PDA

Просмотр полной версии : А было-ли "Иго"?



Otstoy
15.02.2008, 18:41
Вот что-то совсем не верится мне, что было возможным держать в повиновении и узде русский народ на огромной территории и на протяжении аж 300 лет...

Вот хочу предложить к ознакомлению и обсуждению одну из гипотез...
В ее основе борьба за власть на Руси...




СКАЗ О ЯРОСЛАВЕ ВСЕВОЛОДОВИЧЕ, АЛЕКСАНДРЕ ЯРОСЛАВОВИЧЕ
И МОНГОЛЬСКОМ НАШЕСТВИИ


Савченко И.В. aka EgorS
(Ни разу не историк.)




Обстановка.

«Это я удачно зашёл…»
Жорж Милославский.
К.ф. «Иван Васильевич меняет профессию»


А обстановка на Руси была, прямо скажем, благоприятная. Судите сами:
К началу 13 века потомки Игоря Старого и Святослава, за редким исключением, продолжали увлечённо бороться друг с другом за независимость каждого удельного княжества от центральной власти (центр которой уже болезненно сместился из Киева к Владимиру), а так же и за саму центральную власть. Те же, кому удавалось дорваться до великокняжеского стола, стремились к единовластию, желая сделать своих удельных родственников подручниками. Результат был прямо противоположен усилиям. Зачастую уже не князья меняли уделы, а уделы меняли князей. Титульные города княжеств, в свою очередь, уставшие от постоянных княжеских «рокировок», всё настойчивее проводят самостоятельную политику, подбирая себе конкретного «руководителя» для её осуществления. Благо этого товару в лавке было навалом. Великого князя тоже, оказывается, можно выбирать по своему вкусу. Владимира Мономаха на Великое княжение выбрали киевляне. Захотели – и выбрали. (Тогдашней Европе такой «разгул демократии» и не снился). Новгородцы меняют своих князей по нескольку раз в год (не так сидишь, не так свистишь).

Кроме того, в 12-м веке в Русских княжествах, особенно в юго-восточных и северо-восточных, относительно мирно уживались и православные, и мусульмане. Их мирному сосуществованию наступил конец в мае1180-го года, когда на Соборе константинопольскими церковными иерархами была озвучена анафема учению Магомета. Как это сказалось на многонациональной Руси – точно не известно (о былом единстве запрещали потом вспоминать иерархи и Православных и Правоверных), но сплочению нации это, видимо, не способствовало. Современной нашей историей вопрос настолько не изучен, что упоминанием и ограничусь. Но поскольку до интересующих нас событий – только 60 лет, упомянуть придётся.

Дальше – больше. На западных границах в начале 13 века возникают поселения немцев и датчан, которые наперегонки начинают кроить Прибалтику, которую волыняне, псковичи и новгородцы в те годы считали своим огородом, куда можно ходить за «капустой». Пообносившиеся в Палестине Тевтоны, укрепившиеся в прибалтийских замках, начали поглядывать на «схизматиков»- конкурентов искоса. Часть балтов их поддерживает. Лучше хоть и тяжкий, но постоянный «ordnung», чем непредсказуемые набеги новгородцев и псковитян за данью. Построенный Ярославом Юрьев уже отобрали.

Кое-как заживают раны от Калки и Липицы. Множество профессиональных воинов погибли из-за бездарности и склочности князей. Лидеров, за которыми воины готовы и в огонь и в воду – на Руси в это время среди князей нет, практически, ни одного.

В степях между Днепром и Доном, тем временем, произошла катастрофа. Половцы, разгромив монголов у Итиля, устроили между собой после этого кровавую резню, в которой погибла основная сила половецкого войска. Битые ими монголы, наводившие тем временем порядок на Нижней Волге и в Булгаре, тут же вернулись, навели порядок и в Великой степи тоже.

И снова о количестве…

И вот, 1238-м году на Северо-Восточную Русь вторглось хорошо организованное, большое (вероятно ок.30 тыс. человек) войско, состоявшее по преимуществу из тяжеловооружённой латной конницы, разбитое на 3 -7 независимых боевых единиц, скорее всего - по родоплеменному принципу.

Сюда включены непосредственно сами монголы (4-5 тысяч всего-то), подчинившиеся им после 1228 года воины из ближних пределов Великой Степи – половцы, а так же, возможно, часть войска государств нижней и Средней Волги – наследников Великой Хазарии. С лучниками, приданной лёгкой кавалерией, осадной техникой. 30 тыщ – это максимум! Большее количество профессиональных воинов, да ещё и конных, не позволила бы собрать средневековая экономика.
Был ли с ними обоз? Возы с камнями для стенобитных орудий?
Сухой паёк себе и корм лошадям (минимум, двум у каждого воина, как убеждают нас историки) на два месяца в торбах за спиной никак не уместится. Не пошли бы опытные военные зимой в неведомые края без запасов. Или надеялись поживиться по деревням? Так ищи-свищи эти деревни. Тут надо делиться на мелкие отряды, леса прочёсывать, а у нас – план! Даёшь Владимирскую Русь за 2 месяца!

Трёхполье на Севере Руси ещё не везде закрепилось: деревни были «бродячие». Даже местный боярин не знал порой, где в этом году искать крестьян, которых ему «ощипывать» положено.
Рязань, пишет летописец, окружили именно большим обозом. Был обоз. Стремительность рейда, с учётом этого факта, выглядит ещё более невероятной.

Противостояли монгольскому войску княжеские (профессиональные) дружины, состоявшие из: тяжёлой кавалерии (в значительно меньших количествах, чем у противника), абсолютно аналогично подготовленной и вооружённой; тяжеловооружённой пехоты; лучников, преимущественно пеших; а так же полупрофессиональных пеших военных городского ополчения, тоже тяжеловооружённых. О лапотном всенародном ополчении позвольте даже и не упоминать, это скорее к художникам-народникам и писателям патриотических романов. В действительности посмотрите, например, как оценивают мощь крестьянского ополчения заинтересованные лица: Ярослав Мудрый в 1016 г., расплачиваясь с новгородцами за военные услуги, давал новгородским городским ополченцам (тоже, «как бы» непрофессионалам, если глубоко не копать) по 10 гривен, а крестьянам, состоявшим в его войске – по одной. Никто не обиделся. Значит, десять крестьян в бою были столь же полезны, как один новгородец.

Определённая территория – княжество, улус, герцогство, эмират, без большого ущерба для средневековой экономики может выставить лишь очень ограниченное количество именно эффективных воинов. Легенда о средневековом «народном» ополчении – всего лишь легенда, порождённая кинематографом 20-го века в стиле «..маловата кольчужка-то!». Сценаристов запутал способ мобилизации армий ХIХ - ХХ-го веков, который они некритично переносят в век ХIII. Но, неприцельно стрелять из трёхлинейки в сторону неприятеля - это одно, а эффективно владеть холодным оружием, сражаться в тяжёлом доспехе, активно двигаясь, четыре часа подряд – абсолютно другое. Римские военные времён Республики считали, что легионер должен обучаться строевым приёмам не менее 100 дней, после чего мог перемещаться в составе когорты, худо-бедно сохраняя построение. На постижение остальной воинской премудрости уходили годы. И совсем уж невозможно было, если не начать занятия в раннем детстве, овладеть двумя военными специальностями: стать лучником и тяжеловооружённым всадником – рыцарем. В разные времена и в разных странах крестьяне периодически брались за оружие. Но, если соотношение было не сто к одному, никаких шансов против подготовленных воинов у них, практически, не было. Только когда огнестрельное оружие прочно вошло в обиход, воины Яна Жижки в Европе и буканиры в Центральной Америке показали, что соотношение сил стало понемногу меняться.

Однако, вернёмся к нашим монголам.

Вот, что странно: невосполнимых потерь воинской силы в этой войне - не понесла ни та ни другая сторона, за исключением, пожалуй, Рязани. т. к. военная мощь и русских и монгол в дальнейшем в полной мере использовалась в различных конфликтах, отражённых в летописных источниках.

Сражения, если верить летописям, и под Воронежем и под Коломной были весьма кровопролитные. А ведь и рязанцы и суздальцы вряд ли могли выставить воинов более, чем тыщ десять в совокупности. (Соотношение сил в Липицкой битве – вот оно, как раз, и соответствует общей экономической мощи Русских княжеств, принявших в ней участие. Там, обе заинтересованные стороны вывели в поле что-то около 20 000 чел.) Было бы монгол сто тысяч, как предполагалось в середине 20-го века, – никаких таких битв и не было бы. Затоптали бы походя.

