PDA

Просмотр полной версии : Геноцид русских в Туве



white_evening
21.06.2014, 13:42
В сознании русского обывателя Тува — нечто вроде Чукотки, где живет пусть и инорасовый, но тихий мирный маленький народ оленеводов, души в «старшем брате» не чаящий. Однако это не соответствует действительному положению вещей.

Республика Тува (также Тыва) прославилась тем, что на её территории с 1990-х годов начались первые в СССР русские погромы. Тувинская молодежь, под нескрываемое одобрение большинства тувинцев и тувинских чиновников, начала громить русские дома в сельских районах Тувы. В города съезжались толпы агрессивно настроенных сельских тувинцев, заранее ориентированных на нападения на любых русских, которых можно было безнаказанно избить, ограбить или убить.

История развития конфликта

В конце 1980-х в статье «Лучше строить мосты» 1-й секретарь обкома комсомола Тувы В. Кочергин писал: «Даже тогда, когда происходили определенные выходки молодежи, которые можно назвать националистическими, мы называли их лишь хулиганскими (…) Мы должны признать, что ребята, приезжающие в город из сельской местности, недостаточно культурны» (2, 6 мая 1989 г.). Врач Канунников А. в своем письме в редакцию «Тувинской правды» пишет: «В последнее время в ресбольницу все чаще поступают пострадавшие от рук экстремистски настроенной молодежи (…) Я прожил в Туве 33 года и не заметил, когда впервые появились ростки проявлений национализма. (…) Участившиеся зверские избиения в неспровоцированных драках, ножевые ранения, с которыми поступают в больницу молодые люди … от всего этого становится не по себе» (2, 3 сен. 1989 г., «Требуется единство»). Другой врач, Верещагин В. А., говорит: «Почти треть проводимых нами операций — следствие преступлений» (2, 3 сен. 1989 г., «Четырем смертям назло»). Врач республиканской больницы Л., русский, в своей беседе со мной жаловался, что «в последние годы стало невозможно работать. Участились нападения на медперсонал со стороны пациентов-тувинцев. Милиция нас никак не защищает» (1993 г.).

http://ribalych.ru/wp-content/uploads/2013/07/001141.jpg
На тот момент в Туве проживало почти 50 % русского населения, но, поняв, что в Москве фактически закрыли глаза на происходящее и морально готовы сдать Туву местным националистам, первыми прочь из Тувы бросились спасаться русские начальники, среди которых был и руководитель Управления КГБ СССР. Неудивительно, что после него эту должность занял тувинец, мягко говоря, совсем не озабоченный проблемами русского населения. После 1992 года выдавливание русских перешло в более «спокойную», уверенную и системную фазу. По свидетельствам тех, кто вынужден был уехать Тувинское большинство увольняло русских там где могло, а где не получалось — предприятия банкротились.

http://ribalych.ru/wp-content/uploads/2013/07/002132.jpg
Оставшись без работы русские, в основном, просто вынуждены были уехать в поисках работы и личной безопасности. К этому периоду относятся скандалы по выдавливанию из республиканского ФСБ и МВД больших групп русских офицеров. С того времени и по сей день, на миграцию русских из Тувы действуют следующие факторы:

— один из самых высоких уровней преступности в Туве на душу населения, причем именно русские, при всех прочих равных факторах, становятся наиболее предпочтительными объектами преступления
— дискриминация русских при устройстве на работу и назначении на должности
— Упадок экономики Тувы и, как следствие, низкий, по сравнению со среднероссийским, уровень жизни.

В 1990 году Тува обеспечивала свой бюджет приблизительно на 40 %, теперь на 12 %, всё остальное — дотация из Москвы.

В 1990 г. напряженность достигает своего пика. Весной и летом в республике происходят процессы, которые среди местного населения получили название «события 90-го года». Обостряются межнациональные отношения в городах и поселках со смешанным национальным составом. В п.г.т. Хову-Аксы, где находилось крупное по масштабам Тувы металлургическое предприятие, весной 1990 г. начинаются драки между русской и тувинской молодежью, погромы русскоязычного населения, и, как следствие — массовый отъезд русских из поселка. К августу из поселка выехало 1600 человек (2, 15 авг. 1990 г., «Единым фронтом — на искоренение правонарушений»). Именно волнения в Хову-Аксы многие информаторы называют началом «событий 90-го года». В среднем в этот период по республике происходит 20-40 преступлений в сутки. «Руководящие органы республики, обком КПСС в основном классифицируют случаи конфликтов на межнациональной почве как хулиганство…» (2, 23 авг. 1990 г., «Найдем ли мы путь к согласию?»). В некотором смысле переломным моментом в этих событиях можно считать митинг, состоявшийся в г. Кызыле на пл. Ленина в конце июня 1990 г. Поводом к проведению митинга послужило убийство русских рыбаков на оз. Сут-Холь. По мнению опрошенных русских, это убийство было напрямую связано с неприязнью на почве межнациональных отношений. В прессе поднимается и вопрос об оттоке русскоязычного населения за пределы республики.

Время правления Путина

Директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев, вернувшийся весной 2009 года из республики Тыва, рассказал о катастрофическом положении православного и русскоязычного населения в республике. В нищем, на 96 % дотационном регионе, большая часть жителей которого зарабатывает выращиванием конопли, усиливаются антирусские, антиправославные и сепаратистские настроения.

«Отток русскоязычного населения из республики продолжается, и его нельзя объяснить только экономическими причинами, рассказывает Роман Силантьев. — Уровень преступности в Тыве просто зашкаливает, и русскоязычным людям даже в столице не рекомендуют выходить из домов после захода солнца. Только за последние три года бандитами были убиты два сотрудника Свято-Троицкой церкви в Кызыле и еще один жестоко избит».

Действительно, если ещё в 1980 русскоязычное население Тувинской АССР составляло 33 %, то теперь их стало 18 — 20 %, и число это лишь продолжает неуклонно сокращаться.

Этнические русские, проживающие в Тыве, по вечерам боятся выходить из дома. Приезжающих в республику русских командировочных сразу предупреждают: «После ужина на улицу не выходи».

