PDA

Просмотр полной версии : Преподобный Иосиф Волоцкий



Вятич
31.10.2007, 22:23
http://www.russk.ru/newsdata.php?idar=173963

Сегодня день памяти преподобного Иосифа Волоцкого.

http://www.zaistinu.ru/l2/art/i/2481

Преподобный Иосиф Волоцкий (в миру Иоанн Санин) родился 14 ноября 1440 года (по другим данным – 1439 год) в селе Язвище-Покровское, недалеко от города Волоколамска, в семье благочестивых родителей Иоанна (в монашестве Иоанникия) и Марины (в схиме Марии). Семилетним отроком Иоанн был отдан в обучение к добродетельному и просвещенному старцу Волоколамского Кресто-Воздвиженского монастыря Арсению.

За два года он изучил Священное Писание и стал чтецом в монастырской церкви. В двадцать лет Иоанн посетил Тверской Саввин монастырь, где познакомился с духовным наставником Варсонофием, и "мудре последуя совету и благословению прозорливаго и святаго старца Варсонофия, пришел еси в обитель преподобнаго Пафнутия и того умолил еси прияти тя в послушание".

В Боровском монастыре преподобный Пафнутий постриг юношу в иночество с именем Иосиф. Восемнадцать лет провел преподобный Иосиф под руководством святого подвижника. По преставлении своего учителя он был назначен игуменом Боровского монастыря, которым управлял около двух лет. В этой обители он ввел общежительный устав, что вызвало недовольство некоторых иноков. Преподобный Иосиф вынужден был покинуть обитель и отправился в паломничество по Русским святыням. Так он оказался в Кирилло-Белозерском монастыре. Здесь он еще более укрепился в желании создать новое монашеское общежитие. Из Кирилло-Белозерского монастыря он удалился в Волоколамские пределы, где в 1479 году при слиянии рек Струги и Сестры в лесу основал обитель Успения Пресвятой Богородицы.

Величайшим подвигом преподобного Иосифа стало обличение ереси жидовствующих, пытавшихся отравить и исказить основы русской духовной жизни. Как святые отцы и учители Вселенской Церкви изложили догматы Православия, возвышая свой голос против древних ересей, так святому Иосифу возвещено было Богом противостоять лжеучению жидовствующих и создать первый свод русского православного Богословия – великую книгу "Просветитель".

Преподобный Иосиф был активным общественным деятелем и сторонником сильного централизованного Московского государства. Он один из вдохновителей учения о Русской Церкви как преемнице и носительнице древнего Вселенского благочестия: "русская земля ныне благочестием всех одоле". Идеи преподобного Иосифа, имевшие огромное историческое значение, были развиты позже его учениками и последователями. Из них исходил в своем учении о Москве как Третьем Риме старец Псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофей: "два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти".

Взгляды иосифлян на значение монастырского имущества для церковного строительства и участия Церкви в общественной жизни в условиях борьбы за централизацию власти Московского князя его противники – сепаратисты старались опровергнуть в своих политических целях, недобросовестно использовав для этого учение преподобного Нила Сорского о "нестяжании" – отречении монаха от мирских дел и собственности. Это противопоставление породило ложный взгляд на враждебность направлений преподобных Иосифа и Нила. В действительности оба направления закономерно сосуществовали в русской монашеской традиции, дополняя друг друга. Как видно из "Устава" святого Иосифа, полное нестяжание, отказ от самих понятий "твое-мое" был положен в его основу. В своем монастыре преподобный Иосиф ввел самое строгое общежитие и составил для него собственный устав, значительная часть которого взята из Устава преп. Нила Сорского. Преподобный Иосиф воспитал целую школу иноков-подвижников. Многие постриженики Иосифо-Волоколамского монастыря были архипастырями и занимали важнейшие кафедры Русской Церкви: митрополиты Московские и всея Руси Даниил и святой Макарий, архиепископ Вассиан Ростовский, епископы Симеон Суздальский, Досифей Крутицкий, Савва Крутицкий, по прозванию Черный, Акакий Тверской, Вассиан Коломенский, святители Казанские Гурий и Герман, святитель Варсонофий, епископ Тверской.

На церковных Соборах 1490 и 1504 годов преподобный Иосиф выступил с обличением ереси жидовствующих, возникшей в Новгороде. Он решительно добивался осуждения упорствующих отступников. Кроме основного его сочинения "Просветитель", направленного против этой ереси, перу святого принадлежат также 24 послания к различным лицам, краткая и пространная редакции монастырского "Устава".

Преподобный Иосиф преставился 9 сентября 1515 года и был погребен близ алтаря Успенского храма своей обители. Собором 1578 года преподобный Иосиф был причислен Церковью к местночтимым святым, а в 1591 году – к общерусским.

Русская линия
www.russk.ru

Вятич
31.10.2007, 22:28
Слово об осуждении еретиков преподобного Иосифа Волоцкого

Слово против ереси новгородских еретиков, утверждающих, что не следует осуждать ни еретика, ни вероотступника. Здесь же дано рассуждение по Божественному Писанию о том, что еретика и вероотступника не только осуждать, но и проклинать следует, а царям, князьям и судьям следует отправлять их в заточение, подвергать жестоким казням.