Попробую выяснить силы обороняющихся.
На территории всей Руси*, во всех 50-ти (или около того) княжествах проживало в 13-м веке примерно 6 000 000 человек. Теперь, очень приблизительно, а нам сейчас точно и не нужно, посчитаем:
• пусть - половина из них – женщины. При всём уважении – не воевали.
• из 3 000 000 мужчин – в боеспособном возрасте (от 18 до 45-ти) – пусть каждый третий, но на деле – ещё меньше
• из 1 000 000 дееспособных мужчин без подрыва экономики, военным делом постоянно или достаточно часто может заниматься примерно каждый десятый (Рабовладельческий Рим времён Гая Мария, имея 8 000 000 граждан, опираясь на рабский труд, тем не менее, был способен выставить в поле только 200 000 бойцов.)
• получилось – на всю Русь (от Червенских городов до Заонежья и от мещёры до латгалов) – 100 000 воинов
• причём двум третям из них монгольский набег был «перпендикулярен» – воевали ведь постоянно,- «кто там на кого напал, если не на нас, то сами и разберутся, нам Новый Год скоро встречать!»

Нервы были крепкие, а Новый Год встречали в марте.

Слабый третьестепенный князь имел 50 – 200 человек в постоянном войске, хозяин сильного княжества – 500 -2500 ратников-профи, «воев неколико». Остальное войско давали города. Если, конечно, хотели. Кроме редких общих походов, силы были чудовищно рассредоточены. Да и на общий сбор не являлась половина «приглашённых».

*Примечание: Русью в те времена называлась, разумеется, гораздо более скромная территория, но за неимением другого термина, использую этот.



Не числом, а умением?

Возвращаюсь к монголам. Потери они должны были нести в 1238-м и при штурмах городов, и в поле. Но таким ли отчаянным было сопротивление, как потом изобразили, оправдываясь, русские летописцы? Рязань – вероятно, раз пришлось её отстраивать на новом месте.

Но и старое местоположение Рязани после монгольского набега в летописях упоминается, а факт разрушения её до основания – вовсе ещё не доказан. Но это – отдельная тема. Не углубляюсь, считаем, классически, что – разрушена.
Скорее всего, ещё и отстраивали её новые люди. Город погиб вместе с населением. Возможно, все, кто мог и умел держать оружие, ушли к Воронежу. Стены самого города защищали не солдаты, павшие к тому времени в поле, а мирные граждане, потому долго и не удержались.

А остальные города? Числом более 20-ти? Если сопротивление защитников было хоть сколько-нибудь серьёзным, то при каждом штурме должна была погибать хотя бы тысяча степняков? Ведь соотношение потерь при штурмах - от трёх до пяти к одному. У атакующих. Тогда Козельск брали бы уже без нукеров, впятером: Бату, Бури, Мэнгу и Кадан с Бурундаем. Если стены города, выдержав 2-3 дня штурма, без сколько-нибудь серьёзных потерь со стороны штурмующих, рассыпаются, зачем целые поколения возводили столь «бесполезную» архитектуру? Или монголам помогали супермощные китайские стенобитные орудия?

Разберёмся и в этом. Широко распространенных типов боевых машин, что в Китае, что в Европе, было немного. О других было известно, но строили их долго, убедившись, что осада затягивается. Итак, из «бытовых», так сказать:
1. Таран (винея, мускул). Обитое железом бревно с рукоятками, которым с воодушевлением били в ворота, прикрытое сверху деревянным скатом и мокрыми шкурами местных, не успевших вовремя удрать, коров (строили «на месте», засыпали ров, подкатывали и долбили, пока ворота не разваливались).
2. Различные типы станковых луков, баллист, для метания копий и камней. (Тут самые сложные детали – спусковой механизм, желательно, из особого сплава бронзы и упругий элемент, его из окрестных ёлок не вырубишь, нужен хороший инженер-материаловед вкупе с кузнецом и кузницей).
3. Упрощённые варианты требушетов, работающие не на противовесах, а на энтузиазме дёргающих за верёвки военных (шуань-фенг или перрье, в зависимости от географии) Известны, скорее всего, всем народам, которые использовали в хозяйстве колодезные «журавли» или поднимали грузы подъёмниками с противовесом.

Пожалуй, и всё. Ничего выдающегося. Чем именно из этого арсенала можно было пробить стены Суздаля, или развалить Десятинную Церковь в Киеве – выбирайте сами.*
Противовесный требушет – монголам строить запретили историки. Долго, неперевозимо и дикие они, не сумеют…
И чем из этого арсенала убивали Евпатия, тоже не пойму. Это писателю Яну легко. То у него стрелы попадают в вырез кольчуги (декольте, надо полагать), то татары на людей в поле с камнемётами охотятся.
Эпизод с Коловратом, кажется, попал в 1238-й год - позже. Нелогично – чрезвычайно. Отчего, когда мобилизуются все силы, просят о помощи ближних и дальних соседей, несколько тысяч рязанских воинов – треть войска – вдруг решают во главе с боярином какую-то второстепенную задачу?
Монголы напали ведь не сразу. Была пересылка послами, надежда, что суровая зима остановит врага, мобилизация сил и т.д. Зачем бы рязанцы стали дробить силы в ожидании нападения? Если бы легковерные историки обратились за консультацией по этому пункту к любому майору, то не использовали бы этот эпизод во всех упоминаниях о войне с монголами.

Возвращаюсь к осадной артиллерии.
Что именно из этого добра (п.п. 1, 2, 3 ) тащили 6 000 км. через всю Сибирь, форсируя реки и взбираясь на горы, тангутские спецы? И кто им доктор после этого? Ведь некоторые историки именно так и понимают назначение тангутского корпуса. А может всё же не из Чайны, а с берегов Волги? И городов там было предостаточно, и умельцев. Да и местность ту иногда Китаем называли… Вобщем придётся признать, что вопрос осадной артиллерии 1238 года всё ещё ждёт своего исследователя.

Продолжаю о количестве войск.

Ещё раз: если весь народ, руководимый церковью и князьями, изнемогая и истекая кровью, неся колоссальные потери, оказывал сопротивление супостату, пусть даже разрозненно, в режиме «каждый за себя», то супостат, и при минимальных потерях, должен был бы просто растаять как снег весной, не дойдя до Торжка. И зачем долгие годы укреплять город, если его за пару дней неприятель может легко и без потерь раскатать по брёвнышку? Или деревянные стены – лишь декорация?
Отнюдь нет! Почитайте историю колониальных войн в США. Английские и французские крепости и форты (18-го уже века!) в Северной Америке все были сплошь деревянными. Штурмующим от этого было нисколько не легче. Месяцами, применяя пороховую артиллерию, взять не могли.

Делаю простой вывод. Всё не так, как нам рассказывали. Сопротивление, в основном, было неорганизованным и вялым.

Сравним судьбу нескольких городов. Штурм Рязани (официальная версия) описан подробно и остался в памяти народной. Город в итоге не стали даже восстанавливать. Известно, что войско рязанское уничтожено было ещё до штурма города. Значит, его отчаянно пытались оборонять жители. Не смогли, конечно. У монгол, правда, наблюдаются весьма серьёзные потери. Зафиксировано.
Две недели держался против них Торжок с посадником Иванком. Была то вялая осада или яростный штурм, неизвестно, но две недели – держался.

Коломна, Москва, Ростов и т. д. – словно и не крепости вовсе. День, два, пять… Монголы берут их походя, почти не останавливаясь. Тверь – вышли тверичи из ворот, перекинулись с дикими налётчиками парой слов, угостили брагой медвяной – и поскакали себе супостаты дальше, города не тронув. От богатейшего Новгорода – поворачивают, не делая даже попыток подойти, а ведь осталось всего два дневных перехода – и вот она, столица Великого Северного пути. Отказались варвары от колоссальной добычи, за которой и пришли?

Не дойдя до Смоленска, по обмолвкам некоторых летописей, ведут с кем-то переговоры, о чём – неизвестно, но на Смоленск в итоге не идут тоже. Нам говорят – устали вороги, умаялись. Неправда! Дальше – на обратном уже пути - маленький, бедный Козельск. Его штурмуют долго – два месяца, не считаясь с потерями. Столько, сколько длилась ВСЯ компания против Владимирской Руси. Наверное, возвращались уставшие монголы к себе в Степь и, вдруг, внезапно, получили новый пассионарный толчок пониже спины. Нам говорят – правило такое у них – если город сопротивляется – взять во что бы то ни стало. Неправда и это, причём легко доказуемая .Вот и пример: Холм.

Это было уже чуть позже. Неутомимый Бурундай «вправляет мозги» Даниилу Галицкому. Сам Даниил, как водится у ратоборцев - ессно - в бегах. Поскольку на Сить ему бежать далековато, да и эта коронная «отмазка» «забита» уже Владимирскими князьями, он бегает по Эвропам.
Следует приказ Бурундая жителям – хотите мира - «размечите стены городов». Во Владимире-Волынском – выполнено, во Львове тоже. Стены срыли или сожгли, а жители, выполнившие приказ, не пострадали. Держит слово Бурундай. Об этом известно всем. Подходят теперь монголы к свежепостроенному Холму.

Василько Волынский, брат и И.О. убёгшего ратоборца Данилы, уговаривает холмцев не грешить, пустить войско и срыть стены. ( Потом летописцы юлят, не всерьёз, дескать, уговаривал, то ли пальцы крестиком держал, то ли камушки какие-то бросал, вобщем – очередная легенда об очередном Штирлице, обманывающем глупых ворогов).

Жители в ответ показали со стен вполне конкретный кукиш и стали заряжать камнемёты. Но, позвольте! Не остыли ещё пепелища 1238 года, на слуху ещё страшная судьба Рязани, Козельска, Коломны, Москвы, Киева. Они что, эти холмчане, не знают, чем кончается неповиновение ужасным татарам? Всё население маленького Холма готово было погибнуть, но стены, за постройку которых платили не они, а Даниил, не срывать? Им это зачем? Странно.

Но тут происходит и совершенно уже странная вещь – монголы, не обращая больше внимания на Холм, уходят. Вместе с войском Василька отправляются на войну с поляками, в Судомир.

У Судомира тоже – стены, свои катапульты – тем не менее, после трёхдневного обстрела камнемётами город пал. Потом, говорят, ещё и Краков. Значит, силы взять Холм – были? Город сопротивлялся? Отчего не спалили? Стало быть, не такие уж они дикие, монголы. Если нет необходимости, по чистой злобе на первые попавшиеся стены не лезут.

Так тогда и Козельск не случаен. Не богатствами городов руководствовались, а явно чем-то другим. Но уж точно не тем, был ли князь, сидевший в городе, на Калке или нет. На Смоленск-то не пошли, а князь на Калке был, так что и Лев Николаевич (не Толстой, а Гумилёв), не подумамши про Козельск-то предположил.
Вобщем – необъясним он с точки зрения официальной версии, этот неудобный Козельск. Стали даже отсебятину лепить – царевича там ордынского, дескать, ранили… ну, Дюма на Дюме, вобщем…

* «Требушет» или «онагр», (в Китае, кстати, в то время и вообще, по моему, неизвестные), которые только и могли всё это сотворить, таскать с собой по полям можно было только, прицепив к трактору «Кировец». Уж больно велики. А построить их при наличии большой злости и хороших специалистов, а так же хорошо оснащённых мастерских, расположенных неподалёку, можно было, если осада затягивалась надолго. Опять не наш случай.



Свой среди чужих?

"Если кто-то кое-где у нас порой"
из песни о незримом бое.

Возвращаюсь к странностям 1238-го года.
Кострома, Тверь, Углич, Ярославль – оплатили проходящим мимо «полчищам поганым» дорожные расходы, задали корму их лошадям и, преспокойно зажили себе дальше. Какой-то очень уж избирательный набег получился. Штурмуют и грабят города - выборочно. Целеустремлённо охотятся за Юрием и всей Черниговской династией. Ориентировка на местности – блестящая. План кампании – успели точно, пока реки не вскрылись. Портрет Бату впору вешать между Ю.Цезарем и А.Суворовым. Побеждают все войска, встретившиеся на пути, убивают Великого князя, затем, вроде, разворачиваются. А пройдя полпути «к дому» – 70 дней штурмуют маленький городок.

Наконец, уходят совсем. Выполнив какую программу? Ни даней, ни договоров, ни контрибуций с побеждённых. А что им тогда нужно было? Поневоле начинаешь оглядываться в поисках талантливого организатора. Самое правдоподобное объяснение, которого изо всех сил боятся летописцы - подсуетился кто-то из наших «ревнителей» и «собирателей».

Москвичей уверил, что битва под Коломной – выиграна! Они и расслабились. Суздальцам объяснил, что это не «гога с магогой» идут, а продолжаются разборки между «своими» князьями? И большого урона им не будет? А у них нашлись основания поверить? (И сроки взятия городов, это сроки сопротивления не горожан и всего народа, а малочисленных дружинников растерянного Юрия, оставленных им в крепостях?) Кто обеспечил неучастие новгородцев, черниговцев и киевлян? Церковь тоже не объявила про «угрозу истинной вере», не обеспокоилась.
Вот предполагаемый визит Папы римского, такого же христианина, (это уже XXI век) – это да, угроза! А какие-то там кочевники-тэнгриане, боны и буддисты, а то и «басурмане», сжигающие всё на своём пути - ерунда, не стоит беспокоиться. И ведь правда, не было проблем у православной церкви с монголами. Значит, и тут была откуда-то уверенность?

А историю похода на Сить - вообще объяснить невозможно! Каким образом, в глубине ЧУЖИХ непроходимых лесов, Бурундай нашёл Юрия, не петляя, не прочёсывая местность, обеспечив к тому же, внезапный удар? Чётко направленный, великолепно спланированный бросок в стиле Суворова, по сугробам, на 250 км. Любой армейский подполковник скажет вам, что шансов у такой затеи - никаких. Если только не присутствуют некие неизвестные нам обстоятельства, облегчившие задачу. Сколько лет немцы, с артиллерией, радио, да самолётами, - Ковпака по Карпатам ловили? Ну и как – поймали?
Да и кому нужно было добивать Юрия? Монголам – только если они хотели остаться, захватив Владимирское княжество. Не остались – не стояла, стало быть, такая задача. Набег за добычей? Обязательно пошли бы на Новгород и Смоленск! А вот деморализованного Юрия по лесам не гоняли бы! Искали главу сопротивления? Какого сопротивления? Все основные города уже взяты, или в кольце осады, все войска разбиты! А если хотели уйти, оставив «заместителя», то договорились бы и с самим битым Юрием. Им-то, какая разница? Или монголы врагов не щадили? Да множество пошедших «поперёк» монгольской воли князей, «покаявшись», получали свой ярлык, и ничего с ними не случалось.

Явно решалась какая-то политическая задача. А если задача – совместная, кое с кем из Рюриковичей? Вот родственникам – да, им Юрий мешает ощутимо.
Кому выгодно? Многим, тем же Черниговцам, Галичанам, но в первую очередь Ярославу Всеволодовичу и его детям. Если он не успеет посидеть на Владимирском столе, Андрея с Александром вообще вычеркнут из списков «номенклатуры». Как хотите, а подозреваемый у меня – роскошный!

Итак, гипотезы, что ханом Батыем на самом деле был Александр Невский, Миндовг, Витень, а так же фараон Рамзес III – рассматривать не желаю. Панаму надо носить, господа писатели, чтобы летом голову не напекало.

Есть у нас свой «красавец» - хоть куда.

Ярослав, ещё с 1212 г. отчаянно боролся за власть со своими братьями, явно хотел «устроиться» поудобнее. Заключая и расторгая союзы, интригуя, сжигая города, разоряя сёла наш герой как мог исправлял положение.

Фактов достаточно, чтобы понять, что в своём стремлении к власти особой разборчивости в средствах он не проявлял. Закончилось, как известно, Липицей.
Даже сам Юрий Всеволодович, который долгое время «баламутил» Русь на пару с Ярославом, от него отвернулся, после поражения, сказав: "Суди Бог брату моему Ярославу, он довел меня до этого". Простил ему Ярослав? Тем более, Юрий-то своего добился – стал Великим князем.
Жену у нашего героя тоже отобрали – тесть, Мстислав, забрал у него свою дочь, не желая, видно, ей мужа, который даже в среде не перегруженных моралью Рюриковичей выделялся в невыгодную сторону.
Вот маленький эпизод из биографии: после разгрома в Липицкой битве в 1216 г., прежде, чем поскакать сдаваться на милость победителей, Ярослав умертвил 150 (или 200) заложников-новгородцев, бессмысленно и жестоко «отомстив» им за своё поражение. А просто так.

Привлечь к своим планам монголов мог решить он уже после Калки, когда Ярославов «главный притеснитель», он же бывший тесть, Мстислав Мстиславич, рванул от них, не останавливаясь, аж до самого Галича, бросив «братьев» (или «подставив», это - как кому патриотичнее сказать) - князей русских и ханов половецких.

