PDA

Просмотр полной версии : Граф Келлер



Вятич
21.12.2007, 09:41
http://www.russk.ru/newsdata.php?idar=174805

21.12.2007

Сегодня день памяти верного слуги Государя генерала от кавалерии графа Федора Артуровича Келлера, злодейски убитого петлюровцами в 1918 г.

http://www.russk.ru/images/2006/4424.jpg

Он родился в 1857 г. и посвятил свою жизнь ратному делу. Герой Первой мировой войны генерал-лейтенант Келлер был одним из двух высших военачальников, кто в позорные дни февраля 1917 г. проявил верность своему Государю, отправив в ответ на сообщение об отречении Императора Николая II телеграмму "Прикажи Царь, придем и защитим Тебя".

В выпущенном "Призыве старого солдата" генерал Келлер писал:

"Во время трех лет войны, сражаясь вместе с вами на полях Галиции, в Буковине, на Карпатских горах, в Венгрии и Румынии, я принимал часто рискованные решения, но на авантюры я вас не вел никогда. Теперь настала пора, когда я вновь зову вас за собою, а сам уезжаю с первым отходящим поездом в Киев, а оттуда в Псков… За Веру, Царя и Отечество мы присягали сложить свои головы – настало время исполнить свой долг… Время терять некогда – каждая минута дорога! Вспомните и прочтите молитву перед боем, – ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя крестным знамением и с Божьей помощью вперед за Веру, за Царя и за целую неделимую нашу родину Россию".

В годы Гражданской войны граф сформировал Северо-Западную монархическую армию. Но генералу не суждено было исполнить свое намерение -"через два месяца поднять Императорский Штандарт над Священным Кремлем".

После захвата Киева петлюровцами был схвачен и убит выстрелами в спину в центре Киева у памятника Богдану Хмельницкому вместе с верными адъютантами полковником А.А.Пантелеевым и ротмистром Н.Н.Ивановым.

Русская линия
www.russk.ru

...

Вятич
21.12.2007, 13:18
http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=5877

КЕЛЛЕР ФЕДОР АРТУРОВИЧ (1857—8[21].12.1918), ГРАФ, ГЕНЕРАЛ ОТ КАВАЛЕРИИ (1917).

КЕЛЛЕР Федор Артурович (1857—8[21].12.1918), граф, генерал от кавалерии (1917). Происходил из дворян Смоленской губ. Воспитанник приготовительного пансиона Николаевского кавалерийского училища. На правах вольноопределяющегося 2-го разряда нижним чином был принят в 1-й лейб-драгунский Московский Его Императорского Величества полк (1877). Участник русско-турецкой войны 1877—78.

http://www.nashastrana.info/images/keller.jpg

Награжден: знаком отличия Военного ордена 4-й степени — «за отличия в делах под Шейновым»; 3-й степени — «за занятие станции Семенли Тернова». В первый офицерский чин прапорщика произведен за отличие Высочайшим приказом (1878). Выдержал экзамен при Тверском кавалерийском юнкерском училище на право производства в следующие чины (1878). Переведен в 6-й гусарский (18-й драгунский) Клястицкий полк, в котором прошел путь от корнета до ротмистра, последние 7 лет командуя эскадроном (1880—94). На «отлично» закончил Офицерскую кавалерийскую школу (отдел эскадронных командиров) (1888—89). «За отличия по службе» произведен в подполковники (1894) и полковники (1901). Служил в полках: 24-м драгунском Лубенском (1894—1901) и 23-м драгунском Вознесенском (1901). Адъютант командующего войсками Киевского военного округа (1882—83). Командир Крымского дивизиона (1901—03). Служил в 11-м драгунском Харьковском полку (1903—04). Командир 15-го драгунского Александрийского (1904—06) и лейб-гвардии Драгунского (1906—10) полков. Флигель-адъютант Его Императорского Величества (1907). «За отличие» произведен в генерал-майоры с зачислением в Свиту Его Императорского Величества (1907—13). Командир 1-й бригады Кавказской кавалерийской дивизии (1910—12). Командир 10-й кавалерийской дивизии (1912—15).

