PDA

Просмотр полной версии : Кремлевский Околофутбол



Анатолий
13.06.2016, 01:32
Превратив футбольных ультрас из потенциального противника в социально близкий элемент, российская администрация оказалась дальновиднее режима Януковича
Это была самая странная по составу участников официальная встреча Владимира Путина. За одним столом с ним сидели угрожающего вида молодые люди, многие со свернутыми на бок носами и шрамами на лицах. Они столь же охотно откликаются на клички, как и на данные родителями имена. «Я считаю, что вы сила, — говорил им Путин, тогда премьер-министр России. — Но если мы не поймем, как мы должны с силой этой обращаться, если мы будем, как сумасшедшие с бритвой, носиться с этой силой по всей стране, мы ее разрушим».
В декабре 2010 года Владимир Путин встречался с футбольными фанатами – вскоре после беспорядков на Манежной площади, вызванных убийством болельщика московского «Спартака» Егора Свиридова. «К фанатскому движению стараются примазаться и поставить его под свой контроль различные деструктивные, как мы говорим, элементы, — сказал Путин. — По сути речь идет о радикалах всяких мастей. И делают они это… исключительно в своих узкокорыстных политических целях. Именно для того, чтобы ослабить страну, раскачать ее».
Прошло три года. В стремительно разворачивающихся на Украине событиях важную роль играют организованные группы местных футбольных фанатов, выступающие на стороне майдана. Тем временем российские ультрас, еще полгода назад дружившие с украинскими, вместе с ними вывешивавшие баннеры про славянское единство, сейчас либо поддерживают действия России на Украине, либо демонстративно дистанцируются от политики. Кажется, их все-таки поставили под контроль. Но не «деструктивные элементы», а власть.
Больше не друзья
Украинские фанаты сейчас больше не бьют друг друга. Даже злейшие когда-то враги братаются на трибунах и устраивают совместные шествия по улицам городов. Их примирила идея объединенной Украины, они вместе противостоят новому врагу: тем, кого новояз российских СМИ именует «сторонниками федерализации» или «пророссийскими активистами». Нередко фанатские акции перерастают в серьезные столкновения, так это было 27 апреля в Харькове (навстречу дружественному маршу когда-то люто ненавидевших друг друга фанатов местного «Металлиста» и днепропетровского «Днепра» вышла колонна с георгиевскими ленточками).
Так было и в Одессе 2 мая. Именно шествие болельщиков всего того же «Металлиста» и одесского «Черноморца» стало катализатором бойни, приведшей к гибели почти 50 человек. Теперь представители клуба «Металлист» отчаянно опровергают сведения о том, что их фанаты участвовали в событиях у Дома профсоюзов. Якобы в это время они находились в оцеплении на вокзале в ожидании специально для них выделенного поезда. Кстати, президентом харьковского клуба до сих пор является близкий к Януковичу миллиардер Сергей Курченко, вынужденный бежать с Украины. 2 мая Курченко, внесенный в санкционные списки Евросоюза, в интервью еженедельнику «Футбол» заявил, что не бросит «Металлист».
Фанаты киевского «Динамо» (когда-то именно они запустили в народ антиянуковичевскую кричалку «Спасибо жителям Донбасса…», а недавно, после присоединения Крыма к России, и оскорбительную для президента России песенку) составляли немалую часть тех, кто дрался с «Беркутом» на майдане. Были там и ультрас львовских "Карпат", "Днепра", других клубов.
Еще полгода назад многие украинские фан-группировки дружили с российскими. Различные «фирмы» «Спартака» состояли в союзе с харьковской «Сектой 82» и одесскими ультрас, поклонники московского ЦСКА — с киевскими одноклубниками, одна из структур фанатов «Динамо» — с «Днепром». Что значит «дружили»? Ездили друг к другу на игры, дрались плечом к плечу с фанатами соперников, выпускали совместную атрибутику.