Мысль об использовании соседей - печенегов и половцев в качестве союзников в своих постоянных разборках между собой не была для русских князей ни свежей, ни оригинальной, а тут монголы - такая сила! Да ещё растревоженная твоим главным врагом! (Мстислав-то - инициатором похода на Калку был).
А что монголы? Для захвата русских княжеств «навсегда» - в городах, не приученных к сильной централизованной власти, им необходимо было бы оставлять многочисленные гарнизоны. Не хватило бы никакой орды. Ведь Волга и Степь только что завоёваны, уйдёшь, они тут же и вспомнят о былой независимости. А вот если «помочь» на Руси кому-нибудь из местных, да ещё «повязав» кровью, то можно было сесть на Волге весьма прочно. Да и потом остаётся шанс регулярно «доить» эту «корову».
В средние века, впрочем, как и много позже, если можно было на что-то наложить лапу, то её тут же и накладывали. Меняется только способ порабощения. Тогда богатства приносила земля, до недавних пор – сырьё. Сейчас начинаются войны за рынки сбыта.

Воюют, расширяя «сферу влияния» - чем больше людей вы заставите покупать ваши «Сникерсы», тем благополучнее будете вы сами. И никакие морально-этические и религиозные соображения никого и никогда не останавливали. Правда, сдвиги есть - современным «завоевателям» необходимо выглядеть в глазах побеждённых «белыми и пушистыми». Средневековым Наполеонам было проще. Но если захват не был осуществлён по «полной программе», значит, сил не было. И только. Других причин в политике – не существует.

Монголы закрепились в Дешт-и-Кипчаке, когда хан Аккубуль отдал им власть почти официально, за помощь против Котяна, тогда и появилась база для похода на Русь, можно стало использовать войсковые и технические ресурсы половцев и Камских Болгар. Географически – это рядом. Политически – давало возможность на равных разговаривать с нарождающимися соперниками – остальными монгольскими улусами.
Новые подданные, половцы и волжские болгары, после совместного победоносного похода, конечно, стали бы более лояльны, сплотились, поверили в новых властителей. Это – очень полезно. Но вот малейший неуспех кампании привёл бы Бату к полной катастрофе. Поход наудачу, когда ты ещё не обустроился в только что завоёванной стране выглядит авантюрой. Монголы, обычно, делали строго просчитанные ходы. Потому и побеждали.

Русские княжества находились в полнейшем тупике, тема централизованной власти носилась в воздухе, но никто не хотел отдавать её, призрачную, соседу. Вот кто-то и нашёл выход…

Ярослав (или кто-то другой, впоследствии выпавший за ненадобностью, или менее изворотливый), обеспечил план кампании, снабжение, осадную технику, нейтралитет Смоленска, Новгорода, Болховских князей, вялое сопротивление большинства городов, сам же в это время сдерживал Киев, Новгород и Чернигов.
Случайно ли, (чуть позже), что в то время, когда монголы штурмуют Переяславль (что ж, Ярослав никогда и не хотел вернуть его обратно, забрав у Ольговичей?), сам Ярослав, по некоторым источникам, тоже наносит удар по Черниговской династии, атакуя Каменец. Налицо согласованные совместные действия на пользу, кстати, тому же Ярославу.
Рязань, конечно, попала под удар потому, что, богатая и независимая, мешала абсолютно всем. Война – дело дорогое. Рязанским добром расплатились с войсками, заодно расправившись с сильным соседом. В Рязанском княжестве монголы не остались, к Владимирскому оно тоже не присоединилось, хотя оба варианта в то время были реальны. Ведь всё боеспособное население княжества было уничтожено. Или – нет?

Но монголы такой задачи, очевидно, не ставили, а для Владимирцев это была уже такая же чужая земля, как Норвегия или Венгрия.
Ограбили и бросили.
Дальше расклад сил сложился такой: эффект от союза превзошёл все ожидания, разгром оказался колоссальным. Русь ужаснулась.

Причём не самим разгромом, такое на Руси в те времена было как раз в порядке вещей. Доходили до того, что свои же сёла разоряли походя. Вспомнить того же Мстислава Торопецкого (ну, который Галицкий, в смысле, Удалой).Этот «отважный рыцарь», чтобы подкормить изголодавшихся союзников-новгородцев, во время похода позволил им запросто «поживиться» на подвластных ему территориях. Своих подданных пограбить разрешил. И никто не возмутился.
Тут – другое страшнее оказалось. Князья-то, воюя, друг дружку берегли. Все случаи, когда какой-нибудь русский князь бывал убит в междоусобной сваре, были наперечёт и чести победителю не делали. Гибли, конечно, но в бою, случайно. Целенаправленное убийство князя – в «благородном» семействе – конфуз ужасный. Побеждённых князей обычно - несколько «ущемляли в имуществе», ослабляли политически, и только! А тут такое истребление!

Ярослав, вероятно, начал намеренно занижать свою роль в монгольском походе. Он, конечно, рассчитывал впоследствии избавиться от «новых друзей», оперевшись на поддержку «своих», и такая реклама была ни к чему. Но не смог привлечь никого из князей на свою сторону (они-то, современники, поняли, «чьи уши торчат из-за этого забора»), а у самого сил на расторжение «союза», естественно, не было. Монголы-то оказались потвёрже кипчаков.

Соответственно, так и правил, опираясь на угрозу очередного монгольского нашествия, поддерживая союз взятками. О дани тогда и речи не было. Бату, в обмен, очевидно, требовал моральной поддержки против своих соперников в Орде. Ярослав съездил и в Каракорум, подтвердил там свой союз с Бату. Те князья, которые попытались играть в ту же игру, побывав Орде, с удивлением убедились, что у Ярослава там всё схвачено. В итоге, в 1243 –м году все поздравили его Великим Князем. Никаких даней и выходов – не зафиксировано!!!

Остальные «родственники» стали теперь гораздо более зависимы от великокняжеского престола, чем ранее. По лествичным правам княжения нанесён мощнейший удар. К власти теперь допущена только одна веточка из разросшегося дерева Рюриковичей. Всё, остальным – ослабшим и недорезанным – с этого момента – не судьба. Грандиозный результат, не так ли? Нам говорят, что это получилось случайно, между делом…

Многим это не понравилось, конечно. Начали поглядывать в сторону Европы и сколачивать Великое Княжество Литовское. Нашлась наконец-то управа и на города. Ни один из них не был теперь настолько силён, чтобы всерьёз спорить с Великим князем. Понемногу стали замолкать вечевые колокола.

Если явный союз не был заключён ещё до нашествия 1238 года, то он был заключён Ярославом до 1243 года в обмен на полную поддержку всех Батыевых «ходов» в ущерб интересам Руси. Иначе поддержку Батыем именно Ярославовой династии объяснить невозможно. За прошедшие века, во всяком случае, ничего разумного не было озвучено.
Действий ордынцев, направленных на пользу Ярославу и его потомкам, за последующие годы столько, что кроме как прочным РАВНОПРАВНЫМ союзом объяснить всё это нечем.*

Царь Узбек, к примеру, обязав ВСЕХ СВОИХ ПОДДАННЫХ принять мусульманство под угрозой немедленной смерти, в то же время никогда не обращался с этой мыслью в сторону Руси. Потому, что не подданные, а хоть и зависимые, но союзники. Даже когда свои непослушные подданные из числа ордынских христиан бросились в немалом количестве спасаться на Русь, никаких преследований и требований о выдаче не зафиксировано.
Возвращаюсь в середину XIII века.

На трон залезли. Отлично. Тут ещё, к счастью для нас, выяснилось, что сын Александр талантами пошёл не в отца. Умён и скор. Разбил вот только что шведов на Неве, которых обманули слухи об ослаблении обороноспособности русских.

Вначале-то Европа не оценила смысл происшедшего. Сопротивления, очевидно, вообще и не ждали от «разгромленной» страны. Орденские немцы - тоже «купились» монгольским нашествием, решили, что силы русских дружин полегли в битвах с татарами. Иначе как объяснить, что в Пскове оставлен заслон, который способен выполнять только полицейские функции? Два риттера всего-то, с отрядом. Ну и псковичи-«полицаи» перекинувшиеся, конечно.

И орден, заглотивши Псков, к ответным действиям оказался совершенно не готов. Почему, вдруг? Неужели думали, «оттяпав» кусок земли, размером со средней величины европейское королевство, что никто не заметит?

А когда Александр (или с Андреем, впоследствии отовсюду «вычеркнутым»?) с латной силой, которая никуда не исчезала, прошёлся по орденским землям, немцами в спешке и растерянности к Чудскому озеру было отправлено войско из всех «братьев» кого смогли собрать, сопровождаемых ратью из «местных» прибалтов. Тут-то Александр второй раз и проявил свои способности. Новгород остался им доволен.