Блестяще провел бой с превосходящими силами противника под д. Ярославице (1914) — названный военными историками «последним конным боем» не только великой войны, но и всей мировой военной истории. В к. 1914 Государыня Александра Феодоровна отзывалась о нем: «…Граф Келлер делает что-то невероятное. Со своею дивизиею он перешел уже Карпаты и, несмотря на то, что Государь просит его быть поосторожнее, он отвечает Ему: "иду вперед". Большой он молодец…» Генерал-лейтенант, командир 3-го кавалерийского корпуса (1915—17). Награжден: Орденом св. Георгия 4-й (1914) и 3-й (1915) степеней и Георгиевским оружием (1916).

http://blackhussars.ucoz.ru/_ph/4/2/523756943.jpg
Высочайший смотр Государем Императором Николаем II 3-го кавалерийского корпуса. Слева направо: граф Келлер, генерал Брусилов,Великий Князь Дмитрий Павлович

Один из двух командующих корпусами, которые открыто высказались в телеграмме на запрос генерала-предателя Алексеева против отречения Государя Императора. Вот как это происходило. Генерал Келлер, собрав представителей от каждой сотни и эскадрона вверенных ему частей, сказал им: «Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить на гибель армию и Россию. Вот телеграмма, которую я послал Царю (цитирую по памяти): "3-й конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрекся от Престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя”». А. Г. Шкуро вспоминает: «Ура, ура! — закричали драгуны, казаки, гусары. — Поддержим все, не дадим в обиду Императора. — Подъем был колоссальный. Все хотели спешить на выручку плененного, как нам казалось, Государя».

http://blackhussars.ucoz.ru/_ph/4/2/143937883.jpg
Граф Ф.А. Келлер с офицерами 1-го Оренбургского казачьего Наследника Цесаревича полка, 1914.

Испуганные генералы-изменники отрядили в штаб 3-го конного корпуса, стоявший в Оргееве, начальника 12-й кавалерийской дивизии генерала-лейтенанта барона К. Маннергейма. На все уговоры этого генерала-предателя «пожертвовать личными политическими убеждениями для блага армии» Федор Артурович твердо отвечал: «Я христианин. И думаю, что грешно менять присягу». Вскоре под угрозой объявления бунтовщиком генерал Келлер был отстранен от командования корпусом. Подчинившись, он прощался с проходившими мимо него войсками под звуки Русского Народного Гимна «Боже Царя храни».

http://hrono.rspu.ryazan.ru/img/lica/keller_fed_art.jpg

Отказавшись присягать Временному правительству, генерал оказался в резерве чинов при штабе Киевского военного округа (апр. 1917). В телеграмме из Харькова в Петроград министру-председателю Керенскому он писал (1917): «В виду того, что моя служба Отечеству в армии очевидно более не нужна, ходатайствую перед Временным правительством о разрешении мне последовать за Государем Императором Николаем Александровичем в Сибирь и о разрешении мне состоять при Особе Его Величества, оставаясь по Вашему усмотрению в резерве чинов или будучи уволен с причитающейся мне пенсиею в отставку. Согласие Их Величеств иметь меня при Себе сочту для себя за особую милость, о которой ввиду невозможности для меня лично о ней ходатайствовать очень прошу Вас запросить Государя Императора и в случае Его на это согласия не отказать в приказании спешно выслать мне в Харьков пропуск на беспрепятственный проезд и проживание в месте местопребывания Их Величеств».

http://blackhussars.ucoz.ru/_ph/4/2/175408827.jpg
Келлер, в форме Оренбургского казачьего войска, с чинами штаба 3-го кавалерийского корпуса. Крайний справа сидит есаул А.Г. Шкуро.

После создания Добровольческой армии, отказавшись от сомнительной «чести» служить в ней, он в июне 1918 писал генералу Алексееву: «Объединение России великое дело, но такой лозунг слишком неопределенный, и каждый даже Ваш доброволец чувствует в нем что-то недосказанное, так как каждый человек понимает, что собрать и объединить рассыпавшихся можно только к одному определенному месту или лицу. Вы же об этом лице, которым может быть только прирожденный, законный Государь, умалчиваете...» «Верно, что вам, Михаил Васильевич, — писал он далее, — тяжело признаться в своем заблуждении, но для пользы и спасения родины… вы обязаны на это пойти и покаяться откровенно и открыто в своей ошибке… и объявить всенародно, что вы идете за Царя».

