PDA

Просмотр полной версии : Годовщина уничтожения Чехословакии



Анатолий
28.09.2015, 20:42
Приближается годовщина Мюнхенского соглашения 29 сентября 1938 г., поставившего крест на Чехословацкой республике. Ожидается сезонное обострение у всяких Пушковых (с советско-антизападной стороны) и Больнодумов (с либерально-антифашистской стороны). «Гитлеровцы оккупировали братскую славянскую страну, хнык-хнык». В советской историографии это событие именуют «Мюнхенским сговором». Мол, сговорились капиталисты с фашистами и поделили миролюбивую Чехословакию. Действительно, большевикам было о чём горевать: немецкими штыками «на мороз» был выкинут большой друг Кремля президент Эдвард Бенеш. Впрочем, не успевший сдать советам Чехию в 1938 г. Бенеш наверстает упущенное после войны. Анонсированная в 1918 г. как «федеративное, демократическое государство» Чехословакия, несмотря на своё диковинное название, была унитарным государством, где ущемлялись права не только приснопамятных судетских немцев (хотя разве немцы не имеют права на самоопределение?), но и словаков, поляков, венгров и карпаторуссов/украинцев. В 1920 г. чехи воспользовались моментом и отхватили у истекающей кровью (в борьбе с большевицким нашествием) Польши Тешинскую область – поступок достойный «демократического рая» в окружении враждебных авторитаризмов!

Дабы не тратить время на излишние экскурсы в историю, приведу подборку выдержек по «чешскому вопросу» из русских эмигрантских газет за 1938-1939 гг. А вы сами решайте – стоит ли русским печалиться в годовщину Мюнхена или поднять бокал.

***

"Перед демократиями лежал самый простой вопрос:

– Или уступить требованиям Германии или пойти на авантюру, заранее обреченную на гибель.

Не только английские доминионы, но и сам английский народ открыто заявил:

– Мы не намерены проливать свою кровь и быть в руках интернационалистов орудием мести Германии за ее победу над этими интернационалистами.

Франция, разделенная ядом коммунизма, одна не может броситься на могучую, сплоченную, как один человек, Германию и такую же Италию.

Вот как стоит в действительности чехословацкий вопрос.

Национализм победил, и как бы не бесновались интернационалисты, эта победа будет шириться, и национализм и в других странах, разобьет всю ту красную свору, которая, через Москву, питается кровью русского народа.

Чехословацкий посланник плакал…

Нас эти слезы не трогают.

Не трогают потому, что перед нашими глазами еще стоят события гражданской войны в Сибири.

Предательство на смерть адмирала Колчака… Украденное русское золото… Насилия над женщинами и детьми… Повальный грабеж измученного беззащитного населения Сибири… Основание банка легионеров в Праге на награбленные из России деньги и драгоценности.

И, как венец всего – тесный союз с самым подлым в истории мира правительством, с убийцами 30 миллионов русских людей.

Нет в нашем сердце сострадания к тем, кто не пожалел русский народ, кто своим союзом подкрепил правительство убийц и подтвердил его право на уничтожение русского народа.

Да, мы вправе обвинять во всем этом если и не весь, то большинство чешского народа. Это большинство свободно избрало свое правительство и поддерживало его до последнего дня.

И не чехам лить слезы о потере своей самостоятельности.

Дали ли они эту самостоятельность нашим страждущим уже сотни лет братьям карпатороссам?

Теперь чехи на себе, быть может, испытают что значить жить под властью другого народа.

Да, не все чехи таковы.

Мы глубоко чтим память Крамаржа и ему подобных.

Однако, большинство чешского народа считало таких чехов предателями и изменниками.

И не был ли чехами заточен в тюрьму великий карпаторосский патриот и истинный друг России д-р Фенцик только за то, что он посмел вступиться за законные права своего народа.

Пусть же чехи пеняют на свое правительство и на самих себя.

Для них есть еще выход:

– Порвать с дружественным к коммунистам правительством и всеми силами способствовать возрождению России.

Такая Россия не даст в обиду ни себя, ни тех, кто ей помог в тяжкое время". (П. Волжский. Крокодиловы слезы // Россия (Нью-Йорк), 23 сентября 1938 г.)

"Стобашенная Прага, когда-то боровшаяся за чешскую независимость и самостоятельность, за сохранение чешского языка («литературный» чешский точный перевод с немецкого) не нашла в себе достаточно силы воли и ума, чтобы отказаться от навязываемых ей, молодой славянской державе, инородных меньшинств, ей явно ненужных, ее ослабляющих, а когда это произошло, то построить Чехию по швейцарскому принципу, где никто не душил бы другого и все народности мирно бы ужились друг с другом.