Бату тоже остался доволен результатами своего похода. При относительно небольших потерях, под его юрисдикцию попала богатейшая страна с династией на троне, целиком зависимой от него.
При поддержке Ярослава и Ярославичей (и на их деньги) на Волге создаётся Золотая Орда, которая приобретает немалый вес среди других монгольских держав. Андрей с Александром ездят туда, решая оргвопросы, (а наследники Александра, скорее всего, позвякивая новгородским серебром, имели при избрании очередных ханов решающий голос, и не одна голова Чингизида, видно, слетела из-за нежелания проводить московскую или тверскую политику). Русские служат в ордынских войсках, ордынцы – в русских. Кипчаками правят, угрожая русскими, русским грозят кипчаками. Монеты долгое время – двуязычны. В Европу, добивать отколовшихся половецких ханов, ходили, скорее всего, все вместе. Латная монгольская конница смогла опереться на закованные в железо пешие низовые полки, умевшие останавливать таранные удары европейских рыцарей. Становится понятным, почему при последующих княжеских разборках потомки Ярослава прямо в «Орде», никого особо не стесняясь, творили суд и расправлялись с конкурентами, привлекая монгол, разве что в качестве третейских судей.
Униженные рабы – так себя не ведут. Нарождается обнаруженный Львом Николаевичем симбиоз.

Европа, глядя на этих «симбионтов», стала добросовестно рисовать на карте Великую Татарию. За татарские набеги европейцы мстят, кстати, регулярно, русским. Или тоже по ошибке?
Далее, Москва и Тверь решают, кому быть главным. (Это драчка внутри всё той же Ярославовой семьи). Между городами 150 км, так, что - кто в итоге победит, для истории и географии - решающего значения не имеет. Монголы подрастерялись: им-то кому теперь верность хранить? И те, и другие – потомки Ярослава. Начинается, между тем, раскол и в Орде. Кровь льётся рекой. Князья водят друг на друга татар уже регулярно, используя и их и русских как пушечное мясо. Расплачиваются, естественно, отдавая на поток и разорение города и сёла. На имидже «собирателей» и «ревнителей» это никак не сказывается, летописцы пишут, что велено, с митрополитами тоже всегда можно договориться, это или свои же ставленники, или и не к такому привыкшие греки. Ярлык-то митрополиту пишет Ордынский царь московскими чернилами. Всё как всегда делается «во благо».

Ну и дальше, в потомках, всё в строку укладывается, как по писанному. Тохтамыш с Дмитрием разгромили восстание Мамая, в котором замешан был и Вельяминов и, может, ещё пол-Москвы. Тоже – симбиоз.(А сколько ордынцев-то в Дмитриевом войске!). Тохтамыш следом - подавил некое восстание в Москве - против кого? А против Дмитрия.

Дмитрий тоже в это время на Сити чего-то искал. Видно, Юрий там, в своё время, колечко обронил. Те же тохтамышевы татары - полегли на Волге, как один, но заслонили Русь от Тимура. Тохтамыш у Тимура гостит неоднократно. Троном ему обязан. Мог и прпустить, по дружбе. Оно ему было надо? Вот если верность союзникам на Руси блюли, то – всё, конечно, объясняется.
А царь Ахмат приходил делить Золотоордынский престол с Иваном Ш – оба ведь, практически, равноправные наследники. Гургены. За несколько поколений кровного родства . Понятны боярские сомнения и советы «уступить» - не силе, а «праву»! Крымцы же, вырвавшись из-под власти «наследников» золотоордынских царей, недолго побыв в союзниках русских князей, и поняв, что тут всё то же, примкнули к Турции.
Иван IV уже как бы «по праву» наследника – не завоёвывал, а «возвращал» под власть общей короны Казанское ханство. Власть эта - на Волге, на Дону, на Урале, на Каме - «по праву» (а ведь вроде и по праву!) переходит к последнему Рюриковичу. Вместе с титулом. Вот где теперь царь, ё-моё. Титул - не вместо Великого князя, а в дополнение! Царь и Великий князь. Царь для Волги и Сибири, Великий князь – для Руси. Остатки ордынской администрации сосредотачиваются теперь на Москве – да ведь пофамильно все известны.

Интересен, с этой стороны, например, список полководцев Ивана IV (по «Казанскому летописцу»):
передовой полк: царевич Тактамыш, царевич Кудаит,
в правой руце: царь Шигалей …,
в левой руце: царевич Кайбула….,
сторожевой полк – царевич Дербыш-Алей.
Интересно, правда? Напоминаю – это Московская рать отправленная завоёвывать Казань! Замечательные русские имена!


Получается, что «подружившись» с монголами, Ярослав и Александр заложили основу для унаследования своими потомками всего Батыева царства. Что существенно облегчило последующую конкисту Сибири. Я что-нибудь упустил?
А потом, постепенно… краснея и заикаясь, начинаем объяснять всем, что Россия – родина слонов. Начинаем усиленно открещиваться от Азии и искать корни в Византии. Придумываем глубокие исторические связи и путь «из варяг в греки». (Когда на самом-то деле – «из варяг в арабы» - по той же Волге). Начинаем не замечать очевидного, умалчивать и путать историю. Шлём Александра Невского (не в бою взят, на заказ делали!), на котором совместно с крестом почему-то выбиты суры из Корана, прячем скорее в шкаф от «незрелых» умов.

*Примечание: Официальная версия гласит, что Ярослав, затем Александр и их потомки, а так же православные иерархи, нисколько не поступаясь «принципами» 150 лет умело поворачивали кровожадные наклонности своих поработителей на пользу «всему русскому народу». Тупые и дикие ордынцы, сами того не понимая, думая, что проводят свою политику, 150 лет выполняли задумки волевых и мудрых князей и митрополитов. Единственный признанный официальной историей виновник одного из татарских «набегов» - Юрий Московский. Все остальные князья, водившие татар, начиная с Александра Невского – «белые и пушистые». Титул же «царь» принят Великими князьями просто потому, что приглянулся. Звучал симпатично, да и славы добавляло. Вроде как захотели бы, могли принять и титул «Великий Инка». Поэтому, когда плывёт логика, появляются совершенно нелепые исторические версии… просто потому, что по фантастичности - они ничуть не хуже официальной…



Не перевелись ещё богатыри…

«Оно, конечно, Александр Македонский герой,
но зачем же стулья ломать?»

Н.В. Гоголь, «Ревизор»


Вернёмся однако, опять, в век 13-й.

Опять – идёт хорошо забытое официальной Историей… нечего смущать незрелые умы… герой – должен быть один!

По смерти батюшки Андрей с Александром продолжают дело отца – борьбу за верховную власть.
Во первых – великокняжеский престол вовсе и не их. (Факт, который тщательно замазан бытописателями «былинного героя» - Александра.).

У Ярослава есть ведь ещё брат, Святослав Юрьевский, который по лествичному праву автоматически и становится Великим князем. Но никак не устраивает это Александра и Андрея. Предпринимают наши князья поездку в Орду, добрались братья Ярославичи даже до самого Менгу. Пока они путешествовали, их младший братишка, тоже шустрый, выбил стульчик из под дяди. Михаил Хоробрит, князь московский. Неизвестно, по поручению братьев, или решил сам своей судьбой заняться, вкупе с москвичами. Не успел, только. Пал смертью храбрых в боях с литовцами.

И вот, ярлыки получены (какими такими заслугами?), Александр – Великий князь Киевский, Андрей – Великий князь Владимирский с фактической властью. «Слава о подвигах Александра Невского росла не по дням, а по часам. Даже жёны монгольских ханов стали пугать его именем своих детей. Когда в 1246 г. скончался великий князь владимирский Ярослав Всеволодович, братья Александр и Андрей отправились в Золотую Орду, где ярлык на великое княжение получил князь Андрей». – ну вот, слава росла у Александра, а ярлык – Андрею, младьшему брату. Обидно!(Кстати, обратите внимание – часто, в упоминаниях Александра – логика покидает летописцев и историков, это совсем не случайно).
Вот такие доводы. Почему не Святослав? А у Александра – слава! Почему не Александр тогда? Ну…так получилось… Написать, что был заключён реальный договор о сотрудничестве – нельзя. Ведь вслед за этим – Неврюево нашествие. Героя запачкаем! Поэтому – логика продолжает «плыть»…


Разумеется, про обиженного Святослава – ни слова. Получили Александр с Андреем от Бату и богатые дары и власть. Сработало, за что боролись! Правда, этот конфуз, про дары, историки всегда сопровождают комментарием, что, дескать, вот тут сочинитель сказания о Невском точно заврался. Не было, якобы, даров. А то уж явно союз наружу выпирает. А нам бы умолчать его надо как-то… опять помним – Неврюй, первый приход татар! Не приводил их Александр! Не было этого! Не он это придумал!