Поскольку теперь новоявленные новгородские еретики - протопоп Алексей, поп Денис, Федор Курицын и многие другие, рассуждающие подобным образом, сотворили много зла, которого ни высказать устами, ни описать словом, ни объять умом, такую хулу изрекли они на Святую Животворящую Троицу, на Пречистую Богородицу, на великого Иоанна Предтечу и на все святыни, и столько осквернений нанесли они святым Божиим церквам, Честному и Животворящему Кресту, всечестным иконам, - и, сотворив столько такого зла, устрашились они ревности православных о благочестии, чтобы, увидев такое зло, не осудили те их на Соборе в согласии с Божественными установлениями на окончательную гибель в этой жизни и в будущей, - потому-то и приложили они все силы к тому, чтобы ввести в заблуждение православных, и в намерении запугать истинно верующих изрекали такие речи, что, дескать, не нужно осуждать ни вероотступника, ни еретика, ссылаясь в качестве свидетельства на слово Господа, Который сказал: «Не осуждайте, чтобы и вас не осуждали», и святого Иоанна Златоуста, который говорил, что никого не нужно ни ненавидеть, ни осуждать - ни неверного, ни еретика, и не нужно также еретика убивать, но если необходимо судить еретика или вероотступника, то пусть его судят по царским и гражданским законам, и не монахи, да и не миряне, если не имеют они отношения к суду.

Кто хочет точно усвоить себе слова Господа: «Не осуждайте, чтобы и вас не осуждали», пусть прочтет свидетельства Божественных Писаний, что об этом написали святые, преподобные и богоносные отцы наши - святой Иоанн Златоуст, Василий Великий, божественный Афанасий Великий и многие другие святые отцы наши. А достойнейший и превосходный преподобный отец наш Никон из этих сочинений сделал выборки и изложил в своей большой книге, в тридцать девятом слове.

Мы же теперь побеседуем о том, что говорит божественный Иоанн Златоуст. Говорит он, что нельзя творить зло или ненавидеть какого бы то ни было человека, хоть нечестивого, хоть еретика. Этот великий и равный апостолам муж говорит и указывает, что эти повеления связаны со временем. Не было Божией воли, чтобы так было всегда, как свидетельствует сам великий Иоанн Златоуст, говоря, что нельзя творить зло или ненавидеть какого бы то ни было человека, хоть нечестивого, хоть еретика, пока не приносит он вреда нашей душе. Ведь так поступают и пастухи: до тех пор, пока дикие звери не доставляют им забот, расположившись под дубом или под кедром, играют они на дудке, позволяя всякой овце пастись на воле. Но как только заметят они, что приближается волк, тотчас, отбросив дудку, хватают пращу и, забыв о свирели, вооружаются дрекольем и каменьями, - встав впереди стада и издавая угрожающие крики, зачастую еще до нападения отгоняют они зверей. Точно так и нам, пастырям и учителям, пасущим Христово стадо, следует поступать. Ведь если увидят они неверного или еретика, никакого вреда не приносящего душам верных, то, вбирая мудрость на лугах книжных сказаний, с миром и кротостью пусть поучают неверных и еретиков. Но если увидят они проклятых еретиков, более коварных, чем все волки, стремящихся погубить Христово стадо и растлить его еретическими иудейскими учениями, следует им тогда высказать ревность и старание, чтобы ни одна овца стада Христова не была похищена дикими зверьми. Вот как говорил об этом священный Иоанн Златоуст. Когда не обольщают никого из православных неверные и еретики, не следует тогда творить им зло или их ненавидеть, но когда мы видим, что неверные и еретики хотят обольстить православных, тогда следует не только ненавидеть их или осуждать, но и предавать проклятью, наносить им раны и тем освящать свои руки.

Как тот же святой Иоанн Златоуст сам указывает, так говоря: «Раз была у нас речь о хуле, что на Единородного Сына Божия, хочу я просить у вас одного только подарка, чтобы наказывали вы всех в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на площади среди людей хулит Христа Господа, подойди и пресеки. Если и насилие над ним совершить придется, не избегай - ударь по лицу, дай пощечину, освяти свою руку раной. Если и схватят тебя, если и в суд поведут - иди. Если спросят на суде, то есть допрашивать будет судья, отвечай не робея, что хулил тот Ангельского Царя: ведь если наказывать нужно тех, кто хулит земного царя, то тем более тех, кто хулит Царя Небесного. Общий грех всех, если нет правды. Каждый, кто может, должен высказаться за нее, чтобы знали жиды и скверные еретики, что христиане - спасители и создатели города, защитники и учителя. Пусть убедятся необузданные и развращенные жиды и еретики, что Божиих рабов остерегаться им нужно, и когда захотят они поделиться между собой чем-нибудь подобным, пусть повсюду следят друг за другом, трепещут и тени, опасаясь, чтобы не слышали христиане. Разве не знаете вы, как поступил Иоанн? Увидел он, что тиран, мучитель людей, пренебрег брачными законами и сказал на площади без страха: Нельзя жениться тебе на жене Филиппа, твоего брата. А я ведь не о людях держу речь, не о судьях, не о противозаконных браках, но об оскорблении Господу. Хоть и придется умереть, не уклонись, чтобы наставить брата твоего: ведь мучение это будет за Христа. Так и Иоанн стал мучеником, хоть не принуждали его приносить жертвы или поклоняться идолам, но увидел он, что попираются Божественные законы, и за это душу свою положил».