Теперь об этих контактах стараются забыть обе стороны. Некоторые российские фанаты попытались было (еще в период столкновений на майдане) поддержать украинцев. Баннеры со словами в поддержку сторонников единой Украины успели появиться на трибунах фанатов «Зенита» и «Локомотива», на матче хоккейного ЦСКА зазвучало «Слава Украине! Героям слава». Однако тут же официальные каналы фанатов этих клубов в соцсетях стали утверждать, что все это инициатива отдельных болельщиков. «Фанаты ЦСКА не раз выражали свое отношение ко многим событиям, однако ситуация в соседней Украине стоит особняком. Мы предпочитаем не делать поспешных выводов и «не лезть» в эту ситуацию. Вчерашняя перекличка – инициатива неизвестных, и активные болельщики ЦСКА не имеют никакого отношения к произошедшему», – сообщил сайт RBWorld. «С данного момента тема Украины на трибуне «Зенита» закрыта», – приводится решение «околофутбольных коллективов» на сайте фанатов «Зенита».
«Вы сила»
О какой же «силе» говорил Владимир Путин? В первую очередь, речь идет о хорошо организованных группировках (на английский манер их еще иногда называют «фирмами»), состоящих из молодых физически крепких мужчин, многие из которых занимаются единоборствами. Они участвуют в «околофутболе» – довольно жестоких драках между фанатами враждующих команд. В группе поддержки любого из ведущих российских клубов («Спартак», ЦСКА, «Зенит») насчитывается 5-10 серьезных «фирм». У клубов менее популярных — по 2-3 «фирмы». Плюс «окружение» этих группировок — сотни и тысячи молодых фанатов, не входящих в состав той или иной «фирмы», но готовых к потасовке с противником на стадионе или на улицах города.
Это действительно серьезный силовой ресурс. Его нельзя ни недооценивать, ни переоценивать. Фанаты не могут успешно противостоять регулярной армии или вооруженному формированию, участники которого готовы стрелять на поражение. При встрече с полицейским спецназом, экипированным дубинками, газовыми и светошумовыми гранатами многое зависит от количества людей с каждой стороны. Результат непредсказуем. А в противоборстве с любой другой уличной силой – отрядом ополченцев, группой спортсменов (то есть «титушек», на которых ошибочно делали ставку близкие к Януковичу круги), даже бригадой сотрудников ЧОПа — фанаты одержат победу. На их стороне опыт городских столкновений, тактика группового боя, хорошая физическая форма, «чувство локтя». Вот характерный пример — вооруженные битами и арматурой, вроде бы серьезно настроенные пророссийские активисты убегают от толпы фанатов в Харькове.
В структуре «фирм» всегда есть лидеры, с которыми можно вести переговоры. В арсенале «заказчика» материальный пряник и карательный кнут в виде уголовных дел — на всех заметных фанатов лежит соответствующая папка в полицейском управлении «Э».
Если уйти от категорий морали и задуматься об эффективности, то стоит признать: для многих целей (чаще связанных с не совсем законными действиями) фанатские группировки подходят идеально. Рейдерские захваты или защита от них, охрана массовых мероприятий, организация провокаций, наконец, нападение на политических противников. В реальном мире эти услуги востребованы. В том числе и властью.
Покупка ресурса
В российский околофутбол политические силы потянулись еще в середине девяностых. Пионером была ЛДПР, активно предлагавшая фанатам дружбу. Небольшие денежные вливания «на развитие фанатского движения», организация практически бесплатных поездок на матчи в другие города, помощь депутатскими запросами при конфликте с правоохранительными органами. Взамен «соколы Жириновского» практически ничего не просили — ну разве иногда помочь массовкой на партийных мероприятиях.