Попробуем ещё раз? Дело в том, что Великое Киевское княжение, лет уже сто – синекура полная. Истинные хозяева Руси даже «ставиться князем в Киеве» перестают приезжать. (И Александр, ессно, не поехал.)

Владение полуразрушенным городом, да чисто номинальный титул – Великий князь. Фактически же всем на Руси заправляет князь Владимирский, ничуть не менее Великий, стало быть, родной брат – Андрей. Что делать Невскому герою? Прозябать в глуши с потомками?

Андрей Ярославич, видимо, понимая, что его папа подставил и себя и соседей-половцев, заключив этот союз, пытается восстановить независимость, ищет союзников на Западе, на Волыни у тестя - короля Данилы, договаривается там, возможно, о совместных действиях против татар. А может эту «чернуху» на него и просто слепили. Зачем? Да за надом!

Вот оно, видим вскоре гениальный ход Невского:
Тверь, восстание «супротив монгол», - Андрей туда явно «вляпался» по самую бороду.
А Александр-то в это время, какая неожиданность! – опять в Орде! Чисто, наверное, случайно. Ну, заехал погостить, с компроматом на руках. Как-то что-то объясняет, сверкая нимбом, получает полки Алабуги и Котяна с Неврюем во главе, защитник наш и хранитель, ОКОНЧАТЕЛЬНО попадая при этом в зависимость. Вот он, первый привод татарского войска на Русь! Начало регулярной практики.

Андрей, проиграв битву с братом, бежит в Новгород, потом в Швецию. Серебро течёт рекой. Кровь – тоже рекой. Вот тут и появляется дань, перепись населения, баскаки. Расплата за власть и за войско.Что здесь от героизма и политической прозорливости – не знаю. Налицо очередная свара в пользу исключительно себя, любимого, и грамотно исполненная «подстава». Долг друзьям-ордынцам снова растёт. Именно это всячески вуалируется следующие 600 лет!

Так что баскаки и перепись населения – логическое продолжение деятельности именно Александра. Когда против баскаков возмутились князья и города - носы и уши резал Александр, в который раз заручившись поддержкой монголов. Самим ордынцам вовсе не до того было. У них началась серьёзная разборка с улусом Гулагу. Если бы речь шла об исключительно татарском налоге, они, во-первых: ввели бы его куда раньше, сразу после разгрома, как везде и всегда поступали любые захватчики, во-вторых: «загремел» бы в 1262-м и сам Александр, «проваливший» всё дело. Баскаков-то побили тогда! Да и аналогий нет. В Казани и Булгаре монголы баскаков не вводили. Хан казанский, платя за ярлык, сам выкручивался, как мог, а во всех странах, которые монголы действительно завоевали, их правление было прямым. Без заигрываний с местными династиями.

Долго Александр боролся с новгородцами, пытаясь ввести баскачество и там. Не смог. Новгородцы – люди грамотные, эта история подробно описана. Александр шантажировал их Ордой и голодом, они его – полным выходом из Руси и всеобщим суицидом. Успел в этом поучаствовать и его сын, Василий. Причём - против своего папы – на стороне новгородцев. Не подозревал, что ли, что Александр «героически сдерживает гнев царя» против Новгорода? Или знал, что спорит не с ордынцами, а лишь со своим отцом, а монголы примут ситуацию такой, которая устроит Невского?

В конце концов, Александр тоже сообразил, что надо как-то попытаться усилиться самому, потихоньку выбираться из капкана. А как?
«Подвиги» Ярослава, да и самого Александра, в результате которых вся Северная Русь оказалась в зависимости у Орды – высокая политика, народишку-то не досуг разбираться, но «братья князья» - то в курсе! На них нимбом сверкай, не сверкай,…ненавидят и завидуют, какая тут поддержка! Папа из Рима шлёт ему письмо за письмом, но этот вариант ему не простят иерархи православные, значит, самому надо как-то выкручиваться, перетягивать людей на свою сторону. И вот тогда начинает разворачиваться невиданная по тем временам пропагандистская компания. Александр всё ж гениален. О Ярославе ничего хорошего так и не придумали, удалось только выдать историю о том, как тяжко ему было, страдальцу, принимать в Орде Великокняжеский «терновый» венец! Он-то, видно, хотел капусту выращивать, а тут такая незадача – Великое княжение, ну, не хотел он, уговаривали долго! (А за что родне глотки рвал двадцать лет?)

А для Александра при жизни и под личным руководством было составлено обстоятельное житие, похожее на былину о богатырях. Всем и каждому начали разъяснять, какой он мудрый политик, как он «сдерживает» ярость татарскую, от которой без него Русь просто погибла бы. Две его битвы и поход на Литву приобрели постепенно «мировое» значение.
Вобщем, полное: «…Пельше Янович, ты «Малую Землю» читал?» Леонид Ильич Невский, пятижды Герой, борода – горой.

Гипнотическое действие этой кампании, как ни удивительно, продолжается до сих пор. Обстоятельства, например, при которых Александр оказался Великим князем Владимирским, всячески лакируются и сейчас. Набег Неврюя тщательно отделяется от деяний Александра. Подавления тверского бунта тоже как-бы не было. Всё познаётся в сравнении, так сравните его хотя бы с действиями почти современника Александра – князя Довмонта, женатого на его внучке. Вот, кто не щадил жизни в борьбе. Татар не водил, родню не подсиживал, вся жизнь из битвы в битву. Но в герои ему не попасть – происхождение хромает – литвин! Или того же Мономаха. Имел силы для грызни за Великокняжеский стол, да не стал, побрезговал. Ради мира не мстил за погибшего сына. В итоге – его сам народ киевский выбрал, когда от других «ревнителей» все уже устали. Поставил себе цель – борьбу с половцами, всю жизнь в седле и провёл. Больше ста походов! Дополнительной данью за чужеземную помощь никого не обкладывал… да вот тоже – не герой. Не любили его потомки–Рюриковичи. Видно, сами на его фоне уж очень суетливо и мелковато выглядели. Александр куда ближе, понятней.

Тот факт, что вообще существовали какие-то братья Ярослава, а так же и Андрей Ярославович, стараются не затрагивать лишний раз. Участвовал ли Андрей в Ледовом побоище? "В лето 6750 Великыи князь Ярославъ посла сына своего Андрея в Новъгородъ Великыи, в помочь Олександрови на Немци, и победиша я за Плесковом на озере, и полонъ многъ плениша, и възвратися Андреи къ отцю своему с честью." Неудобный факт. Забудем. Немцам – Андрей тогда тоже мерещился. Забудем тоже.

Даже в мелочах, пытаясь увеличить впечатление от деяний Александра, историки и литераторы наперебой открывают в нём всё новые таланты, не замечая в экстазе, что логика откровенно опять «плывёт». Имён авторов не называю, такими «перлами» вся литература об Александре насквозь пропитана: «…затем, вместе с подоспевшей суздальской дружиной князь овладел Псковом, жители которого открыли перед освободителями городские ворота, показав при этом высокое искусство штурма мощных каменных крепостей». Внимательно этот бред прочитайте! И так везде, где о нём упоминается. Мистика просто. Вот ещё у другого «Геродота»: «…стремительным ударом освободив Смоленск и Изборск, Александр отошёл к Чудскому озеру, чтобы преградить дорогу огромному войску немецких рыцарей, двигавшемуся к Новгороду». Ни в одном источнике такого просто нет! Там же, оказывается, что Ливонских рыцарей было в войске аж 12 000 человек. Европа, надо полагать, практически обезлюдела дворянами, а всё золото перековали на рыцарские шпоры.

Как новгородец Миша, Александров дружинник, ломал руками на Неве шведские ладьи, напоминать не буду тоже. Ну, ломал себе и ломал. Может, создадим тогда орден Садко? Для подводников? Или медаль имени Микулы Селяниновича?

Каковы же его основные свершения, которыми мы восхищаемся?



Свершение главное: В трудную для Руси эпоху не дал упасть истинной вере Православной под ударами язычников и католиков.

