PDA

Просмотр полной версии : Игорь Кобзев



Варга
26.02.2008, 16:59
Хочу предложить Вам замечательное произведение Игоря Кобзева "Падение Перуна".


Краткая биография:
КОБЗЕВ Игорь Иванович (19.VIII.1924, Ростов н/Д - 10.V.1986, Москва) - поэт. Ок. Лит. ин-т. Чл. СП. Автор нескольких поэтич. сб-ков.

В своем творчестве К. не раз обращался к темам и сюжетам рус. истории. Ему принадлежат стихотворения 'Поездка в Суздаль', 'Покров на Нерли', 'Град Чернигов', 'Дмитрий Донской', 'Ольга', 'Пересвет', 'Плач княгини Евдокии по князе Дмитрии Донском', поэма 'Лесная сказка' и др. произведения на ист. темы. К. проявлял большой интерес к языч. Руси, работал над сказом 'Падение Перуна', был сторонником подлинности так называемой Влесовой книги (см.: Творогов О. В. Что такое 'Влесова книга'? // РЛ. 1988. ? 2. С. 80-86).
По мотивам С. К. написаны стихотворение 'После побоища' (1971) и поэма 'Меч-кладенец' (1978). Сюжет поэмы - рассказ о том, как Игорь Святославич, будучи в половецком плену, сложил С. и как затем исполнил его в гриднице Святослава перед киевским князем и его гостями. В поэме много парафраз С., напр.: 'Знал Игорь: моравы и греки - / Все, все его нынче корят: / Мол, скинул он золото в реки, / Сгубил свой могучий отряд!' (Избранное. С. 383); 'Он ихним цветным узорочьем / Мосты по болотам мостил' (С. 384); 'По градам,
50
по весям витая, / Крепчала той песни краса. / От горла Днепра - до Дуная / Ее разнесли голоса...' (С. 386). Гипотезу об авторстве Игоря К. изложил также в статье, опубл. в газ. 'Лит. Россия'.
К. принадлежит перевод С., который в основном достаточно точно передает оригинал: 'Братья и дружина! Уж лучше убитым быть, / Нежели полоненным быть! / Воссядем, братья, на своих борзых коней / Да узрим синего Дона!' (Весенние заботы. С. 102). Нетрадиц. толкований текста у К. немного. Он, видимо, связывает понятие Трояна с Троей (см. пер.: 'Тропой Троянской', 'века Троянские', 'на землю Троянскую', 'Как будто в том самом веке Троянском').
Отметим и др. нетрадиц. толкования в переводе: 'Осыпали меня из опустевших тулей / Поганых бестолочей / Великим жемчугом по всему лону', 'И всю ночь, с вечера, / Босомыгия вороны граяли'; 'В былые годины Святославовы / Рек Боян, песнотворец старого времени, / Для Ярослава и для Ольги, / княгини его желанной' и др.
К. явился одним из организаторов в Москве в 1977 обществ. музея С. (см. Музеи 'Слова').
Соч.: Автор 'Слова' - князь Игорь? // Лит. Россия. 1978. ? 38. С. 15; (интервью) Рожденный 'Словом' // В мире книг. 1980. ? 5. С. 77-79; Музей великой книги // Альм. библиофила. М., 1981. Вып. 11. С. 108-119; (пер. С.) Весенние заботы: Новые стихи. М., 1985. С. 102-124; Избранное: Стихотворения и поэмы. М., 1985. С. 7-8.
Лит.: (рец. на сб. 'Весенние заботы') Пантуев К. // ЛО. 1986. ? 5. С. 69-70; Тищенко В. И. 1) Автор 'Слова о полку Игореве' в изображении советских писателей // РР. 1986. ? 3. С. 62-63; 2) Проблема авторства 'Слова о полку Игореве' в советской художественной литературе // Вопросы рус. лит-ры: Сб. Черновиц. гос. ун-та. Львов, 1988. Вып. 1 (51). С. 129-130.
КЛЭ; Булахов. Энциклопедия. Русский поэт и общественный деятель, организатор общественного музея "Слова о полку Игореве", ставшего в 1980-х одним из центров возрождения русского национального сознания. Музей "Слова о полку Игореве", размещавшийся в Погодинской избе, продолжал народную патриотическую линию клуба "Родина", ВООПИК и "Русского клуба", одним из неформальных лидеров которых был Кобзев.(с)


Игорь Кобзев

ПАДЕНИЕ ПЕРУНА

Варга
26.02.2008, 17:26
В интернете нет ни одной фотографии и крайне скудная информация об этом прекрасном русском поэте.