Время от времени в Тыве «неизвестными злоумышленниками» проводятся демонстративные акции устрашения против русских. По свидетельству журналиста одного из столичных изданий, за пару дней до его приезда группа тувинской молодежи с криком «смерть русским!» напала в Кызыле на русскую пару, выходящую из боулинга. Мужа забили до смерти, жена отделалась переломами. Ни денег, ни ценностей преступники не взяли.
На заборе строящегося в столице республики православного храма постоянно появляются надписи: «Русские, убирайтесь вон!». Во время президентских выборов по всей Тыве распространялись листовки: «Русские — наши враги».

Письмо в кызыльскую газету «Риск»(2004 год)

«Пишет вам из поселка Сайлыг Ильин Николай Александрович. Я проживаю в Туве с 1950 г., работал шофером на комбинате «Тувакобальт», поднимал экономику Тувы. Сейчас на пенсии, проживаю один, мне уже 79 лет. Пенсии не хватает, держу подсобное хозяйство.

Вынужден вам написать письмо, так как не к кому больше обратиться: никто нас, русских, не хочет здесь защищать. Так, 15 ноября 2004 г. на мой дом было совершено разбойное нападение группой подростков тувинской национальности. Хорошо, что мне помогли соседи, а то бы меня убили, как убили по улице Горной мать с сыном. Когда вызвали милицию, то участковый мне предложил продать всё, что у меня есть, и уехать из Тувы.

Мне страшно смотреть, что творится в нашем поселке: милиция бездействует, прокуратуре тоже на нас наплевать, вечером выйти на улицу невозможно, везде ходят пьяные компании, обкуренные гашишем, начинают требовать сначала закурить, потом деньги, если не дашь, могут изувечить. В милиции их подержат сутки, и всё начинается сначала. Наши дети ходят в школу в городок 3 км через гору. На этой горе их встречают толпы, избивают и отбирают все, что можно.»

Источник: http://ribalych.ru/2013/07/29/tixij-genocid-v-tuve/

Анатолий
21.06.2014, 13:51
Ну и где все эти гиркины-хуиркины,защитники рузкемира? До русских в РФ,власти пох,им главное хохлов на колени поставить,которые ишь чего удумали,из стойла вырваться.

white_evening
21.06.2014, 14:27
https://vk.com/public62412843 - некогда эта группа называлась "Геноцид русских в Туве", где было собрано много фактов о притеснении русских в Туве.

Ныне паблик закрыт - тувинские ублюдки подсуетились. И вроде как материалы отправились в прокуратуру.

Тувинцы оказались отвратительные чеченцев, которые в переписке вконтакте признаются в геноциде и говорят, что жалко, что не убили всех русских. Тувинцы пытаются скрыть это дело.

Но кэш гугла всё помнит, как и помнит то, что осталось из сохранённого. Перенос оставшейся информации в эту тему - обязанность русского человека.

- - - Добавлено - - -

Добиться признания геноцида русских в Туве – дело чести

Друзья, начинаем сбор дополнительных материалов, свидетельствующих о геноциде русского населения Тувы в период с 1990 года по сегодняшний день.

Публичная страница «Геноцид русских в Туве» создана с одной целью – открыть людям глаза на правду о событиях, развернувшихся в этом регионе России.

В 1980 году население Тувы почти на 40% состояло из русских. В настоящее время, согласно Всероссийской переписи, в республики проживают около 50 тысяч русских или около 16% от всего населения. А по неофициальным данным, озвученным тувинскими чиновниками, русских осталось не больше 10% и с каждым годом процент падает.

Куда подевались русские? Известно, что на территории Тувы 1990-х годов начались первые в СССР русские погромы. Тувинская молодежь, под нескрываемое одобрение большинства тувинцев и чиновников, начала громить русские дома в сельских районах Тувы. В города съезжались толпы агрессивно настроенных сельских тувинцев, заранее ориентированных на нападения на любых русских, которых можно было безнаказанно избить, ограбить или убить.

Мы не ставим целью оскорбить чиновников. Мы ставим целью признание геноцида русских в Туве, чтобы такого больше не повторилось ни в одном из регионов России. Там где нет русских – и России тоже нет.

https://pp.vk.me/c413925/v413925986/6693/jw2onrDfs3s.jpg

- - - Добавлено - - -

Тувинцы жалуются на некий "расизм" и "нацизм" - акция в Кызыле в ответ на акцию 4 ноября:

https://pp.vk.me/c409922/v409922986/5a47/MoPpogrUQEI.jpg

https://pp.vk.me/c409922/v409922986/5a4e/RCSaVQ1kdHI.jpg

https://pp.vk.me/c409922/v409922986/5a55/c01Ini_ZAS4.jpg

https://pp.vk.me/c409922/v409922986/5a5c/1EbbT1261tE.jpg

Вот так ущемляли: уцелевшие русские в 90-ых бежали за Саяны. В 80-ых 40% населения Тувы являлось русским. Сейчас только 10-15%. Делайте выводы.

- - - Добавлено - - -

Русский язык в российском регионе Тыва стал иностранным

«Великий и могучий» оказался в республиканских школах на задворках

Кызылская прокуратура Республики Тывы, в ходе проверки средних школ, выявила факты преподавания русского языка и русской литературы на тувинском языке. Начальные классы обучаются на нем полностью. В средних и старших классах преподается русский язык, но уроки по нему и литературе ведутся на тувинском.

В прокуратуре отметили, что преподавание русского языка как иностранного недопустимо, поскольку он является государственным. Кроме того, по этой причине значительное количество школьников провалили ЕГЭ по русскому и лишились возможности получить высшее и среднее-техническое образование.

В адрес руководства школ правоохранители вынесли представления о недопущении подобных нарушений. Учителя, сказано в документах, преподававшие русский язык как иностранный и в недостаточном объеме, будут привлечены к ответственности.

Прокуратура и ранее заявляла об этой проблеме. В июне прошлого года она обязала школы Овюрского района проводить уроки русского на «великом и могучем». «Незнание русского языка нарушает конституционные права и интересы граждан, ставит их в зависимость от языковой принадлежности, что может отразиться на формировании культуры межэтнических и межконфессиональных отношений. Государственный язык способствует укреплению межнациональных связей народов России в едином многонациональном государстве», - говорилось в сообщении ведомства. Министр образования и науки Республики Тывы Бичелдей Каадыр-оол пообещал принять меры по обеспечению изучения детьми государственного языка. Похоже, не принял.

Кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник Института развития национальной школы Министерства образования, науки и молодежной политики Республики Тывы Галина Селиверстова считает, что причины происходящего - в преобладании титульной нации и компактности ее проживания, в отсутствии русской языковой среды в подавляющем большинстве населенных пунктов, в сокращении функционирования русского языка из-за оттока говорящего на нем населения в 1990-е годы. В ее научной работе сказано: «Сегодня большинство тывинских детей приходят в школу, зная 10 - 20 русских слов, а их сверстники в других регионах страны имеют базовый запас более 3000 слов. Русский язык в школах стал преподаваться как предмет, начиная с 1948-1949 учебных годов (эта территория вошла в состав СССР в 1944 году - «СП»), а до этого времени изучался отдельными группами.

С развалом Советского Союза в национальных республиках резко изменилось отношение к русскому языку. Язык «нерасторжимого братства» стал виновником русификации и подвергся гонению.

Языковая напряженность была и в Туве. Не последнюю роль в этом сыграли языковой экстремизм некоторых политиков и опубликованные в местной печати статьи, принижающие роль русского языка.

В 1993 году Тувинская лаборатория НИИ национальных школ провела анкетирование двухсот учителей начальных классов… с целью выявления их отношения к готовящемуся сокращению часов, отводимых на изучение русского языка, с последующей передачей их на изучение родного языка. Результаты анкетирования показали, что 3,5 % опрошенных учителей против изучения русского языка в тувинской школе; 7,5 % предлагали отвести на его изучение всего лишь один час в неделю; 48 % были за сокращение его преподавания в 2-3 раза. Все опрошенные считали, что языком обучения в тувинской школе должен быть родной язык с 1-го по 10-й классы.

«Закон о языках в Тувинской АССР» предусматривал постепенное повышение уровня коренизации тувинской школы включительно по 9-й класс, то есть переход в этих классах на преподавание всех предметов на родном языке.

Однако жизнь вносила свои коррективы. Факты свидетельствуют о том, что с середины 1990-х годов стала расти ориентация на русскую школу».

- В этом регионе – серьезный недостаток учителей русского языка и литературы, - говорит доктор педагогических наук, президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Качество образования там всегда было очень невысоким из-за «оторванности» данного места от остальной страны. Туда по сей день не проложена железнодорожная магистраль, там плохие дороги, там всегда ощущался недостаток информации. А после развала СССР начались гонения на русский язык. По этим причинам многие педагоги слабо владеют русским. Дети выходят из школ плохо знающими этот язык, особенно неважно владеют русской разговорной речью.

Эта республика забыта руководством страны. Поэтому оно ничего не предпринимает и для решения проблемы преподавания русского языка.

В свое время в Министерстве образования РФ ликвидировали отдел национальных школ, изъяли специальность «русский язык в национальной школе» на филологических факультетах многих педагогических вузов, прекратили финансирование региональных филиалов и лабораторий Института национальных проблем образования.

Недавно представленный министром образования доклад – бесформенное нагромождение фраз. Проблем глава ведомства не чувствует. Не чувствуют их и его подчиненные, приготовившие потрясающе непрофессиональный документ. Когда-то бывшего министра этой отрасли Фурсенко называли «не в курсенко», теперь и нынешнего можно назвать так.

А подготовленный институтом образования при Минобразования проект «Об образовании» - безграмотный. О решении проблем преподавания русского языка в национальных республиках там даже не упоминается. Хотя язык – становой хребет государства.

У нас критикуют Латвию, Литву и Эстонию, пытающихся минимизировать влияние русского языка. Говорят о том, что в Украине необходимы два госязыка – украинский и русский. И при этом закрывают глаза на то, что происходит дома.

«СП»: - Как вы относитесь к тому, что в Тыве и ряде других национальных образованиях страны, присутствуют два государственных языка?

- Пусть присутствуют сколько угодно, но упор необходимо делать на изучение русского, основного государственного языка. Во всей стране говорят на русском. Жители разных республик, приезжающие в Москву, говорят на русском. Но, разумеется, их культурой и историей пренебрегать недопустимо. Нужно это изучать и поддерживать, интегрируя население в общее пространство. Однако воплотить такое вряд ли получится, поскольку науку наши реформаторы практически разрушили.

«СП»: - На изучение русского языка следует предоставлять большее количество часов?

- Дело не количестве часов, а в том, что русский язык нужно изучать эффективнее. Он – сила, способная сохранить Россию.

http://svpressa.ru/society/article/63983/ (https://vk.com/away.php?to=http%3A%2F%2Fsvpressa.ru%2Fsociety%2Farticle%2F63983%2F)

- - - Добавлено - - -

История человека, уехавшего из Тувы:

https://pp.vk.me/c607524/v607524986/61cc/zk25Qr1eWCg.jpg

white_evening
21.06.2014, 14:31
http://ic.pics.livejournal.com/sinn_fein_front/41042306/312043/312043_original.jpg

В Туве я увидел нечто, ускользающее от нашего общественного сознания, запуганного «предчувствием гражданской войны». А именно, что развал социально-политических структур влечет за собой не только политический террор. Жертвам «батьки Тютюнника» и «матушки Маруси», думаю, было все равно, убивают их по политическим мотивам или по уголовным.

Рассказывают, что когда в 1941 году еще формально независимая Тувинская Народная Республика объявила войну фашистской Германии, ошеломленный Гитлер потребовал, чтобы ему принесли карту и показали, что это за Тува и где она находится. Боюсь, если завтра в Туве грянет национальный или социальный взрыв, многие мои соотечественники отреагируют на сообщения информационных агентств так же, как нацистский фюрер. Не поленись, читатель, и поищи на карте Туву сейчас, пока она еще не стала Карабахом. Это очень красивая земля. Но жить там очень страшно. В Туве особенно ярко видишь глубину пропасти, разделившей как горбачевых и рыжковых, так и афанасьевых и травкиных с одной стороны, и рядовых граждан – с другой. Введение многопартийности или налоговая политика в отношении совместных предприятий здесь никого не волнует. Здесь другие проблемы.

Как во Вьетнаме или Афганистане наличествовали когда-то две параллельные структуры власти – дневная (официальная власть) и ночная (партизаны), так и в Туве установилось двоевластие: днем республикой управляет Советская власть со всеми своими институтами и атрибутами, ночью – уголовный мир.