Высказался он как-то и о другом белом вожде: «Корнилов — революционный генерал... пускай пытается спасать российскую демократию... Я же могу повести армию только с Богом в сердце и с Царем в душе. Только вера в Бога и мощь Царя могут спасти нас, только старая армия и всенародное раскаяние могут спасти Россию, а не демократическая армия и "свободный" народ. Мы видим, к чему привела нас свобода: к позору и невиданному унижению».

Тем не менее, по словам хорошо знавшего генерала Келлера генерал-лейтенанта П. И. Залесского, граф «принять активное участие в борьбе с большевиками... очень хотел, но только при условии, чтобы эта борьба велась открыто именем Самодержавного Царя всея Руси». Возможность такая ему будто бы представилась. Еще будучи в Харькове, он приступил к формированию штаба Северной армии («Северо-Западной Псковской монархической армии»).

http://blackhussars.ucoz.ru/_ph/4/2/458842172.jpg
Келлер вручает Георгиевский крест вахмистру 1-го Оренбургского казачьего Наследника Цесаревича полка.

В выпущенном «Призыве старого солдата» генерал Келлер писал: «Во время трех лет войны, сражаясь вместе с вами на полях Галиции, в Буковине, на Карпатских горах, в Венгрии и Румынии, я принимал часто рискованные решения, но на авантюры я вас не вел никогда. Теперь настала пора, когда я вновь зову вас за собою, а сам уезжаю с первым отходящим поездом в Киев, а оттуда в Псков... За Веру, Царя и Отечество мы присягали сложить свои головы — настало время исполнить свой долг... Время терять некогда — каждая минута дорога! Вспомните и прочтите молитву перед боем, — ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя крестным знамением и с Божьей помощью вперед за Веру, за Царя и за целую неделимую нашу родину Россию».

По приезде в Киев (1918) он продолжает собирать вокруг себя офицеров. Был установлен нарукавный знак армии — Православный восьмиконечный серебряный крест. (Существовал еще т. н. нагрудный «Крест генерала Келлера» — белый мальтийский крест, эмблематически аналогичный кресту обетного рыцаря Мальтийского ордена, — о котором сохранились сведения как о награде). В Киеве за несколько дней до планируемого отъезда во Псков митр. Антоний (Храповицкий) отслужил в Киево-Печерской лавре молебен, давая гр. Келлеру свое благословение.

Благословил его и Патриарх Тихон. В 1967 «г-жа Е. Б.» (речь идет о Е. Н. Безак, урожденной Шиповой (1880—1971), супруге Ф. Н. Безака (1865—?), известного киевского монархиста) свидетельствовала: «Патриарх Тихон прислал тогда (в к. 1918) через епископа Нестора Камчатского графу Келлеру (рыцарю чести и преданности Государю) шейную иконочку Державной Богоматери и просфору, когда он должен был возглавить Северную Армию…» Но генералу не суждено было исполнить свое намерение — «через два месяца поднять Императорский Штандарт над Священным Кремлем».

Как раз в это время пошатнулось положение правившего с янв. 1918 в Киеве гетмана П. П. Скоропадского. Войска самостийников (С. Петлюры) подходили к Киеву. По усиленной просьбе гетмана Келлер берет на себя командование «всеми вооруженными силами, действующими на территории Украины». Успех сопуствовал генералу, но 14 нояб. он был отставлен за слова о переходе к нему всей власти до восстановления монархии, высказанные им в этот день на Лукьяновском кладбище в Киеве во время похорон зверски убитых 33 офицеров Киевской добровольческой дружины генерал-майора Л. Кирпичева.

