нравственным. Еврейская религия подсовывает соблазн отказа от свободы выбора и нравственных коллизий, избавляя от груза ответственности и колебаний. Она регламентирует, расписывает каждое действие, ситуацию, вплоть до физиологических отправлений, и даже мыслей и намерений, оплетая их невообразимо бесчисленным множеством установок, обрядов, условностей, мелочных правил и расписаний. Жизнь иудея, как цепями, опутана таким количеством условностей, что даже ничтожной свободы действий не остаётся.

В разные периоды истории разные города мира ассоциировались с еврейским присутствием, влиянием и контролем: Венеция, Амстердам, Лондон. Англиканская церковь, впитавшая эссенцию основных традиций иудаизма, заимствовала и парадигму всевидящего ока, совместив её с атрибутами светской власти: главой англиканской церкви стала королева. С 18-го столетия Лондон остаётся единственным городом на свете, в котором, несмотря на сравнительную малочисленность еврейской популяции, симбиоз еврейской и не еврейской элит оказался наиболее гармоничным. Лондон: это первостепенный город сионизма по сей день, а также город, где подписана Декларация Бальфура, где жил основатель еврейской колонизации Палестины, Эдмунд Ротшильд, и где базировался Сохнут (Еврейское Агентство). Второй подобный город (сохранивший своё значение) - Нью-Йорк.

Британские законы запретили христианскую символику, ношение нательных крестиков, и прочее. Дополнительно об этом: в ходе дальнейшего повествования. В своей работе ГУЛАГ Палестины я неоднократно упоминал, как в Израиле в 1990-х годах работодатели запрещали ношение нательных крестиков, а тех, кто отказывался снять нательный крест, увольняли с работы. За ношение крестиков на шее иммигранты из СССР подвергались в Израиле зверским избиениям, оскорблениям, их убивали фанатики-иудеи. Так разве не доказательство распространения сатанинской иудейской власти на всю планету - запрет ношения нательных крестов уже и в христианских странах? Звериная антихристианская злоба в 2000-ных годах распространилась и на Англию! События вокруг ношения нательных крестов абсолютно совпадают с тем, что происходило в Израиле в 1990-х и происходит до сих пор, это полная копия израильской ненависти к христианам и их культурно-религиозной идентичности. Моя работа ГУЛАГ Палестины была окончена в 1994 г. А сегодняшние события в Англии - это точное повторение методов и стиля преследований христиан в Израиле по всем пунктам. Христиане обращались тогда в Израиле и десятки правозащитных организаций, в суд: всё без толку. О преследованиях христиан в Израиле в 1990-х написано потрясающее исследование юриста Линды Брайер (которое по сей день пытаются всеми способами дискредитировать иудеи и их холуи). В Англии (Великобритании) десятки обращений в суд по поводу запрета ношения нательного креста кончились негативно: суд подтвердил "право" работодателя, полицейского, социального работника, и прочих ответственных лиц накладывать запрет на ношение нательного крестика и любой иной христианской символики. Чтение христианской литературы и Нового Завета в публичных местах запрещено. Гонения на христианство набирают невиданной силы обороты.

Британские газеты, Би-Би-Си и другие источники постоянно сообщают о всё новых и новых случаях преследований христиан в Англии 2000-ных годов. К примеру, этой теме посвящён материал Би-Би-Си, где говорится о том, что женщина армянского происхождения проиграла в суде дело о ношении нательного крестика: Monday, 20 November 2006, Woman loses fight to wear cross.



полностью: http://www.balandin.net/Gunin/Matrix/1-01-plaque.htm