И далее он говорит: «Не раз говорил я вам, возлюбленные мои, про безбожных еретиков и снова умоляю, чтобы не объединялись мы с ними ни за едой, ни за питьем, ни дружбой, ни любовью: кто это делает, чужим делается Христовой Церкви. Если кто и ангельской жизнью живет, но с еретиками связан любовью и дружбой, - чужд таковой Господу Христу. Кто не может насытиться любовью ко Владыке Христу, тот не может насытиться и ненавистью к Его врагам. Но ведь Он Сам говорит: "Кто не со Мною, тот против Меня"». Вот что говорит и на чем настаивает священный Иоанн Златоуст, подвигнутый святыми апостолами.
Ведь и святые апостолы так поступали. В «Деяниях святых апостолов» описывается, что, когда пришли в Самарию святые апостолы Петр и Иоанн, Симон-волхв принес им серебро и сказал: «Дайте мне эту способность, чтобы на кого возложил я руку - тот принял Святого Духа»; и святые апостолы не осудили его тогда на смерть. Но когда дошел он до полного бесчестия и стал развращать благочестивых и обольщать верующих, тогда осуждают его на смерть.
Точно так же поступил и святой Иоанн Богослов. До тех пор, пока Киноп жил у себя на месте и не обольщал никого из верных, он не был осужден. Но когда прибыл он в город, намереваясь развратить верующих, был осужден на смерть.
Точно так и святой апостол Филипп: не пошел он к первосвященнику, не осудил его; но когда увидел, что первосвященник пришел только затем, чтобы развратить благочестивых, тогда на смерть осудил его.
Подобным же образом поступил апостол Павел: не стал разыскивать волхва Елиму, осуждать или уничтожать. Но когда увидел, что тот отвращает проконсула от веры, тогда осудил его на то, чтобы тот ослеп и не видел солнца.
Подобным же образом поступали святые и преподобные богоносные отцы наши, архиереи и пастыри.
Когда святой Иоанн Златоуст увидел, что ариане живут в Константинополе и никому из православных не чинят пакостей, он и сам не сделал им зла. Но когда увидел он, что занимаются они обольщением и составили ряд песнопений и гимнов, чтобы расшатать веру в Единосущность, упросил цесаря, чтобы тот изгнал их из города.
Точно так и святой Порфирий, епископ Газский, видя, что еретики манихейского толка живут в Газе и не обольщают никого из православных, не осуждал их. Но когда увидел, что пришли они туда затем, чтобы обольстить христиан, осудил их вначале на немоту, потом и на смерть.
Так и святой Лев, епископ Катанский, не осудил вначале Лиодора-еретика на смерть. Но когда увидел, что пришел тот к храму и рассеивает соблазны, чтобы обольстить тех, кто верен благочестию, вышел он из храма и сделал так, что пожжен Лиодор был огнем, потом вернулся он в храм и отслужил Божественную службу.
Также и святой Феодор, Эдесский епископ, когда нашел множество еретиков в Эдессе, не желающих особенного вреда православным, тогда и он не сделал им никакого зла. Но когда увидел, что собрались они на такое зло, чтобы обольстить православных и разграбить церковное имущество, тогда отправился он даже в Вавилон и упросил царя, чтобы тот истребил еретиков.
И много еще такого в Божественных сочинениях, что когда еретики, держащиеся каких-либо ересей, не приносят православным вреда, тогда не судят их святые и преподобные отцы наши. Когда же видят они, что неверные и еретики намерены обольщать православных, то осуждают их. Так же должны и мы поступать. Но довольно об этом.

Теперь же поговорим о том, что тот же великий церковный учитель Иоанн Златоуст говорит, что нельзя убивать еретиков: «Если бы мы убивали еретиков, нескончаемая война была бы во всем мире». Это о епископах, священниках и монахах, о всем церковном причте говорит он, а не о царях, или князьях, или же правителях областей. Если бы говорил он о царях, князьях и правителях, сказал бы, что нельзя царям, князьям и правителям убивать еретиков. Но он ведь говорит: «Если бы мы убивали еретиков», что ясно показывает, что говорит он о епископах, священниках, монахах и о церковном причте, - ведь сам он был вначале церковный причетник и монах, потом священник и наконец епископ. Потому-то, приняв на себя облик их всех, он и говорит: «Если бы мы убивали еретиков, нескончаемая война была бы», - и не о царях, князьях или правителях областей говорит это.

О царях же, князьях и судьях говорят святые апостолы, чтобы приняли они власть от Господа Бога для наказания преступников и поощрения добродетельных. Так, верховный апостол Петр говорит: «Ради Господа будьте покорны всякому человеческому учреждению, то есть человеческой власти: царю ли, как верховной власти, князьям ли, как назначенным от него, чтобы наказывать преступников и поощрять добродетельных. Ибо такова есть Божия Воля, чтобы добродетельные обуздывали невежество неразумных людей». Согласно с ним говорит и Павел: «Князья ведь страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро и заслужишь похвалу от нее: ибо слуга Бога и тебе во благо. Но бойся, если творишь зло, - не напрасно носит он меч, ибо служитель Бога - гневный отмститель творящему зло».
В согласии с этим говорят и святые отцы. Вот что сказал священный Иоанн Златоуст: «Ведь поставлена гражданская власть на пользу людям Богом, не диаволом, как утверждают некоторые недостойные, - чтобы не поглотили люди друг друга, как рыбы. Поэтому и говорит святой, апостол Петр, что «такова есть Божия Воля, чтобы добродетельные обуздывали невежество неразумных людей». Святой Григорий, епископ Арагинский, то же говорит в своем законодательном наставлении: «Человеколюбиво дан людям свыше великий Божий дар - священство и царство: одно служит Божескому, другое, владычествуя, заботится о человеческом. Тот, кто принял по высшему повелению управление родом человеческим, должен не только заботиться о собственных делах и распоряжаться собственной жизнью, но и все, находящееся в его власти, защитить от треволнений и греховнейшего возмущения, которым лукавый дух затопляет нас повсюду и возмущает смирение тела».

Если же кто-нибудь скажет, что святые апостолы и преподобные отцы велели, чтобы цари, князья и владыки отмщали злодеям, то есть убийцам, прелюбодеям, воровство, разбой и другие преступления совершающим, но не еретикам и вероотступникам, то ведь если велено это в отношении убийц, прелюбодеев и совершающих другие преступления, гораздо нужней, чтобы было так с еретиками и вероотступниками, как свидетельствуют об этом Божественные тексты. Так, в тех Божественных правилах, которые являются гражданскими законами, говорится о неверных и еретиках вот что: «Кто удостоился Святого Крещения и отступил от православной веры, стал еретиком или приносил языческие жертвы, тот подлежит смертной казни. Если иудей осмелится растлить христианскую веру, то подлежит смертной казни. Манихеи или иные еретики, бывшие христианами и ставшие затем на путь ересей и толков, будут казнены мечом. Кто знает таких и не доносит о них властям, подлежит смертной казни. Если какой военачальник, или воин, или начальник общины, обязанный заботиться об этом, узнает, что кто-либо уклоняется в ереси и толки, и не выдаст такого, примет смертную казнь, хоть и будет правоверный».