Менее чем через 3 недели власть гетмана пала. 1 дек. в Киев вошли войска Директории. Генерал Келлер был арестован петлюровцами в Михайловском монастыре вместе с решившими разделить участь своего генерала двумя его адъютантами полковником А. А. Пантелеевым и ротмистром Н. Н. Ивановым. В 4 час. утра 8 дек. 1918 все трое были убиты выстрелами в спину петлюровцами на Софийской площади у памятника Богдану Хмельницкому. Саблю убитого генерала поднесли «головному атаману» Петлюре. Вмерзшая рядом с памятником кровь Келлера через несколько дней оттаяла, что среди киевлян породило поверье, будто кровь эта и впредь «не высохнет и ляжет на голову Украины».

Лит.: Марков С. В. Покинутая Царская Семья. Вена, 1928; Топорков С. Граф Ф. А. Келлер // Военно-исторический вестник. Т. 19. 1962; Е. Б[езак]. Еще раз о Державной иконе Божией Матери // Православная Русь. Джорданвилль, 1967. № 8; Кручинин А. Христианский рыцарь // Военная быль. М., 1993. № 3.
С. Фомин

Институт Русской Цивилизации

Фотографии взяты с сайта http://blackhussars.ucoz.ru

...

Вятич
21.12.2007, 13:41
http://blackhussars.ucoz.ru/_ph/4/825053172.jpeg

Граф Ф.А. Келлер » генерал граф Ф.А. Келлер (худ. В.Мирошниченко)

Набор наград и знаков, украшающих простую гимнастёрку героя Великой войны, вызывает непроизвольное уважение. На портрете только те знаки отличия, которыми сам Келлер глубоко дорожил. Не у каждого генерала от кавалерии со Свитскими вензелями на погонах можно солдатские Георгиевские кресты (3-й и 4-й степеней). Граф получил их за бои под Шейновом и Тырновом в 1878, когда сражался с турками в рядах 1-го Лейб-драгунского Московского полка.



http://www.voskres.ru/army/spirit/fomin.htm

Начало ратного пути

Граф Федор Артурович Келлер на Балканах

Во время Великой войны о русском генерале Федоре Артуровиче Келлере говорили как о лучшем кавалерийском военачальнике эпохи. Те, кто сражался рядом с ним, навсегда запомнили богатырскую фигуру трехаршинного роста в волчьей папахе и в казачьем чекмене, появлявшуюся перед конными полками на громадном коне и с развевающимся значком. Имя его, царского любимца, произносилось с восхищением и в войну, и после. Православный христианин, он и в смутные дни 1917 года сохранил истинную верность Государю Николаю II, а позже получил благословение от Патриарха Тихона на борьбу с безбожниками-большевиками. Подвигом была и его жизнь, и его смерть. Начинался же боевой путь прославленного полководца за сорок лет до упомянутых событий, в ту далекую пору, когда Русская армия перешагнула Дунай, чтобы протянуть руку помощи единоверным братьям…

Двинувшийся по примеру отца по военной линии (представители русской ветви графов Келлеров традиционно занимали высокие посты на Государевой военной и дипломатической службе), юный Федор Келлер воспитывался в приготовительном пансионе Николаевского кавалерийского училища, когда в Россию пришли известия о грозе, разразившейся над Балканами. Там претерпевали мучения за христианскую веру боснийские сербы и болгары, находившиеся под турецким владычеством и угнетаемые магометанами. В Болгарии бесновались горцы-черкесы, бежавшие туда от русского оружия с Кавказа; привыкшие повсюду жить разбоем, они обирали крестьян, насиловали женщин, угоняли в рабство молодежь. В Боснии лютовали албанцы-арнауты. Но вот пришел день, когда в славянских землях поднялось знамя восстания и прозвучал призыв: «С верою в Бога – свобода или смерть!»

Турецкий султан отправил против непокорного народа свои войска, производившие истребления тысячами и десятками тысяч. Из отрубленных голов строились высокие башни. Привозимые в Россию болгарские сироты рассказывали своим избавителям о страшных, изощренных злодеяниях, творимых в родных селениях. Едва уцелевшие, они вспоминали о том, как перед посаженными на колья детьми черкесы живьем сдирали кожу с их родителей, как на глазах поруганных матерей солдаты в красных фесках подбрасывали и ловили на штык младенцев, как гордились иные башибузуки особенным умением – для потехи разорвать голыми руками пополам схваченного за ножки грудного ребенка. Боль единоверцев нашла отклик в русских сердцах: в городах и деревнях собирали пожертвования в помощь истязаемым братьям, вся огромная страна провожала отъезжавших на Балканы добровольцев.

