PDA

Просмотр полной версии : Терра Мариана



Фридрих Риккофер
27.08.2013, 13:55
http://densusetyawan.files.wordpress.com/2013/01/knight.jpg?w=400&h=256

1226 год ознаменовал собой начало одного из важнейших периодов в истории Тевтонского Ордена. Правивший на севере Польши (фактически утратившей государственное единство и распавшейся, к описываемому времени, на ряд отдельных владений) князь (именовавшийся немцами "герцогом") Конрад I Мазовецкий, буквально изнемогавший в борьбе с язычниками-пруссами, потерпев неудачу в нескольких организованных им против них Крестовых походах, обратился за помощью против пруссов к Тевтонскому Ордену.

Как уже упоминалось выше, пруссы, это воинственное прибалтийское племя, родственное литовцам, cтолетиями вели успешные войны против Польши, Померании и Мазовии, каждый год разрушая там церкви и монастыри, сжигая села, города и угоняя в плен множество мирных жителей. В 1217 году, после неудачи очередного Крестового похода, организованного поляками (с участием немецких крестоносцев, тамплиеров и иоаннитов) по призыву назначенного епископом Пруссии Христиана, монаха Ордена цистерцианцев (под чьим патронажем в свое время был учрежден Орден тамплиеров), прусские язычники в очередной раз огнем и мечом прошли всю Померанию и Северную Польшу.

Только в Мазовии пруссы, в ходе набегов, сожгли 250 церквей и 10 000 деревень, убили около 2 000 и угнали в полон 5 000 жителей. Раздробленное и слабое польское государство в целом, а уж тем более Конрад Мазовецкий, были совершенно не способны сопротивляться пруссам. Князь Конрад обещал вознаградить Тевтонский Орден за военную помощь Кульмской (Хелминской) землей и всей территорией Пруссии (которую, правда, еще предстояло завоевать).

Папа римский санкционировал эту миссию, а римско-германский Император Фридрих II Гогенштауфен упоминавшейся нами выше, в связи с описанием должностного герба тевтонских Гохмейстеров, специальной буллой (так называемой "Золотой буллой Римини") даровал Верховному магистру "тевтонов" в Пруссии (которую еще предстояло завоевать) все права суверенного государя. Таким образом, Тевтонский Орден на своих прусских землях не являлся ленником, то есть вассалом, римско-германского Императора, получив полную автономию и избавившись от верховного владычества над собой "Священной Римской Империи германской нации".

В результате многолетней войны собравшимся со всей Европы крестоносцам под предводительством Тевтонского Ордена удалось наконец покорить Пруссию. При этом вовсе не произошло никакого поголовного истребления прусского населения и замены его немецкими колонистами, как ошибочно полагают (а может быть - не столько полагают, сколько утверждают!) многие у нас и за рубежом.

Тевтонский Орден вовсе не стремился к физическому уничтожению всех прибалтийских племен (и тем более - славян). В его задачу входило обращение язычников в Христианскую веру, и это являлось как бы единственным оправданием всех его завоеваний. Большинство пруссов, приняв (пусть и не всегда и не совсем добровольно) Святое Крещение и продолжало жить на старом месте, хотя и под новыми, христианскими, именами, в качестве арендаторов орденских земель или горожан, составляя вспомогательные дружины Ордена Девы Марии в военное время - подобно "чуди" (эстонцам) в орденской Ливонии. Эти прусские слуги Тевтонского Ордена (проживавшие частично в орденских замках, частично - в предоставленных им Орденом на правах лена имениях, расположенных в сельской местности, именовались "витингами", "вейтингами" или "вайтингами".

Очень многие вожди местных племен принимали Христианство совершенно добровольно и активно участвовали в военных походах Тевтонского Ордена. Орден Девы Марии весьма ценил их за верную службу и старался по достоинству вознаградить. Как правило, в качестве награды отличившимся неофитам предоставлялись земельные наделы, освобождение от податей и т.д. Поэтому с течением времени даже те из пруссов, куршей, ливов, леттов, латгалов, земгалов (семигалов) и эстов, кто поначалу оказывал Тевтонскому Ордену активное сопротивление, постепенно смирялись с положением вещей и начинали ему служить. Поэтому немалую часть орденского войска составляли воины-прибалты, принявшие Христианство или склоняющиеся к его принятию.

В орденских хрониках историков Петра из Дусбурга, Иоганна (Иоганнеса, Иоанна) из Посильге (Посилие), Николая (Николауса) из Ярошина и др. зафиксированы имена многих крещеных пруссов, верно служивших делу ордена и своей кровью, пролитой на поле брани, засвидетельствовавших свою верность Христу и Верховному магистру - Глаппо, Стовмел, Конрад-Дьявол, Мартин из Голина и многие другие прусские "витинги". Правда, некоторые из окрещенных прусских "витингов" - например, известный своим участием в "Великом восстании пруссов" 1260 года Генрих Монте (Геркус Мантас) изменяли Ордену Девы Марии, но такие были скорее исключением из правил. В походах орденского войска "витинги" выступали под собственной хоругвью (баннером, или знаменем).

Аналогичные процессы происходили и в Ливонии, где "Воинству Христову" - рыцарям Ордена меченосцев - оказывали активную поддержку, например, окрестившийся вождь (король) угрофинского племени ливов (по которому завоеванная западными крестоносцами земля, собственно, и была названа Ливонией, хотя ливы отнюдь не являлись ее единственным туземным населением) Каупо и его сын, погибшие в бою с язычниками-эстами.

На военную службу крещеные союзники "тевтонов" (именовавшиеся в русских летописях "чудью") являлись в своем исконном вооружении. Конные прусские воины - "великие (большие) свободные", по орденской терминологии - в сфероконических шлемах с кольчужной бармицей, кольчугах или пластинчатых (ламеллярных) панцирях (по-немецки: "платтенгарниш"; поэтому военная служба прусской знати Тевтонскому Ордену именовалась "платтендинст"), с большими круглыми или каплевидными щитами, копьями, мечами или длинными боевыми тесаками (дуссаками или дуссегами). Пешие ("малые свободные") - тоже в шлемах с бармицами, кольчужных рубахах, с круглыми щитами, копьями, сулицами (дротиками) и боевыми ножами (мечи стоили дорого и были не всякому по карману). Необходимо заметить, что вспомогательные контингенты орденских войск оказали немалое влияние на тактику боевых действий и даже на состав вооружения "тевтонов" в Прибалтике.

Многие элементы прибалтийского вооружения - например, дротики-сулицы, или легкие круглые прусские щиты, равно как и литовские щиты с вертикальным рельефным выступом посредине, со временем заняли полноправное место в комплексе военного оснащения воинов Тевтонского Ордена Пресвятой Девы Марии в Пруссии и Прибалтике, придав ему неповторимый облик.

Так, в сражении при Танненберге (Грюнвальде) 15 июля 1410 года, если не решившего окончательно, то во многом предопределившего исход противоборства рыцарей Пресвятой Девы Марии с поляками и Литвой и судьбу Тевтонского Ордена в Пруссии, даже многие рыцари отборного отряда орденского войска, атаковавшего польского короля Владислава, были, в отличие от противостоявших им поляков, вооружены не длинными тяжелыми копьями, а именно сулицами (вследствие чего поляки из состава атакованной "тевтонами" Большой Королевской хоругви поначалу даже приняли их за литовцев).

На завоеванной многонациональными армиями крестоносцев во главе с "тевтонами" территории и сложилось упоминавшееся нами выше самостоятельное тевтонско-орденское государство, просуществовавшее до начала XVI столетия.

При этом еще раз следует подчеркнуть, что "братья-рыцари" Тевтонского Ордена составляли только отборные части и гарнизоны возводившихся на покоренных землях замков. Все крупные сражения были выиграны крестоносцами, съезжавшимися на помощь тевтонам сначала из Польши и Северной Германии, а впоследствии - со всей германской метрополии, из нынешних Бельгии и Голландии, Франции и Англии.

