PDA

Просмотр полной версии : Есть ли у русских лидеры?



Басманов
23.12.2007, 17:40
Представим себе такую картинку: по результатам выборов в Думе оказались несколько партий. Их спектр – от национал-большевиков до ультраправых, при этом 64% набрала партия Русского Большинства. Все депутаты в ней – русские, на выборы они шли с деньгами от русских предпринимателей и с программой русских и только русских интересов. Первым делом после выборов депутаты отменяют русофобские статьи в УК, потом открывают депутатские расследования по делам этнических мафий, вводят законы, ограничивающие их беспредел в России. Следующий пакет законов перераспределяет ресурсы, отнятые у русских, в пользу титульного народа. По всем этим вопросам думские фракции голосуют практически единогласно «да». Против голосует те, кто представляет этнические меньшинства, но, как и должно быть при демократическом правлении, их голос пропорционален размеру их электората.
Спор между думскими фракциями идет лишь о том, как лучше распределить вернувшиеся нам ресурсы: какие социальные программы восстанавливать первыми, в какие отрасли вкладывать вставшие под русский контроль деньги, какие принять законы о СМИ, вышедших из-под контроля русофобов, чтобы они так и остались в русских руках и т.д. Никто из депутатов не продает свои голоса и не прогибается под давлением исполнительной власти.

* * *
В сегодняшней России это читается как фантастический рассказ, куда фантастичнее «Карантина (http://www.apn.ru/publications/article18556.htm)». Более того, русские живут в полной уверенности, что в России такого не бывает и быть вообще не может. Эти же люди, впрочем, допускают мысль, что в других странах и у других народов такое положение вещей отнюдь не столь фантастично и в значительной степени соответствует реальности.
Довольно много и тех, кто вообще на задумывается о подобных материях и ограничивает сферу своих интересов личными проблемами. Такое отношение не стоит путать с безразличием к политике тех народов, у которых все обстоит благополучно. В нашем случае уместнее называть это апатией, которая возникает, например, у больного, которому не помогли врачи и лекарства, и теперь вместо того, чтобы пытаться вылечиться, он приспосабливается к болезни. – «Ножки не ходят?» - «Ну как-нибудь бочком. С палочкой там, от стенки к стеночке, а там и перемогусь, глядишь».

* * *
Кстати, русским вообще свойственно именно такое отношение к болезням: перетерпеть. Не лечиться, а именно пережить.
За этим стоит, в частности, любопытный для нашей темы архетип гетерономного этноса (http://www.apn.ru/publications/article18066.htm). Его можно назвать культ больного.
Заключается он в том, что здоровое и больное состояние в представлениях людей меняются местами. Болезнь становится не только нормальным и привычным состоянием, она становится желанной. Нет, конечно, никто в своем уме не желает себе физической боли и ограничений, которые влечет болезнь, но зато люди активно ищут те симпатии, которые вызывает в гетерономе (http://www.apn.ru/publications/article18066.htm) болезнь, больные люди, увечье и слабость. Болезнь и слабость в гетерономе представляют собой один из немногих механизмов социализации. Они открывают доступ к эмоциональным ресурсам непосредственного окружения.
Больной и слабый человек пользуется не только вниманием и заботой, но и уважением. В гетерономе болезнь и страдания представляют собой социальный капитал, который легко конвертируется в высокий социальный статус. Достаточно вспомнить неисчислимые образы согбенных, увечных, разного рода неудачников и умственно отсталых, которыми с удивительным постоянством наполняется пространство образов, в котором русские обычно ищут ответы на метафизические вопросы.
Взять хотя бы недавний фильм «Остров», в котором военный преступник, патологический лгун, предатель и убийца (покушавшийся на убийство офицера) назначен режиссером Лунгиным в главные герои и воспет в качестве «прижизненного святого». Стоит только дернуть за эту ниточку, и по ней одной можно размотать такой клубок обмана, который постоянно как яд вливаются в русское сознание, что останется только удивляться, как русские все еще сохранили остатки здравого смысла.
Все закономерно в этой больной системе образов: больной этнос выбирает больных лидеров. И наоборот: этносу прививают болезнь, подтасовывая ему больных лидеров.