Наконец, в апреле 1877 года прозвучало Царское слово об объявлении войны ненавистной Турции. Сам Александр Освободитель покинул столицу и теперь постоянно пребывал в расположении частей действующей армии, молясь за свое воинство и напутствуя его перед боями. Офицерская молодежь стремилась к жертвенному подвигу, простые солдаты и именитые генералы испытывали одни чувства. С фронта приходили вести о русском героизме и первых потерях; в России люди перечисляли крупные суммы на раненых воинов, а записывались неизвестными. В августе того же года получил приказ о приведении на военное положение стоявший в Твери 1-й Лейб-драгунский Московский полк, а через месяц в одном из его эшелонов уже спешил на войну 19-летний отпрыск графского рода Федор Келлер, без ведома родителей вступивший в полк нижним чином на правах вольноопределяющегося.

Несомненно, юноша был вдохновлен примером своего двоюродного брата – Федора Эдуардовича Келлера, молодого подполковника, недавно окончившего Николаевскую академию Генерального штаба и в числе нескольких тысяч русских добровольцев отправившегося на Балканы. Поступив на службу в Сербскую армию, храбрый родственник (сам, кстати, по материнской линии происходивший из сербского рода Ризничей) вскоре прославил себя дерзкой вылазкой-рекогносцировкой накануне большой битвы при Фундине, а чуть позже разгромил турок в схватках в долине Моравы. Под его началом русские и болгарские добровольцы отражали набеги головорезов-башибузуков и подавляли мятежи боснийских мусульман. Прирожденный воин, каковыми являлись все Келлеры, Федор Эдуардович был удостоен за свои ратные труды высших военных наград княжества, врученных ему сербским командованием.

Переправа драгун через пограничный Дунай в конце ноября совпала с переломом в затянувшейся войне. Полк был присоединен к осаждавшим Плевну русским войскам, которые неделю спустя вошли в полгода оборонявшуюся крепость. Длинные колонны пленных потянулись мимо заваленных мертвыми телами траншей. И вот, теперь кавалеристам наряду с прочими частями предстояло морозной зимой преодолеть по горным проходам хребты Балкан – подвиг, сравнимый с великими деяниями не знавших поражений суворовских богатырей. Шли налегке, оставив обозы. Узкие, скользкие тропы вились между глубоких пропастей и снежных заносов; крутость подъема не позволяла ехать верхом, вынуждая вести коней в поводу. Костры на привалах не жгли, чтобы не привлекать внимания турок. Спускаться с круч драгунам приходилось, держась за поводья лошадей, скатывавшихся вниз по склону на задах…

Будучи уже генерал-майором Царской свиты, Федор Артурович говорил: на войне все трудно, а невозможного на свете нет. Близко ознакомившись с русским солдатом в боевых условиях, долгое время живя одной жизнью с нижними чинами, граф Келлер полагал, что совершенно необходимо было бы требовать от молодых людей, мечтавших носить офицерские погоны, прослужить хоть один год вольноопределяющимся в рядах, что позволило бы будущим командирам лучше узнать внутренний мир рядовых бойцов, своими личными качествами приобрести их доверие и расположение. Отдавший сорок лет службе исключительно в строю, снискавший в Великую войну почетное прозвище «первой шашки России», сам он отличался искренней любовью к простым солдатам, всегда проявляя себя не только до крайности требовательным, но и чрезвычайно заботливым о своих подчиненных военачальником.

За перевалом 1-й Лейб-драгунский Московский полк присоединился к колонне «белого генерала» Скобелева, где Федор Келлер встретил своего вернувшегося из Сербии родственника – неутомимого Федора Эдуардовича, который только что принял штаб скобелевского отряда. В последовавших сразу после балканского перехода боях под Шейновым и Терновым юный «вольнопер» выказал такую молодецкую удаль, что был отмечен знаками отличия Военного Ордена – серебряными солдатскими Георгиями 3-й и 4-й степеней, пожалованными ему собственноручно Главнокомандующим армией. В день жестокого шейновского сражения, когда едва спустившиеся с горных высот пехотные батальоны под грохот барабанов и с развернутыми знаменами атаковали по открытой равнине плюющиеся огнем неприятельские редуты и укрепленный лагерь турецкого паши, отличились сразу оба Келлера.