Варга
26.02.2008, 20:12
СУКИ ПАРТИИ

Эти суки в Грядущее
Запустили ракету,
Чтобы к Солнцу и Счастью
Повернуть всю планету!

Девушка, став любимой,
Все разрешить смогла:
Даже бесстыдный снимок
Сделать с себя дала.

Мне повторять неохота:
Пижоны с брючками куцыми, –
Они зовут “донкихотами”
Рыцарей Революции!

Для хорошего люда
На нерусской земле
Каждый русский как чудо,
С чутким сердцем – в Кремле!
9 ноябрь 1990г.

Варга
26.02.2008, 20:16
Предлагаемая вниманию поэма "Выстрел" была опубликована (по понятным причинам - мизерным тиражом) издательством Минобороны СССР, в то время, как всевозможные "мудреватые кудрейки" печатались, сколько хотели. Игорь Кобзев, как поэт и гражданин, никак не скомпрометировал себя сотрудничеством с теми, кого мы так любим истязать орудиями сатирических пыток. Игорь Кобзев - наш человек.
Игорь Кобзев. Выстрел.





4 мая был я nринят в масоны.
А.Пушкин. Дневники. 1821.

1

Одна строка из давних дней
О том, что был в масоны принят...
Одна строка... А что за ней?
Кто мрак неведомый раздвинет?
Мы изучили жизнь его
Всю – от лицея до Дантеса.
А вот об этом – ничего!
Над этим - темная завеса!

Плетя туманных дел узор,
Нагрянули на Русь масоны...
Не время ль "оглядеть в упор,
Что это были за персоны?
Они сходились по ночам,
Секретничали в разговорах
При тускло блещущих свечах,
При плотно затворенных шторах.
Тут непременны меч иль нож,
Иль череп сумрачного вида,
И символ всех масонских лож -
Шестиконечный «щит Давида».
(Внушить пыталась простакам
Сия масонская эмблема,
Что возвести всесветный храм
Для мира Главная проблема!

Что это? Модная игра
В таинственность и романтичность,
Чтоб как-то скрасить до утра
Бесцельной жизни прозаичность?
Иль, может, мистику любя,
Толкуя про мораль и нравы,
Они решали про себя,
Как в руки взять ключи державы?

Вот, скажем, Геккерен... Барон.
Сановный чин из Нидерландов.
Немаловажный был масон
Сей враг чужих ему талантов.
Любая речь его - обман,
Тугой капкан из тонкой стали.
А все дела - туман, туман,
Как на полотнах ван Рейсдаля.
Не зря он рыщет по торцам
При петербургской злой погоде,
Не зря порхает по дворцам –
От Бенкендорфа, к Нессельроде...

-Мое почтенье, милый граф!
Осмелюсь доложить все то же:
У вас, любезный, нету прав
Манкировать раченьем ложи.
Надменный граф в обидах быстр:
-Обязан фосразить барону:
Я есть не мальшик, но министр,
Хранящий русскую корону.
-Ах, полно, мой вельможный друг!
Масонство поважней престола!
И граф не может скрыть испуг,
Склоняясь чуть ли не до пола.
Уставность ордена строга,
Здесь каждый подчинен элите.
-Барон! Я ферный фаш слуга.
Фелите фсе, чего хотите!..

2
Нет, видно, были непросты
Сих тайных сборищ генералы:
Здесь рядят, кем занять посты,
Куда направить капиталы.
Здесь могут пулей пригрозить,
Возвысить, отстранить от дела,
Здесь могут солнце пригасить,
Чтоб слишком ярко не блестело!
А чужеземец Геккерен
Господствует меж этих залов,
Как полновластный сюзерен
Среди послушливых вассалов.
Он, как паук, повсюду ткет
Узоры липкой паутины,
Бумаги миссий продает,
Скупает древние картины.
Ни в чем не ведая преград
(Ведь он - экстерриториален!),
Он всласть жует, как шоколад,
Секреты министерств и спален
Коварный, злой иезуит,
Косясь сквозь ножницы лорнета,
Он всюду Пушкина бранит
Как вольнодумного поэта...

3
А Пушкин где-то пьет вино,
Гордясь открытостью суждений,
Не ведая, что стал давно
Предметом тайных наблюдений.
Он сам в минувшие года,
Спеша по следу Новикова,
Под сень «масонского щита»
Был загнан скукой Кишинева.
Ан, видно, невзлюбил поэт
Ни сих таинственных бесед,
Ни их двусмысленные тосты,
Ни шутовских обрядов бред,
Ни символические звезды.
Пусть Феслер или Остерман
В кромешной тьме жуют закуски!
Все это - фарс! Обман, обман!
Да и уж больно не по-русски!

Но знал ли он, что в ложе той
Был счет своих особых выгод,
Точь-в-точь как в шайке воровской,
Где рубль - за вход, а два - за выход!
Так легкомысленно презрев
Софистику пустых резонов,
Поэт навек накликал гнев
Тех засекреченных салонов.
А сверх того страшней всего

Был «грех» его иного рода,
Что он восславил торжество
Родного русского народа!
Воспевший грозных бунтов злость,
Бой Бородинский, гром Полтавы,
Давно он был - как в горле кость
У всех врагов родной державы!

4
С времен Ивана и Петра
Европа видит, рот разиня,
Как рядом с ней растет гора,
Гранитная гора – Россия!
Ни шведский, ни турецкий меч
Уже ту гору не пугали,
На ширь ее могучих плеч
Поднять топор не посягали!
Уж, верно, знали короли:
Тут никакой набег не в пору.
Одна надежда – изнутри
Изрыть подкопом эту гору!

Теперь, пожалуй, нет нужды
Скрывать от нас и от Европы,
Кто были тайные «кроты»,
Во тьме ведущие подкопы.
Всем ясно: в споре с той горой
Любой лазутчик был пригоден.
А лучше всех служил порой
Извертливый масонский орден.
О, неспроста сюда, в дворцы,
В Палаты северной столицы,
В те дни толпой летят гонцы,
Спешат послы из-за границы.
Им ни к чему военный гром!

Пароль... Шаги... Глухие стуки…
И уж кому-то тешут гроб
Тех «вольных каменщиков» руки!..
Коль вождь дружину созовет,
Масоны сманят полководца;
Коль бард отчизну воспоет,
Масоны свалят песнетворца.
Все, все доступно их рукам!
Их черный суд сильней законов!
Всесветный их «Давидов храм»
Превыше государств и тронов!

Вот был негромкий разговор
В кружке барона Геккерена,
А он звучит - как приговор,
Как похоронная сирена!
И - глядь! - в Россию мчит без виз,
Но с чьим-то тайным приглашеньем
Француз, снискавший первый приз
В стрельбе по движимым мишеням!..

5
Неправда, будто Жорж Дантес
Был просто щеголь и повеса,
Что, зная светский «политес»,
Не знал другого интереса!
Загримированный актер
В изящной роли Дон-Жуана,
Он был похабник и бретер
С душою пошлого мужлана.
Танцуя иль спеша на бал,
Рядясь в цветастые тряпицы,
Он лишь искусно прикрывал
Свой лик наемного убийцы.
То франт, таящий нежный пыл,
То чей-то муж, то мужеложец,
Он просто раб наемный был,
Продавшийся масонским ложам.
Зато он принят при дворе!
На нем мундир кавалергардов.
И шефствует в его судьбе
Барон, посланник Нидерландов.
Чтоб путь наемнику открыть
Ко всем салонам и гостиным,
Барон изволил окрестить
Его своим приемным сыном.
Все поражались в те года
Таким густым щедротам рока.
Счастливая звезда? О, да!
Масонская «Звезда Востока»!
Он сам-то знал, что он деталь
Каких-то вдаль идущих планов,
Но поначалу эта даль
Еще терялась средь туманов.
Неважно, в чьих руках ключи.
Молчанье - вот закон масона!
Да, в нем нуждались палачи,
«Толпой стоящие у трона»!
И он уж пороху припас,
Завел ножи, кольчуги, шпаги.
Он ждал, когда настанет час,
Как ждут охотники на тяге!

