PDA

Просмотр полной версии : Забытый терракт на Красной площади в 1967-ом году



Вомбат
13.04.2016, 13:47
21176

Источник (http://www.eg.ru/daily/adv/3454/)

Этот снимок из личного архива автора, председателя Запорожского областного правления Союза фотохудожников Украины Олега БУРБОВСКОГО, никогда нигде не печатался и не выставлялся. Более того, само хранение фотографии долгие годы было делом небезопасным.

- В конце сентября 67-го я приехал в Москву в очередную командировку, - рассказывает Олег Бурбовский. - За день до возвращения выдался свободный вечер, и я решил погулять по Красной площади. Как обычно, перед торжественной сменой караула у Мавзолея Ленина собралось много любопытных. Я решил заснять чеканящих шаг солдат на фоне Спасской башни, отошел от толпы, повернулся спиной к Мавзолею и только собрался нажать спусковую кнопку "Зенита", как сзади раздался страшной силы взрыв. Затем на несколько секунд над площадью повисла мертвая тишина (ее я навсегда запомнил), которую разорвали душераздирающие крики и топот разбегающихся во все стороны людей. Я стоял как бы с краю, а они бежали мимо меня. Потом вдруг все замерли, развернулись и почему-то вновь потянулись к месту, где произошел взрыв.

Моей первой реакцией было - присоединиться к бегущим. Но интерес к происшествию взял верх, и я принялся фотографировать. Снял мужчину военного, который нес на руках девочку. У нее на одних сухожилиях болталась нога, и оба были в крови. Снял парня, который остановился возле меня и задрал штанины брюк. По его ногам текла кровь. Потом подошел к эпицентру взрыва и сделал еще несколько кадров, засняв тело мужчины с вывороченными кишками и живого еще человека, истекавшего кровью на отполированных камнях Красной площади. Все окна Кремля и окружающих зданий раскрылись, из них выглядывали люди. Помню, что очень долго не было "скорой помощи". Я сменил объектив на широкоугольный, повернулся в сторону ГУМа и храма Василия Блаженного и отснял все общим планом - этот снимок перед вами.

Потом в мегафоны прокричали, чтобы все свидетели взрыва подошли к Музею революции. Я сообразил, что фотоаппарат лучше спрятать, и пошел не к музею, а в сторону Потаповского переулка, где жил мой давний товарищ Михаил Громов. У него проявил пленку, высушил и с последнего негатива сделал два отпечатка.

О происшествии на Красной площади прочитал на следующий день несколько строк только в одной газете. Кажется, в "Вечерней Москве". В сообщении говорилось, что взрыв самодельного взрывного устройства совершил литовец, страдающий психическим расстройством.

***

Точной даты трагедии Олег Бурбовский, к сожалению, не помнит. В поисках подробной информации о событии, я несколько часов тщетно провел в Интернете, а затем в библиотеке, изучая подшивки сентябрьских номеров за 67-й год. Но упоминание о террористическом акте у Мавзолея Владимира Ленина нашел только в книге Федора Раззакова "Бандиты времен социализма (хроника российской преступности 1917-1991 гг.)". Однако там речь шла о взрыве 1 сентября 1973 года.

Тот случай похож на рассказанный Бурбовским. Но, во-первых, фотомастер уверен "на сто процентов", что трагедия, которой он стал свидетелем, случилась в сентябре 1967-го, во-вторых, взрыв 1973 года, судя по всему, произошел до двух часов дня - позже в Мавзолей экскурсии не приводили. К слову, в подшивках центральной прессы об этом событии также ничего не было написано.

Досье

Олег БУРБОВСКИЙ - инженер, выпускник Таганрогского радиотехнического института, как фотограф известен не только на Украине. Возглавляемый им фотоклуб "Запорожье" считался одним из лучших в СССР. Занимается фотоделом более 40 лет, участвовал в 400 групповых и 20 персональных выставках в разных странах. Его работы отмечены престижными премиями и призами.


1973-ый год. Взрыв в Мавзолее

Источник (http://archive.oxpaha.ru/newsection150_595_52169)

Сам Владимир Ильич отличался поразительным легкомыслием по отношению к собственной безопасности. Даже после того как он был тяжело ранен на заводе Михельсона 30 августа 1918 года, Ленин разъезжал по Москве с одним охранником. Однако в январе 1919 года машину Ильича остановили уголовники, ограбили вождя, тот лишь чудом уцелел. После этого инцидента охрану Ленина основательно усилили. 21 января 1924 года он умер, но и после смерти тело его не оставили в покое. Документально зафиксировано несколько случаев, когда в Мавзолее советские граждане пытались уничтожить тело Ленина.

Вечером 19 марта 1934 года начальник оперативного отдела ОГПУ Паукер докладывал (его записка сохранилась в архиве президента в фонде Сталина) секретарю Иосифа Виссарионовича Поскребышеву о чрезвычайном происшествии.

Неизвестный гражданин, «оказавшийся впоследствии Никитиным Митрофаном Михайловичем», пытался выстрелить в забальзамированное тело Ленина. Однако бдительные часовые и публика, проходившая мимо саркофага, заметили подозрительное поведение Никитина и попытались помешать. Осознав, что замысел не удался, тот застрелился.

После того, как самоубийцу обыскали, то обнаружили документы, которые помогли установить его личность. Никитин родился в одной из деревень Брянского района Западной области. Перед совершением теракта 46-летний гражданин проживал в Куркинском районе Московской области и состоял на службе в совхозе «Прогресс» ответственным агентом.

Никитин осознавал, что живым он из Мавзолея не выйдет, поэтому написал предсмертную записку, которую вместе с письмом на имя секретаря Пролетарского райкома партии Кулькова (в его районе располагался совхоз «Прогресс») и обнаружили сотрудники ОГПУ.