Ни того, ни другого чехи не сделали и поэтому теперь «демократически» разгоняют демонстрации судетских немцев чешскими штыками, зовут на помощь «демократии»: Англию и Францию и архидемократию сталинский Советский Союз.

Поэтому они духовно и морально слабы, поэтому нет покоя в Центральной Европе, поэтому опять стоит она перед перекройкой ее карты на новых более справедливых основаниях". (А. Мельников. Судетские немцы и принципы демократии // Россия (Нью-Йорк), 27 сентября 1938 г.)

"Если вдуматься беспристрастно, позиция судетских немцев, насильственно присоединенных к Чехословакии, показывает картины исключительного долготерпения и выдержки. Каждая Нация должна жить в своем государстве, а не под чужеземным игом, – за эту истину когда-то боролись и сами чехи.

Непонятная для непосвященных вызывающая дерзость Праги станет понятной, когда мы вспомним, как постепенно Чехословацкая республика все больше и больше подпадала под власть еврейского капитала и становилась «обетованной землей» еврейской колонизации, как в ней все шире и шире распространяли свое темное влияние масонские ложи, как параллельно усиливалась коммунистическая работа, в конце превратившая Чехословакию в форпост Коминтерна в Европе. Не Ходуса, а Сталин руководит этой Прагой, не чехи, а темные силы распоряжаются чешской страной. И когда судетцы протестуют против союза Чехословакии с СССР и одновременно бросают в лицо угнетателям «В Палестину!» – фронт борьбы определяется совершенно ясно: это не столько спор немцев с чехами, сколько борьба с иудаизмом и Коминтерном, очередной акт столкновения двух сил – двух миров – мира Антикоминтерна и соединенного мира Коминтерна и Фининтерна в сердце Европы.

Мы отказываемся считать Чехословакию Бенеша суверенным национальным государством. Эта страна, в которой безраздельно властвуют – международная темная сила – евреи, масоны и социалисты, одна из колоний Интернационала. Это – лаборатория коммунистического яда для соседей, изготовляемого за счет грабежа и эксплуатации русского народа. Не только судетцы-немцы – все народы Чехословакии должны получить свободу распоряжаться своими судьбами – свободу не идти на поводу у красной Москвы или розового Парижа. Должны получить свободу и наши братья-карпатороссы!" (Удар по Праге – удар по Коминтерну // Нация (Харбин), 20 сентября 1938 г., № 13)

"Антикоминтерном выпущена в свет интересная книга – «Verrat an Europa» (Предательство Европы), в которой яркими красками изображается предательство Европы – Коминтерну, учиненное Чехо-Словакией.

На основании многочисленных фотографий и документов, автор книги д-р Карл Фитц приходит к выводу, что Чехо-Словакия в настоящее время является таким же плацдармом коминтерна для нападения на остальное человечество, как и СССР.

Несколько экземпляров книги присланы в Харбин, в распоряжение Р.Ф.С. Из них, даже не зная немецкого языка, а только рассматривая картинки, можно прийти к заключению, что вышеприведенный вывод совершенно справедлив: Чехословакия, в современном ее виде, является открытым и фанатичным союзником СССР в пропаганде коммунистических идей – не только для себя, но и для соседей.

Серия фото-доказательств открывается снимком масонов – Масарика, Берту и Бенеша в братском рукопожатии. Затем приводится историческая справка – предательство чехами белой борьбы в Сибири.

На многочисленных фотографиях изображены дружеские беседы: Бенеша, Авеноля, Идена, Лазаля и Литвинова-Финкильштейна, Бенеша и Ворошилова, Литвинова-Финкельштейна, Сталина и Чехословацкого посла в Кремле и др. фотографии красных демонстраций в Праге невольно заставляют усомниться – Прага это или Москва? Но сомнения рассеивают характерные виды Праги и надписи на чешском языке.

Вот красные чехи несут гигантские портреты Ленина и Сталина. Вот плакат рекомендует Сталина, как лучшего друга Чехо-словакии. Вот марксистские демонстранты несут гигантский земной шар, на котором стоит грудастая еврейка с красным полотнищем и вызывающей надписью – «Мир принадлежит нам!»

Многочисленные снимки с плакатов, воспевающих советские достижения – с плакатов на языках всех населяющих Чехословакию народов – от чешского до немецкого и украинского – показывают, что дело коммунистической пропаганды в Чехословакии поставлено столь же широко и открыто, как у себя «дома», в СССР – и что пропаганда эта, благодаря чешской полиции, распространяется среди всех народов, насильственно присоединенных к чехам, а отсюда широкими реками растекается по соседям". (Чехия предает Европу большевизму. Такое обвинение предъявляет чешским властям Антикоминтерн. // Нация (Харбин), 1 октября 1938 г., № 14)

"К числу вопросов, подлежащих пересмотру в новой Чехословакии относится вопрос о русской эмиграции.