Где они, говорящие, что нельзя осуждать ни еретика, ни вероотступника? Ведь очевидно, что следует не только осуждать, но предавать жестоким казням, и не только еретиков и вероотступников: знающие про еретиков и вероотступников и не донесшие судьям, хоть и сами правоверны окажутся, смертную казнь примут.

И если кто скажет: «Это гражданские законы, а не апостольские, и не писания отцов», пусть послушает он, что преподобный отец наш Никон говорит о гражданских законах в своих Боговдохновенных сочинениях: «Потому что поклоняемый Дух Святой исполнил Божественных Отцов на Святых Соборах, расположили они Божественные правила, которые от Духа Святого, изложили Божественные законы и слова святых и Богоносных Отцов, - а святые заповеди сказаны были устами Самого Господа, - так что уже в древности Божественные правила перемешались с гражданскими законами и положениями». Так была создана книга «Номоканон», то есть правило законов. Весьма сильно перемешались по Божиему Промыслу Божественные правила с заповедями Господними и изложенными святыми отцами, а также с самими гражданскими законами, - так возникла вышеназванная книга.

Если святые отцы, бывшие на Вселенских и Поместных Соборах и наставляемые Святым и Животворящим Духом, расположили Божественные правила, и законы, и слова святых отцов, и святые заповеди, которые от уст Самого Господа, то сами же святые отцы соединили в древности со всем этим и гражданские законы. И кто осмелится их устранить или похулить, когда приняты они были Святым Духом и святыми отцами и соединены со всем Божественным Писанием?
В согласии с этим говорит и Афанасий Великий, что те, кто утверждает, что нельзя осуждать совершающих смертные грехи, - еретики. И когда бы было так, как они утверждают, не осудил бы праведный Ной ругателя Хама быть рабом братьям его. И Моисей велел изрубить мечами три тысячи человек, поклонявшихся тельцу, а собиравшего в субботу дрова велел побить камнями. А Иисус Навин за воровство истребил Ахана со всем его домом.

А Финеес за распутство уничтожил Замирия, а Самуил перед Господом убил царя Агага. Илья же ложных пророков у ручья заколол, как свиней, Елисей же осудил Гиезия за здоимство, проказой наказал его. А Даниил, осудив блудливых старцев по Моисееву закону, убил их. Принявший ключи Царства Небесного, святой апостол Петр осудил Анания и жену его, утаивших часть своего дохода, и сделал так, что они испустили дух. А Павел предал диаволу кузнеца Александра и Именея с Филитом, чтобы они отучились от хулений.

И все эти судившие, а сами не осужденные, были праведны, более того - избранники, избранные на духовное служение.

Вот что говорит и как поучает Афанасий Великий о совершающих смертные грехи: «Грех, который тяжелее и страшнее всех грехов смертных, - это впасть в ересь и отвратиться от Христа». Так вот говорит этот божественный Афанасий. Да и великий Иоанн Златоуст в своих сочинениях говорит: «Царский суд и гражданские законы обуздывают произвол неразумных людей, творящих смертные грехи и губящих душу и тело». Это же говорят и священные правила святых отцов. Услышьте, цари и князья, и помните, что власть вам дал Бог, что вы - слуги Бога. Для того приставил Он вас пастырями и сторожами к вашим народам, чтобы от волков сохранили вы в целости стадо Его. На свое место избрал вас Бог на земле, на Свой престол, возведя, посадил, милость и жизнь доверил вам, и вручила вам меч высокая десница Бога. Вы же не скрывайте в неправде истину, но остерегитесь Серпа Небесного, не давайте волю преступным людям, не натравливайте их, как бешеных собак, на людей правоверных». Или вот еще: «Если дать меч неистовому человеку, тот не только тела, но и души погубит». Почему говорит он, что не только тела погубит? Это говорится об убийцах и тех, кто творит обиды и разбои, что только тела погубят, но если говорится: «Те не только тело, но и душу губят», - то говорится это о еретиках и вероотступниках; ведь они вместе с телом губят и душу, обольщая православных еретическими учениями.

И вот что: если они совершат зло, грех падет на душу того, кто допускает это, то есть на царя, на князя, на правителя области. Если недостойным людям дадут они власть, спросит с них за это Господь Бог в Страшный день Второго пришествия Христа. Вот почему цари и властители должны заботиться о том, чтобы быть отмстителями еретикам за Христа. Согласно с этим наставляет и учит священный Иоанн Златоуст, говоря следующее: «То, что бывает по воле Бога, хоть и покажется злым, добрее всего. А то, что против воли Бога и не угодно Ему, хоть и хорошим покажется, всего хуже и преступней. Если убьет кто по воле Бога, убийство это лучше всякого человеколюбия. Если и помилует кто из человеколюбия вопреки тому, что угодно Богу, - недостойнее всякого убийства будет это помилование. Не природа вещей, но Божий суд делает их добрыми или дурными».

Выслушай примеры и сообрази, что так именно и бывает. Против Божией воли помиловал некогда Саул, царь Израиля, Агага, царя амаликитян, и за это помилование не только сам подвергся осуждению Бога, но и весь род его. Так и Ахан, захватив Адера, ассирийского царя, сохранил его вопреки тому, что было угодно Богу, отпустил его с великим почетом; тогда Бог послал пророка к Ахану, говоря: «Так говорит Господь: раз выпустил ты этого губителя из рук своих, душа твоя будет за его душу и люди твои за его людей».