Это началось не вчера. Уже в начале 80-х кызыльские мамы (Кызыл – столица Тувы) не выпускали дочерей погулять после восьми часов вечера: коллективное изнасилование «с особой жестокостью и цинизмом» (как пишут в милицейских протоколах) вполне реально могло стать исходом такой «прогулки». С тех пор взгляды кызыльских мам претерпели серьезную эволюцию: сегодня вчерашний кошмар почитается за везение: ведь не убили же.

Из Москвы, где все вокруг говорили о политике и экономике, о пустых прилавках и карточной системе, я попал в другой мир. Здесь не говорили даже о дефиците! Здесь говорили только о том, кого из знакомых избили, кого ограбили, у кого угнали машину, у кого изнасиловали дочь. И какие меры предосторожности необходимо предпринимать, чтобы не стать следующей жертвой. Ненавязчиво, но настойчиво сквозь эти разговоры пробивала себе дорогу и еще одна тема: уезжать или не уезжать. Складывалось впечатление, что я снова попал в еврейские круги Ленинграда, охваченные предпогромным психозом...

По числу преступлений на душу населения Тува удерживает прочное лидерство в стране. Причем за годы перестройки преступность выросла вдвое (в столице, Кызыле – даже более чем вдвое). Разгул ее в Туве объясняется рядом причин: и тем, что в Туве традиционно разрешали селиться отбывшим сроки уголовникам, и высокой степенью коррумпированности местных правоохранительных органов, и повальным пьянством местного населения, и традиционными нравами «медвежьего угла», с присущими ему идиотизмом провинциальной жизни, круговой порукой, ксенофобией, произволом местных удельных князьков...

О сформировавшемся в последние несколько лет менталитете местной молодежи (в первую очередь коренной национальности) мои кызыльские хозяева рассказывали мне с неподдельным страхом. При этом представители немногочисленной тувинской национальной интеллигенции отзывались о процессах, происходящих в молодежной среде с куда большим ужасом, чем их русские коллеги. Привязка моральных критериев к идеологическим в нашей воспитательной системе привела к тому, что с крушением государственной идеологии произошло и крушение моральных установок и ориентиров. Как только прекратилось прославление «социалистического труда» и вновь был выброшен бухаринский лозунг «Обогащайтесь!», коллективное сознание тувинской молодежи выработало такой канон: «Учиться и работать не надо. Надо "делать деньги"». В результате сегодня никто не хочет работать, но все хотят быстро разбогатеть. Учиться тоже никто не хочет (разве наш интеллигент богат?). Есть только один путь разбогатеть не работая или не используя ранее полученное образование. Этот путь – преступный.

Сколько сейчас в республике безработной молодежи – не известно никому. Оперативной обстановкой местное МВД не владеет. Это ни для кого не секрет. Совершенно очевидно, что эти толпища молодежи, оторванной от родных домов (миграция из сел в города все время нарастает) и лишенной каких бы то ни было позитивных установок на будущее, – типичная мина замедленного действия, готовая взорваться в любой момент. И побывав в Туве, я не увидел там сил, способных предотвратить этот взрыв. Независимые политические структуры в республике уже который год находятся в зачаточном состоянии и не завоевали доверия.

Местная партократия (которую, в случае, если тувинский котел взорвется, вся наша демократическая пресса наверняка бросится обвинять в сознательном провоцировании беспорядков) пребывает в состоянии полной растерянности и даже ступора: все сидят и ждут, что вот-вот бабахнет – и всех к черту поснимают с занимаемых постов, выгонят из партии и т.п. Может быть, и есть среди тувинских партократов такие, которым выгодно было бы провоцировать национальный или социальный взрыв в республике, но я таких не видел. А вот панически боящихся такого взрыва – и, вместе с тем, обреченно его ожидающих – видел сколько угодно. Эта застывшая обреченность в их глазах производит сильное впечатление. Такое выражение бывает у раковых больных.

В Туве я еще раз убедился в том, что идеологический вакуум легче всего заполняется национальной идеей. Мне сказали, что в Туве всегда недолюбливали русских – причем не именно как «русских», а как «пришельцев». Но такого, что происходит сегодня, не было никогда. Сегодня из Тувы русские бегут. Пока что – не панически, а организованно, со скарбом, продав недвижимость. Но нервозность нарастает. Число выезжающих сделало скачок с весны этого года, когда произошли первые – еще некрупные – драки между тувинской и русской молодежью и появились первые листовки с угрозами в адрес русских. С тех пор ситуация становилась все напряженнее и напряженнее.

В поселке Хову-Аксы, население которого работает в основном на комбинате «Тувакобальт», произошло массовое побоище между русской и тувинской молодежью, в ходе которого было тяжело ранено восемь человек (в том числе один милиционер). Побоище завершилось нападениями на дома русских. После этого русские рабочие начали выезжать из Хову-Аксы, оголяя многие участки на комбинате. За неполные два месяца уехало до пятисот человек и выезд продолжается.

В соседнем с Хову-Аксы поселке Элегест была предпринята попытка русского погрома. Было совершено нападение на 15 русских домов, 3 из них подожжены, 1 сгорел. После этого из Элегеста тоже потянулся поток русских беженцев. Всего серьезные межнациональные инциденты к июню произошли по меньшей мере в пяти населенных пунктах.

Еще в середине июня автотраспортники Тувы (преимущественно русские) выразили недоверие местному руководству и МВД и потребовали пресечения преступности и нормализации межнациональных отношений. В противном случае они угрожали всеобщей забастовкой. Для Тувы, где железных дорог нет, и единственные средства сообщения – автомобили и авиация, это серьезная угроза.

Складывается впечатление, что русское население Тувы начинает терять терпение и стихийно сплачивается. 28 июня на центральной площади Кызыла прошел впервые в Туве – несанкционированный митинг, собравший 10 000 человек. Для полностью политически индифферентного 70-тысячного города – это очень много. Поводом для митинга явилось зверское убийство на национальной почве за два дня до того троих русских, в том числе 14-летнего мальчика. Тела двоих убитых были сожжены, одного – утоплено.

Демонстранты принесли на площадь три гроба. Они требовали остановить уголовный и национальный террор, отставки министра внутренних дел и первого секретаря обкома, гарантий безопасности русскоязычному населению.