Великий «исход» русских из родной земли совпал с возникновением и расцветом нового чехословацкого государства. Русское горе совпало по времени с огромным, почти неожиданным счастьем, выпавшем на долю чехословацкого народа, который увидел осуществленными свои самые смелые мечты.

Чехословацкий народ почувствовал, что надо откликнуться на это горе. В этой атмосфере и родилась так называемая «русская акция».

Шли годы, и Чехословакия, которая мыслилась творцами Версальского договора как государство антибольшевицкое, постепенно превратилось в государство советофильское. После заключения договора с советами стала назревать русская эмигрантская трагедия, которая достигла предельного напряжения в страшные сентябрьские дни прошлого года. Обманутая лживой пропагандой, Чехословакия жила надеждой на советскую помощь, и на ней строила все свои расчеты. Одни бессознательно, а другие сознательно смешивали СССР с Россией, искажая и оскверняя идею славянской солидарности. К русским эмигрантам чехи то и дело обращались с вопросами, в которых звучала и надежда, и угроза: «помогут ли нам русские?» Русские понимали и чувствовали по настроению уличной толпы, что для них наступают страшные дни и что от них могут потребовать, чтобы они приняли советскую ориентацию под страхом обвинения в предательстве приютившей их страны. Но, к счастью и к чести подавляющего большинства русской эмиграции, она сохранила свое национальное лицо в эти страшные дни и вместе с тем исполнила свой подлинный долг в отношении страны, оказавшей ей гостеприимство. Русский эмигрант смело заявлял чехам: «СССР – не Россия, большевики вам не помогут, они оставят и предадут вас». В атмосфере того времени подобные заявления требовали большой смелости. И вот, теперь, когда предупреждения русских так явно оправдались, чехи, при встрече с ними то и дело говорят: «а ведь вы оказались правы!»" (С. Варшавский. Русская эмиграция в Чехословакии // Возрождение (Париж), 1 февраля 1939 г., № 4169)

"Бенеш обращается к мировой совести… А что он делал с этой самой совестью в течение девятнадцати лет, когда Россия, изнывая под гнетом большевиков, не могла подать своего голоса, когда большевики истязали Царскую Семью, великих князей и великих княгинь, митрополитов, архиепископов, священников, генералов, полковников, поручиков, судей, адвокатов, профессоров, учителей, крестьян? Что отвечал Бенеш русским эмигрантам, которые от имени русского народа обращались к нему, так же, как он теперь обращается к главам некоторых правительств?

Бенеш в ответ протягивал руку дружбы палачам России… Он заключил с ними союз. Он требовал от французского правительства подписать франко-советский пакт. Он требовал того же от короля Александра, и заставил в конце концов короля поехать на смерть.

Между мировой совестью и Бенешем – кровь русских мучеников, кровь короля Александра, обманутые надежды чехов, словаков и русских на Карпатах и многое другое.

Все это произошло, потому что Бенеш и лево-масонская группа чехов изменили основную политику Чехословакии, которую проводил глава первого правительства молодой страны, великий чешский патриот Карел Крамарж. Иначе сложилось бы судьба Чехословакии, если бы Крамарж оставался у власти. Но Крамаржа отстранили от власти социалисты после принятия учредительным собранием конституции. Крамарж всю свою политику строил на идее восстановления великой России и следовательно на борьбе с большевизмом. Отсюда происходили и его заботы о русских эмигрантах, жертвах советской власти. В этом вопрос помощи эмигрантам Бенешу пришлось идти по стопам Крамаржа…

Люди, подобные Бенешу, вывернули наизнанку все созданные европейской цивилизацией понятия – о праве, о личности, о свободе, о гуманизме, о морали, и из всего этого сделали вопрос личной наживы, собственной карьеры и спекулируя на всех этих духовных ценностях, превратили жизнь европейских народов в такой хаос, выход из которого приходится прорубать как в лесной чаще. Там, где как-нибудь и когда-нибудь пройдет какой-нибудь Бенеш немедленно оказываются чекисты, хулиганы, грабители, погромщики, низкие развратники. Так произошло в России, так было в Испании, так началось в Чехословакии. И всю эту мерзость, сопровождающую Бенешей повсюду, приходится потом выметать железной метлой, выжигать каленым железом.

Вот, кто такой Бенеш. Вот, что такое Бенеш". (Ю. Семенов. Бенеш // Возрождение (Париж), 1939 г., № 4176)

https://pp.vk.me/c625224/v625224200/33f8f/3WD05XUHt-I.jpg

https://m.vk.com/wall-68409480_17718