Точно так один пророк пришел и сказал ближнему своему: «По слову Господа ударь меня». А тот человек не захотел ударить его, и сказал он: «Не подчинился ты голосу Господа, за это, лишь расстанемся мы, растерзает тебя лев». Отошел тот, напал на него лев и растерзал его. И встречает пророк другого человека и говорит ему: «Ударь меня». Ударил его тот человек и разбил ему лицо. Ударивший пророка спасся, а пожалевший - пострадал. Что удивительней этого? Так знай же, что, когда велит Бог, нужно только повиноваться, а не размышлять о природе происходящего.

Вот так и все святые и преподобные богоносные отцы наши, пастыри и учители молили благочестивых царей и князей, чтобы истребляли еретиков, как свидетельствуют святые отцы святого Шестого Вселенского Собора, когда говорили они благочестивому цесарю Юстиниану: «А ты, царь, позаботься о том, чтобы, если в зрелую пшеницу попадут какие остатки языческого и иудейского еретического зла, искоренить их, как сорняки. Да будут они исторгнуты, и очистится нива Церкви горячей любовью к Богу царей и властителей, превзошедших ревнителя Финееса, поразившего копьем грехи». А собравшиеся в Иерусалиме святые отцы в числе тысячи четырехсот человек, написав для византийского цесаря Феофила многосложный свиток, сказали: «Снизойди, о царь, к смиренной молитве, будь щедр к Церкви своей, прекрати церковные раздоры и прежде всего уйми зловерных отступников своей праведной царской властью, мышцею благочестия своего».

Так, уже православный праведный Константин Великий, первоисточник христианства и апостол среди царей, окончательно низверг этого мрачного и враждебного Богу Ария, второго Иуду, соименного гневу, и осудил его с проклятым его учением на заключение, а также и всех других, принадлежавших к этому толку. А вслед за ним - Феодосий Великий, звезда пресветлая, царственный преемник, по распоряжению которого собрался Второй Божественный Собор святых отцов и проклял духоборца Македония, Евномия, ариан и прочих и осудил их на позорное заточение. А наследник его по имени и уму, Феодосий Малый, созвав в Ефесе Святой Собор, низложил Нестория. И Маркиан, великий по благочестию, созвал Четвертый Собор, велел проклясть Евтихия и Диоскора-пустослова и осудил их на заключение. А великий царь Юстиниан созвал Пятый Собор против Дидима и Евагрия, принадлежавших к толку Оригена, и после проклятия осудил их на заключение. Потом Константин, внук Ираклия, созвал Шестой Собор святых отцов против Маркиона, Стефана, Сергия, Павла, Пира и других злонамеренных - еретики тогда полностью были разбиты и приняли осуждение, достойное их извращенной веры. Потом опять благочестивая царица Ирина и сын ее, благоверный цесарь Константин, созвали Седьмой Собор против недостойных иконоборцев, низвергли и полностью искоренили всю их ересь. Так вот все благоверные цесари, полностью разрушив осадными орудиями крепость безверных еретиков, отрубив Святыми Вселенскими Соборами головы многоголовых устрашающих драконов, укрепили чистую и православную веру, неколебимый столп и утверждение благоверия. А благочестивые цари, зная это и повинуясь
мольбам и поучениям Святых Отцов, распоряжались проклинать еретиков и вероотступников, отправлять в заключение и подвергать суровым наказаниям, к тому же были они научены Ветхим и Новым Божественным Писанием.

Ведь так поступали и пророки, и праведники, и благочестивые цари в Ветхом Завете. Если видели они, что кто-нибудь отступил от Господа Бога Вседержителя, то либо мечом убивали его, либо молитвой низвергали. Так великий Моисей велел посечь мечом отступников от Бога-Вседержителя, поклонявшихся золотому тельцу. Величайший из пророков, Илия, сделал так, что небесный огонь спалил двух пятидесятников, отступивших от Бога, а четыреста человек он собственноручно изрубил мечом. Когда увидел Иуда Маккавей, что отступились люди от Господа Бога и поклоняются идолам, всех велел мечами изрубить. А благочестивый царь Иосия столь ревностно защищал благочестие, что не только перебил тех, кто соблазнял людей отступать от Господа Бога, но выкопал кости мертвецов, сжег их на огне, а пепел развеял по ветру.

А в Новом Завете святой апостол Петр силой молитвы предал смерти Симона-волхва, основателя ереси.

Подобным же образом святой Иоанн Богослов молитвою утопил в море Кинопа-волхва. Точно так и святой апостол Филипп велел земле поглотить первосвященника, хулившего Господа нашего Иисуса Христа. А святой апостол Павел ослепил словом Елиму-волхва, а Именея, Филита и кузнеца Александра предал сатане.

И далее, этот же святой апостол Павел говорит: «Если кто отступит от Моисеева закона, будет осужден на смерть без пощады по показанию двух или трех свидетелей. Насколько, надо думать, мучительней будет наказание тому, кто пренебрежет Сыном Божиим». Это показывает, что теперь в особенности сурово нужно наказывать того, кто хулит Сына Божия. Святой апостол Иуда, брат Иакова, говорит ведь: «Одних по рассмотрению милуйте, других спасайте страхом».

Следуя этим божественным пророческим и апостольским текстам и Преданию, благочестивые и православные цари и иерархи отправляли в заключение и подвергали жестоким казням вероотступников и еретиков. Впервые великий цесарь, равный апостолам, Константин установил в своем государстве закон, чтобы предавать насильственной смерти того, кто не верит в Святую и Животворящую Троицу, а собственность его отдавать на разграбление. И святые отцы на Первом Соборе не воспрепятствовали, чтобы так было. А святой Александр, Константинопольский патриарх, добился своей молитвой, что Арий рассыпался. А великий чудотворец Епифаний Кипрский словом заставил еретика Аэция онеметь, а на седьмой день предал его смерти. И благочестивый царь Маркиан на смерть осудил еретика Диоскора, Александрийского патриарха, но не мечом его убил, а сослал на остров Ас, где никто не может прожить и года, но мучительно умирает от губительных ветров. Там Диоскор со всеми, разделявшими его заблуждение, в муках испустил дух. И святые отцы на Четвертом Соборе не препятствовали тому, чтобы это случилось. Благочестивые цесари Юстин и Тиверий отрубили головы наместнику Адду и военачальнику Елевферию, защитникам ереси, и великий чудотворец Евтихий, Константинопольский патриарх, не препятствовал им. Великий цесарь Ираклий велел убивать иудеев, не желавших креститься, и многие бывшие тогда патриархи, архиереи и преподобные не препятствовали ему это сделать. А святой Порфирий, епископ Газы, молитвою сделал немыми и безмолвными сторонников манихейской лжи; а потом и смерти их предал. А святой Феодор, Эдесский епископ, словом лишил дара речи иудея, хулившего Господа нашего Иисуса Христа, а затем обратился с просьбой к вавилонскому царю, и тот, послав в Эдессу войско, велел изгнать из города еретиков, имущество их захватить, а некоторым из них вырвать языки. Святой же Феодор не препятствовал, чтобы так было. Так и святая царица Феодора с сыном своим Михаилом отправила в заточение еретика Анния, Константинопольского патриарха, и там велела, привязав, бить его ремнями. И блаженный патриарх Мефодий и многие преподобные отцы наши и исповедники не препятствовали тому, чтобы так было. А святой Лев, епископ Катанский, сделал так, что еретик Илиодор сгорел в огне.

Смотри же, как святые пророки и праведники Ветхого Завета отступников от Господа Бога одних молитвой и полученной от Бога благодатью предавали смерти, других оружием убивали
и подвергали суровым наказаниям. Но святые апостолы, божественные святители и преподобные и богоносные отцы Нового Завета оружием еретиков и вероотступников не убивали, а молитвами и силой, данной им всесильным и животворящим Духом, жестоким наказаниям и смерти предавали.

Если же кто скажет, что молитвою предать смерти - это одно, а оружием убивать заслуживающих смерть - это другое, тому будет так сказано: это одно и то же, что молитвой смерти предать, что оружием убить виновного. Именно так пишет Афанасий Великий в «Слове о совершающих смертные грехи». Вначале он напоминает о ветхозаветных пророках и праведниках, убивавших оружием или предававших казням виновных, потом называет святых и верховных апостолов Петра
и Павла. Ведь Петр словом и силой, которую дал им Святой Дух, предал смерти Анания и Сапфиру, а Павел словом предал смерти Елиму-волхва, кузнеца Александра, Именея и Филита. Видишь, что Афанасий Великий не делает никакого различия между убийством оружием и преданием виновных казни или смерти с помощью молитвы.

А если бы не следовало еретиков и отступников предавать казням и смерти, не предавали бы святые апостолы, божественные святители и преподобные наши отцы смерти молитвою и силою, данною им от Бога: гораздо тяжелей смерть от молитвы, чем от оружия. Ведь если смерть по молитве, становится с очевидностью ясно, что Бог осудил на смерть виновного - страшно попасть в руки Бога Живого. А та смерть, что от оружия, случается нередко по проискам людей, и тем, кто понимает, смерть от оружия не так страшна, как от молитвы: человек-то смотрит на лица, Бог же видит сердца. Вот почему преподобные и богоносные отцы наши, священноначальники и пастыри еретиков и вероотступников предавали жестоким наказаниям и смерти не оружием, но молитвой и силой, которую дал им Бог. Если же какого еретика и вероотступника следовало предать наказанию или смерти, они не делали этого сами, но имели для этого благочестивых и православных царей, чтобы отмщать преступникам - в согласии с апостольскими Писаниями, свидетельствами Священных правил и гражданских законов, которые преподобные и богоносные отцы наши соединили и увязали со Священными правилами. Но довольно об этом.

Теперь скажем и о том, что говорят еретики: что если и следует, дескать, судить и осуждать еретиков и вероотступников, то лишь царям, князьям, иерархам и правителям областей, а не монахам, которые отреклись от мира и всего, что в мире, а им следует только собой заниматься и не судить никого - ни еретика, ни вероотступника.
Но вот что сказано будет такому: если не должны монахи осуждать ни еретика, ни вероотступника, то как Антоний Великий осуждал их? Говорил он о еретиках, что слова их страшнее змеиного яда, поучая всегда учеников своих, чтобы ни в какое общение ни с мелетианами, ни с арианами, ни с другими еретиками не вступали.
А на Первом Соборе среди святых отцов оказался святой Пафнутий исповедник, и он осудил Ария на заключение.

Всегда осуждал еретиков святой Пахомий, говоря, что тот, кто общается с еретиками и читает сочинения Оригена, Мелетия, Ария и других еретиков, в бездну ада сходит.

Так и Макарий Великий: для того он вышел из пустыни, чтобы осудить еретика и пресечь его ересь, что и исполнил.

А когда услышал святой Ефрем о распространении еретического лжеучения Аполлинария, - оставляет он по этой причине пустыню, входит в Константинополь, где не только осуждает Аполлинария, но хитроумным своим искусством предает его мучительной смерти.
От самого младенчества жил в пустыне чудный Исаак Далматский, но когда слышит он, что Валент распространяет арианскую ересь, приходит в Византию и не только осуждает Валента, но и предает его огню.
Так и великий Евфимий: хоть сам не был на Третьем Соборе, но послал на Собор учеников своих и велел им осудить и проклясть еретиков.
Хоть не мог святой Алксентий из-за глубокой старости и великих своих трудов пойти на Собор святых отцов, когда собрались они против ереси Нестория, но велел он запрячь упряжку волов и повезти себя на Собор, чтобы проклясть и осудить еретиков.