6
Был многолюдный, шумный бал
В дворце австрийского вельможи.
Дантес, позируя, стоял
В кругу чинов масонской ложи.
Вдруг по толпе пронесся гул,
Вспорхнули дaмы и гусары:

На миг все взоры притянул
Магнит одной входящей пары.
Сам Геккерен впился в лорнет,
Следя за яркою четою:
То был прославленный поэт
С своей красавицей женою.
Казалось: здесь в лучах, в огне,
Предстало вдруг в одно мгновенье
Все лучшее, что есть в стране:
И красота, и вдохновенье!
Как этот синий взор его
Избытком жизни изливался!
Как он, не пряча торжество,
В ее улыбке отражался!
Казалось: то влюбленный бог
Спустился с неба к милой даме,
И если б захотел, то смог
Всю землю закидать дарами!
Затиснутый меж белых стен,
Худой, плешивый, узколобый,
Из-за колонны Геккерен
Смотрел на гения со злобой.
Смотрел, как кольчатый удав
Сквозь ветви смотрит на поляну
Иль как завистливый Фарлаф,
Кривясь, смотрел в глаза Руслану.
Вдруг он отвел Дантеса в тень,
Шепнул, как вор, что жертву судит:
-Мон шер ами, вот вам – мишень
Надеюсь, промаха не будет!..

Никто подумать не посмел,
Что значат взгляды те косые.
А вскоре выстрел прогремел,
Потрясший горем грудь России.

Inro
22.01.2009, 20:08
Русская рубашка

Ты не сделай, милая, промашку:
Галстуков мне модных не дари,
Подари мне лучше русскую рубашку
Цвета ясной утренней зари!

Верно, я не сделаюсь красивей,
Но, гордясь рубашкою своей,
Стану я как принято в России,
Проще, бесшабашней и смелей.

Жить так жить! Без робости и страху!
Обходных дорожек не искать!
В трудный час последнюю рубаху
Верному товарищу отдать!

А коль ворог, распроклятый ворог,
Оплетет коварной ворожбой,
Я рвану на той рубахе ворот
И — как воин! — в рукопашный бой!

Говорю вам, а на сердце тяжко
Милая серчает: брось чудить!
Подари, мол, русскую рубашку! —
А такой рубашки не купить.

Где-то втихаря определили,
Дескать, тем рубашкам вышел срок.
Всех нас поголовно обрядили
В среднеевропейский пиджачок.

Но ведь есть черкески с газырями,
Можно же в гуцулке щегольнуть!..
Отчего же вам перед друзьями
Русским узорочьем не блеснуть?

Мудрая Советская Отчизна!
Ты не верь, что недруги шипят:
Сроду никакого «шовинизма»
Русские рубашки не таят!

Ты не сделай, милая промашку:
Галстуков мне модных не дари,
Лучше сшей мне русскую рубашку
Цвета ясной утренней зари!

1968

Inro
23.01.2009, 00:13
Я вспоминаю ту напасть,
Что называлась "смутным временем",
Когда врагов чужая власть
На нас ложилась трудным бременем.

Себя царицей возомнив,
Уже ждала Марина Мнишек,
Что гимна русского мотив
Шляхетский дудочник напишет.

В столицу недруги вошли,
На всем исконном - знак запрета.
И, как фальшивая монета,
Фабриковались лжецари.

У нас, у русских, все не вдруг.
У нас в дорогу сборы долги.
Жил мирно Минин-Сухорук
В далеком городе на Волге.

Он видел: на Москве разброд,
Князья не слышат укоризны.
Где ж тот надежный патриот,
Что постоит за честь Отчизны?

Доколь боярскому уму
Без всякой пользы доверяться?
Приходит время самому
За дело воинское браться!

Сын Волги матушки-реки,
Он звал народ набатным звоном,
И подымались мужики
Ломать древки чужим знаменам!

Всегда, коль много бед вокруг,
Коль очень солоно придется,
Я верю: Минин-Сухорук
В каком-то городе найдется.

Inro
23.01.2009, 00:26
Гуляет по литературному миру его эпиграмма на Евтушенко:
Залив вином глаза косые,
Он рек, тщеславием томим:
Моя фамилия - “Россия”,
А Евтушенко - псевдоним.
Тут явно виден лишний градус -
Давай всерьез поговорим.
Твоя фамилия, брат,- Гангнус,
А Евтушенко - псевдоним.
:-D

Krasin
19.03.2009, 00:11
Хочу предложить Вам замечательное произведение Игоря Кобзева "Падение Перуна"...В интернете нет ни одной фотографии и крайне скудная информация об этом прекрасном русском поэте. http://ikobzev.ru/
Я далеко не во всём согласен с ним , но поэтический талант Кобзева очевиден: особенно ему удавались произведения на тему, связанную с наследием и традициями предков, славянской мифологией. Пожалуй, нет более видного русского поэта, в чьём творчестве присутствует славянский нативизм ( и по содержанию, и по форме), чем Кобзев.

Inro
19.03.2009, 00:16
http://ikobzev.ru/

Да...
Недавно сайт появился этот...

Krasin
19.03.2009, 00:22
Слава веков

Я думал о зле великом
О горестях давних дней
За что окрестили «игом»
Три века земли моей?
Неужто закрыло дымом
И Волгу, и Днепр, и Дон?
Неужто в краю родимом
Царили лишь боль да стон?
Да нешто – как птицы в клетке –
Томиться средь вражьей тьмы.
Смогли бы прямые предки
Таких удальцов, как мы?!
Мир помнит грозу тех ратей
И славу былых побед,
В которых гремел Евпатий,
Ослябя и Пересвет.
Да каждый курган над полем,
Да каждый валун седой –
Как памятник тем героям,
Что смело кидались в бой.
Чуть землю копнешь ногою –
То щит, то, глядишь, копье…
Здесь не было дня без боя!
Где «иго», Батый, твое?!
В том долгом кровавом споре,
Где гром, да вороний гам,
Ни Новгород, ни Поморье
Не отдали мы врагам!
И слава ласкала солнцем
Кольчуги и стремена,
И Невский громил тевтонцев
В те самые времена!
Три века над ширью русской,
В огнях и во тьме ночей
Набатом гремела рубка,
Звон сабель и стук мечей.
Досыта хлебнули лиха!
Пощады тут не проси!
А все ж никакого «ига»
Не ведали на Руси!

Не с тем чтобы силой хвастать,
А с тем, чтоб уйти от вранья.
Твержу я: вовеки рабства
Не знала земля моя!
И, стало быть, не годится
Порочить нам старину,
И есть у нас, чем гордиться,
За что прославлять страну!

1980



"Славянская мифология"
(шутка)

Ярится вешняя гроза,
Гремит нал облаками.
Стегает красные леса
Лиловыми кнутами.

Сыскав приют в густом бору,
Уверены славяне:
- Чай, славно парится Перун
В своей небесной бане!

Славяне веруют в добро.
Они не знают страху.
Что гром?! Порожнее ведро
Перун швырнул с размаху.

А коли буря валит лес
И ливень месит глину,
Так это просто бог Велес
Перуну мылит спину!..



Славянский меч

Как повествует Летописец Нестор,
Зело был дивен стольный Киев-град.
На ту красу, на то святое место
Позарился Хазарский каганат.

Смышлен народ у нас в краю родимом.
- Платите дань! - Хазары молвят речь.
Дала им Русь чуть подчерненный дымом,
Каленый в битвах двухлезвийный меч.

Хазарский вождь взял русский меч булатный,
Принес на суд советникам своим.
И, словно над загадкой неразгадной,
Старейшины задумались над ним.
И так рекли: - У нашей сабли грозной
Клинок точен с одной лишь стороны,
А меч славянский - обоюдоострый!..
Нам страшен гнев суровой сей страны!
Языческой Руси стальная сила
Сметала тех, кто шел на нас, грозя.

Как пишет Нестор - так оно и было.
И тут ни слова вычеркнуть нельзя.
Нативизм в поэзии Кобзева





Сказ о богатырской обиде

Был у стольного Киева
Славный страж богатырь.
Силу мощной руки его
Знала буйная ширь!