Со стороны язычников-монгол вере православной вообще, оказывается, ничего не угрожало. Даже наоборот, церковных иерархов обеспечили ярлыками, защитившими их и от произвола даже своих собственных князей. (При «родных», московских царях, церковным деятелям жилось потом, кстати, значительно хуже. И по сусалам били, и в поруб сажали.) Налогов с церковных земель не брали. Во внутренние дела не лезли. Православная церковь распространила своё влияние и на Волгу. Там даже две епархии были открыты. Множество «язычников» охотно крестилось.
Со стороны католиков давление на князя оказывалось письмами Папы Римского, предлагавшего помощь. Невский отказался. Ну, пусть это будет великий подвиг. Чем реально мог помочь ему Папа против монгольской конницы? Ему самому впору было помогать – с Германским императором воевал.
Крестовый поход был объявлен опять же, против Литвы, а не против русских-«схизматиков и ортодоксов». В этом крестовом походе на стороне немцев участвовала православная псковская дружина (отряд в 200 человек). Ну, представьте тогда еврейский взвод в армии талибов. Бред?
Войны Псковичей и Новгородцев с Рижским епископом, датчанами и Орденами ничуть не похожи на религиозные. Разве что в отношении несчастных прибалтов.
В итоге - перед Александром стоял исключительно политический выбор – пытаясь усилиться самому, на кого опереться? Оставаясь с монголами, нужно было всё время «давить» своих сепаратистов и всех, пытавшихся освободиться от «ига», резко при этом, ухудшив отношения с Западом и Югом, а если искать союзников на Западе – тут же получишь войну на Востоке, да ещё с народом, только что показавшим, что по боеспособности и организации ему равных нет. А от Запада помощи, кроме как на словах, быть и не могло. Кто, к примеру, помог королю Даниле? О смехотворных итогах крестовых походов все прекрасно знали и иллюзий на этот счёт не строили. А нож в спину союзника благородные рыцари втыкали часто и с удовольствием. Что тоже секретом не являлось. Так что подтвердить выбор отца Александру, было, кажется, несложно. Альтернатива была очевидно бесперспективна. Экономически – тоже вполне оправдано. Европа не перестала ещё быть нищей окраиной мира. Географические открытия и рост экономической мощи – ещё в далёком будущем.
Центр мира и изобилия – всё ещё Багдад, а дорога туда – по Волге. Так с кем дружить?

Свершение второе: Александр надолго отбил охоту у католической Европы посягать на русские
земли.

Да неужели? Берём шведский набег.
Шведы бросали жадные взгляды на берега Невы, которые новгородцами и вовсе не были освоены, не смотря на то, что «числились за ними» к 1240-му году, уже более 300 лет!
В тех местах новгородцы брали дань. Говоря современным языком, регулярно посещали войском, чтобы грабить местных жителей. Сами строить выселки и укрепления они в тех местах не собирались. (Сейчас это называется «вкладывать средства в развитие региона»). Ни на балтийском побережье, ни на Неве, ни на Ладожском озере. Даже, отбив, построенные шведами укрепления, срывали их, не пытаясь закрепиться. Интересовали их только дань и свободный выход на Балтику. Естественно, святу месту - пусту не быть. Шведы возвращались, с регулярностью заводной игрушки. Набег, отбитый Александром, не был первым, не был и последним. Вот «основные» последующие посещения, не считая мелких стычек: 1293 г., 1300 г., 1348 г.- не то, что «остановил навсегда», даже не приостановил надолго. Просто –однажды – победил. Разумеется, исполнено было в духе лучших стратегов античности. Тут возразить нечего. Полководец. Но те же новгородцы били шведов и до Александра, и после. С князьями и без.

Свершение третье: Остановил в 1240-м году грандиозный крестовый поход Запада на Русь, грозивший погибелью земле Русской.

И опять – неправда. Речь идёт о влиянии в Прибалтике. Новгородцы, волыняне, смоляне и псковичи «осваивали» её с востока, датчане и немцы – с Запада. Методы использовались, в зависимости от целей, абсолютно разные. Русские обкладывали местные племена данью. Кое-где строили укреплённые городки (довольно вяло), ходили в набеги на местных кунигасов, отбивали ответные «визиты». Крестить никого насильно даже и не пытались. Немцы, построив Ригу и ряд укреплённых орденских замков, взялись за это дело всерьёз. Им нужен был каждый клочок земли, желательно - даром и навсегда. Нищеброды с гербами сбежались со всей Европы, в надежде сколотить майорат. Ливонская рифмованная хроника всё время (по Фрейду) сбивается - с упоминаний «о вере» на упоминания о «хорошей земле». Тут воевали и интриговали все заинтересованные стороны, а сторон было множество. Попробую перечислить: Дерптское епископство, Рижское епископство, Дания, Тевтонский орден (сунувшийся в эту кашу в 1237-м, как наследник ордена Меченосцев) – никакого единого фронта, грызлись между собой, засыпая Папу в Риме жалобами друг на друга. Далее, Псков, мечтавший любой ценой вырваться из цепких лап Великого Новгорода. Смоленск, искавший своих выгод. Новгород, в котором прибалтийская политика целиком зависела от того, какая партия возьмёт верх в следующий понедельник. Конечно, многочисленные усиливающиеся литовские княжества (чуть не написал, вступившие в фазу пассионарности), эсты, которые здесь жили, и которых никто ни о чём тогда и не спрашивал, …воду мутили так же все мелкие русские князья, бывшие поблизости. Всяк тянул в свою сторону.



Притеснения православных в Прибалтике сводились к папскому указу, запрещавшему русским, проживавшим в Риге, прилюдно совершать религиозные обряды по православному образцу (что имело под собой чисто практический смысл – «свежеобращённые» в католическую веру прибалты, из-за несовпадения дат церковных праздников, просто начинали путаться и «смущаться умами»), да к письменным возмущениям, когда русские своим оружием поддерживали язычников, с которыми «немцы» в тот момент воевали. Сами они были последовательнее: сначала местный князь должен креститься, а потом получал уже помощь против соседа.

В войске, захватившем Изборск, а затем и Псков, мелькают и русские. В Пскове немцы реального гарнизона не оставляют. Александр, вернув Псков Новгороду, казнит опять же русских. Двух немцев, сидящих в Пскове оккупантами, отпускают восвояси. Вобщем, налицо очередная попытка псковитян отколоться от Новгорода. Для Новгорода это характерно. Все его выселки время от времени пытались избавиться от власти метрополии. Новгородская демократия порой «доставала» высельчан до самых печонок.

Александр, не ожидая продолжения, идёт в Дерптское епископство и, разворошив там всё осиное гнездо, спокойно встречает спешно собранное ополчение тевтонов. Суздальские лучники, которые «имели бесчисленное количество луков, очень много красивейших доспехов» расстреливают кнехтов. Конная атака немцев захлебнулась, остановленная пешим полком, а стоя на месте, конные рыцари сражаться эффективно с панцирной пехотой не умели. Преимущество терялось и бились на равных. Последовало окружение и истребление. Опять же, было до Александра, было и после. Мир, заключённый с Орденом, продержался несколько лет, затем всё вернулось на круги своя. Война всех против всех в Прибалтике продолжалась. Псковичи и новгородцы увлечённо в ней участвовали. Под Раковором вот - вообще как-то без князей управились. Вобщем, приходится признать, что помимо освобождения Пскова, 1242-й год ничего, фактически, в Прибалтике не изменил.
При внимательном рассмотрении всё опять оказалось очередной междуусобицей. Разумеется, вновь подтвердился полководческий талант Невского. Так ведь никто и не сомневался.

Свершение третье:
Александр, мудрой политикой предотвратил попытки сепаратистов Новгорода и Пскова отколоться от Руси. Вот это точно! И Псков, и Новгород в итоге удалось удержать.
Только какая польза от этого была самим новгородцам? А в 1570-м Иван IV, потомок и продолжатель политики Александра, окончательно «скрутивший» всех сепаратистов, посетил Новгород. Город был ограблен дочиста, все сколько-нибудь видные жители были лишены имущества и зверски убиты.
Всё было опустошено на 250 вёрст в округе. Дома и лавки жгли, скотину вывели, припасы уничтожили. Новгород вновь заселялся людьми, присланными с Низу. Самобытность Новгородской Республики была уничтожена вместе с половиной населения.

Я не против Александра, поймите, ну жил князь, умный, смелый, хитрый, жадный в меру, неуживчивый не в меру, приносил пользу себе и своим потомкам как умел, в духе времени. Политикой занимался увлечённо и успешно. Полководец был вообще – из современников не с кем и сравнить.