Святой Даниил Столпник точно так же из-за великой немощи не мог передвигать ноги, так что просил людей, чтобы привели его на Собор святых отцов, чтобы осудить и проклясть еретиков: когда увидел он, что распространяется ересь Севира, из Иерусалима приходит к цесарю Анастасию в Константинополь и умоляет его осудить и проклясть еретиков.

Когда великий Феодосий узнает, что по всему миру распространяется ересь Севира, оставляет монастырь, уходит из пустыни, обходит города и веси, чтобы укрепить верных, еретиков же осудить и посрамить. Собрав потом всех монахов, приходит он вместе с Саввой Освященным в Иерусалим, входят они в церковь в сопровождении множества своих учеников-монахов, числом около десяти тысяч. Поднимаются тут на амвон великий Феодосий и Савва Освященный, осуждают и предают проклятью Севира и всех, кто следует его лжеучению.

На Шестой Собор вместо Александрийского патриарха также прибыл монах - Петр, и вместе со всеми осудил еретиков.

Когда святая мученица, дева Феодосия, рожденная по предсказанию мученицы Анастасии, постриженная в монахини семи лет и после того безвыходно находившаяся в монастыре, - когда услышала она, что цесарь Лев, что из Исаврии, послал своего оруженосца сбросить и уничтожить образ Христа-Господа, бывший на иконе на медных городских воротах, - поспешила святая Феодосия на место и как увидела, что трижды ударил оруженосец секирой по образу Христа-Спасителя, тут же опрокинула на землю лестницу и так предала оруженосца мучительной смерти. Потом, придя к патриаршим покоям, закидала она камнями Анастасия, патриарха-иконоборца, и тут на месте по приказу недостойного цесаря убили ее за образ Господа нашего Иисуса Христа.
И пусть никто не вздумает сказать, что Христова мученица Феодосия не по Божиему повелению совершила этот поступок, собственноручно предав человека смерти, - именно за это предобрый Владыка Христос прославил ее по смерти многими чудесами и грозными знаменьями, а тело сохранил в целости нетленным, так что все, приходящие к ее гробу, получают исцеление от различных болезней. А святые и божественные отцы почтили ее в гимнах, хвалах, канонах и тропарях и постановили праздновать ее память 29 мая наравне с прославленными мучениками и мученицами Христовыми.

И к святой царице Феодоре и благочестивому цесарю Михаилу собрались святые великие постники и чудотворцы: великий Аникий, Арсакий, Исаакий, Феофан-исповедник и многие другие, покинувшие монастыри и пустыни и пришедшие в город, чтобы проклясть и осудить еретиков.

Да и на все Вселенские и Поместные Соборы приходили монахи, забывая свои монастыри и пустыни и поспешая в города.

Таким образом, князья и военачальники, частные лица - мужчины и женщины - и каждый православный, осуждая вместе с архиереями и священниками еретиков, составили Божественные правила, наставляемые Живым и Животворящим Духом. К тому же и гражданские законы прибавили они к Божественным правилам, по которым еретиков не только осуждают, но подвергают проклятиям и жестоким казням.

http://www.zaistinu.ru


С многочисленными примечаниями
к этому материалу можно ознакомиться в Интернете по адресу:
http://pelor.narod.ru/

Евпатий-Коловрат
01.11.2007, 06:55
Как монахи Иоанникий и Мария могли родить ребёнка?

Вятич
01.11.2007, 09:27
Как монахи Иоанникий и Мария могли родить ребёнка?

Родители Иосифа Волоцкого не были ещё монахами, когда у них родился сын. Позже уже будучи сам монахом сын "убедил своих родителей и братьев Вассиана и Акакия принять пострижение. Больной отец Иосифа, в иночестве Иоанникий, пятнадцать лет был вместе с ним в Боровской обители. Сын его питал как младенца из собственных рук, поднимая его, больного, с постели по телесной его немощи, при параличе рук и ног; и был он ему вместе и старцем и наставником, утешая его, так, что не раз родитель говорил ему: "Не аз ти отец, но ты ми отец еси"."

Вообще на Руси был такой благочестивый обычай. Многие православные люди, воспитавшие и поставившие на ноги своих детей, к старости принимали иночество (монашество) и уходили в монастырь

Яркий пример - родители святого Сергия Радонежского. Вот статья о них:



http://www.patriarchia.ru/db/text/52410.html

11 октября — память преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии Радонежских, родителей преподобного Сергия Радонежского

Недалеко от Ростова Великого, на берегу реки Ишни, находилось поместье знатных ростовских бояр Кирилла и Марии. Кирилл состоял на службе у ростовских князей, владел достаточным по своему положению состоянием, но, живя в деревне, не пренебрегал и обычными сельскими трудами. Жестокий голод и монголо-татарское нашествие довели ростовского боярина до нищеты. Возможно, что своевольные московские наместники, распоряжавшиеся в Ростове, приказали ему удалиться из города, и тогда семейство поселилось в селе Радонеж близ церкви Рождества Христова.

Кирилл и Мария были людьми добрыми и богоугодными: помогали бедным и больным, принимали странников. Супруги имели уже сына Стефана, когда Бог даровал им другого сына — будущего основателя Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, преподобного Сергия. Задолго до рождения Промысл Божий дал о нем знамение, как о великом избраннике Божием. Однажды, когда Мария, беременная им, была в церкви, ребенок, к великому изумлению всех присутствовавших, трижды воскликнул громким голосом в материнском чреве во время литургии.

После этого Мария стала особенно следить за своим духовным состоянием, помня, что носит во чреве младенца, которому предназначено быть избранным сосудом Духа Святого. Она блюла себя от всякой скверны и нечистоты, ограждала себя постом, избегала мяса, молока и рыбы, питалась лишь хлебом, овощами, и водой. Воздерживалась и от вина, употребляя вместо различных напитков только одну воду, и ту понемногу. Часто втайне наедине, воздыхая со слезами, Мария молилась Богу, о сохранении себя и младенца.