* * *
Большинству русских это не приходило, не приходит и не придет никогда в голову. Они жили и живут теми образами и архетипами, которые были созданы и продолжают конструироваться для их порабощения и уничтожения.
Но что делать тем, кто вырвал из вены иглу с ядом и выпал из контура нескончаемого гетерономного обмана? Как жить таким людям? – ведь первая реакция после того, как человек выпадает из него – шок. Гораздо спокойнее и проще жить как все и не загружать себе теми проблемами, которые в одиночку решить невозможно.
Осознавший всю глубину обмана и его фантастические, не укладывающиеся в сознание масштабы, теряет почву под ногами. В самом деле: подумать только, целый огромный народ, сто сорок три миллиона человек разводят, как наперсточники лоха. Миллионы людей ссчитают себя хуже всех других народов, сами суют шею в петлю и признают себя же самих виноватыми в том, что с ними проделывают!
Если сформулировать для себя эту простую мысль, становится не по себе.
А ведь сухое научное понятие «гетерономный этнос» на деле означает именно это.

* * *
Представим себе здорового человека, осиротевшего сразу после рождения. Его родителей убили, и убийцы взяли его на воспитание, но взяли вовсе не для того, чтобы вырастить такими же людьми, как их собственные дети. Ребенок был нужен им, чтобы обратить его в рабство, когда он повзрослеет, и поэтому они с детства внушали ему мысль о неполноценности.
Когда он учился ходить, ему дали костыли и строго-настрого запретили ходить без них. Мальчик выучился ходить с костылями. Он ковылял, а сыновья его приемных родителей бегали, но ему и в голову не приходило отбросить костыли и побежать: ведь первое слово, которое он выучил было «больной». «Мальчик больной, мальчик хороший, – гладила его по головке мачеха. – Мальчик хороший, потому что больной. Я люблю больного, а здоровых не люблю. Здоровый фу! Больной хорошо!» Потом она уходила в соседнюю комнату. Оттуда доносился ее голос и потом смех ее сыновей и мужа. Она рассказывала, что она только что внушила приемному сыну, и всем им было смешно. Еще смешнее им всем было, когда сирота повторял, не умея правильно выговорить, «больной, я больной» и радостно улыбался. Он так и вырос: с костылями, не выговаривая половины звуков, слабым и трусливым и –самое главное- с глубокой уверенностью, что он болен и слаб и что болезнь есть благо.
Более того, ему внушили, что болезнь это и есть его «я», то, что отличает его ото всех других. Во всех своих бедах он привык винить только себя.
Вот этот ребенок и есть русские на сегодняшний день.
Теперь задумаемся, что будет, если найдется человек, который расскажет этому ребенку, что с ним на самом деле произошло? Правильно: он бросится на такого умника с кулаками.
Это и есть еще один мотив поведения современных русских в отношении своих национальных лидеров.
Ложь и обман, что у русских нет лидеров. Их сколько угодно. Сколько надо. Проблема лидерства в национальном движении русских вовсе не в недостатке лидеров. Она заключается в том, что русские сами отключают кислород этим людям, потому что та правда, которую приходится узнать о себе тем, кто соприкасается с лидерами, слишком ужасна. Особенно для тех, кто привык всю жизнь считать себя слабым и виноватым в собственной слабости.

* * *
Национальное лидерство в современной России это убыточное предприятие. Убыточное не только с точки зрения денег и вообще материальных благ. Оно убыточно прежде всего с социальной точки зрения.
Русские в массе не только не поддерживают потенциальных лидеров, но и активно подавляют их.
Как уже говорилось, это отчасти реакция на зло, которое русские видят во всякой власти (http://www.apn.ru/publications/article18524.htm). Но этим психологические механизмы, тормозящие создание вертикальных структур в обществе, не ограничиваются. Лидерам приходится сталкиваться с перевернутой системой ценностей, в которой слабый и больной заслуживает поддержки и уважения, а сильный и здоровый (и в физическом, и особенно в духовном смысле) подозрителен уже потому, что он не соответствует тому представлению об авторитетном человеке, которое доминируют у русских.