Очень хотел власти – получил, не очень честным способом, правда. Обстоятельства заставили его сделать некий выбор. Он выбор сделал: для усиления княжеской власти (своей, конечно), пожертвовал независимостью страны. Не задумываясь, увлечённо истреблял несогласных. Если он нам неприятен, мы скажем так - верный сатрап, отрабатывая пайку, подавляет национально-освободительное движение. Если симпатичен, то – мудрый политик вынужденно предотвращает преждевременные выступления против поработителей, чтобы нация, не готовая ещё к борьбе, не погибла. А в реальной жизни - всё проще: живёт себе князь, как умеет.



На столе стоит стакан. Он полупустой или полуполный?
А ведь и Миндовг, или его последователи, наверное, тоже могли так поступить – уйти за татар? Им ведь, не в пример, тяжелее пришлось. И врагов больше, и государство только-только зарождается. Вот ещё и крестовый поход против него. И потомки, верно, что-нибудь этакое придумали бы потом, в оправдание любых действий любимого героя. Всё познаётся в сравнении, вот и сравним…

Итак, в активе у Александра имеем два не выделяющихся в общем ряду таких же стычек сражения с «немцами», затяжную пограничную войну с литвинами. Весьма успешную.

После возвращения брата Андрея «из бегов» и отказа его от власти, поверил, не убил его «на всякий случай», а ведь многие властители в те века так и поступали. Стало быть – талантлив, умел, благороден.

Неизвестно, как оценивать близкие отношения с ордой и усиление централизованной княжеской власти. Благо это было или вред для Руси? Вовремя сплотились вокруг центра, или под Александровым мечом погибли зачатки возможных в будущём русских республик? Тащились за монгольским конём, или направляли его куда хотели? Судить не берусь.

В пассиве – колоссальная зависимость от монгольских царей, переданная по наследству потомкам. Искание личной власти вопреки законам - свержение дяди, свержение брата. Олекса Неврюй тоже на его совести – карателей в Тверь тогда привёл именно Александр, протоптав дорожку своим потомкам.

Выбрав в союзники Орду, нещадно топил в крови всех недовольных. Ввёл баскаков и ордынский выход, что повсеместно вызвало восстания, которые сам же и подавлял.

Наверное, он всё же герой, в том смысле, как храбрый и умелый полководец на любой войне, как политик, не боящийся принять тяжёлое решение. Тут, правда, скорее подходит определение «выдающаяся личность»… Наполеон тоже был выдающейся личностью… и Гай Марий…и Иван IV … и граф Эд Парижский. Вот где-то среди них и…
Со Святостью - странновато всё же как-то. Иерархам, конечно, виднее, тут вопрос теологический. Не чувствую себя вправе обсуждать. Но вот удивляться – могу.

Не так ещё всё и страшно. У католиков, например, с середины 19-го века числится в святых инквизитор Петер Арбуес, который приговорил к сожжению на костре более 30 000 человек! Вот пусть они и комплексуют по этому поводу. У нас-то всего-навсего: Ольга, в праведной мести за жадного мужа пролившая реки крови, да братоубийца Владимир-креститель. Ещё – князь Фёдор Чермный почему-то…Штирлиц 14 века…

При монголах наша Православная церковь чувствовала себя куда как уверенно. Благодарна она за это Александру, чего и не скрывает. И к монголам она была весьма лояльна. Тоже ведь неспроста. Надо как-то всё это было объяснять, вот и дообъяснялись. Рюриковичи, а следом и Кошкины-Романовы, «полировали» портрет предка, патриархи скрывали свою «непринципиальную» протатарскую позицию.

Триста лет истории искажено теперь до неузнаваемости - приходится, чтобы верить официальным версиям, считать предков (что татар, что русских) клиническими идиотами, совершающими логически необъяснимые действия (вплоть до Ивана Грозного включительно). А стоит только допустить, что они были не дурее нас…



Тема для романа…

Чур, не трогать, на пенсию выйду – напишу!


Кстати, о Юрии на Сити. Может он и не растяпа. Ведь могло быть как? Либо он никакого войска не собирал, а прятался, тогда и говорить нечего, либо всё же собирал. Значит те, кто к нему в войско шёл, на самом деле хотели с монголами сразиться? А потом вдруг увидели их и разбежались? А чего тогда собирались-то? Или всё-таки - внезапность?

Дело вот в чём. Воевали-то зимой. Под панцирь-бахтерец у русских и под панцирь-бектер у монгол одевали стёганый «бушлат», под шишак – нурманку, подбой - но не от холода, а для амортизации силы удара железным предметом. В походе при 40-градусном морозе ни русские, ни степняки доспехов не носили, невозможно, да и вообще все на свете средневековые латники амуницию свою надевали только перед боем (и летом тоже), а то можно серьёзно натереть промежность, или солнечный удар получить. А «вздеть брони» да «сбить строй» - время нужно немало.
Выезжают из ельника внезапно на поляну монгольские всадники – встречают их ростовские дружинники с мечами и сулицами, да вот - без кольчуг только - отдыхают на привале. Всё, милые, отвоевались.
Или жарят шведы кабанчика после долгой гребли через Балтику, а из чащи лесной новгородцы с Александром во главе выскакивают. Все в «железах». Вряд ли нужно «делая умное лицо» выяснять, как протекало сражение. Да никак. Согнали в кучу, да перебили. Топоры-то с каждым замахом - как в масло…
Хорошо, но мало. Размышляем дальше. Чтобы найти в лесах даже большое войско врага, надо далеко от себя «веером» выпустить множество знающих местность дозорных, которым ты, конечно, доверяешь. Никаких пойманных в лесу Сусаниных! Часть дозорных, безусловно, нарвётся на неприятеля. В них опознают монголов. Язык? Облик? Кони? Внезапного удара не получится. Панцирная пехота успеет построиться. Чья возьмёт, ещё неизвестно. Тумен-то один, да с похода по непролазным чащам. И что, что конница - Куртре помните? Как городское пешее ополчение собирало в корзинки рыцарские шпоры?

А вот если разведчиками у монгол – свои, Ярославичи? Ведь тогда вообще никакого беспокойства!
Глядь – чужая группа воинов в лесу:

- Чьих будете, робяты?
- Дак, это, Ярославовы мы, княже! Второй день тя по лесам ищем! Нашли ить, радость несказанна! Щас поскачем, доложим, мигом! Верстах в пятнадцати мы, вниз по реке! Пять тыщ брат твой ведёт! Переславцы с им!

Найдутся и общие знакомые. Сколько лет вместе воевали!
Юрий, конечно, посылает с ними ближнего боярина, «для чести» и для погляду. А по возвращению к монголам сунет старшой Ярославич этому боярину под ребро засапожник – «язык» не нужен, сами всё видели (да и вон какая у боярина золотая гривна на шее болтается, не татарам же отдавать). Бурундай засмеётся доброму известию выкрикнет команду, указав направление плетью. Развернутся знамёна. Монгольский сотник дружески хлопнет нашего старшого по плечу. Степняки облачаются и не спеша, меняют коней к бою.
Даже показавшуюся из подлеска конную лаву Юрьевичи примут поначалу за своих…
Ну а как вы ещё найдёте в чужом лесу войско врага и нанесёте внезапный удар, если противник не глухой и не слепой? (Вспомнив кое-что…) И не пъян в стельку?

Может об этом, хоть намёком, хочет (но уже нельзя!) поведать летописец, когда сообщает, что ждал на Сити Юрий Ярослава, да не пришёл Ярослав.
И Александр с новгородцами не пришёл. Наверное, занят был, слоган сочинял: «Кто с мечом к нам придёт».* А вот темник Бурундай - пришёл. Именно с мечом. Всё.

*Примечание: Исходный библейский текст такой: «Взявшие меч-мечом и погибнут». Фраза Александра: «Кто с мечом к нам придёт…» до фильма по сценарию П.А. Павленко «Александр Невский», ни в каких источниках не упоминается. Это легенда уже нашего времени..


Москва, 2001 г.
EgorS

Ганс Крюгер
15.02.2008, 19:19
Никакого монголо-татарского режима в привычном его понимании не было ибо о нём не сказано в летописях- русских и монгольских.

nwanomaly
15.02.2008, 21:20
всего не читал.
но само слово "иго" было придумано в 19ом веке одним "польским" историком. так и закрепилось.

плюс само официальное датирование набегов и сражений - весьма и весьма подвергается сомнению многими историками

Посторонний
15.02.2008, 21:45
Текстик-то хомяковский. Поосторожнее с ним. Кто-то еще и за Козельск не ответил.

Мишаня 1982
15.02.2008, 22:09
По-моему, сей опус копирован из книги Александра Бушкова "Россия которой не было"
Многое спорно в классической теории, но Александр Невский и есть хан Бытый - ересь богомерзская. Мое мнение.