Гораздо серьезнее к делу подошли в прокремлевских молодежных организациях в начале 2000-х. «Идущие вместе» уже готовы были обменивать фанатскую лояльность на что-то более весомое — предоставляли залы для тренировок, давали индульгенцию от проблем с милицией, в конце концов, платили наличными. Правда, и требовали больше — все чаще нужны были силовые акции, направленные против оппозиции. В 2001 году перед митингом в защиту НТВ в Останкино группе фанатов раздавали пиротехнику — для срыва мероприятия. Некоторые из них были задержаны еще на подходе к телецентру службой безопасности группы «Мост» Владимира Гусинского и переданы милиции. Оттуда их отпустили по звонку сверху. Тогда фанатам заплатили по 500 рублей.
Сначала на сотрудничество с близкими власти структурами шли единицы, вызывая презрение в общефанатской среде, — это было «западло». Однако со временем денежный поток расширялся, а лидеров группировок даже стали брать на неплохо оплачиваемые должности в молодежных движениях или близких к ним общественных фондах и компаниях. «Помогла» и оранжевая революция – идеолог «Наших» Василий Якеменко, как гласит апокриф, в 2005 году публично обещал, что мог бы разогнать майдан с помощью 5000 фанатов «Спартака», которые «синими пластмассовыми стульями» «гнали этих 100 000, кто вышел на майдан, к Днепру». Начались «селигеры» с огромными бюджетами, которым требовалась охрана и инструкторы по физподготовке, все чаще группы неопознанных фанатов нападали на сборища нацболов и «несогласных». Иногда они попадали в объективы камер, как фанаты «Спартака», напавшие летом 2010 года на лагерь экологов в Химкинском лесу.
Еще одним источником денег — и способом сблизиться с властью — стало создание Всероссийской организации болельщиков (ВОБ) в 2007 году. ВОБ курировал министр спорта Виталий Мутко, средства на деятельность структуры поступали от Российского футбольного союза и Российской футбольной премьер-лиги, от спонсорских контрактов (председателем попечительского совета был Виктор Батурин, брат предпринимателя Елены Батуриной, супруги тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова), от государственных грантов. Например, в 2009 году организация выиграла грант на проект «Технологии толерантности в молодежной среде». Важным фактором было и получение ВОБ для распространения огромного количества билетов на матчи сборной России, включая аншлаговые игры с Англией и Германией. Однако в 2010 году организацию потряс скандал, связанный с взаимными обвинениями руководителей в нецелевом расходовании средств. В результате из ВОБ вышли представители крупнейших фан-движений страны – «Спартака», «Зенита» и ЦСКА, а сама структура потеряла вес в околофутбольной среде.
События на Манежной и последовавшая за ними встреча Владимира Путина с болельщиками показали, что власть признала фанатов социально близкими, «проблемными, но своими». Фактически (по крайней мере в случае с ведущими фан-движениями) начало действовать негласное соглашение: фанаты не устраивают крупных беспорядков и не проявляют политическую активность, полиция закрывает глаза на их драки между собой. Нарушителей соглашения примерно карали.
Свои плоды эта тактика дала уже через год – в декабре 2011-го и весной 2012 года. Организованные группы фанатов не выходили ни на Болотную площадь, ни на последующие акции протеста в центре Москвы. Напротив, 6 декабря 2011 года на Триумфальной площади была собрана в числе большой «нашистской» массовки «солянка» из фанатов разных московских клубов. За срочность и цена была высокой: «за голову» платили по €300. Им тогда пришлось драться с противниками Владимира Путина, но, правда, до серьезных столкновений дело не дошло. Оппозиционеров активно задерживала полиция.