* * *
Тут впору задаться вопросом: а как же вообще существует страна, в которой перевернуты все представления? Почему ездят автобусы, летают самолеты и работает радио, если «чем хуже, тем лучше»?
Все да не все. Сказанное относится именно и только к лидерам национального движения. На работе у тети Зины и дяди Васи включаются другие стереотипы. Это связано с тем, что когда речь идет о русских интересах, Зина и Вася ощущают себя русским. Эта идентичность и запускает весь каскад стереотипов, описанных выше. А на работе Зина и Вася ощущают себя членами другой группы, и тут в ход идет другой набор стереотипов, вполне позволяющий если не самое продуктивное лидерство, то по крайней мере не его прямую противоположность. Как уже было отмечено (http://www.apn.ru/publications/article18524.htm), у других народов все обстоит по-другому. У китайцев, например, доминантами в образе лидера были и остаются мужские качества и возраст. Пожилой мужчина пользуется у них авторитетом уже по факту того, что он родился мужчиной и прожил достаточно долго. И обратно – от пожилого мужчины ожидают, что он будет накапливать опыт, учить более молодых и брать на себя ответственные решения.
Поэтому, в том числе, Сунь Ятсен, врач по образованию, сумел собрать средства на национальные восстания в Китае: он брал на себя ответственность. И ему доверяли ресурсы.
То же, что и у китайцев, наблюдается у других народов, сумевших, как и китайцы, сбросить колонизаторов.
1893-ий год: Махандас Ганди отправляется в Южную Африку защищать там права индийского меньшинства. Он адвокат, получивший образование в Англии, но его настоящей страстью в жизни стало лечение. Он лечил близких от болезней и лечил свой народ от рабства.
В Африку он едет на деньги индийской адвокатской конторы, оплатившей его билет и положившей ему и его семье жалование, чтобы он защищал национальные интересы. К слову сказать, владелец этой конторы был мусульманин, а Ганди – индуист. Но оба были индусы, и кровного родства была достаточно, чтобы объединить их усилия.
Более того: куда бы Ганди ни ехал, его встречают делегации индусов, к нему идут нескончаемым потоком люди за советом и просто «чтобы увидеть его». Этот человек стал народным героем еще при жизни. Всего его нужды были обеспечены индусами, он разъезжал по свету с семьей, организовывал коммуны, издавал газеты и т.д. на средства и при поддержке тех, в чьих интересах он старался. Т.е. быть национальным лидером в Индии в конце XIX века было выгодным делом: человек, пожелавший таковым стать, получал всю поддержку и внимание, которое ему было нужно и мог себе позволить оставить адвокатскую практику.
Это и есть ограничивающее звено в появлении национальных лидеров и развитию национального освободительного движения: как только достаточно людей созревает до идеи поддержки своих лидеров, последние не замедляют появиться.
Сравните это с положением дел в России. Думаю, всё станет ясно.
Ответ на вопрос, почему среди русских «нет» национальных лидеров, таким образом, лежит именно в этой плоскости: потому что русские не поддерживают тех людей, которые давно готовы ими стать.

* * *
Но помимо элементарных средства к существованию и деятельности, лидеру необходимо доверие.
У индусов оно было по отношению к Ганди таково, что они шли в тюрьму и даже на смерть по одному его слову. Т.е. они верили, что все, что говорит и делает этот человек, делается для их же блага.
Сунь Ятсен организовал первое антиманьчжурское восстание в Китае в 1895-ом году, и после его поражения раз за разом китайцы выходили на новые и новые восстания против маньчужуров, пока Учанское восстание в 1911-ом году не увенчалось успехом.
Сравните это с тем цинизмом, с которым русские подходят к любой попытке изменить что-либо в их взглядах, не говоря уже о попытках хоть как-то изменить их поведение. Этот цинизм появился, конечно, не на пустом месте, а как следствие многих и многих слоев обмана, в которые закатали русских. Но не верить никому означает в теперешней ситуации вечно быть тем самым мальчиком на костылях, уверенным в том, что он виноват в своей болезни.
Сейчас появилось понимание того, что из себя представляет эта болезнь - и ясны действия, которые достаточно предпринять, чтобы выздороветь, но для этого нужно желание выздороветь. Чтобы оно появилось, нужно хотя бы один раз осмелиться отбросить костыли и пройтись без них.
Нужно перестать думать о других народах и начать думать о себе, вернуть себя в центр своего сознания. Пусть хромая и падая, но пройтись без костылей вечной вины и болезни.
Если у русских появится желание выздороветь, то появится оно из вкуса свободы, который дается в этой прогулке без костылей.
А пока: по результатам выборов в Думе оказались несколько партий. Их спектр от умеренной до открытой русофобии, при этом 64% набрала партия, подписавшая антирусский пакт и демонстративно игнорирующая русский вопрос (http://www.apn.ru/opinions/article18542.htm).