Вечером 28 июня, когда я покидал Туву, по Кызылу носились тревожные слухи. Говорили, что ожидаются новые погромы русских, что из Восточной Тувы, где население почти однородно, бегут немногочисленные русские семьи, что в Кызыле подростки начали объединяться в «конторы» по типу знаменитых казанских, – но (в отличие от Казани) с разделением по национальному признаку...

http://www.panorama.ru/gazeta/1-30/p21tuva.html

- - - Добавлено - - -

Почему республика Тува стала сибирской "Чечнёй"? Что же произошло там в 90-е и почему руководство РФ всё замалчивает?

В мае-июне 1990 года первые столкновения в поселке Хову-Аксы, селах Элегёсте, Сосновке, Дургене, Межегее, Балгазыне, Ильинке. Отмечены поджоги изб, стогов сена, битье стекол в домах, грабежи, драки, листовки: "Русские, убирайтесь!", "Неделя сроку -уезжайте, иначе всех будем уничтожать!", "Русские, оставайтесь - будете у нас рабами..."

Из рассказов очевидцев.
По улицам ездили кочевники и если они видели русских (особенно детей), то били их. Тувинцы стали ходить вечерами и избивать русских. Все это происходило на западе. На востоке люди жили очень хорошо и дружно, никому не мешали, ни чьи права не ущемляли. И тут у западных тувинцев возникает вопрос, а почему на востоке так хорошо живется русским, все имеют хорошую работу, хороший дом и самое главное живут спокойно. Вроде как запад мы уже завоевали, нужен и восток, ведь это наша земля.

Также многие рассказывают про первую ласточку. Как о ней говорит А. В., в 1977г. исполнялось тридцатилетие, как республика вошла в состав Российской Федерации. И по Туве ходило очень много слухов, что в этот день убьют тридцать русских. На самом деле, по сводке милиции, и в этот день было совершено достаточно много преступлений по сравнению с другими днями.

Вообще, как рассказывают многие, весь разгром в Туве начался, после того, как умер Салчак Тока. Говорят, что он жестко пресекал национализм и был сильным политиком, что держал тувинцев в «ежовых рукавицах». А после его смерти не нашлось такого же сильного политика и тувинцы распоясались. В 90-х гг. в Туве вообще было очень много ограблений, убийств, избиений, изнасилований. Нельзя сказать конкретно происходило это на почве национализма или так, просто от бедности. Но что странно из всех историй нет ни одной, где говорилось бы о том, что русские залезали в дома, русские резали тувинцев.

Самыми первыми и крупными «беспорядками» стали события в рабочем поселке Хову-Аксы. 12 мая для прекращения дискотеки, где было много пьяной молодежи, милиция призвала на помощь дружинников. Возникло столкновение с использованием холодного и огнестрельного оружия, затем начались массовые беспорядки, продолжавшиеся несколько дней. Конфликт принял формы межэтнического противостояния. Для наведения порядка милиция вынуждена была вооружиться, в поселок приехало все руководство республики.

У нас в поселке живет женщина, которая была свидетелем всего того, что происходило в Хову-Аксах. «Было опасно ходить даже днем. Машины закидывали камнями. Брали детей в заложники. Все жили с оружием и на ночь закрывались на все засовы. Был введен комендантский час. После одиннадцати часов вечера ездили БТР. Улицы патрулировали сотрудники отрядов милиции особого назначения, откомандированные из различных регионов РФ, военнослужащие внутренних войск. Это время было очень сложным» - так рассказывает Н.В. Когда начался бунт в Туве, её родители уехали искать место, куда можно было бы переехать. И в доме осталась она и младший брат, на тот момент им было 15-17 лет. Им оставили ружье на всякий случай и строго - настрого наказали на ночь замкнуться. Как она рассказывает, ночью было очень страшно, и они прислушивались к каждому шороху, держа в руках ружьё. А когда утром стали выходить на улицу, то оказалось, что они забыли замкнуться по привычке. Так и сидели в открытом доме, но зато с ружьем.

28 июня четыре тувинца после пьянки жестоко убили трех русских на озере Сут-Холь. Эхо прокатилось по окрестностям, встряхнуло Саянские хребты, вернулось мощным митингом на центральную площадь Кызыла. Народ требовал наказать убийц, снять первого секретаря рескома партии Г.Ширшина, министра внутренних дел В. Кара-Сала. Через несколько дней начался ответный митинг тувинцев.

29 июня внеочередная сессия Верховного Совета обсудила чрезвычайное положение, наметила меры по восстановлению порядка. К этому моменту погибло восемьдесят восемь человек. С 1 июля улицы начали патрулировать омоновцы и милиционеры из соседних областей.

. Были случаи, подобные тому, о котором написала в газету «Тувинская правда» мать покалеченного в Кызыле тувинского мальчика. Он был избит сверстниками за то, что не знал тувинского языка и дружил с русскими подростками.

Кстати и сейчас не редки подобные случаи, что после совместного распития спиртных напитков тувинцы убивают русских. В принципе тувинцы сами по себе спокойный и скромный, народ. Но тувинец остается таким лишь тогда, когда он трезвый и когда он один (т.е. нет толпы и нет того что «один за всех и все за одного»).

Людмила Травкина, 2008 год: "Я прожила в Туве пять лет, и мне этого хватило, чтобы почувствовать себя униженной. Например, иду я спокойно по улице, на встречу идут три тувинца, один толкает другого, другой «летит» на меня. И я чуть ли не падаю. При этом все происходит среди белого дня, а что же тогда творится ночью...

[...]

Это время (90-е)было очень сложным. В это время у моей бабушки убили старшего сына на почве национализма. Как это произошло? Просто-напросто он шел из кинотеатра вечером (там работала моя бабушка), сзади шли тувинцы и кричали: «орус», а он не обращал внимания. Результат – ему воткнули нож в спину. Все обошлось, ранение оказалось не страшным. Дядя ушел в армию, вернулся, отдав долг Родине. Хотел встретиться со своей девушкой и пошел в магазин. По дороге встретил компанию подростков (тувинцев), которые отобрали мороженое у мальчика. Он подошел, попытался объяснить, что так поступать не хорошо. На что ему ответили ударом пикой в артерию, с всякими другими оскорблениями насчет его национальности. Через неделю мой дядя скончался. Так бабушка потеряла сына. Каждый раз она вспоминает об этом со слезами, но, несмотря на все это, она любит Туву".

http://www.memorial.krsk.ru/Work/Konkurs/10/Travkina/0.htm

- - - Добавлено - - -

Вопрос о положении русских в Туве замалчивать нельзя!