Поступок Митрофана оказался ничем иным, как протестом против окружающей действительности. «Процветают мошенничество, воровство, зверство, грубость и т.п. Люди мечутся из стороны в сторону. Завязли в грязи, вши всех обсыпают. В отдаленных деревнях, совхозах люди голодают… бегают по соседям, достают ложку соли или спичку, чтобы зажечь какую-либо коптелку. Соли нет, тоже мыла, спичек, керосина, топлива нет. Последние нежилые постройки люди ломают на топливо, - следовало из записки Никитина. - Люди обезумели, все потеряли голову от такой сказочно тяжелой, бессмысленной жизни. Все живут только одним днем, что же будет завтра?.. Эту весну 1934 года опять очень много людей умрет на почве голода, грязи, от эпидемических болезней… Неужели наши правители, засевшие в Кремле, не видят, что народ не хочет такой жизни, что так жить дальше невозможно, не хватает сил и воли. Молодое поколение, благодаря недоеданию, неправильному воспитанию: калечится физически и нравственно. Все здоровое, хорошее, честное, красивое вымирает с каждым днем, но я убежден, некоторые теперешние сановники это видят и знают».

До происшествия в Мавзолее Никитин, по всей видимости, без толку отправил письмо товарищу Кулькову о злоупотребления в совхозе «Прогресс», который принадлежал некоему 2-му Свиноводческому тресту. 4 сентября 1933 года Никитин был принят сюда на работу, а уже через неделю разругался с директором совхоза Розенбергом, стал писать заявления, докладные, в которых просил обратить внимание начальства на массовое пьянство, жульничество, воровство, разгильдяйство. Никитин утверждал, что директор Розенберг потакает разорителям совхоза, не стремится навести в нем порядок, умело вести хозяйство. Митрофан Михайлович рассказывает о существовании принципа неравного распределения продуктов питания: «Ведь кладовка существует почти для директоров, секретаря Зайцева, Чековцева. Рабочие все видят, но что могут сделать. Весной все разбегутся, я вам пророчу это».

В другом месте Никитин просит секретаря Кулькова расследовать и проверить, почему «картофель и другие овощи поморозили». Пишет он и о том, что «продолжаются пьянства дир. Розенберга, бухгалтера, иногда бражничают с директором и кладовщик Крылов и другие. Вот как бывает: в такой атмосфере такому человеку честно можно жить (?). Приходилось работать, правда, в более худшей атмосфере, среди мошенников, но я уходил с работы. Я ни разу под судом не был и мошенничество, жульничество никогда не переваривал и переварить не могу».

Послание осталось без ответа. И, тогда, по мнению Никитина, оставался один шаг, чтобы привлечь к проблеме внимание. В предсмертном послании Никитин писал: «Я, Никитин Митрофан Михайлович, с радостью умираю за народ, готов был бы ради благополучия рабочих, крестьян, служащих пойти на любые пытки, ради лучшей жизни народа. Я, умирая протестую от миллионов трудящихся, довольно рабства, террора, голода, довольно всего тягостно-тяжелого. Опомнитесь, что вы делаете?... Куда страну завели…Я знаю, что некоторые скажут – фанатик, кулак, подкулачник, ах, да мало ли что скажут. Но напрасно, ошибутся, я с 13 лет рабочий, моя совесть чиста… Я долго все обдумывал, мучился, переживал. За несколько дней, еще в январе с.г. вот эти строки пишу далеко от Москвы в деревне. Но знайте, дорогие, что только моя любовь к людям… заставляла так поступать и расстаться с жизнью, а жизнь драгоценней всего для человека…».

Свидетельства о психических заболеваниях Никитина найдены не были. Просто человек не нашел иной формы протеста. Впрочем, и она оказалась малоубедительной. Тот первый выстрел в Мавзолее мало кто услышал.

Прочитав эмоциональные послания, Иосиф Сталин распорядился отправить их в свой архив. Следствие продолжилось. Однако на сегодняшний день в архивах ФСБ и МВД документы о самом деле не обнаружены.

Больше смельчаков во время сталинской эпохи не нашлось, по крайней мере, документы на этот счет отсутствуют. Однако в период «оттепели» произошло еще несколько покушений на тело Ленина. Так, 20 марта 1959 года один из посетителей Мавзолея ударил по стеклу саркофага молотком. Оно треснуло.

Днем 14 июля 1960 года гражданин Минибаев вскочил на барьер около саркофага с телом Ленина и ударом ноги (как докладывал в ЦК КПСС министр здравоохранения СССР Курашов) разбил стекло. Мелкие осколки повредили лицо вождя. Мавзолей временно закрыли. Пока одни ученые приводили в порядок Ленина, другие занялись укреплением саркофага: его сделали из особо прочного пуленепробиваемого материала.

Другой случай оказался особенно трагичным, помимо злоумышленников пострадали другие люди. 1 сентября 1973 года террорист сумел пронести под одеждой изготовленное заранее взрывное устройство в траурный зал Мавзолея. В тот день начались учебные занятия и к Ленину по традиции шли дети. Вероятно, охрана отвлеклась, злоумышленника приняли за школьного учителя. Дойдя до саркофага, тот соединил контакты проводов взрывного устройства и… прогремел взрыв.

Модернизированная усыпальница вождя уцелела! Однако погибла супружеская чета из Астрахани, которая следовала за террористом. Тяжелые ранения получили четверо школьников, часовых разбросало по всему траурному залу. От террориста осталась лишь одна рука да часть головы.

Как ни удивительно, но тело Ленина не оставляют в покое и по сей день. Охрана нередко тормозит граждан пытающихся пронести подозрительные и опасные предметы в Мавзолей.