• Конспирация, публичность и анонимность



    Очень четкая статья. Всем читать и давать ссылки разным дуракам.

    Конспирация, публичность и анонимность


    Быть может, я человек наивный и, даже в силу своего пола, мало понимающий в разных брутальных материях. Однако есть вещи, которые меня удивляют - и о них хотелось бы сказать пару слов.

    Представим себе "городского партизана" - отчаянного парня, который, будучи националистом и не веря в возможность добиться чего-либо легальным путем, принялся добиваться желанных ему политических перемен путями узкими и мрачными, входящими в жесткий клинч с Уголовным кодексом.
    Если он не идиот, то, конечно, тщательно обдумает вопрос своей безопасности на этом тернистом пути. И главным словом для него станет слово "конспирация".
    Станет ли он выкладывать в интернет свои фотки со спины или с замазанным лицом? Нет. Он вообще не будет выкладывать в интернет свои фото.
    Станет ли он активно участвовать в интернет-дискуссиях на политические темы, высказываться там от имени "простых русских парней", обсуждать разные истории и персоналии, и т.д. в этом роде?
    Очевидно, нет. Читать, возможно, будет очень внимательно - но не писать. Если и выскажется где-нибудь в пользу национализма, то как бы между прочим и не более рьяно, чем мог бы это сделать самый обычный мирный гражданин.
    Будет ли он ходить на Русский Марш и другие подобные мероприятия, замотав лицо шарфом или украсив себя маской а-ля "свиной грипп", чтобы менты сразу видели, кого хватать?
    Едва ли. В таких местах, где, как всем известно, собираются националисты, и множество добрых глаз (и видеокамер) пристально вглядывается в их лица и проверяет у них документы, чтобы занести их в какие-нибудь базы - он предпочтет вообще не появляться.
    Станет ли он, партизаня помаленьку, одновременно вступать в какую-нибудь легальную, публичную организацию или принимать участие в какой-либо публичной деятельности?
    Да боже упаси! Мало того, что сам привлечет к себе внимание и попадется - еще и подставит товарищей, которые ни сном, ни духом.
    Станет ли он поддерживать личные контакты с какими-либо публичными националистами?
    Ни в коем случае! Аналогично: таким знакомством подставит и себя, и их. Вообще от любых политически окрашенных "тусовок" ему лучше держаться подальше.
    Если он очень предусмотрителен, то, возможно, заранее сведет знакомство (неблизкое) и установит клиентские отношения с хорошим адвокатом. Но не более того. Если же ему зачем-то понадобится выйти на кого-то из публичных националистов - он будет делать это очень аккуратно, не напрямую, соблюдая все возможные меры предосторожности и как можно меньше сообщая о себе.
    Именно так, мне кажется, будет поступать умный и осторожный "нелегал".

    Теперь вообразим себе обратную картину. Представим националиста мирного и законопослушного, который чтит Уголовный кодекс, чуждается насилия и стремится добиваться своего исключительно политическими и околополитическими методами.



    В чем состоят его цели? Примерно в том, чтобы (в любом порядке и в разных комбинациях): 1) широко распространять свои идеи и "заражать" ими как можно больше людей; 2) привлекать внимание публики к актуальным для народа проблемам, распространять правдивую информацию о них, озвучивать националистическую программу их решения; 3) поддерживать делом собратьев-русских, которые нуждаются в помощи и поддержке; 4) влиять на ситуацию и изменять ее в желательную сторону - хотя бы в отдельных частных вопросах и в очень локальном масштабе (типа "выселить нелегальных мигрантов из своего подвала").
    Звучит довольно туманно, поскольку конкретных способов решения этих задач - множество, и они сильно меняются по ситуации. Но у всех них есть нечто общее. Очень сложно, а чаще всего - вовсе невозможно выполнять эти задачи в условиях строгой конспирации. Наоборот, чем больше при их выполнении гласности и откровенности - тем лучше.