Злые ханы не видели,
Чем унять молодца
Слали письма, чтоб выдали
Им того удальца.

Верно сведали вороги,
Как недружен наш люд,
Как порой нам не дороги
Те, кто нас берегут.

Крикуны середь города
Глотки начали драть!
Мы, мол, люди не гордые!
Можем парня отдать!

Мы, мол, силой богатые!
Отдадим одного!
Мы, мол, сами – богатыри!
Проживем без него!

Тут заступник Отечества
Приуныл, говоря:
«Хватит мне молодечество
Впредь растрачивать зря!..»

Помолясь богородице
У ворот городских,
Ехал он из околицы,
Мимо стен крепостных.

А навстречу из сутежи,
Вскинув луки туги,
Непроглядными тучами
Надвигались враги…

Krasin
19.03.2009, 00:27
Гусляры

По веснам, да по зимушке,
Да сквозь густы боры
Гуляли по Россиюшке
Бродяги-гусляры.
Не трубадуры модные,
В одежде золотой -
Они певцы народные,
Напев у них простой.

Не много знали радости
Крестьянские дворы,
И слаще всякой сладости
Им были гусляры.
О горюшке, о долюшке
Былинник напоет -
И сердце к вольной волюшке
Покличет, позовет!

Великой злобой дыбились
Вельможи да цари,
Чтоб на Руси повывелись
Скитальцы-гусляры,
Но пели струны стойкие,
И был их лад суров, -
И шли бунты жестокие
От песен гусляров!

Точены да узорчаты
Те гусельки на вид,
А их напев яровчатый,
Как реченька, звенит.
То грозные, то грустные,
Те гусли не умрут,
Покуда люди русские
На Родине живут.

1970

Krasin
19.03.2009, 00:30
Витязи

Леса от боли не кричат,
Хоть и у них душа живая;
Они, как витязи, стоят,
Удары молча принимая.
Но там, где скошен ряд дубов,
Где наземь свалены березы,
Сверкает розовая кровь
И блещут росы, будто слезы...

Вглядись: ряды осокорей
Да сосны стройные, как свечи,
Похожи на богатырей,
Поднявшихся на поле сечи.
Порасспросить бы старый лес,
Достигший звезд мачтовник рослый,
Чай, много б всяческих чудес
Поведали дубы да сосны:
Про заревую даль земель,
С ее пирами да перунами,
Про то, как пел кудрявый Лель,
Бренча яровчатыми струнами...

Любой бы был увидеть рад
Ту жизнь, что по Руси бурлила,
Когда былинный Китеж-град
Еще бедой не затопило.
Был славен наших предков быт,
Его обычьи и законы:
"Славяне, - летопись гласит, -
Мужи премудры и смышлены..."

Одежды у славян ярки:
На молодцах - цветны кафтаны,
Сафьяновые сапожки,
На красных девках - сарафаны.
А как танцуют, как поют! -
Как будто от утра до ночи
Серебряною нитью шьют
Затейливое узорочье.
При встречах - ласковый поклон.
В речах - взаимное почтенье.
Обычай и закон племен:
"Иметь к сородичам стыденье".
Другой закон промеж людьми:
"Всяк мирный гость - посланец бога,
Скради, но гостя накорми;
Соседи не осудят строго!"

Но, коль доспехами бренча,
Недобрый гость войдет некстати,
На расстояние меча
Не подходи к славянской рати!
Уж сколько раз наш русский меч,
Прямой и обоюдоострый,
Тягался в лаве жарких сеч
С хазарской саблей длиннохвостой,
Ни половецкий хитрый хан,
Ни те батыевские орды
Не истребили род славян,
Прошли и скрылись, "яко обры".

Люблю мою родную Русь!
Люблю узорность русской речи!
С сыновней верностью горжусь
Упорством дедов в каждой сечи!
Горжусь, что в прошлую войну,
В годину горя и печали,
Мы нашу мирную страну
Достойно предков защищали!

А все же что-то злое есть
В небрежности к дарам народа;
Где нынче русский сказ прочесть?
Где вспомнить игры хоровода?
Не знаю: верно ль подберу ль
Богатствам древности сравненье:
Они - как неразменный рубль.
И неизменно их значенье.