И не случайно Найджел Лоринг, владелец герба с алыми розами и главный герой исторических романов "Сэр Найджел" и "Белый отряд" любимого писателя нашего детства сэра Артура Конан Дойля, также участвовал в Крестовом походе в Землю Пресвятой Девы Марии:

"Во всех христианских землях снова царил мир, человечество пресытилось войнами, и удовлетворить свое страстное желание (совершить третий подвиг, который разрешил бы его от обета - В.А.) Найджел мог только в далекой Пруссии, где тевтонские рыцари вели нескончаемые сраженья с литовскими язычниками. Но чтобы отправиться в Крестовый поход на север, человеку мало было обзавестись деньгами и завоевать славу доблестного рыцаря, и прошло еще десять лет, прежде чем со стен Мариенбурга Найджел взглянул на воды Фришгафа (по-польски: Вислинского залива - В.А.), а потом выдержал пытку раскаленной плитой, когда отправлялся к священной скале Вотана (вероятно, все-таки не древнегерманского Вотана, а литовских богов Перкунfса или Потримпаса - В.А.) в Мемеле..." (Артур Конан Дойл. "Сэр Найджел").

В последующие десятилетия в среде европейского дворянства вошло в обычай получать посвящение в рыцари в Пруссии. В 1253 году литовский князь Миндовг (Миндаугас) при посредстве Тевтонского Ордена крестился, получил от папы римского королевскую корону и назначил орденского священника Христиана католическим епископом всей Литвы. Миндовг позволил Ордену Пресвятой Девы Марии основать комменду в своей резиденции, предоставил "тевтонам" полную свободу христианизации Жмуди (Самогитии или Жемайте, то есть Нижней Литвы), а в 1260 году завещал "Божьим дворянам" на случай, если останется бездетным, и Верхнюю Литву.

В Риме в описываемое время связывали с Тевтонским Орденом большие надежды и далеко идущие планы - ему было поручено ни много ни мало - отвоевать Русь у татаро-монголов (вопреки инкриминируемой Ордену Пресвятой Девы Марии некоторыми современными глубокомысленными виртуозами пера "нерушимой братской дружбе" с этими самыми татаро- монголами!). Впрочем, эти обширные планы были сорваны опустошительным вторжением татаро-монголов в Пруссию в 1259 году, поражением орденского войска в Жемайтии в 1260 году и вспыхнувшим вслед за тем "Великим восстанием" пруссов, осложненным изменой ренегата Миндовга Тевтонскому Ордену (за вероломство Бог покарал Миндовга, вскоре павшего от рук мятежного князя Довмонта, бежавшего после убийства короля Литвы на Русь, крестившегося там и ставшего псковским князем под именем Тимофея).

В 1309 году резиденция Верховного магистра (находившаяся первоначально в Акконе, потом в Монфоре-Штаркенберге, затем в Венеции и - очень короткое время - в гессенском Марбурге) была окончательно перенесена в прусский Замок Пресвятой Девы Марии (Мариенбург).

Завоевание Пруссии и части Померании (Поморья), перенос резиденции руководства Тевтонского Ордена и столицы орденского государства в Мариенбург-на-Ногате и осуществление прав светского государя явились зримыми свидетельствами окончательной трансформации Ордена Девы Марии из странноприимного братства в государственное образование. Тевтонский Орден по-прежнему вел непрерывную вооруженную борьбу с язычниками, распространял христианскую веру, помогал больным и убогим, однако отныне руководствовался, наряду с этим, и чисто государственными интересами. На христианизированных землях основывались новые замки, поселения и торговые города, под защитой Ордена достигшие со временем цветущего состояния.

Проживание иудеев в орденских владениях было запрещено. Вероятно, гохмейстеры руководствовались теми же соображениями, что российская Императрица Елизавета Петровна, не желавшая "иметь от врагов Христовых интересной прибыли". Возможно, Великим магистрам пришлось об этом горько пожалеть, когда в XV веке на вверенный их попечению Орден обрушился комбинированный удар врагов внешних и внутренних, тевтоны оказались в ситуации острого финансового кризиса, а денег было взять неоткуда. Но не будем забегать вперед и торопить ход нашего повествования.

С конца XIII, в особенности же в XIV, не говоря уже о XV вв., средневековое рыцарство начало клониться к упадку. Не случайно именно в этот период распались или были распущены несколько духовно-рыцарских Орденов. Два таких Ордена влились в состав Тевтонского Ордена еще в середине XIII века. Это были Добринский рыцарский Орден и ливонский Орден гладиферов (братьев-меченосцев).

В. Акунов "История Тевтонского ордена"