    Верно ли, что путь легального активиста усыпан розами? Отнюдь. Жизнь его не так опасна, как у "партизана", но терний тоже хватает. Как наше государство относится к политической активности граждан, все мы знаем. Велика вероятность, что "экстремист" нарвется на неприятности. К нему может приходить участковый с нравоучительными беседами. Его могут вызывать на многочасовые допросы в центр "Э" (и предлагать, например, на кого-нибудь дать показания). Ему могут угрожать. У него могут начаться неприятности в институте или на работе. Его могут повязать где-нибудь на митинге, а потом долго и нудно мурыжить в милиции и/или в суде. Его могут закатать на 10 суток, а потом сразу еще на 15. Специально обученные люди могут распускать феерические слухи о его истинной национальности, сексуальной ориентации и сотрудничестве со всеми разведками мира (репрессиями это не назовешь, но тоже приятного мало). Против него могут устраивать провокации - и хорошо, если подсунут Катю-Муму, а не что-нибудь похуже. Он может загреметь под суд по 282-й. На худой конец, если очень кому-то насолит, против него могут сфабриковать дело и дать реальный срок. Или просто дать молотком по голове.
    Все это вполне реально. Вступая в какую-либо легальную организацию, начиная публичную деятельность, и даже просто появляясь на публичных мероприятиях или делая публичные политические высказывания, человек должен понимать, что все это возможно, и быть к этому готовым. Если не готов - лучше и не начинать.

    Можно ли себя от этого обезопасить? С гарантией - вряд ли, но до определенной степени - можно. И здесь рецепт прямо противоположный. Если для нелегала главное слово - конспирация, то для публичного националиста - публичность. Неизвестного человека запрессовать и сломать намного легче, чем того, кто на виду; одинокого - неизмеримо легче, чем того, кто окружен друзьями и имеет обширные связи.
    Как можно больше знакомых и друзей - и среди националистов, и среди политических активистов других направлений, и в "смежных областях". Как можно больше людей, которые знают, кто он такой и чем занимается (и что это совсем не тот человек, который будет хранить дома героин или пойдет резать таджикских девочек). Активно действовать - и, по возможности, документировать и освещать каждый свой политический шаг; чтобы за твоей деятельностью следили, а если с тобой что-то стряслось - это бы сразу заметили и подняли тревогу. Как можно чаще "светиться", публично высказывать свою позицию, участвовать в разных мероприятиях, спорить, публиковаться, выступать. От центра "Э" не бегать, а наоборот - первому входить в кабинет, открывая дверь ногой, со словами (например): "Я - такой-то, представляю правозащитную организацию, вот мое удостоверение, можете созвониться с моими руководителями в Москве... а теперь поговорим о том, как у вас тут соблюдаются права русского человека!" Постоянно расширять и наращивать связи в самых разных областях. Входить в сплоченную группу соратников, способных защитить друг друга - где один за всех и все за одного, где при необходимости каждому могут и охрану организовать, и деньгами на адвоката скинуться, и информацию в СМИ забросить. Если такой группы нет - создать ее самому.
    И так далее.

    Я понимаю жесткую конспирацию - путь нелегала, и понимаю открытость и прозрачность - путь публичного политика. Что мне непонятно - так это "срединный путь". Путь молодых людей, которые выкладывают в интернет свои групповые фото с разных сборов и стрельбищ, в самых брутальных позах... с замазанными лицами. Вступают в публичные организации - и тщательно скрывают свои имена. Вещают от имени разных коллективов, вплоть до Русского Народа - в масках и под никами. Бесстрашно бьются в интернет-баталиях, увлеченно выясняют, кто из публичных националистов труЪ, а кто не труЪ - но начинают нервничать, услышав элементарный вопрос: "А кто это говорит?"



    Кто они? Партизаны-подпольщики? Сомнительно. Если так - какие-то уж очень беспечные, чтобы не сказать хуже; и подпольная их карьера обещает быть неплодотворной и недолгой. Участники публичного политического движения? Но где же публичность и в чем тут политика? Все это скорее напоминает игру в казаки-разбойники.
    В субкультурной игре самой по себе, быть может, дурного нет - пока она остается игрой и не пытается подменять собой реальность. Но когда целые организации, целые движения начинают строиться на этом принципе кокетливо-пугливой анонимности и полуанонимности - эффект получается странный и неприятный. Как если бы некто выдвигал требования, произносил гневные речи и грозил своим противникам неминуемым возмездием, при этом забившись под кровать.
    Либо одно, либо другое. Для того, кто преступает закон, скрываться естественно - но совершенно неестественно афишировать, что он скрывается, или этим кокетничать. Для него это не игрушки. А гражданин, выражающий свою политическую позицию, публично требующий уважения к себе и своим правам, претендующий на то, чтобы стать опорой и защитой для других граждан, их представителем, выразителем их интересов - не может при этом держаться, как преступник в бегах. Он должен говорить и действовать, как власть имеющий. Как истинный хозяин своей земли. Даже в том крайнем случае, если придется физически бегать и прятаться - он не может и не должен терять лица.