С того-то инда рвется крик,
Что забываются поверья,
Что оскудняется язык,
Что вырубаются деревья.
Забыв певучую красу,
Пеньки, пиленые пенечки
Чернеют, как пивные бочки.
В спаленном, "пропитом" лесу.
Простор становится пустым...
Да не за лес один опаска:
Редеют, тают, точно дым,
За былью быль, за сказкой сказка...

Krasin
19.03.2009, 00:32
Плач княгини Евдокии по князе Дмитрии Донском

Едва преставился Димитрий-князь.
Его жена, княгиня Евдокия,
Над ним плакучей ивушкой склонясь,
Возговорила причеты такие:

«О, горе мне! Души моя во тьме.
Куда. ты, свет очей моих, сокрылся?
Пошто ни слова доброго ко мне
Не молвишь днесь? Пошто так осердился?

Пошто, моя вечерняя звезда,
Грядешь на запад, в сторону чужую?
Пошто, мой ясный месяц, навсегда
Укутываешь лик во тьму ночную?

Ужели ты, мой виноградный сад.
Цвести и зреть уж никогда не станешь?
Не утолишь вовек душевный глад
И сладким плодом сердце не одаришь?

Великий князь! Гроза чужих сторон!
Победами украсивший державу!
Пошто же ныне, смертью побежден,
Не смеешь с ней поратовать на славу?

Восстань, как прежде, в силе и в чести!
Пускай печаль родной Руси не сгложет!
Края своей Отчизны поблюсти
Никто, как, ты, воистину не сможет.

Еще от нас и юность не ушла,
Еще седая старость не настигла,
Пошто же смерть, безжалостна и зла,
Меж нами тьму кромешную воздвигла?

Пошто не в царском бархате усоп?
Пошто сей ризы жалостной не съемлешь?
Пошто свой тесный, неприютный гроб
За красный терем княжеский приемлешь?

Легко ли сердцу слышать скорбну речь?
За все утехи – видеть слезны реки?
Мне краше было б первой в землю лечь,
Дабы сей кары не познать вовеки.

Ужели никакие словеса
К тебе, мой князь, не дотекут отныне?
Ужели ни мольба и ни слеза
Тебя не смилостивят, господине?

Земные звери к норам держат путь,
Летят ко гнездам птиц небесных стаи. –
Ужели, княже, хоть когда-нибудь
К родному дому не придешь из дали?

Всем вдовьим бедам я теперь родня.
Мои подружки глаз своих не прячьте.
Утешьте, вдовы старые, меня,
А молодые в лад со мной поплачьте…»

Krasin
19.03.2009, 00:33
Потомки Солнца

Отец наш – Солнце. От него
Когда-то отделился облак,
Который в жизни для всего
Нашел земной привычный облик.

От Солнца – камни и трава,
И вещий гром в небесной сфере,
И молодые дерева,
И люди, и моря, и звери.

Мы все – от Солнца. Где-то в нас,
В любом живущем человеке,
Горячий солнечный запас
Запрограммирован навеки.

Не оттого ль блестят глаза
И щеки светятся румянцем?
Во всех нас буйствует гроза
Пылающих протуберанцев.

Мы все способны уставать.
Душе порою не поется.
Но не годится забывать!
Мы все – от Солнца. Все – от Солнца!

Я с малых лет всем людям рад.
Но к тем из них я льну приветней,
В ком ярый солнечный заряд
Всегда надежней и приметней

Krasin
19.03.2009, 00:36
Богатырка

В чистом поле пыль клубится,
Это мчит на вражий клик
Богатырка – поленица,
Витязь-баба. Не мужик.

Чуя бранную потеху,
Блещут удалью глаза.
По булатному доспеху
Развевается коса.

Мужики на зелье слабы:
Где-то пьяные лежат, –
На Руси, бывало, бабы
Все заставы сторожат!

Бабы знают: стоит лишек
Чужаку простору дать,
Скоро собственных детишек
Негде будет пеленать.

Бабы в сторону чужую
Похмеляться не бегут,
Бабы отчину родную
Пуще ока берегут.

А когда взъярятся бабы –
Тут тебе смертельный бой!

Илья Муромец, бывало,
Объезжал их стороной.