http://forbes.ru/mneniya-column/protesty/256591-okolofutbol-dengi-vlast-pochemu-rossiiskie-fanaty-ne-svergnut-putina

Анатолий
16.06.2016, 01:30
Известный болельщик по прозвищу Вася Киллер подаст иск к The Daily Mirror.

Этот заголовок в новостной ленте ТАСС — нашего государственного информагенства. В тексте новостной заметки рассказывается о том, что газета The Daily Mirror опубликовала фотку Киллера (Василия Степанова) на обложке и назвала его организатором побоища в Марселе. Господин Степанов негодует: «Все это время я провел на даче, поэтому это все полная чушь, я отец четверых детей, мне есть куда использовать энергию в более мирных целях. Уже несколько лет я не занимаюсь футбольным хулиганизмом, хожу на футбол с детьми». Теперь образцовый семьянин и обыватель Вася Киллер хочет с The Daily Mirror судиться.

Большинству современных читателей (даже политически грамотных) имя Васи Киллера ровно ни о чем не напомнит. Это досадно. Короткая политическая память — одна из главных проблем современной России.

Я не знаю, имел ли хоть какое-то отношение Вася Киллер к событиям в Марселе, но он имел отношение к политическому насилию на улицах Москвы в середине 2000-х, и о тех временах полезно рассказать.

Конец 2004-го — начало 2005-го — время тяжелой депрессии для Кремля и воодушевления для русской оппозиции. В Украине грянула Оранжевая революция —бескровная, а потому очень позитивная в своей эстетике, с заразительным драйвом. Януковича и Кучму скинула широкая коалиция либералов, националистов и социалистов. Антикремлевские силы в России с азартом стали создавать собственную надидеологическую коалицию. Собственно, ее создание началось даже раньше — первые совместные акции нацболов, «Яблока» и СПС происходили еще весной 2004-м года.

Для Кремля союз нацболов, либералов и левых — страшнейший из снов. Владислав Сурков, к тому времени уже плотно сидевший на внутриполитическом направлении, начинает формулировать стратегию Кремля в новых условиях. Он дает программное интервью «Комсомольской правде», где говорит: «В осажденной стране возникла пятая колонна левых и правых радикалов. Лимоны и некоторые яблоки растут теперь на одной ветке». Лимонов называет сурковское интервью «тезисами лакея», а партийная газета ныне запрещенной НБП в ответ публикует глумливый лозунг «Страна осажденных сурков». Но скоро становится не до шуток. Из Украины в Москву возвращаются отряды кремлевских политтехнологов, работавших на Януковича и потерпевших позорное поражение. Чтобы оправдать свой провал, они еще сильнее пугают и так нервничающий Кремль: «В Киеве победили США, это их, американская спецоперация». Для Путина это очень понятная, по-своему комфортная картина мира, он ее принимает. Начинается оборона крепости под названием «Россия». Оборона от американцев и их наемников, разумеется.

Именно тогда, на рубеже 2004-2005 годов, окончательно формируется отношение путинизма к политической оппозиции и вообще к любым неконтролируемым со стороны властей общественным силам как к агентам внешнего врага, по определению лишенным собственной политической воли. Сформировавшись 11 лет назад, эта картина мира совершенствуется, но в целом остается неизменной.

И именно тогда, 11 лет назад, Кремль в качестве одного из орудий политической борьбы начинает использовать им же созданные псевдообщественные структуры, имитирующие некую «народную иммунную систему, которая борется с внешним вторжением».

Создается движение «Наши» и ряд группировок помельче — для борьбы с «оранжизмом» (то есть с либералами, нацболами и антикремлевскими левыми).

Будут идти годы, будут меняться руководители кремлевской администрации, и даже состав русской оппозиции будет меняться. Но ставка на структуры, имитирующие народную верность трону, останется неизменной. На смену нашистам придет Поклонная гора с «Уралвагонзаводом», потом появятся «Антимайдан» и НОД.

И в 2005-м появился Вася Киллер — как один из лидеров боевого крыла нашизма. Он появился, потому что на Старой площади были уверены: без силового давления с «оранжевой угрозой» не справиться. Под силовым давлением понимали не только традиционный комплекс полицейско-чекистских операций, но и прямое уличное насилие. В Кремле боялись русского Майдана в грядущем 2008 году — когда придется как-либо решать проблему третьего срока Путина. И группировки штурмовиков-лоялистов должны были к 2008 году постоянным прессингом зачистить и улицы, и русскую политику от молодежных организаций русской оппозиции, в первую очередь от НБП, которую Сурков страстно ненавидел.

В отличие от Украины, где околофутбольные ультрас были одной из самых пассионарных протестных сил, в России фанаты стали объектом обольщения со стороны Кремля. Правда, большинство крупных фанатских группировок с темы соскочило, но нашлись и те, кто пошел в услужение. В первую очередь, это были «Гладиаторы» — спартаковская фирма во главе с Васей Киллером и Ромой Колючим (Вербицким).

Ну и понеслось. Началась настоящая уличная война. Надо сказать, что на первых порах расчет властей на запугивание оппозиционеров вполне оправдывался. Атаки фанатов были для НБП как гром среди неба, которое партийцы непонятно почему считали ясным. Сперва была попытка захватить штаб НБП («Бункер»), закончившаяся неудачей только потому, что атакующие забыли взять пилу-болгарку, чтобы вскрыть металлическую дверь. Потом новая атака — уже успешная. Дверь вскрыли, почти все помещения «Бункера» захватили. Вася Киллер сидел за столом дежурного и давал интервью оперативно подъехавшей съемочной группе какого-то провластного телеканала. Разумеется, лидером боевой организации нашистов Киллер себя перед телекамерой не называл — говорил, что они приехали освобождать своего товарища, попавшего в лапы «секте».

https://s2.openrussia.org/redactor/o/f4/ce/f4cebfd5d817.jpg

Вася Киллер (справа) дает интервью в штабе НБП

Это был сильный удар по партии, считавшейся самой крутой, брутальной и воинственной.

Потом были нападения на оппозиционеров (не только на нацболов) на улицах, во дворах, в метро. Фактически каждый поход на митинг и каждый уход с митинга, каждое партсобрание, каждый агитационный пикет оппозиционеры вынуждены были обставлять как военную операцию — с разведкой и силовым прикрытием. Но самое страшное событие произошло 29 августа 2005 года: несколько десятков фанатов из «Гладиаторов» напали на оппозиционеров во время собрания на «Автозаводской». Несколько человек были расстреляны нападающими из травматических пистолетов и избиты бейсбольными битами. Чудом никто не погиб, но несколько активистов были госпитализированы с тяжелыми ранениями.

Стало понятно, что нас прижали к стенке — или мы оттолкнемся от нем ее лопатками и попрем вперед, или нас в эту стенку вдавят. Несколько месяцев потребовалось на то, чтобы полностью реорганизовать партийную жизнь, наладить с нуля службу безопасности, уличную разведку. Представьте себе картину: на тротуаре стоит агитационный пикет, ребята (человек шесть–семь) распространяют газету. А неподалеку, в зоне прямой видимости, тусуется группа охраны (человек десять–пятнадцать) — на случай «прыжка», то есть нападения. В таких полувоенных условиях мы просуществовали несколько месяцев. Организационные усилия были не напрасны — партийцам удалось отразить несколько массированных атак фанатов на пикеты на «Авиамоторной». Драки были нешуточными — с использованием горящих файеров и прочих «аргументов». В конце концов прокремлевские организации поняли, что сценарий силового выдавливания оппозиционеров со столичных улиц чреват растущими рисками, потерями и скандалами. НБП с огромным трудом, но отбилась. В дальнейшем прокремлевские организации отошли от прямого насилия и стали действовать методами «бархатного терроризма» — закидывать оппозиционных политиков продуктами питания.

Сейчас Вася Киллер рассказывает о семье, детях и мирном огородничестве.

https://s2.openrussia.org/u-img/5c00b1249b/o/a6/bc/a6bc9a631a70.jpg

Вася Киллер на обложке The Daily Mirror

Но появляются новые васи киллеры. В Санкт-Петербурге развернут уличный террор — уже даже не против оппозиционных партийных структур, которых почти не осталось, а против обычных граждан, критически настроенных по отношению к власти. Сломать нос могут уже даже не за политический активизм, а за перепост демотиватора, высмеивающего Путина.

https://openrussia.org/post/view/15716/

Николай.Е
16.06.2016, 04:51
Современный футбол это развлечение для дебилов.Нет ничего удивительного,что они на стороне режима.

Забавно,что игра в которой грубость является недопустимой на поле,имеет среди своих болельщиков отъявленных отморозков.

Любители хоккея,бокса не в пример спокойнее.

Видимо тут что то архаичное.

Изначально футбол был заменой боевого столкновения между племенами.

Платили малой кровью за победу,чтобы не потерять всех в случае проигрыша.

Сначала играли кочаном капусты в качестве мяча.После первого гола одному из членов проигрывающей команды отрубали голову.

Потом уже играли этой головой.И так до полного обезглавливания проигравшей команды...

Видимо от этого почти все фанаты в других странах это националисты.

А вот у нас "патриоты"...в буденовках,звездах,с кумачами и георгиевскими лентами.
Нация больна.