    Вот как-то так.

    Н.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Конспирация, публичность и анонимность автор темы Басманов Посмотреть оригинальное сообщение
    Комментарии 1 Комментарий
    1. Аватар для vitim-tsypa
      vitim-tsypa -
      Уважаемый Басманов!
      Честно говоря я не могу связать "Движение против нелегальной иммиграции" и так называемый национализм.
      Я понимаю, что основной задачей ДПНИ является идеология наведение порядка в отношении пребывания иностранных граждан на территории нашей России, независимо от названия территории и населяющих её граждан России.
      Все граждане России, вне зависимости от родо-племенной самоидентификации, должны базировать своё поведение по отношению друг к другу на основании этических принципов в основе которых лежит категорический императив, а именно, моя свобода кончается там, где начинается свобода моего соотечественника. Для нежелающих соблюдать эти нравственные нормы должно действовать принуждение законом, представителем которого и являются властные структуры, т. е. чиновники и стражи порядка.
      Этими же принципами должны руководствоваться и иностранцы, прибывающие в Россию из других стран. Но их пребывание должно быть экономически выгодным для населения России. Любой иностранец, прибывший в нашу страну должен иметь определенную цель, о которой он должен сообщить миграционной службе. Он, также, должен быть здоровым или иметь достаточно средств для предоставления ему медицинских услуг на платной основе, а не за счет территориальных бюджетов регионов России.
      - Если пребывание иностранца носит ознакомительно-развлекательный характер, то он должен это подтвердить наличием соответствующих средств, а российская туриндустрия должна предоставить ему перечень требуемых платных мероприятий и обеспечить безопасное пребывание на территории обозреваемого региона, не забыв перечислить налоги в соответствующий бюджет.
      - Если иностранец приехал в Россию на заработки, то это должно носить официальный характер. Его трудоустройство должно произойти согласно экономической целесообразности конкретного региона. Иностранец обязан платить налоги с заработка, а также оплачивать все коммунальные и транспортные расходы. Поведение иностранца не должно выходить за рамки закона, быть прозрачным как для властей, так и для коллег по трудовой деятельности. Как только необходимость в услугах иностранца отпадает, то он должен либо пребывать на территории России в качестве туриста, соответственно оплачивая свое пребывание, либо покинуть территорию РФ.
      - Но если иностранец пребывает на территории РФ инкогнито, не имеет официального заработка, не оплачивает коммунальные услуги, ездит в общественном транспорте "зайцем", то он становится опасным для граждан России. При отсутствии законных средств к существованию человек либо должен умереть голодной смертью, либо стать на преступный путь. Другого ему не дано. ДПНИ, как организация, исповедующая гумманизм, не может допустить, что бы человек умирал голодной смертью, и считает целесообразным депортацию его на родину, либо за счет страны, где он проживает, либо за счет предоставления ему официального депортационного заработка, который должен обеспечить как проезд в страну, гражданином которой он является, так и питание до границы с РФ.
      Если же иностранец стал на преступный путь и стал опасен для нашего народа, то он должен преследоваться в уголовном порядке. Срок заключения его под стражей должен позволить компенсировать весь материальный ущерб, нанесенный нашей родине.
      Особенно злостно должно караться распространение наркотиков, поскольку это наносит непоправимый ущерб генофонду РФ, обрекая его на сокращение и деградацию, которая ведет к крушению президентской программ модернизации России.
      Если рассматривать национализм в Бердяевской трактовке, как учение о духовно-биологических основах индивидуально-исторического бытия народа, без которой он не может выполнять своей исторической миссии, то националист есть учитель. Учитель здорового образа жизни в своей стране, учитель дисциплин, повышающих утилитарные знания, являющиеся основой президентской модернизации, учитель защитников своей горячо любимой родины. И нам глубоко претит экстремтзм, проводимый радикальными элементами, примкнувшими к ДПНИ и несущими в народ мистический туман и рептильное невежество пещерной идеологии человеконенавистничества и сознательного софизма.