http://www.apn.ru/publications/article18618.htm

Посторонний
23.12.2007, 21:46
Согласен. Пассивность людей даже не удивляет.

Басманов
25.12.2007, 23:46
Лидер. Часть IV. Навстречу Преборам-2008: «двенадцать»
Умеете ли вы из 10-12 человек быстро выделить одного и только одного лидера?


Часть I (http://www.apn.ru/publications/article18524.htm)
Часть II (http://www.apn.ru/publications/article18618.htm)
Часть III (http://www.apn.ru/publications/article18723.htm)

Our juries include eleven members and a foreman. Our traditional army squad includes eleven soldiers and an officer. In the United States we have nine Supreme Court justices. Rare is the government, whatever its proliferation of ministries, in which more than nine, ten, or eleven ministers combine actual power. Rare likewise is the contact sport fielding a team of less than nine or more than eleven. The Soviet Union’s Politburo has eleven members. It has been suggested to me that when Jesus chose his apostles he chose one too many.

Наши суды включают в себя одиннадцать заседателей и одного председателя. Обычный взвод в нашей армии включает в себя одиннадцать рядовых и одного офицера. В Верховном Суде США девять судей. Редко встречается правительство, как бы ни разрастались его министерства, в котором более чем девять, десять или одиннадцать министров, обладающих реальной властью. Так же редки виды спортивных игр, в которых команды составляют менее девяти и более двенадцати игроков. В советском Политбюро одиннадцать членов. Мне говорили, что Иисус, когда выбирал апостолов, выбрал на одного больше, чем нужно.

Robert Adrey, The Social Contract. 1970
Выяснив, что власть в России представляет из себя субэтнос (http://www.apn.ru/publications/article18723.htm), отличающийся от русского этноса типом моральной системы, впору задаться вопросом: а как так получается, что из поколения в поколение на протяжении уже нескольких веков продолжает существовать такая система с этносом в этносе? Откуда она черпает стабильность, и почему русские, раз за разом оказываясь на исторических развилках, оказываются неспособным переломить ситуацию в свою пользу?
Один из ответов следует искать в гетерономии (http://www.apn.ru/publications/article18066.htm) русских и в автономии (http://www.apn.ru/publications/article18066.htm) властного субэтноса. Другой подход, более узкий, но от этого не менее интересный для нас, лежит в области социальной структуры. Засучим рукава и займемся ей.