Автор - Айлана КУЖУГЕТ, доктор культурологии, главный научный сотрудник Тувинского института гуманитарных исследований, профессор кафедры философии Тувинского государственного университета

После распада Советского Союза в общественной и культурной жизни его народов, особенно «титульных наций», начался процесс обращения к своему прошлому, к истокам и корням. Однако далеко не всегда он был осмысленным, часто это был откат назад, практически – к феодальным отношениям, к архаичным моделям поведения.

Под лозунгом «за возрождение культуры» в национальных республиках, не переросших феодальные отношения, началась, по сути, реконструкция клановой системы. Таким образом в Туве произошел откат к родовому, клановому обществу, о чем уже писала Чимиза Ламажаа.

А униженное чувство национального достоинства при дефиците элементарной политической и этической культуры породило у маргинальной части тувинского населения пещерную ксенофобию против русских, более практичных и лучше адаптировавшихся к сложной, постоянно изменяющейся жизни.

Последствия лозунга девяностых: «Русские! Вон из Тувы!»

В начале девяностых годов двадцатого века тувинцы, как и другие народы бывшего Советского Союза, впервые ощутили пьянящий вкус свободы своего слова и своих действий, а не повтора коммунистических текстов из Москвы.

Это привело к тому, что и тувинцам в республике стало жить трудно, а русским – еще труднее. Начало девяностых вошло в историю Тувы как период всплеска националистических взглядов и тувинско-русского конфликта.

Об этом много писалось в российской прессе, но суть обострения отношений между двумя народами подавалась упрощенно. История этого вопроса не исследована до сих пор: разразившийся в начале девяностых конфликт формировался еще в советский период.

На мой взгляд, главная причина осложнения национальной ситуации в Туве заключалась именно в потере чувства национального достоинства, а также в очень коротком историческом периоде, за который тувинцам пришлось стать братским другим народам СССР, ведь с 1944 года – года вхождения Тувы в состав Советского Союза – прошло всего 46 лет.

По-видимому, сказался также комплекс «малого» народа, взращенный коммунистическими лидерами Тувы в сороковые – восьмидесятые годы, переросший в злобу против «старшего брата».

Начался конфликт, как всегда это бывает, на бытовой почве, а перерос в серьезное столкновение. Молодые люди, в основном, безработные, подогреваемые местными оппозиционными политиками, желавшими попасть в местный парламент, обратили свой гнев за неустроенную жизнь на русское население.

Появился лозунг: «Русские! Вон из Тувы!», повлекший массовый исход русскоязычного населения из республики.

Пик массового оттока русских из республики приходится на 1990 год: более десяти тысяч человек. Это стало настоящей катастрофой, последствия которой ощутимы и сегодня, в первую очередь – в производственной и социальной сфере. Тува потеряла много работающих предприятий и опытных специалистов, и не скоро начали появляться свои – такого же класса.

Экономический кризис сказался на росте дотационности экономики Тувы. В 1990 году субвенция – целевое назначение финансирования из бюджета Российской Федерации – составила 104,5 миллиона рублей, в 1991 году – 434,5 миллиона, что в три раза превышало собственные доходы республики, далее – все больше и больше.

Если в семидесятые годы русских в Туве было около тридцати процентов, то к 2002 году, по переписи населения, их осталось 20,11%. С научной точки зрения очень интересно, что покажут итоги переписи 2010 года.

Пошлость под видом национальной культуры

Среди идей начала девяностых годов, включающих положения о полном суверенитете, провозглашались идеи возрождения национальной культуры. Это стало общим местом в региональной политике большинства народов бывшего Советского Союза.

Традиционная культура, наряду с суверенитетом, стала флагом, под которым группировались оппоненты существующей власти, однако ни о каком возрождении культуры на самом деле речь не шла.

Кризис ознаменовался в Туве ростом безработицы, особенно среди тувинской молодежи, и как следствие этого – массовым сбором конопли, ростом контрабанды, скотокрадства, браконьерства.

Тувинцы и русские: нельзя возвыситься за счёт оскорбления другого народа. Особенно ярко кризисные явления проявились в тувинской деревне. Скотокрадство, бандитские грабежи, убийства чабанов стали обычным делом для сельской Тувы. Из-за отсутствия работы на селе, скотокрадства, крайне низкого уровня преподавания в школах и медицинского обслуживания деревенские жители спешно переезжают в районные центры и в города.

Культура городов, особенно столицы – Кызыла, от этого процесса существенно изменилась: один народ разделился на два – тувинцы городские и районные, соответственно, наличествуют и две культуры. Подобная ситуация складывается и у других народов, однако в Туве это проявляется значительно ярче в силу немногочисленности самого народа.

Под районной культурой подразумеваю не деревенскую – исконную, корневую, доминирующую, а деградирующую, которая начала в Туве превалировать. Новые жители Кызыла стали навязывать свои интересы и вкусы, диктовать свои требования и к тувинской культуре и искусству. Это легкая, часто бессмысленная поп-музыка, танцы, юмор, которые трудно назвать тувинскими, да и просто современными. Часто это попса, откровенная пошлость.

Психологический дискомфорт

В Туве сегодня уже явно проявляется понижение этнического, социального и политического статусов русских, их оттеснение на периферию жизни. Их все меньше в правительстве и на руководящих должностях.

Понижение статуса приводит к психологическому дискомфорту, когда все понимают, что на ответственную должность ставят по любому признаку, только не по труду, способностям и знаниям. Кстати, чувство дискомфорта испытывают и сами тувинцы – выпускники российских вузов: они не могут устроиться на работу без родственных связей и уезжают обратно – за Саяны, в большие города.

Все перевернулось с точностью до наоборот: теперь уже у русских и, как принято говорить – у русскоязычных, все больше возрастает чувство национальной неполноценности.

В Кызыле не только в общественных местах, но, бывает, что и на официальных собраниях разного уровня, вплоть до республиканского, говорят на тувинском языке, невзирая на то, что в зале бывает много русских. Часто сидящим в зале тувинцам становится за это неудобно, и они пытаются вкратце перевести выступление на русский язык – хотя бы для сидящего рядом.

Понять и измениться

Вопрос о положении русских в Туве замалчивать больше нельзя. Нельзя делать вид, что проблема уже не существует. Если о ней не говорить, она все равно будет. Увы, она есть и не только в Туве, но и в России в целом. Об этом все чаще в последнее время говорит президент страны Дмитрий Медведев.

Русские уходят из Тувы, прожив и проработав в ней много десятилетий, полюбив ее как свою вторую родину. Уехав, скучают, но не видят в ней перспективы для своих детей, для их будущего. Русские покидают Туву, потому что, когда унижают твое чувство собственного и национального достоинства, наступает момент, когда терпеть это невозможно. И Тува при таком положении вещей совсем не выигрывает.

Поэтому сегодня еще рано говорить о демократии в ее общепринятом смысле, о толерантности и равноправии людей разных национальностей в Туве. И эту проблему должны осмыслить и понять не один и не два человека, а все тувинское общество. Мы должны осознать проблему и решать ее все вместе, а элита общества – ученые, и учителя – в первую очередь.

Нам надо понять друг друга и начать уважать себя, свою культуру и всех представителей других культур, живущих рядом с нами. Один из путей воспитания такого уважения с детства: все школьники в Туве, без исключения, должны учить тувинский язык, а русский для тувинских классов не должен преподаваться как иностранный – всего по два часа в неделю.

Каждому из нас надо многое понять и измениться, ведь наше национальное достоинство заключается и в уважении представителей других народов.

Возвыситься и самоутвердиться, оскорбляя другой народ, невозможно.

http://www.centerasia.ru/issue/2011/2/3731-tuvinci-i-russkie-nelzya-vozvisitsya-za.html

- - - Добавлено - - -

Вопрос о положении русских в Туве замалчивать нельзя!

Автор - Айлана КУЖУГЕТ, доктор культурологии, главный научный сотрудник Тувинского института гуманитарных исследований, профессор кафедры философии Тувинского государственного университета

После распада Советского Союза в общественной и культурной жизни его народов, особенно «титульных наций», начался процесс обращения к своему прошлому, к истокам и корням. Однако далеко не всегда он был осмысленным, часто это был откат назад, практически – к феодальным отношениям, к архаичным моделям поведения.

Под лозунгом «за возрождение культуры» в национальных республиках, не переросших феодальные отношения, началась, по сути, реконструкция клановой системы. Таким образом в Туве произошел откат к родовому, клановому обществу, о чем уже писала Чимиза Ламажаа.

А униженное чувство национального достоинства при дефиците элементарной политической и этической культуры породило у маргинальной части тувинского населения пещерную ксенофобию против русских, более практичных и лучше адаптировавшихся к сложной, постоянно изменяющейся жизни.

Последствия лозунга девяностых: «Русские! Вон из Тувы!»

В начале девяностых годов двадцатого века тувинцы, как и другие народы бывшего Советского Союза, впервые ощутили пьянящий вкус свободы своего слова и своих действий, а не повтора коммунистических текстов из Москвы.

Это привело к тому, что и тувинцам в республике стало жить трудно, а русским – еще труднее. Начало девяностых вошло в историю Тувы как период всплеска националистических взглядов и тувинско-русского конфликта.

Об этом много писалось в российской прессе, но суть обострения отношений между двумя народами подавалась упрощенно. История этого вопроса не исследована до сих пор: разразившийся в начале девяностых конфликт формировался еще в советский период.

На мой взгляд, главная причина осложнения национальной ситуации в Туве заключалась именно в потере чувства национального достоинства, а также в очень коротком историческом периоде, за который тувинцам пришлось стать братским другим народам СССР, ведь с 1944 года – года вхождения Тувы в состав Советского Союза – прошло всего 46 лет.

По-видимому, сказался также комплекс «малого» народа, взращенный коммунистическими лидерами Тувы в сороковые – восьмидесятые годы, переросший в злобу против «старшего брата».

Начался конфликт, как всегда это бывает, на бытовой почве, а перерос в серьезное столкновение. Молодые люди, в основном, безработные, подогреваемые местными оппозиционными политиками, желавшими попасть в местный парламент, обратили свой гнев за неустроенную жизнь на русское население.

Появился лозунг: «Русские! Вон из Тувы!», повлекший массовый исход русскоязычного населения из республики.

Пик массового оттока русских из республики приходится на 1990 год: более десяти тысяч человек. Это стало настоящей катастрофой, последствия которой ощутимы и сегодня, в первую очередь – в производственной и социальной сфере. Тува потеряла много работающих предприятий и опытных специалистов, и не скоро начали появляться свои – такого же класса.

Экономический кризис сказался на росте дотационности экономики Тувы. В 1990 году субвенция – целевое назначение финансирования из бюджета Российской Федерации – составила 104,5 миллиона рублей, в 1991 году – 434,5 миллиона, что в три раза превышало собственные доходы республики, далее – все больше и больше.

Если в семидесятые годы русских в Туве было около тридцати процентов, то к 2002 году, по переписи населения, их осталось 20,11%. С научной точки зрения очень интересно, что покажут итоги переписи 2010 года.

Пошлость под видом национальной культуры

Среди идей начала девяностых годов, включающих положения о полном суверенитете, провозглашались идеи возрождения национальной культуры. Это стало общим местом в региональной политике большинства народов бывшего Советского Союза.

Традиционная культура, наряду с суверенитетом, стала флагом, под которым группировались оппоненты существующей власти, однако ни о каком возрождении культуры на самом деле речь не шла.

Кризис ознаменовался в Туве ростом безработицы, особенно среди тувинской молодежи, и как следствие этого – массовым сбором конопли, ростом контрабанды, скотокрадства, браконьерства.

Тувинцы и русские: нельзя возвыситься за счёт оскорбления другого народа. Особенно ярко кризисные явления проявились в тувинской деревне. Скотокрадство, бандитские грабежи, убийства чабанов стали обычным делом для сельской Тувы. Из-за отсутствия работы на селе, скотокрадства, крайне низкого уровня преподавания в школах и медицинского обслуживания деревенские жители спешно переезжают в районные центры и в города.

Культура городов, особенно столицы – Кызыла, от этого процесса существенно изменилась: один народ разделился на два – тувинцы городские и районные, соответственно, наличествуют и две культуры. Подобная ситуация складывается и у других народов, однако в Туве это проявляется значительно ярче в силу немногочисленности самого народа.

Под районной культурой подразумеваю не деревенскую – исконную, корневую, доминирующую, а деградирующую, которая начала в Туве превалировать. Новые жители Кызыла стали навязывать свои интересы и вкусы, диктовать свои требования и к тувинской культуре и искусству. Это легкая, часто бессмысленная поп-музыка, танцы, юмор, которые трудно назвать тувинскими, да и просто современными. Часто это попса, откровенная пошлость.

Психологический дискомфорт

В Туве сегодня уже явно проявляется понижение этнического, социального и политического статусов русских, их оттеснение на периферию жизни. Их все меньше в правительстве и на руководящих должностях.

Понижение статуса приводит к психологическому дискомфорту, когда все понимают, что на ответственную должность ставят по любому признаку, только не по труду, способностям и знаниям. Кстати, чувство дискомфорта испытывают и сами тувинцы – выпускники российских вузов: они не могут устроиться на работу без родственных связей и уезжают обратно – за Саяны, в большие города.

Все перевернулось с точностью до наоборот: теперь уже у русских и, как принято говорить – у русскоязычных, все больше возрастает чувство национальной неполноценности.

В Кызыле не только в общественных местах, но, бывает, что и на официальных собраниях разного уровня, вплоть до республиканского, говорят на тувинском языке, невзирая на то, что в зале бывает много русских. Часто сидящим в зале тувинцам становится за это неудобно, и они пытаются вкратце перевести выступление на русский язык – хотя бы для сидящего рядом.

Понять и измениться

Вопрос о положении русских в Туве замалчивать больше нельзя. Нельзя делать вид, что проблема уже не существует. Если о ней не говорить, она все равно будет. Увы, она есть и не только в Туве, но и в России в целом. Об этом все чаще в последнее время говорит президент страны Дмитрий Медведев.

Русские уходят из Тувы, прожив и проработав в ней много десятилетий, полюбив ее как свою вторую родину. Уехав, скучают, но не видят в ней перспективы для своих детей, для их будущего. Русские покидают Туву, потому что, когда унижают твое чувство собственного и национального достоинства, наступает момент, когда терпеть это невозможно. И Тува при таком положении вещей совсем не выигрывает.

Поэтому сегодня еще рано говорить о демократии в ее общепринятом смысле, о толерантности и равноправии людей разных национальностей в Туве. И эту проблему должны осмыслить и понять не один и не два человека, а все тувинское общество. Мы должны осознать проблему и решать ее все вместе, а элита общества – ученые, и учителя – в первую очередь.

Нам надо понять друг друга и начать уважать себя, свою культуру и всех представителей других культур, живущих рядом с нами. Один из путей воспитания такого уважения с детства: все школьники в Туве, без исключения, должны учить тувинский язык, а русский для тувинских классов не должен преподаваться как иностранный – всего по два часа в неделю.

Каждому из нас надо многое понять и измениться, ведь наше национальное достоинство заключается и в уважении представителей других народов.

Возвыситься и самоутвердиться, оскорбляя другой народ, невозможно.

http://www.centerasia.ru/issue/2011/2/3731-tuvinci-i-russkie-nelzya-vozvisitsya-za.html

Вомбат
22.06.2014, 07:59
Россияне до усрачки боятся мифического "парада суверенитетов". Говорить о депрессивности Тувы или местечковой русофобии и этнократии - бесполезно. В глазах росиянцев это не доводы.

Waffen_SS
22.06.2014, 14:57
Пиздоглазые животные...
Ведь если их будут в вагоны грузить и депортировать не сука не рыпнется. Они такие "войны" только потому что жиды их против русских науськивают - чувствуют крышу над головой

Штурман Родослав
22.06.2014, 15:29
А куда их депортировать? Проще просто забить на их пребывание в составе России и предоставить самим себе -сами друг друга перережут. Хотя там природа красивая похоже.

А вообще в Новом Мировом Порядке тувинцам будет чем заняться))


Что же касаемо гуманного выарианта очистки территории - видел интересное предложение провести туда спиртопровод и гнать по нему гидролиз. Никаких тебе средневеково-сралинских методов, быстро и эффективно.

еще такой спиртопровод в штаб Гиркина бы провести))

Sadist
22.06.2014, 15:32
А куда их депортировать?
В ДНР.:))

Waffen_SS
22.06.2014, 15:34
А куда их депортировать? Проще просто забить на их пребывание в составе России и предоставить самим себе -сами друг друга перережут. Хотя там природа красивая похоже.


Тоже вариант. Только если просто оставить жить самостоятельно и увести оттуда русское население, то эти уроды повалят в Россию, и будут заниматься тем же чем и раньше - паразитизмом. Так что минимум одна показательная депортация необходима. Депортировать можно на Таймыр, скажем. Пусть золото добывают, ложат, плитка, асфаль и щпала.

Что же касаемо гуманного выарианта очистки территории - видел интересное предложение провести туда спиртопровод и гнать по нему гидролиз.
Вариант. Но откуда столько спирта взять? Разве что метилового подкинуть:)

Штурман Родослав
22.06.2014, 15:42
то эти уроды повалят в Россию, и будут заниматься тем же чем и раньше - паразитизмом.
Все таки у них менталилет несколько иной нежели у хачиков. Это последние хотят ездить на крутой машине, иметь крутой дворец, гарем из стапицот телок и прочие понты -цель в жизни короче.
Эти же индейцы не такие требовательные, они как пасли коз 500 лет назад так и будут их дальше пасти и в хер им цивилизация Белого человека не уперлась, поэтому массово повалить не должны. Вон, из монголии же кочевники в Россию не валят))

Ульяна
24.06.2014, 11:12
Ничего странного и предосудительного в том, что народ не хочет терпеть на своей земле чужаков нету. Русские ведь тоже не мечтают видеть тувинцев в своих городах, не так ли? А для того, чтобы жить на чужой территории надо быть в разы сильнее и сплоченней аборигенов, что у русских не наблюдается.