Станция железной дороги Тернов была с налета взята в начале января нового года всего одним эскадроном полка во главе с лихим командиром скобелевской конницы генерал-майором Струковым, выбившим с позиций несколько тысяч вражеских бойцов. При этом единственный подход к станции пролегал по мосту, подожженному отступившим противником, – спешившиеся драгуны погасили пламя и перебрались на другую сторону, под крики «ура» овладев курганом с защищавшей мост батареей. Много позже Федор Артурович с нарочитой скромностью отзывался о заслуженных в ту пору боевых наградах, неизменно сиявших на его генеральском кителе: «Сам не знаю за что! Первый крест получил по своей неопытности: ординарцем вез приказание и вместо штаба наскочил на турецкий окоп. Турки обстреляли меня, а начальство увидало и наградило. А второй крест за то, что проскакал горящий мост. Вот и все!»

Далеко опередив пехотинцев отряда, драгуны устремились к Адрианополю, натыкаясь по пути на вереницы повозок и толпы беженцев-мусульман. Испуганно и угрюмо смотрели захваченные в плен башибузуки на русских кавалеристов, еще недавно находивших страшные следы турецкого пребывания в оставленных врагом болгарских селениях, где раскачивались на виселицах и остывали в потухших кострах трупы мужчин, а мертвые дети лежали рядом с убитыми после позора женщинами. Осыпанная цветами от православного народа в занятом без боя Адрианополе, конница Струкова ринулась по наступившей распутице на столицу Турции. Остановленные перемирием в считанных верстах от стен древнего Царьграда в феврале 1878 года, драгуны глядели с холмов на золоченые полумесяцы над оскверненной Софией и угрожающе застывшие английские броненосцы в проливе Босфор…

Через полтора месяца после окончания кампании 20-летний граф Федор Артурович Келлер был произведен за отличие в первый офицерский чин – в прапорщики своего полка, а после выдержал в Тверском кавалерийском юнкерском училище экзамен на право производства в следующие чины. Цвела весна, весна его жизни… Впереди ждали служебные будни и изучение до тонкостей любимого дела, призы за стрельбу, рубку и верховую езду, управление частями на маневрах и на войне, сражения и раны, и, наконец, погоны генерала от кавалерии на плечах и победный орденский крест на шее. Быть может, по прошествии десятилетий, он, уже прославленный военачальник, вспомнил свою юность, когда после боя в Карпатах обнял огромными ручищами молодого командира пехотного батальона и сказал: «Еще два года войны, и все вчерашние прапорщики станут у нас генералами!»

Михаил Фомин

портал "Русское Воскресение"
www.voskres.ru

...

Алексей Карельский
22.12.2007, 15:29
Спасибо за подборку.
Келлер великий воин - вечная памят вернму сердцу!

Однако Маннергейм небыл предателем. Он как раз и был вторым генералом о котором говорится в первом твоем посте. Он также как и Келлер остался верен присяге и был отстранен временным правительством с формулировкой "Не понял преобразованияй коммисаров временного правительства". Скорее всего Келлер убедил его. И дальнейшая жизнь барона Маннергейма была тому свидетельством.

Алексей Карельский
22.12.2007, 18:32
драгуны глядели с холмов на золоченые полумесяцы над оскверненной Софией и угрожающе застывшие английские броненосцы в проливе Босфор
Собственно это прямое свидетельство что за геноцидом устроенном башибузуками стояла корона Великобритании.
Эта страна ненавидит славян больше, чем ненавидел гитлер. Она стоит за турецким беспределом, за первой и второй мировыми войнами. Она должна быть стерста слица земли, а вся их нация также как они истребляли славян- истребелена.

Ultra21
24.12.2007, 15:27
спасибо... Вечная память Белому Генералу!