* * *
Представим картинку: в песочнице сидят дети и делают из песка куличи. Получаются они у ребят плохо, а девочек — и того хуже. Куличи выходят кривые, рассыпаются от ветра, а все попытки выстроить дом из песка у детей кончаются тем, что юные строители начинают бросать песок друг другу в глаза.
За этим увлекательным занятием их и застают инженеры, прогуливающиеся рядом с песочницей. Это настоящие инженеры-строители: с образованием, опытом работы, владеющие математическим аппаратом, терминами, имеющие доступ к мировой строительной практике. Ради смеху они останавливаются и спрашивают у детей: не хотите ли, ребята, выстроить дворец? Мы вот тут проектируем с товарищами и решили узнать ваше мнение. Инженеры незаметно наступают друг другу на ноги, дергают за рукав и давятся от приступов смеха. Им, однако, удается сохранить серьезное лицо и убедить детей, что те и в самом деле могут сказать им что-то полезное. На свет извлекается чертежная бумага, карандаши, и вот через полчаса готов «чертеж». Представляет он из себя каракули вперемежку с соплями. Инженеры забирают его и чуть отойдя, сгибаются от смеха пополам.
Вот это и есть современная так называемая демократия.
В России, в частности, она такова, потому русские не в состоянии выбрать лидера и создать иерархическую структуру даже на минимальном социальном пространстве в 10-12 человек. Все попытки коллективно защищать свои интересы кончаются «швырянием песка в глаза».
И это в лучшем случае. При обычном раскладе, никаких групп вообще не возникает, а потенциальные лидеры «произносят речь» в бутылку пива и рулят компьютерными симуляторами боев на фронтовых истребителях.
Нарушим тут, говоря театральным языком (а речь идет именно о представлении), закон четвертой стены и обратимся «к залу». Какого национального лидера вы надеетесь выбрать, если вы не в состоянии организоваться в группу из 11 человек? Те, кто приглашают вас на свободные выборы, смеются над вами, потому что прекрасно знают исход комедии.
А ведь от этой простой группы, в которой все друг друга прекрасно знают, есть еще несколько этапов до национального лидера. Представьте себе организацию, выражающие интересы жилого квартала крупного города. А целого городского района? А всего города? А области? А сколько-нибудь крупных районных единиц? Не формальные организации, сфабрикованные теми же глумящимися инженерами-театроведами, а свои собственные, поднявшиеся от 10-12 человек, выдвинувшие своих лидеров и объединившиеся с их помощью во все более крупные русские организации! С обратной связью, с поощрением лидеров, действующих в интересах своих групп и жестким отсечением тех, кто начинает перетягивать одеяло на свое лидерское тельце.
Наивно полагать, что можно выбрать национального лидера, минуя хотя бы один из этих уровней. Чудес не бывает. Даже в компьютерном симуляторе реальности нужно пройти предыдущий уровень, прежде чем лезть куда-то выше.
Повторюсь: демократия это детские игры в песочнице, и до тех пор, пока будет продолжаться эта лепка куличей, до тех пор «национальные лидеры» будут плясать румбу на гробах тех, кто их выбирал. И поделом, надо сказать. Эволюция человеческого рода не тетка, пирожка не подложит. Она представляет из себя процесс вымирания разобщенных народов и покорения их сплоченными. Не верите мне, почитайте Дарвина:

It must not be forgotten that although a high standard of morality gives but a slight or no advantage to each individual and his children over the other men of the same tribe, yet that an advancement in the standard of morality and an increase in the number of well-endowed men will certainly give an immense advantage to one tribe over another. There can be no doubt that a tribe including many members who, from possessing in a high degree the spirit of patriotism, fidelity, obedience, courage, and sympathy, were always ready to give aid to each other and to sacrifice themselves for the common good, would be victorious over most other tribes; and this would be natural selection.
Не следует забывать, что хотя высокий уровень морали дает лишь небольшие преимущества каждому индивидууму и его детям, или вовсе никаких, по отношению к прочим людям того же племени, и тем не менее прогресс в уровне морали и увеличение числа одаренных им людей несомненно даст огромное преимущество одному племени над другим. Не может быть сомнений в том, что племя, в котором многие были способны предоставить помощь друг другу и жертвовать собой ради общего блага, по причине обладания в большой степени духом патриотизма, верности, подчинения, бесстрашия и симпатии, одерживало бы победу над большинством других племен, и это и представляло бы собой естественный отбор.
Darwin, C, (1871) The Descent of Man in Relation to Sex, Murray, London (quoted from the 1913 edn)
Это следует из простой формулы. N+1 человека сильнее, чем N. Более того, чем сильнее сплоченность, тем выше преимущество. Для русских N=1 во всем, что касается национальных интересов.
Поэтому любая сплоченная группа способна поставить на колени весь многомиллионный народ. Повторяю: ЛЮБАЯ. Ограничивает этот процесс только время, пространство и интересы других групп, занятых тем же по отношению к русским.
Чтобы какое-то дело получалось, нужна, как минимум, заинтересованность в нем. Причем заинтересованность не в результате — тогда неминуема спешка, срезанные углы и в конечном счете негодный результат. Нет, нравится должен сам процесс. Я вот терпеть не могу смотреть футбол, а некоторые мои друзья представляют себе рай, как нескончаемый матч «Спартак» — «Зенит», или как так эти команды называются. Соответственно, они приходят домой и смотрят футбол, а я пишу статьи. Мне нравится писать статьи. А им нравится смотреть футбол — и каждому свое. Но статьи можно и не писать, да и без футбола, в общем, тоже можно прожить, а вот если дядя Вася и тетя Зина (а с ними еще 140 миллионов русских) терпеть не могут всяких собраний, выборов делегатов, голосований, если отсутствует культура и сам язык коллективного обсуждения своих интересов и выдвижения лидеров, которые могли бы организовать их защиту — тут остается закрыть папку «русские» и влепить поверх нее густую сургучную печать «нежизнеспособны».
Да-да, я уже слышу голоса о том, что «все-таки мы живем и не хуже, допустим, некоторых африканских стран». Верно, но это не потому, что русские, — обладая самыми богатыми ресурсами в мире и по-видимому представляя себя самый талантливый народ из ныне существующих, — отвоевали себе право даже на такое существование, а потому что властный субэтнос (http://www.apn.ru/publications/article18723.htm) пока что считает нужным иметь эти самые 140 миллионов у себя в холуях. Чистить, так сказать, себе сапоги талантами и приторговывать ресурсами. А решил бы по-другому, и не было бы никаких русских больше.
Впрочем, похоже, что дело к тому и идет — я не буду повторять цифры о демографии «нас и их». Все и так в курсе.
Откуда возникла у русских эта казенщина в делах самоорганизации? Большая часть причин — несомненно советского происхождения. В школе я думал: ну зачем столько дебильнейших, пустейших, скучнейших собраний, на которых мальчики из интеллигентных семей под столами читали Валентина Пикуля, а девочки писали на коленке любовные записки старшему классу? Всем были противны эти собрания, включая учителей, которые их проводили, все ходили на них с «энтузиазмом» арестантов. А ведь далее нас ожидали комсомольские собрания, а потом партийные и профсоюзные «терки слов». Через всю эту мясорубочную линию пропустили бы и мое поколение, если бы СССР не чпокнул у нас на глазах, как проколотый шарик. Так вот, зачем? Вся эта пионерия-комсомолия ушла в небытие, но остались условные рефлексы и смысловые связки: «собрание — скука», «выборы — муть», «публичные обсуждения — обман». Так вот, именно ради этого отучения русских от собраний и выборов вся эта гигантская машина собраний и была нужна. Нужно было отучить целый народ организовывать себя в дееспособные группы с лидерами и подчиненными.
И задача эта была блестяще выполнена. Вот какие ассоциации вызывает слово «собрание» у русских сегодня (цитаты взяты из комментов в Живом Журнале):

