PDA

Просмотр полной версии : Колонизация России или история Русских Немцев.



ingineer
27.09.2007, 04:33
Удачный эксперимент Петра I, по замене чужеземцами Русской правящей элиты, закабалению и уничтожению Русского народа и Русской культуры, столь - же успешно продолжила Екатерина II. Опираясь на поддержку, созданной Петром I новой дворцовой знати, Екатерина II запустила проект по массштабной коллонизации России европейцами. Прикрываясь "благими намереньями" освоения и обустройства целинных земель, на казённые деньги со всей европы собирались нищие бездельники и заселялись в России, в то время как Русский крестьянин, парабощённый и проданный в рабство иностранцам страдал от безземелья и готов был переселятся на целину целыми деревнями!

Важнейшими причинами эмиграции Европейцев в Россию являются:

Численность населения Германии на протяжении всего 18-го века постоянно возрастала и достигла 22 миллионов человек. Прирост населения продолжался также и в 19-м веке. Рост населения привёл к нехватке сельскохозяйственных угодий. Право прямого наследования и реальное распределение наследства побуждали к переселению. Число людей, которые жили исключительно доходами от своего двора, резко сокращалось, а число малоземельных и безземельных напротив сильно возрастало. Чтобы обеспечить себе прожиточный минимум, они вынуждены были искать себе побочный зароботок. При непомерных налогах и низком доходе крестьянские дворы едва сводили концы с концами. При дополнительных повинностях хозяйству грозила вечная задолженность или полное разорение. Целинные земли внутри страны были непригодны для земледелия и попытка создать на них новые крестьянские хозяйства не увенчалась успехом. Занятие ремеслом как в селе так и в городе едва гарантировало прожиточный минимум. Таким образом, вышеизложенные причины привели к массовому обнищанию и разорению населения, к так называемому пауперизму.

Семилетняя война 1756–1763 гг. со всеми её негативными последствиями (рекрутство, военные налоги), французская оккупация рейнских областей в конце 18-го и в начале 19-го века, вынужденное участие в наполеоновских военных походах увеличивали число эмигрантов. Эмигранты выезжали в основном из тех районов, которые больше всего пострадали от тридцатилетней войны и постоянных военных конфликтов, продолжавшихся вплоть до начала 19-го века. Бесчисленные войны сопровождались грабежами, насильственным рекрутством в солдаты, конфискациями для военных целей и контрибуциями (денежными выплатами победителю). Призыв на военную службу проводился с большой строгостью, что побуждало молодых мужчин к бегству и эмиграции. Семилетняя война повлекла за собой не только высокие военные налоги, но и вызвала послевоенную депрессию и следующую за ней инфляцию. Во время войн гибли урожаи. Это приводило к скачкообразному росту цен на продукты питания, что сильнее всего отразилось на простом народе. В конце 18-го и в начале 19-го веков подъём цен на хлеб повлёк за собой длительный голод. С ростом цен на продукты питания снизился спрос на промышленные товары и на коммунальные услуги, что привело к снижению доходов рабочих. Народ должен был не только кормить армию и нести военные расходы, но и платить налоги на содержание роскошных дворцов своих правителей.

Принадлежность к определённой религиозной конфессии часто являлось причиной для различных санкций и преследований, а также экономических ущемлений. Это явилось основной причиной для эмиграции многих меннонитов и пиетистов (христианские протестанты). Вера запрещала меннонитам давать клятву, служить в государственных учреждениях и нести военную службу. Отношение меннонитов к военной службе каждый раз приводило к конфликтам с государственной властью. В 1780 году Фридрих II своим указом княжеской милостью даровал привилегии прусским меннонитам. Этот указ был в 1787 году отменён Фридрихом Вильгельмом II, что привело к далеко идущим последствиям. Меннонитам было запрещено приобретать в собственность большие земельные участки. А с 1789 года покупка земли стала для них вообще невозможной. Это было своего рода карой за их уклонение от воинской повинности. Под вопросом стояло будущее их детей. На этом фоне усилия вербовщика Траппа, действующего по заданию императрицы Екатерины II, нашли отклик среди меннонитов. Его призыв поселиться на юге России увенчался успехом. Для определённой части населения эмиграция явилась единственным выходом из создавшегося положения.

Привилегии колонистов.

В манифесте Екатерины II от 22 июля 1763 года оговаривал целый ряд привилегий, которые звучали весьма заманчиво и должны были привлечь желающих переселиться.

Вот его главные положения:

Колонисты и их наследники получали личную свободу.



Им предоставлялась свобода передвижения (§ 1 и 4), т. е., право поселиться в любом месте Российской империи и возможность вернуться в любое время обратно на родину.



Проездные и транспортные расходы брало на себя российское правительство. В зависимости от пола и возраста колонисты получали суточные (§ 3).



Они получали свободу вероисповедания (§ 6,1).



Им была обещана финансовая поддержка (беспроцентный кредит сроком на десять лет – § 6,4) для строительства дома, приобретения скота и сельхозоборудования.



Колонисты получали разрешение на автономное поселение, и им было гарантировано местное самоуправление (§ 6,5).



На несколько лет колонисты освобождались от всякой пошлины, налогов, отработок, оброков. Приезжие городские купцы и ремесленники освобождались от налогов на пять лет, а колонисты, поселившиеся на новых неосвоенных землях, – на тридцать лет. В течение этого срока колонисты и их потомки вкушали плоды полной свободы, а после должны были наравне "со всеми другими нашими подданными" нести "без осложнений обыкновенное бремя". Свободные от всяких обязанностей годы были хорошей рекламой для иммигрантов.



В манифесте колонистам и их потомкам было обещано полностью и бессрочно освобождение от военной службы (§ 6,7). Этот пункт был решающим для прибывавших переселенцев, если взять во внимание "голод" по пушечному мясу, который испытывали правители немецких графств и княжеств. Следует обратить внимание на тот факт, что Гессен в первой половине 17-го века продал английской короне 10 000 своих сыновей для войны в Северной Америке. В России военная служба длилась 25 лет. В общинах солдаты выбирались из среды военнообязанных мужчин по жребию. Освобождение немецких колонистов от воинской повинности было особой привилегией, которая поощряла людей к переезду.



Канцелярия по делам опекунства (§ 6,8) ведала вопросами немецких колоний и непосредственно подчинялась императрице как высшая административная инстанция.

В приложении к манифесту от 19 марта 1764 года был издан Колониальный устав. В нем указывалось количество колоний, которые необходимо было создать, и оговаривались размеры индивидуальных наделов. Также были регламентированы полномочия по владению землей. Поселенцы получали землю не в личное пользование, как им ранее было обещано, а в наследственную аренду. Готовясь к наплыву иностранных переселенцев, Екатерина II издала 19 марта 1764 года дополнительный колониальный закон. В договорном формуляре колониального закона оговаривались особые обязательства, которым впоследствии противились колонисты.

Закон предписывал:

Выделить на каждые 100 семей по округу диаметром от 60 до 70 верст (1 верста = 1,067 км).



Основать по обоим берегам Волги по 52 колонии.



В колониях селить по конфессиям.



Каждой семье выделить по 30 десятин наследственной аренды. Землю нельзя при этом продавать, делить и сдавать в аренду. Она остается собственностью общины.



Использовать каждой семье выделенную землю: 15 десятин пахоты, 5 – поскотины, 5 – под двор и приусадебный участок и 5 десятин леса.



Наследование. Наследство передавать только одному из детей, самому младшему сыну (если он недееспособен, отец может передать наследство предпоследнему сыну или другому родственнику). Каждый отец, ознакомленный с этим законом, обязан приложить все усилия, чтобы обучить своих детей какому-нибудь ремеслу.



Районное и общинное самоуправление. Каждый колонист при своем прибытии должен был поклясться не нарушать законов самоуправления, а признавать их и следовать им.

Благодаря этому кодексу, колонисты становились независимым сословием с определенными значительными привилегиями и свободами (свобода передвижения, въездные и выездные лицензии, свободный переход из одного сословия в другое: гражданское, военное, духовное, дворянское). Местное население называло немецких колонистов "свободными людьми". Вместе с рядом дополнений эти обязательства имели силу в течение ста лет. (Отменены в 1871 году.)

Активными распространителями манифеста в Германии являлись так называемые локаторы, которые действовали по заданию российского правительства. Благодаря их усилиям началось массовое переселение. Правительства немецких земель, обеспокоенные активностью локаторов и сокращением налоговых доходов, издавали различные запреты на выезд своих подданных.

Внук Екатерины II, император Александр I, продолжил своим манифестом от 20 февраля 1804 года колониальную политику своей бабушки. Он усилил акцент на качественные факторы. При вербовке колонистов должно было больше внимания уделяться их профессиональной квалификации. В своем манифесте от 20 февраля 1804 года российское правительство вербовало, прежде всего, "иммигрантов, которые могли бы служить примером в земледелии и ремесленничестве, ... хороших земледельцев, людей, которые имеют опыт разведения виноградников, тутовых деревьев и других полезных растений или в животноводстве, особенно имеющих опыт в выращивании лучших пород овец, и вообще таких людей, которые имеют все необходимые знания для рационального ведения сельского хозяйства..."

Наряду с качественными требованиями в манифесте содержался еще целый ряд важнейших предписаний:

Колонисты освобождались на десять лет от налогов, оброков, военных и служебных обязанностей. После истечения этого срока они должны были последующие десять лет выплачивать земельный налог по 15–20 копеек за десятину. Одновременно нужно было возвратить государству ссуду, которую они получили при въезде. После второго десятилетия колонисты уравнивались в правах в вопросах налогообложения и государственной службы с казенными крестьянами.



Желающие уехать из России должны были выплатить наличными 400 рублей или 300 гульденов.



Принимались только семейные колонисты, имеющие детей. Холостые должны были подтвердить свое намерение создать семью.



За проезд от российской границы и до места поселения безвозмездно выдавались проездные в размере по 10 копеек на взрослого и по 6 копеек на ребенка.



Для обустройства на местах (постройка усадьбы, приобретение сельхозинвентаря и животных) колонистам предоставлялся кредит в размере 500 рублей.



Наряду со своим личным имуществом колонистам разрешалось провозить через границу товаров для продажи стоимостью до 300 рублей.



Было разрешено строительство фабрик, ремесленнических предприятий и торговля на всей территории империи.



Тот, кто выплатит свои долги и налоги за три года вперед, мог покинуть пределы империи.



Тем, кто не подчинялся предписаниям начальства или "предавался разврату", грозило изгнание после полной выплаты долгов.



Причерноморским колонистам выделяли по 60 десятин, а крымским только по 20. С 18 апреля 1804 года колонистам было запрещено покупать землю.



Зарубежные российские представители получили предписание требовать подтверждение местных общин о полном отсутствии задолженности перед своими хозяевами у отъезжающих колонистов. Это предписание на практике было невыполнимо. Многие могли выехать лишь тайно.

Наряду с личной свободой колонистам также была обещана свобода передвижения и свободный выбор места жительства. Это обещание впоследствии, правда, не исполнялось. Большинство колонистов, видимо, не обратило внимание на содержащееся в манифесте условие: каждый иностранец, отметившийся в одном из приграничных городов или в попечительской канцелярии, должен поклясться в верности новому государству. Давая клятву, которая была обязательным условием иммиграции, новоприбывшие становились российскими подданными. По меньшей мере с этого момента все осознавали, что обратного пути практически нет.

Договорный формуляр.

Завербованные колонисты подписывали нижеследующий проект договора. В договоре фиксировались все обязательста российской стороны, а также права и обязанности колониста. Договор формально заключался между директором бароном Кано де Борегардом как уполномоченным Екатерины II по заселению колонии Екатеринин Лен и колонистом. Представителем барона и второго директора, Отто Фридриха фон Монжу, являлся комиссар Иоганн Фридрих Вильгельм фон Нольтинг, владелец замка Фауербах, расположенного в Веттерау недалеко от Фридберга.

I. Из формуляра следует, что колонисты, прибывая в Россию, уже являются должниками российского правительства. Этот долг еще более увеличивался после предоставления займа.

Колонист получает за проезд от ... до Петербурга через Любек ежедневно по 15 крейцеров, его жена – по 10, дети мужского пола тоже по 10, а несовершеннолетние по 6 крейцеров. Третью часть этих денег и других выплат, которые получит колонист, его наследники или потомки ("авансом" в деньгах или вещами), после истечения десяти "годов проживания в Екатеринином Лене" следует выплатить в течение трех первых лет. Проценты не высчитываются. Транспортные расходы от Петербурга до мест поселения берет на себя царская казна.



На случай выезда из России в течение ближайших десяти лет выплате подлежат только расходы на транспорт и доплата к дорожным до Петербурга. Кроме того, колонисту следует выплатить пятую часть стоимости всего имущества, которое он приобретет в первые пять лет. Если выезд произойдет между пятым и десятым годами, выплачивается только десятая часть.



Каждый колонист получает деньги на приобретение домашних животных, инвентаря, дома, хозпостроек, семян. С этих приобретений он обязан вернуть долг.



Российская империя освобождает от всех денежных налогов и барщины в последующие тридцать лет.



Срок возврата долга устанавливается заранее.



Право наследования точно определяется.



Беспошлинный провоз товаров стоимостью до 300 рублей при въезде разрешен.

II. В формуляре договора также указывались обязанности российского правительства перед колонистами.

Свобода вероисповедания.



Строительство общественных школ для каждой конфессии.



Предоставление медицинского обслуживания.



Освобождение от всяких налогов и пошлин в первые годы.



Выезд возможен при выполнении ряда условий.

III. Колонист получает землю ("пашню, луга, лес и так далее, одни из лучших и плодороднейших угодий, для пользования и содержания всей семьи") в собственность с правом наследования. Если прибывают взрослые дети, которые создают свою семью, то они тоже получают землю на таких же условиях.

IV. Колонист, в свою очередь, обязуется во время пребывания в России вести себя как верный подданный царицы, т. е., "послушно соблюдать законы и порядки, созданные в колониях, и подчиняться полицейской управе". Ежегодно отдавать руководителю колонии десятую часть своего продукта. Ему первому предлагать все сельскохозяйственные продукты и не предлагать ему товары по цене выше установленной.

Кроме предписанных российским правительством условий для поселения между колонистами и вербовщиками заключались еще и особые договоренности.

Характеристика колонистов.

Христиан Готлоб Цюге в своей книге "Русский колонист..." дает характеристику людям, предпринявшим вместе с ним путешествие из Любека на волжские земли. Его оценка, и не только его, не очень лестна. При этом, надо иметь ввиду, что Цюге воспринимал самого себя как честного подмастерья и смотрел на своих попутчиков с высоты своего положения с легким высокомерием. Он тут однозначно выступает как "дитя своего времени". "Отщепенцы, которые ищут в необъятных далеких местах жилье, потому что отечество выплюнуло их или, по крайней, мере уготовило им такую судьбу... Бескультурщина, которая себя чувствует в любом положении вольготно, если только может беспрепятственно предаваться своим прихотям, образовала второй, не более приятный класс. В третий, самый маленький из всех классов, сгруппировалось несколько несчастных, которых удары гадкой судьбы или преследования соотечественников гонят из отечества. Четвертый, самый многочисленный класс, собрался из ищущих приключений, легкомысленных людей, готовых к любому отважному предприятию, или из неопытных, которые поддались на льстивые обещания золотых гор и в этом нисколько не сомневались."

Мнение русского поэта Пушкина о немецких колонистах было не более лестным. Для него это были "бродяги и бездельники", которые присоединились к пугачевскому восстанию. Таких было, видимо, все-таки немного.

Менее оптимистичная оценка встречается в отчете Е. П. Б. Вебера: В своей изданной в 1787 году книге "Русские. Или пробный отчет о путешествии в Россию и через Российскую империю в Европу" Вебер показывает, какими обещаниями сманивали людей и какие трудности там людей ожидали. "Правительство считало, что для того, чтобы заселить и окультурить землю, достаточно туда заманить побольше людей. Для этого оно разослало вербовщиков во все земли, которые, опираясь на указы и инструкции, заманивали колонистов, обещая им выгодные условия. Ремесленному люду обещали необходимый для работы инструмент, материал для обработки и, кроме того, еще годовое жалование, соответствующее профессии – 600 рублей. Прежде всего – каменщикам, столярам, плотникам. В зависимости от квалификации жалование увеличивалось или уменьшалось на сумму до ста рублей. Для покрытия данных и других расходов на управление (зарплата служащим, ведение строительства и т. д.) губернатору выделялось до 18 млн. рублей в год. На самом же деле все обстояло иначе. Весь поток колонистов из Франции, Италии, а главным образом из всех земель и провинций Германии, кроме тех немногих, которые нашли приют и поддержку земляков в Херсоне, отправлялся по маршруту на Кавказ, где большинство из них погибало от нужды, голода и холода.

Хозяйственное развитие.

После первых, с трудом достигнутых успехов в колониальном хозяйстве Поволжских и Черноморских районов в течение девятнадцатого века произошли дальнейшие позитивные изменения.



Их базой стала, помимо прочего, обработка колонистами огромных площадей земли. До первой мировой войны эта площадь возросла до 13,4 млн.га (во всех поселениях, включая Балтику). Число колоний возросло до 3000.



В колониях отмечался постоянный рост населения.



Колонии отличались аграрными системами: в Поволжье была общинная система, а в Черноморских колониях – минорат (все наследство принадлежит одному наследнику) .Эти системы задерживали хозяйственное развитие. В то время, как в поволжских колониях происходило обнищание населения, в черноморских нарастала социальная дифференциация. Число безземельных, появившихся уже через несколько десятилетий после образования колоний, постепенно возрастало.



В земледелии во второй половине девятнадцатого века наблюдался прогресс. Начал распространяться метод семиполья. Обновление методов выращивания и введение в производство новых машин и оборудования поощрялось сельскохозяйственными объединениями. Обработка полей производилась в 19-м веке железными плугами. Потом появились первые косилки, а к концу века зерновые сеяли уже машинами. На смену молотильным цепам в середине 19-го века пришли механические молотилки и веялки.



Колонисты все энергичнее вовлекались в межрегиональную торговлю. Большое значение для дальнейшего развития колоний имело также строительство новых железных дорог.



Со второй половины девятнадцатого века индустрия и ремесленничество играли все большее значение в хозяйственном развитии колоний.

Эти успехи обусловлены многими причинами. Наряду с привилегиями и свободами, которые были дарованы колонистам, немаловажными оказались и привезенные с родины знания и умения, которые передавались от поколения к поколению. Несмотря на в целом позитивные хозяйственные успехи, с середины девятнадцатого века в колониях обоих поселений начали развиваться признаки кризиса.

Немецкий вопрос.

С серединны 19-го века в российском обществе растёт критика колониальной политики. Сначала это был трезвый поиск ответов на вопросы, являлись ли немцы действительно примером для подражания и показательными хозяевами.



Начиная с 70-х годов рациональный аспект дискуссий, однако, начал вытесняться ультра - националистическими тенденциями, приведшими, особенно в западных приграничных районах, к агрессивной политике русификации немецкого населения. Это явление приняло ещё более негативный оборот в связи с образованием в 1871 г. Германской империи и её внешней политикой.



Камнем преткновения в "немецком вопросе" стала земля. Националистическая пропаганда представляла немецких колонистов как захватчиков, нацелившихся на "германизацию" русской земли. Русский народ запугивали дальнейшей экспансией со стороны немецких колонистов.



В 1885–1886 гг. германское правительство издало указ о высылке из страны российских подданных. Для российского правительства это послужило поводом к принятию "Закона об иностранцах". Этот закон повлёк за собой массовую эмиграцию немцев Волыни.



Разразившаяся первая мировая война обострила направленную против российских немцев политику. Несмотря на лояльное отношение немецких колонистов к российскому правительству, оно предприняло против них ряд следующих мер.



Российские немцы-солдаты были отозваны с немецкого фронта и направлены на турецкий фронт. Вступивший в 1915 г. в силу "закон о ликвидации" спровоцировал ещё более ожесточённую травлю немецких колонистов в прессе, что привело к немецким погромам.



Усилившийся во время войны панславизм и русский шовинизм поставил дальнейшее существование немецких колоний в России под вопрос. Исполнение закона от 2 января 1917 г. о роспуске немецких колоний и депортации немецкого населения было остановлено Февральской революцией.

Хотя в дискуссиях и признавались успехи колонистов, а колонии характеризовались как "оазисы в пустыне", в то же время указывалось на то, что они не имеют достаточного влияния на русское окружение. Немцы-де живут обособленно и очень привязаны к своему языку и обычаям, поэтому почти не имеют контактов с русскими соседями. В связи с этим он записал высказывание одного украинского крестьянина: "Украинцы никогда не смогут достичь немецкого благосостояния. У немцев больше земли, они с детства приучены к труду и порядку, имеют более справедливое начальство, повсюду школы, да и кони у них быстрее. Русский крестьянин боится заменить медлительных волов на более быстрых лошадей, потому что начальство его сразу же потянет в извоз. То же самое и с домами: стоит построить добрый дом, как к тебе сразу же кого-нибудь подселят."

Чужбинский, так же, как и П. А. Бибиков в 1863 г., указал на различные условия хозяйствования немецких и русских крестьян: не "русская лень и пьянство" виноваты в отсталости сельского хозяйства России, а условия, в которых крестьянам приходится жить и работать."Следует взять во внимание выгоды и преимущества, которые были предоставлены колонистам, говорящие уже сами за себя, и не забывать, что ещё по сей день на нашем крестьянине висит двойное ярмо: крепостничества и полицейского произвола."

Различия между колонистами и русскими крестьянами объясняли тем, что колонисты имели привилегии и были щедро наделены землёй. Так, анонимный автор указывал в журнале "Современник" за 1865 г. на то, что русские крестьяне не уступали бы колонистам в отношении трудолюбия, морали и порядка, если бы им не приходилось бороться с худшими общественными условиями (крепостничеством):"Если бы украинским крестьянам дали те же привилегии, то Россия могла бы обойтись без колонистов, так как всё Черноморское побережье превратилось бы в цветущий сад, да к тому же сэкономили бы очень много денег."

Германизация.

После образования Германского рейха и в связи с развитием его экономики и милитаризма российские националисты рассматривали немецких колонистов как "пятую колонну Германии" и усиливали нападки на них. Немецкий посол Лотар фон Швейниц говорил в 1883 г. о том, что против немецких колонистов вспыхивает "пламя ненависти". Колонисты рассматривались российской стороной как "послушное и активное орудие" германизации России. Без оружия и кровопролития они-де захватят Россию, задавят её экономически и духовно, присвоив лучшие земли. Ведущий представитель панславизма А. Велицын требовал, чтобы "они уходили туда, откуда пришли", а также не давать им приобретать землю. Лучше передать её болгарам, грекам или сербам, так как эти не настолько чужды русским, и, кроме того, за ними не стоит такая мощная держава.

"Опасность германизации" территорий у российских западных границ стала "боевым кличем" панславистских кругов. В то время, как всеобщее внимание общественности было сконцентрировано на волынских поселениях, в сферу действия антинемецкой газетной шумихи попали в конце 80-х годов 19-го века и немецкие колонисты Причерноморья. После обвинений в адрес колонистов Волыни в прессе в 1887–1888 гг. была организована кампания против немецких поселенцев в причерноморских областях, которые теперь стали "национальными врагами". Колонистов упрекали в приобретении земли, финансирование которого происходило из сомнительных источников (немецким правительством). Их обвиняли в том, что они якобы смотрят на русских как на зверей, которые требуют от своей же, русской, рабочей силы нечеловеческих усилий. Но здесь военно-стратегические измышления не играли такой роли как в Волыни. Причиной данных разногласий являлась территориальная экспансия.

Политика русификации.

Основной идеей этой политики было: укрепление единого и неделимого Российского государства при гегемонизме великороссов, в котором существовал бы единый язык и единое правительство. Области и национальные группы со своими особенностями не соответствовали этой цели. Начиная с 60-х годов 19-го века политика русификации охватила и немецкие колонии. В результате ультранационалистической дискуссии вокруг "немецкого вопроса" политика русификации российских немцев приобретала всё более навязчивый характер. В школах немецких колоний русский язык стал обязательным, был издан "закон об иностранцах".

Закон об иностранцах.

После польского восстания 1863 г. российское правительство старалось интегрировать западные области в империю, чтобы не допустить их отчуждения. Поэтому военное министерство придавало большое значение сообщениям о возрастающей численности населения немецких колонистов. Под впечатлением этих событий и под давлением националистов - великороссов царь Александр III издал 24–26 марта 1887 г. закон об иностранцах. По этому закону предлагались привилегии лицам иностранного происхождения, принявшим российское подданство. За ними сохранялось право на обладание землёй в западных провинциях России. Подданство можно было получить по закону о гражданстве от 10 февраля 1864 г. Причиной издания закона об иностранцах послужили также меры, принятые в Германии против российских граждан, нелегально проживавших в рейхе.

По закону об иностранцах:

ограничивалась купля и аренда земельных угодий и владений в западных областях России лицами, не имеющими российского подданства;



лица, не имеющие российского подданства, ограничивались в правах на местном уровне и должны были платить более высокие налоги;



по оценке немецкого консула в Киеве Раффау уже в 1887 г. гражданство приняло около 25 000 немецких колонистов, так как колонисты, принявшие гражданство, не подвергались указанным выше ограничениям.

Кто не был готов стать российским подданным, должен был рассчитывать на то, что договоры на аренду не будут продлеваться или условия их так ужесточатся, что аренда станет экономически невыгодной. Создавшиеся условия привели к тому, что с 1890 г. началась массовая эмиграция немецких колонистов в Южную Америку. В 1892 г. вышел второй закон об иностранцах. Причины панславизма восьмидесятых годов 19-го века нужно искать в соотношении процента населения немецких колонистов с их земельной собственностью. Слишком высокий процент немецкого землевладения вызывал озабоченность у государственных органов. Российский министр внутренних дел Н. П. Игнатьев выдвинул в 1881 г. требование: "наплыв колонистов с запада приостановить, а иностранным гражданам вообще запретить покупку или аренду земли и поселение в приграничных районах России".

Разговоры об экспансии немецкого землевладения пошли в 1909 г. по новому кругу. В мае в третьей Государственной думе русские националисты раздули дискуссию о немецких землях в российских западных областях, а именно в Волыни и Бессарабии. Конкретно же речь шла о купле и аренде земли у русских помещиков немецкими колонистами. Это оценивалось как продвижение немцев на восток. Дальнейшее ужесточение законодательства предусматривалось в представленном в 1912 г. соответствующем законопроекте, получившим название колониального проекта, но эта попытка провалилась, в немалой степени благодаря сопротивлению немецких представителей в думе.

Немецкий вопрос в СССР.

При рассмотрении взаимоотношений немецкого меньшинства Советского Союза с Германией можно выделить три фазы:

С 1917 - 1918 по 1932 гг. с Брест-Литовским мирным договором (март 1918 г.), Рапальским договором (1922 г.) и внешнеполитическим курсом Веймарской республики, особенно в отношении Советского Союза.



С 1933 по 1945 гг. с тоталитарной формой национализма в Третьем рейхе с его политикой экспансии и войны против Советского Союза.



С 1985 по 1991 гг. с "перестройкой" и новым внешнеполитическим курсом в Советском Союзе, привёдшем к его распаду и гибели, и массовой эмиграции этнических немцев на "историческую родину".

В 1924 году была основанна Автономная Советская Социалистическая Республика Немцев Поволжья.

После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года часть российских немцев (около 20 процентов), которых советская администрация не успела своевременно эвакуировать, попала под власть немецкой военной и гражданской администрации. Так назывыемое "освобождение" из-под власти Сталина принесло им другую власть, с бесправием и унижением. Немецкие оккупационные власти контролировали российских немцев с помощью национал - социалистов и военных. Одной из первых мер, предпринятых специальными эсэсовскими командами "Р", которые называли российских немцев "фольксдойче", было их деление по рассово-биологическим и рассово-политическим признакам на различные категории. Четыре категории происхождения ("немецкие корни") комбинировались с четырьмя категориями политической благонадежности. На этой системе базировалось распределение на категории каждой отдельной личности для возможного использования в будущем в рамках "Генерального плана Восток".

На базе рассово-политического мировоззрения команды эсэсовцев определяли как противодействие "признакам разложения российских немцев большевистской властью". Это состояние должно было быть исправлено благодаря мерам по "укреплению немецкости". Для начала была проведена чистка немецкого меньшинства от "разлагающих и неполноценных элементов" при одновременном улучшении мировоззренческого и жизненного уровня (в нацистском духе), а также укрепление престижа "пригодных" фольксдойче в отличие от других оккупированных народов. Практически это означало, что евреи, коммунисты, советские функционеры и организаторы производства "обезвреживались", т. е. препровождались в концлагеря. Их конфискованное имущество распределялось среди фольксдойче "для улучшения жизни". При национал - социалистическом перевоспитании в духе нового мировоззрения и ценностей национал - социалистические организации особое внимание уделяли молодежи. Она должна была с помощью широко разветвленной системы – начиная от детских яслей через школу и систему образования до различных национал-социалистических организаций – "полностью перевоспитаться".

"Новый аграрный порядок" в немецких селах принес российским немцам надежду, что в оккупированных районах немецкая власть отменит колхозы и конфискованное при Советской власти, т. е. что земля и крестьянские хозяйств снова станут частной собственностью. Но нацисты хотели только одного – наиболее эффективного использования оккупированных земель, поэтому они преобразовали существующие колхозы в "сельскохозяйственные кооперативы" или "общинные хозяйства". Директорами этих предприятий назначались немцы из Рейха, которые щедро наделялись частными владениями. Давление на фольксдойче во многих местах стало еще сильнее, чем при Советской власти. Многие были недовольны и предпочитали работать в Германии в качестве "остарбайтеров". Единственным исключением из "нового порядка" была оккупированная румынами (союзниками Германии) территория между Днепром и Бугом, где проживало около 135 000 российских немцев. Там колхозы были распущены, а частные крестьянские хозяйства велись как при НЭПе.

Российские немцы традиционно очень религиозны. Поэтому на них в полной мере отразилась сталинская политика борьбы с религией, и они очень надеялись, что "немецкие освободители" опять разрешат свободу вероисповедания и будут поощрять религиозный образ жизни. На деле же они столкнулись с циничным отношением нацистов к их религиозным чувствам и с новыми унижениями. Оживление церковной жизни среди российских немцев "не вписывалось" в нацистское мировоззрение с его идеями послушания фюреру и ритуалами, заменявшими им религию.

В 1943–44 гг., когда после разгрома немцев под Сталинградом военная удача стала им изменять, эсэсовские штабы начали претворять в жизнь последнюю большую переселенческую акцию. Около 350 000 фольксдойче, организованных в многочисленные обозы, в основном, из Приднестровья и оккупированной немцами части Украины, стали переселять в качестве административных переселенцев в Восточную Германию и в тогдашний Вартегау, где многие из них получили немецкое гражданство. Люди в этих обозах пешком прошли более тысячи километров, постоянно подвергаясь опасности и лишениям. Непогода, нехватка теплой одежды, обстрелы и бомбежки, наступление советских войск, болезни, усталость и отсутствие гигиены приводили к людским потерям и падежу скота. На месте, в Вартегау, их ждали похожие на гетто, обнесенные колючей проволокой и охраняемые эсэсовцами переселенческие лагеря. Там прибывших переселенцев регистрировали, распределяли на категории, организовывали получение гражданства. Но в лагерях российским немцам пришлось убедиться в том, что их попросту обманули, не только лишив своих подворий, но еще и отобрав скот после такого трудного тысячекилометрового пути и, к тому же, еще и крестьянскую гордость – лошадей. Это было обиднее всего. После процесса получения гражданства часть из них определили на работу в близлежащие деревни к немецким крестьянам в качестве батраков (!). Мужчин призывного возраста забирали, в основном, в эсэсовские войска и посылали на восточный фронт. Так семьи российских немцев из оккупированных немцами районов после переселения были разорваны, они обнищали материально и морально.

В Красной Армии к началу войны находилось около 100 000 мужчин-российских немцев, из них 1 500 офицеров. Многие из них пали в первые месяцы войны при исполнении долга. Из решения Государственного Комитета Обороны СССР от 8 сентября 1941 года за № 35105 о переводе военнослужащих немецкой национальности в строительные батальоны внутренних военных округов: В войсковых частях, военных академиях, училищах и институтах и других органах Красной Армии выделить из личного и командного состава военнослужащих немецкой национальности и перевести их в строительные батальоны внутренних военных округов. В тех случаях, если командиры и комиссары войсковых соединений посчитают целесообразным оставить военнослужащих немецкой национальности в войсковых соединениях, они обязаны подать соответствующее прошение через военные Советы фронтов, военных округов или армий в ГКО СССР.

Эвакуация немцев из районов наступления фашистов в отдаленные места страны были первой реакцией Советского Союза на неожиданное нападение гитлеровской Германии. Планировались дальнейшие массовые эвакуации, такие как, например, для 40 000– 50 000 крымских немцев 20 августа 1941 года. Советское правительство опасалось, что российские немцы будут сотрудничать с немецкими оккупационными властями. Эти опасения подтверждались соответственными "сообщениями" эсэсовской пропаганды и примерами сотрудничества в других захваченных Германией странах. Основой для проведенной с 3 по 20 сентября эвакуации 365 800 человек немецкой национальности и российских немцев из Крыма, Украины и Южного Кавказа, стал "Указ Президиума Верховного Совета СССР о переселении немцев, проживающих в районах Поволжья" от 28 августа 1941 года. Но в восточных частях Украины (восточнее Днепра) из-за стремительного наступления немецких войск советской администрации удалось только вывести мужчин - немцев призывного возраста. Из 420 000 российских немцев, живших в 1941 году на Украине, примерно 100 000 были переселены с июля по октябрь в восточные части страны. Последняя массовое переселение коснулось немцев Южного Кавказа в октябре 1941 года; около 25 000 немцев было вывезено в Казахстан через Баку по Каспийскому морю.

Спецпоселения и трудовая армия.

После прибытия в районы поселения эвакуированные и переселённые попали под контроль "Главного управления спецпоселенцами" НКВД (Народный комиссариат внутренних дел). Как правило, эти поселения прибывшим нужно было сначала построить, но частично их распределяли и среди местного населения. Согласно приказу Государственного Комитета Обороны СССР от 10 января 1942 года все мужчины в возрасте от 17 до 50 лет были охвачены так называемой трудовой армией. В октябре возрастные рамки были расширены от 15 до 55 лет. Затем последовала и мобилизация женщин от 16 до 45 лет в трудовую армию, если у них не было детей младше 3 лет (ср. Письмо "О мобилизации немцев Алтайского края"). Основой для создания трудовых армий был приказ Сталина от 8 сентября 1941 года. Согласно нему все красноармейцы немецкой национальности должны были быть охвачены в специальные рабочие батальоны или колонны для использования в тылу. Приказ от 10 января 1942 года содержал не только указания о мобилизации мужчин в трудовую армию, но и о режиме работы в рабочих колоннах. Они жили по суровым законам специального режима, организованные по военному образцу и работали на восстановлении эвакуированной промышленности, в шахтах, на строительстве дорог и железных дорог, а также в сельском и лесном хозяйстве. Несмотря на тяжёлые условия жизни и работы, они достигали выдающихся трудовых успехов. Это послужило основой для решения государственных органов о награждении российских немцев медалями за героический труд в годы Великой Отечественной войны.

До переселёния и сразу после него сельское хозяйство было важнейшим занятием российских немцев. Когда началось освоение целины в степях Казахстана, в нём участвовали многие немецкие спецпоселенцы. Но большая часть российских немцев была вынуждена работать в других отраслях производства, в первую очередь, в угольной и сталелитейной промышленности, в деревообрабатывающей, дорожной и в городском строительстве. Таким образом должна была быть создана и укреплена индустриальная база Сибири и Казахстана. Прежние крестьяне стали рабочими, часто без специальной профессиональной подготовки, подъученные на производстве и плохо оплачиваемые. С дальнейшей нормализацией взаимоотношений российские немцы стали работать и служащими, врачами и на других квалифицированных работах. После отмены комендатуры и появившейся возможностью выбора места жительства российские немцы легко находили работу, особенно на целине и на больших промышленных стройках. При этом последовал большой отток в города, также связанный с изменением социальной структуры этой группы населения. Российские немцы в трудные годы войны внесли весомый вклад в народное хозяйство, и послужили восстановлению Советского Союза после войны.

150 лет на Русской земле.

За 150 лет своего существования в рамках Российской империи и при Советской власти российские немцы - колонисты, не смотря на клятву данную императрице Екатерине Второй, не захотели добровольно интегрироваться в Русское общество. Нежелание изучать Русский язык и Русскую культуру, привело к непониманию, недоверию и изоляции коренным населением и государственными органами. Всё это привело к тому, что после второй мировой войны, немцы - колонисты были распылены по всей территории СССР. Они жили как в чисто немецких поселениях, в основном, обособленно от других народов, так и в смешанных по национальному составу селениях среди русских, украинцев, болгар, греков, курдов, эстонцев, литовцев, латышей, крымских татар калмыков, чеченцев, ингушей и в казахских аулах, и в больших рабочих поселках, построенных рядом с большими промышленными предприятиями. Здесь немцы сталкивались с совершенно чуждыми им культурами, образом жизни и религиями. В повседневной совместной жизни с русскими и другими местными народностями общение с русскими административными службами – все это способствовало постепенной русификации.

В 1957 году в Москве стала выходить еженедельная газета "Neues Leben" ("Новая жизнь") и в Славгороде районная газета "Rote Fahne" ("Красное знамя"); алма-атинское радио выпустило в эфир первую передачу на немецком языке. Эти изменения произошли в связи с переменами в отношениях между Советским Союзом и Германией. Между тем, многие российские немцы - колонисты, стали добиваться воссоздания Автономной Республики Немцев Поволжья или разрешения на выезд за пределы СССР. Наученные печальным опытом первой Немецкой Республики и втревоженные массовыми протестами коренных жителей на территории предпологаемой "автономии", Государственные органы СССР отказали российским немцам - колонистам в их требованиях, и разрешили активистам немецкого движения покинуть пределы СССР. Начало "перестройки" советского общества в 1985 и новый внешнеполитический курс в Советском Союзе, открыл границы государства для импорта третьесортного ширпотреба и "экспорта мозгов". Обновлённое правительство СССР бросило управление страной на самотёк и неуправляемый хаос рыночной экономики привёл к его распаду и гибели. Развал экономики и разрушение социальной структуры государства явилось причиной резкого падения жизненного уровня и массовой эмиграции этнических немцев, в поисках социальных гарантий, на "историческую родину".

Ремиграция.

Может, кто-то из российских и казахстанских немцев и ехал на "историческую родину" по зову крови, да зов этот оказался ложным. Оказалось, что чувство крови для Германии - дело последнее, главное - образ мысли, а он от Русского отличается радикально. В Германии их не понимают, потому как говорят они на том языке, на котором говорили их предки в XVIII веке, кроме того, пьют, едят, одеваются и ведут себя совсем не так, как немцы германские. В общем, в свой круг не взяли даже этнических немцев - что уж тогда говорить о всех остальных переселенцах? В результате, вся эта многомиллионная масса, состоящая из евреев, чеченцев, прибалтов, казахов и украинцев, помимо своего желания, стала считаться русской. Для русских немцев многое из того, что насаждается в Германии - чуждо, и они перестали стараться быть похожими на немцев.

Начинается новый этап в истории Российских немцев - возвращение на новую "историческую родину"....



http://russianengineering.narod.ru/ru/wolgadeutsch.htm

PIONER КПSS
27.09.2007, 16:55
Зачем переверать историю , при екатирине уровень жизни в россии был выше чем в европе , вот по этому европейцы к нам и повалили табуном ...
Каждое утро екатирина проснувшись читала сводки цен по рынкам , и те буржуи которые их слишком завышали проподали безвести ...

За систематическое нарушение правил Русского языка, а именно постоянное написание слова "Россия" с маленькой буквы, участник форума PIONER КПSS забанен на трое суток, ибо задолбало, п. б, ч. 1 ст. 2.10 Правил. Боброк.
З.Ы. Следующий раз для тебя будет последним. п. в, ч. 1 ст. 2.10. предусматривает пожизненный бан. Боброк следит за тобой.

Святогор
27.09.2007, 17:24
Зачем переиначивать историю , при Екатирине уровень жизни в России был выше, чем в Европе, вот по этому европейцы к нам и повалили табуном ...
Каждое утро Екатирина проснувшись читала сводки цен по рынкам, и те торговцы, которые их слишком завышали пропадали безвести ...
Тов. Пионер, дайте мне определение слова "Буржуа"(фр.)

Альпини
27.09.2007, 17:48
Зачем переверать историю , при екатирине уровень жизни в россии был выше чем в европе , вот по этому европейцы к нам и повалили табуном ...
Каждое утро екатирина проснувшись читала сводки цен по рынкам , и те буржуи которые их слишком завышали проподали безвести ...

Что ты мелешь? уровень жизни верхушки был выше. у простых крестян даже уровня жизни не было, было скотское-полуживотное состояние.

almaz
27.09.2007, 19:29
я верю Ломоносову - Он просил, чтоб его записали немцем. Видимо русских подвергали дискриминации, как всегда.
Если посмотреть княжеские-дворянские роды - они все записывались как выходцы из-за границы. Ещё эта дурь с немецкими царями и их нерусскими царицами. Которые конечно окружали себя нерусью.
Наше дело - сделать выводы. Выводы такие - стараться создать русскую нацию. Без этого - вечные рабы. И чисто русскую религию. Как у всех нормальных наций.
Нам надо обоср-ся, но создать общерусскую газету, бескорыстную.
Самые сильные чувства - национальные. Говорят - самые сильные эгрегоры(боги) - национальные. Надо пробовать. Везде надо вставлять слово -"русский" почаще.
Сейчас православные говорят, что им надо царя, но никогда не скажут - русского царя.

ingineer
27.09.2007, 19:48
А Русских Царей в России похоже никогда и небыло!

Святомир
27.09.2007, 19:51
А Русских Царей в России похоже никогда и небыло!
Они были русскими по духу. Кто, например, скажет, что Александр III не был Русским Царём?

Игорь
27.09.2007, 19:52
Были в допетровской Руси.

Святогор
27.09.2007, 20:01
А Русских Царей в России похоже никогда и небыло!

Даже не знаю, что вам сказать на это...

Ганс Крюгер
28.09.2007, 22:27
Сравните слова: русские и прусские. Пишутся с двумя СС, то есть это наверно, не совпадение ,а родственные слова. Во всех славянских языках слово немцы выглядит одинаково. Считается что оно произошло от слова немые, а может немытые. То есть уже тогда 2 тысячи лет назад славяне не понимали совсем германцев, с которыми когда-то были единым индоевропейским народом.
Немцы были самой многочисленной диаспорой среди колонистов не только в России, а по всему миру. Америку заселили европейцы, и хоть их языком стал английский, больше всего туда ехало не из Англии, а из Германии. Немцы и сейчас первое место в мире занимают по количеству уезжаемых за границу как туристы.