PDA

Просмотр полной версии : Татарстан умирает



ger borman
09.03.2013, 15:40
Витольд Филиппов, один из лидеров русского национального движения “Эпоха Шаймиевых-Миннихановых” постепенно становится историей. Республиканско-региональная политика, сформулированная в пафосном тезисе “Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить!” изжила себя окончательно. Вектор государственной федеративной политики меняется, а вместе с ним меняется и этнополитическая ситуация в Татарстане.
http://pmo.slawia.org/wp-content/uploads/2013/03/97d3e4315553.jpg
На данный момент в России фактически вводится новая система государственного управления. Некоторая унитаризация государства, переназначение губернаторов и постепенная отмена института президентства национальных республик на территории этих округов – данный факт наносит ощутимый удар по всевластию республиканских этнократических элит. В этом же контексте следует рассматривать и порядок формирования Совета Федерации: региональные лидеры выводятся из “большой московской политики”, возможность республиканских этнократов эффективно воздействовать на процесс российского законотворчества несколько сужается, и это категорично осуждается апологетами национальных суверенитетов, в частности бывшим президентом РТ М. Шамиевым. Он является теневым руководителем Татарстана и не желает сдавать позиции, так как потеря политической легитимности и сдача суверенитета несомненно нанесет серьезный финансовый удар по его семье (сыновья входят в список Forbes), этнократической правящей группировке Татарстана и приближенным лицам.
Выведение силовых ведомств из республиканского подчинения,удаления из МВД Татарстана ближайшего друга М.Шаймиева, его бывшего телохранителя Асгата Сафарова, и назначение непосредственно представителя Президента РФ Артема Хохорина, служит известной гарантией того, что любые планы устроить новый “парад суверенитетов” будут нейтрализованы, и, более того, небезопасными для вождей и идеологов этнократической хунты пока еще республики!
На данный момент запущенный процесс губернизации дает основания полагать, что приведение законодательства Татарстана в соответствие с Конституцией России и федеральным законодательством обеспечит равенство русского народа, проживающего в Татарстане, с татарами. Упразднение республиканского статуса и юридическая отмена конституции РТ даст возможность жителям на всей территории вне зависимости от этнической принадлежности, знания или незнания тех или иных языков стать социально более мобильнее . Это сделает электоральный процесс в “национальных” республиках менее подверженным административным воздействиям со стороны этнократических элит, поставит под вопрос их безусловное политическое доминирование. Кроме того, это будет препятствием в процессе “выдавливания” представителей “нетитульных” этнических групп из наиболее престижных социально-статусных ниш в этногосударственных субъектах РФ.
http://pmo.slawia.org/wp-content/uploads/2013/03/1335180177_354.jpgИзменение статусных преференций принципов бюджетного федерализма в значительной степени лишит этнократов социально -экономических рычагов воздействия, как на федеральный Центр, так и внутри республики . Это, в свою очередь, сделает нерезультативными их попытки выбивать себе льготы и привилегии в распределении бюджетных средств, шантажируя Центр угрозой обострения религиозно-этнической ситуации с использованием сепаратистки настроенных националистические и религиозные группы. Обязанность перечислять в Центр строго фиксированный и определенный объем совокупного дохода субъекта федерации если не ликвидирует возможность эксплуатации «национальными» республиками российских областей, то, во всяком случае, существенно снизит ее масштабы. Кроме того, ограничение экономического диктата татарстанской элиты дает надежду на то, что появится возможность противодействия тотальной коррупции, имеющей в бывших национальных «автономиях» ярко выраженный этнический оттенок . В связи с несменяемостью и кадровым голодом, который испытывает Татарстан в последние несколько лет, входящий в стадию круговой поруки .
В виду особенностей татарстанской модели понимания и определения принципов федерализма структуры межнациональных отношений все основные проблемы относятся к ее “этнической” оси. Большая часть доводов как псевдотатарской интеллигенции, так и элиты политической верхушки Татарстана не имеет под собой никаких подкрепленных материальных тезисов. По сути интеллигенция занимается дешевым спекулированием на национально-религиозных чувствах жителей будущей губернии. Этнические доводы оказываются плохо закамуфлированными интересами республиканских этнических элит, стремящихся к полному контролю над материальными ресурсами на “своих” территориях; в конечном счете, ресурс власти необходим им как инструмент окончательного предела собственности в свою пользу. Именно это обусловило переход региональных элит в “национальных” республиках к этнической модели легитимизации власти. И именно это обстоятельство, в свою очередь, обусловило этнический приоритет устройства внутренней и внешней политики Татарстана, начиная с 90 х годов прошлого века.
Внутренняя политика Татарстана выраженная в формуле государство в государстве Республика это высшая стадия развития татарской этнической общности, закреплённая в конституции РТ, фактически предполагает приоритет прав татарского этноса по отношению к правам другого индивида, не являющемуся носителем титульной национальности на данной территории, что фактически ущемляет права и интересы других жителей республики…. Преобразование же в губернию, напротив, связано с признанием доминирования прав личности по отношению к правам любой, в том числе, этнической общности. Что несёт только позитивное направление в развитие института гражданско политических прав и свобод. В первом случае обязанности сохранения этнокультурной идентичности граждан возлагаются на политические институты этнизированного татарского государства, что фактически превратило республику в аппарат подавления недовольного русского населения.
Во втором – этнокультурная самоидентификация реализуется посредством экстерриториальной национально-культурной автономии в рамках губернии и субъекта федерации. Вторая концепция наиболее приемлема для обоих общностей как русской так и татарской, так как этническая принадлежность фиксируется государством как непременный атрибут личности а этническая самоидентификация – ситуативный акт добровольного отнесения себя к одному или нескольким этнокультурным сообществам.
Псевдореспубликанское устройство Татарстана представляет собой осколок постсоветской программы национальный кадр c превалирующей долей управленцев нужной национальности, как правило выходцев из бывших горкомов и обкомов. К несчастью, в большинстве случаев понятие федерализм рассматривается исключительно в этническом контексте и трактуется как эффективный способ решения “национального вопроса”. Эта позиция наиболее отчетливо представлена в трудах Р. Абдулатипова, который, в частности, в начале девяностых годов призывал “возродить федерацию как способ государственного жизнеустройства российских народов, веками пробивавший себе путь сквозь барьеры унитарных устремлений”. Различные версии такого понимания идеи федерализма мы находим в многочисленных работах его учеников и последователей. К этому же кругу мы можем отнести М. Шаймиева , академика Мирфатыха Закиева, члена Академии наук Республики Татарстан Тагирова Индуса Ризаковича,бывшего советника по политическим вопросам первого президента РТ Минтимера Шаймиева , Рафаэля Хакимова , депутата Государственной Думы РФ Фатиха Сибагатуллина, бывшего депутата Государственной Думы РФ Фандаса Сафиуллина постоянно галдящих о неком третьем пути и особой роли Татарстана как якобы столице Российского Федерализма. Этнический федерализм представляются данным ученым столь очевидными, что они не считают нужным сколько-нибудь обстоятельно аргументировать свою позицию. Чаще всего мы сталкиваемся с аксиоматичными утверждениями такого рода: “Демократические тенденции в развитии государства, права народов на самоопределение являются важнейшими составляющими национальной политики и развивающегося федерализма в России” (К. Калинина). При этом про права других народов и в частности русского данные граждане России постоянно забывают.
Парадигма этнического федерализма в начале девяностых годов была с энтузиазмом воспринята в “национальных” республиках. На протяжении последнего десятилетия двадцатого века она чрезвычайно активно разрабатывалась учеными из академии наук Татарстана и политическими деятелями, лоббировавшими политические интересы так называемых “титульных” этносов, а точнее – интересы этнополитических элит, установивших в постсоветских российских республиках контроль над ресурсом власти и выступающих от имени “своего” народа. Гуманитарная наука в Татарии, многих других российских автономиях, заявивших о своем суверенитете, была мобилизована для идеологического обоснования правомерности сохранения в составе РФ национально-государственных субъектов. В подавляющем большинстве такого рода работ можно найти вариации на тему: “Официальная политика должна быть направлена на формирование такой модели федерации, которая отвечала бы интересам многонациональной России”(М. Хасанов). Или еще более категорично: “Демократия и федерализм для полиэтничной России — синонимы. Одно невозможно без другого… Россия является полиэтничной страной, что должно учитываться в федеральном устройстве государства, иначе говоря, федерализация является способом решения «национального вопроса»” (Р. Хакимов).
http://pmo.slawia.org/wp-content/uploads/2013/03/image35861315.jpgУважаемые господа татарские академики старательно умалчивают тот факт что согласно общепринятым мировым стандартам и стандартам ООН Россия – мононациональное государство, то есть — русское! Возможно предположить что в виду образованности уважаемых академиков бес политкорректности попутал. А ещё, возможно, бес русофобщины. Но это всего лишь бездоказательное предположение .Хотя работы данных авторов наводит на определенные размышления.
Но для того, чтобы понять, что Россия — мононациональное государство, т.е. — русское, вовсе не обязательно полагаться на стандарты ООН. Тому существует великое множество доказательств; Достаточно, например, обратиться в хроники Госкомстата или к данным переписи населения. Перепись октября 2002 года показала следующий национальный состав РФ. Почти 80% (79,8%) населения: 115 868 500 граждан России на вопрос об их национальной принадлежности, ответили: «МЫ — РУССКИЕ!» Т.е., в своей численности, русский народ, на тот момент, в четыре раза превосходил численность всех остальных народов России вместе взятых.
Продолжать цитирование подобных заявлений не имеет смысла, содержательно все они не выходят за рамки вполне тривиального отождествления идеи федерализма и этнической государственности Татарстана . В лучшем случае федеративное устройство государства признается целесообразным не только с точки зрения решения пресловутого “национального вопроса”, но и с точки зрения оптимимизации региональной (прежде всего – экономической) политики.
В структуре понятия осуществления демократического федерализма и республики Татарстан как высшей формы его проявления и Казани как мировой столице татар вполне возможно существование многообразных форм реализации стремления национальных и этнических общностей и групп к самовыражению и суверенитету. Эта сентенция свидетельствует о примитивном толковании авторами понятия “самоопределение” и республика исключительно как претензии некоего онтологизированного этноса на “свою” территорию и “свою” государственность. Путем упразднения республики с ‘’оптимизацией’’ института президентства и отменой конституции Татарстана решается большое количество социально политических проблем. Изменение административно –территориального устройства при преобразовании в Казанскую губернию не сводится только к проблеме национальных, этнических образований. Вектор вопросов которые будут решены намного шире. Крупные субьекты федерации , где проживает в основном русское население, (по данным последней переписи населения в Татарстане приживает 51 % русских) также хотят иметь статус, который был бы не ниже статуса автономной республики. И это вполне естественно. Ведь федерация отнюдь не замыкается на национальные отношения”.
Татарстанские естествоиспытатели этнического федерализма в Республиканской формации более 20 лет апеллируют к демократическим ценностям и, вероятно, вполне искренне относят себя к числу радетелей демократического преобразования России. Унаследованные от этнически и административно поделенных территории бывшего СССР ‘’привнесли в государственность России моменты, контрастирующие с современными стандартами демократии и федерализма” (Д. Аяцков).
Обоснование теоретических постулатов конституционно независимого Татарстана , которые с таким энтузиазмом отстаивают “национально ориентированные” ученые, фактически представляют собой совокупность наиболее ортодоксальных идеологем печально знаменитой “сталинской национальной политики”, а генетическая связь постсоветского этнического федерализма и советской доктрины национальной государственности очевидна для всякого более или менее добросовестного исследователя. Не можем не согласится с А. Кибриком , и В.Р. Филипповым ,выступая против конституирования “национальной государственности”, в ходе обсуждения Основного закона в 1993 году Кибрик писал: “Национально-территориальное деление — вовсе не достижение демократии, не обеспечение прав меньшинства, а наследие большевизма, служащее для того, чтобы сеять вражду между этническими группами. Ликвидация национально-территориального деления — не менее важный элемент политической реформы в России, чем в свое время отмена шестой статьи брежневской конституции”.
Само существование полунезависимых республик, таких как Татарстан, в составе России несет в себе угрозу, раскалывая межнациональную общность, создавая очаг напряжения. Решением проблемы могло бы стать создание унитарного государства по факту каким Россия и являлась на протяжении всей своей истории, в нашем же случае это необходимость губернизации региона. В “Отчетном докладе Института этнологии и антропологии РАН” за 1998 год наиболее авторитетные российские этнологи (В.Тишков, Л.Дробижева, М.Губогло, С.Чешко и др.) констатировали, что этнический федерализм “основывается на идеологии “социалистического федерализма”, хотя его сторонники и не признают этого и полагают, или делают вид, что именно этот подход позволяет уйти от недостатков прежней национальной политики. При этом зачастую признаются недостатки такого варианта, но утверждается, что в силу устоявшихся традиций уход от него будет не понят народами России, и поэтому грозит усилением межэтнической напряженности и сепаратистских тенденций”/
Для избежения этнополитических катаклизмов в поволжском регионе возможен не революционный, а эволюционный путь структурного преобразования в губернию . Такой переход, несомненно будет воспринят этнократической элитой республики с сепаратистки настроенными кругами как ущемление уже признанных национальных прав и встретит противодействие . Этнонациональный принцип построения Татарстана представляет собой нереализуемую декларацию в условиях современной России ,провоцирует претензии со стороны представителей одной из национальностей на исключительный статус, устранить данное юридическое и моральное неравенство возможно лишь через демонтаж национальной государственности Татарстана.
Беспорно, у приверженцев формы “национальной” государственности идея повышения республиканского статуса Татарстана вызывает идеологическую сакрализацию в котором внутренний сепаратизм получает новый импульс . Предложение добиться реального выравнивания статусов, а соответственно и объемов прав и полномочий всех субъектов Российской Федерации не вызывают у них никакого энтузиазма: после чего появляются провокационные информационные заявления по поводу возможных отделений республик, которые смогут в одиночку противостоять всем и вся, опираясь на поддержку «дружественных» НАТО ,Турции, Азербайджана, США. Якобы в военно-политических в условиях автономный Татарстан сможет хоть с кем то справиться без помощи России и русского народа. Представим, что в ближайшей исторической перспективе нашей стране предстоит отстаивать свою территориальною целостность. Умозрительно рассмотрим три сценария.
Первый сценарий. Русский народ будет сражаться. Будут ли сражаться вместе с ним остальные народы России? Да, будут!
Второй сценарий. Русский народ сражаться не будет. Будут ли без русского народа сражаться все остальные народы России? Практически наверняка — не будут.
Третий сценарий. А если русский народ сражаться будет, а остальные народы России, вместе или выборочно, его не поддержат? Русский народ, в одиночку или при неполной поддержке со стороны других народов России, может отстоять независимость и территориальную целостность страны? Да, пока ещё, может! Правда, русской крови прольётся больше.
http://pmo.slawia.org/wp-content/uploads/2013/03/243600_original.jpgCторонники этнической парадигмы суверенного Татарстана стремительно пытаются убедить своих оппонентов в том, что “именно Россия, есть государственное самовыражение русской нации, выразитель ее интересов, а также интересов всех других россиян – татар, чувашей, удмуртов, осетин, ингушей и других наций” (Э. Баграмов). Бесспорно согласен с трактовкой! Странно только, что у автора, предлагающего русским довольствоваться Россией, не вызывает удивления тот факт, что для государственного самовыражения татар, с Россией потребовались суверенные Татария, как республика с определение м татарского народа как главенствующего , хотя согласно конституции России страна принадлежит всем а вот Татарстан только татарам . Юридический казус на государственном уровне. Любопытная коллизия. Как — то не верится, что «отцы» нынешней Конституции, Шахрай и бригада Шаймиева, не ведали что творят.
В контексте полемики о псевдогосударственности Татарстана и участи представителей русского этноса на данной территории означает сохранение “элитарного клуба” титульных этносов, право которых на “свою” государственность подтверждается исключительно глубокомысленным — “так исторически сложилось».
Добавлю, что каждая попытка поставить вопрос о дискриминационной по отношению к этническому большинству и природе российской модели федерализма немедленно влечет за собой обвинение в шовинизме и даже в фашизме со стороны идеологов республиканской модели федерализма, отстаивающих исключительность права “своих” этносов на этническую государственность.
Заместитель Татарстанского регионального отделения партии Российский общенародный союз Филиппов Витольд Геннадьевич