И вот праведная Мария, подобно святой Анне, матери пророка Самуила, вместе с мужем дала обещание: если родится у них мальчик, принести его в церковь и отдать Богу. Это значило, что они сделают все, чтобы на их будущем дитяти исполнилась воля Божия, совершилось о нем предопределение Божие, на которое они уже имели некоторое указание.

И 3 мая 1314 года праведных родителей посетила великая радость: родился мальчик. В сороковой день по рождении младенца принесли в церковь, чтобы совершить над ним Крещение. Священник Михаил назвал младенца Варфоломеем, ибо в этот день (11 июня) праздновалась память святого апостола Варфоломея. Это имя по своему значению — «Сын радости (утешения)» было особенно утешительно для родителей. Священник почувствовал, что это особый младенец и, осененный Духом Божественным, предрек: «радуйтесь и веселитесь, ибо будет ребенок сей сосуд избранный Бога, обитель и слуга Святой Троицы».

Родители стали замечать особенное в поведении младенца: если мать вкушала мясную пищу, младенец не пил материнского молока. По средам и пятницам он вовсе оставался без пищи. Воздержанный постом во чреве, младенец и по рождении как будто требовал от матери поста. И она стала строже соблюдать пост: совсем оставила мясную пищу, и младенец, кроме среды и пятницы, всегда после этого питался ее молоком.

Подрастая, Варфоломей, как и в первые дни своей жизни, по средам и пятницам не вкушал никакой пищи, а в остальные хранил воздержание. Мария опасалась, что суровый образ жизни может повредить его здоровью и убеждала сына уменьшить строгость поста. Однако сын просил не отклонять его от воздержания, и мать более не препятствовала.

Когда Варфоломею исполнилось 15 лет, родители его из Ростовского княжества переселились в Московское княжество — в город Радонеж. По обычаю того времени Кирилл должен был получить поместье, но по старости уже не мог служить Московскому князю, и эту обязанность принял на себя его старший сын Стефан, к тому времени уже женатый. Младший из сыновей Кирилла и Марии — Петр, также женился, но Варфоломей и в Радонеже продолжал свои подвиги. Когда ему было около двадцати лет, он попросил у родителей благословения на монашество. Кирилл и Мария не возражали, но просили подождать только до их смерти: с уходом они потеряли бы последнюю поддержку, так как два старших брата были уже женаты и жили отдельно. Благодатный сын повиновался и делал все, чтобы успокоить старость своих родителей, которые не принуждали его вступить в брак.

В то время на Руси распространен был обычай принимать иночество под старость. Так поступали простецы, князья и бояре. Согласно этому благочестивому обычаю Кирилл и Марию в конце своей жизни тоже приняли сначала иноческий постриг, а потом и схиму в Хотьковском Покровском монастыре, который располагался в трех верстах от Радонежа и был в то время одновременно мужским и женским. Утружденные болезнями, скорбями и старостью схимники-бояре недолго потрудились в новом звании. В 1337 году они с миром отошли ко Господу. Перед своей блаженной кончиной они благословили Варфоломея на иноческий подвиг. Дети погребли их под сенью Покровской обители, которая с этого времени стала последним приютом и усыпальницей Сергиева рода.

http://www.patriarchia.ru/data/012/620/1234/Kirill.jpg

Летопись Хотьковского Покровского монастыря приводит свидетельства о том, как молитвенное обращение к преподобному Сергию и его родителям спасало людей от тяжких недугов. Особенно проявилось их заступничество во время народных бедствий — страшной моровой язвы 1770-1771 годов, эпидемий холеры в 1848 году и 1871 году. Тысячи людей стекались в Хотьково. У гробницы родителей преподобного читалась неусыпно Псалтирь и молитва святым схимонаху Кириллу и схимонахине Марии. В то же время они ужо местно почитались в монастыре. И всякий раз множество людей сохранялись от губительных болезней.

http://www.patriarchia.ru/data/014/620/1234/Maria.jpg

Мощи схимонаха Кирилла и схимонахини Марии неизменно покоились в Покровском соборе, даже после его многочисленных перестроек. Уже в XIV веке в лицевом житии преподобного Сергия родители его изображены с нимбами. По преданию преподобный Сергий завещал — «прежде чем идти к нему, помолиться об упокоении его родителей над их гробом». Так и повелось — паломники, едущие на богомолье в Троицкую Лавру, посещали сначала Хотьковскую обитель, желая «поклониться на могилке его праведных родителей, чтобы явиться благодатному сыну от дорогой ему могилы как бы с напутствием от самих праведных родителей». Так же по преданию, преподобный Сергий нередко ходил на могилу родителей из своей Лавры.

В XIX веке почитание преподобных Кирилла и Марии распространилось по всей России, об этом свидетельствуют месяцесловы того времени.

После 1917 года Хотьковский монастырь был ликвидирован. В июле 1981 года было установлено празднование Собора Радонежских святых 6 (19) июля, на следующий день после праздника в честь обретения мощей преподобного Сергия Радонежского. Схимонахи Кирилл и Мария были прославлены в соборе Радонежских святых.

В 1989 году в Покровском храме бывшего Хотьковского монастыря, возвращенного Русской Православной Церкви, вновь возгорелась свеча церковной молитвы преподобному Сергию и его родителям. В том же году, в день празднования преподобного Сергия, мощи его праведных родителей перенесли в храм Покрова Пресвятой Богородицы. Возобновилось празднование памяти преподобных Кирилла и Марии 28 сентября (11 октября) и 18 (31) января. Вера в заступничество святых укрепилась после многочисленных исцелений, совершенных у гробницы.

В 1992 году открылся Хотьковский женский монастырь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В том же году, когда праздновалось 600-летие со дня кончины преподобного Сергия, совершилось общецерковное прославление преподобных Кирилла и Марии, увенчавшее шестивековое почитание родителей великого светильника Русской земли, давших миру образец святости и христианского устроения семьи.


...