Узко: школьное собрание. Бедные разумом женщины, когда-то думавшие, что любят детей, лгущие в глаза родителям этих детей и самим детям. Родители, лебезящие перед ними, и из защиты и опоры своих детей становящиеся в одночасье их злейшими врагами. Дети, привычно замыкающиеся в себе от потоков лжи.
Шире: действо, на которое приходится приходить поневоле, вместо того, чтобы заниматься действительно актуальными делами. Нечто скучное и серое, более природное явление, чем событие человеческого мира, что-то, от чего нельзя скрыться, как от осеннего дождя.
Совсем широко: скорость эскадры равна скорости последнего корабля. На собрании общий интеллект этого собрания стремится опуститься до уровня интеллекта самого тупого из присутствующих, хотя на деле собрание как раз призвано уровень интеллекта наоборот поднимать.
Вот так русские относятся к собраниям. А ведь «собраться вместе» — это абсолютно необходимый шаг к самоорганизации. Без этого ничего не работает.
Теперь — пара слов о подчинении.
Раз уж мы заговорили на театральные темы, вспомним, что короля играет свита. Ну, король, не король, а лидер даже в малой группе из 9-11 человек может функционировать, если он обладает какой-то реальной властью. Так вот: подчиняться русские, воспитанные в СССР, как раз умели. Бесконечные ритуалы верности каким-то там идеалами, идеям и лично товарищам создали умение не думая, не сравнивая себя с «товарищами» подчиняться. А это очень ценное умение, потому что от этого один шаг до здорового жизнеспособного этноса. Этот шаг заключается в том, чтобы подчиняться не «товарищам», а своим лидерам. Тем, кто заявит о себе как о защитниках русских интересов и действует сообразно.
Очевидно, это вовремя понял правящий в России субэтнос. И эту недоработку ликвидировали. Теперь русские утеряли это умение.
Всякое проявление лидерства у русских теперь встречается с попыткой любого встречного и поперечного претендовать на ту же лидерскую позицию. Песок летит в глаза. Начинается нескончаемое соревнование в размерах, объемах, количествах и прочих абстрактных измерителях лидерства. Абстрактных, потому что измерением лидерства являются (а) умение и готовность брать на себя ответственность, (б) организаторские способности, т.е. умение увлекать людей и вести за собой (в) готовность преследовать интересы тех, кто признает такого человека лидером. Всё. Нет (а), (б) и (в) — гуляй, Вася, даже если ты приехал на Бимере-745 (в Америке эти машины называют «членоудлинители»). Это не твое место в жизни.
Лидеров, кстати, много не бывает. Природа сделала так, чтобы их было не более одного на 10-12 человек, а все остальные — так, актеришки, валяющие ваньку.
А теперь задумайтесь: умеете ли вы из 10-12 человек быстро выделить одного и только одного лидера? По каким признакам его определять? Как проверить? Что ожидать и требовать — и чего, наоборот, не ждать и не требовать от него?
Умеете? Или всё-таки нет? Только честно?
То-то и оно.
Напоследок — краткая экскурсия в современное американское общество. На шоссе в этой богоспасаемой стране есть такое правило. Если ехать в крайней левой полосе, которая самая быстрая, часто догоняют машины и садятся на хвост. Тут полагается уйти вправо и пропустить их — пусть себе гонят с превышением скорости, а потом вернуться, если хочется, в крайнюю левую полосу. Если не пустить их, рожицы в зеркале заднего вида какое-то время выражают нетерпение, потом обгоняют справа, иногда подавая при этом звуковой сигнал. Впервые я увидел обратил на это внимание много лет назад и все никак не мог понять — почему это и зачем. И вот недавно, раздумывая на темы лидера, я понял, что перед нами. Ритуал, конечное же. Ритуал лидерства: он заключается в том, что лидера нужно пропускать вперед, давать ему дорогу и оказывать знаки уважения.
Если кто-то решил, что предлагаю русским во всем учится у американцев — нет, я этого не предлагаю. Но стоит задуматься, почему у народа, который сам себя считает самым индивидуалистичным среди всех, есть этот и подобные ритуалы.
Не мешает припомнить и то, что писал Дарвин о естественном отборе у человека. Пока еще есть время, хотя его осталось не так уж много.

Продолжение следует

Евпатий-Коловрат
26.12.2007, 07:42
Первым делом после выборов депутаты отменяют русофобские статьи в УК...
Не надо их отменять. Если власть в стране станет русская то 282-ю она отменять не должна, во всяком случае не сразу. 282-я ещё должна поработать, но вдругую сторону. 282-я позволит пересажать всех пгавозащитников за разжигание русофобии, причём все претензи пускай предъявляют Путену введшему эту стаью.

А в целом по статье всё так, это комплекс проблем который называется простым словом "овощизм".

Софья BБ
29.12.2007, 01:49
То чем занимается власть называется антиэвгеники. Начиная со школы из русских детей целенаправленно вытравливаются лидерские качества. Самоё страшное, что может случится с маленьким ребёнком это школа.Всё что не угробила школа угробят ВУЗы и ПТУ, если они не справятся то у ZOG есть ещё армия и зона(как говорили раньше ищи смелого с тюрьме, а глупова в попах). Все государственные институты построены по еврейскому принципы "Усмиряй гордость непокорных". Так чего потом удивлятЪся?
Единственное что искрени удевляет меня в тебя и Белове, это то что вы ещё не начали ненавидеть русский нард!:bal: Кстати как вам это удаётся?:dpni: