PDA

Просмотр полной версии : У нас с вами нет государства.



kamerad
23.11.2012, 19:05
http://stat18.privet.ru/lr/0a182485659610d8a0e61ee781e14eff
С каждым годом мы узнаем, чего у нас в стране нет еще.

С Чечни мы знаем, что у нас нет армии.
С "Курска" мы знаем, что у нас нет водолазов.
С Евсюкова мы знаем, что у нас нет милиции.
С "Хромой лошади" мы знаем, что у нас нет медицины,
с пожаров мы знаем, что у нас нет пожарных, лесничих, и спасателей.
Теперь мы знаем, что у нас нет водоотводов, спасательных вертолетов,
плавсредств, систем оповещения и так далее и так далее.

Надо понять одну простую вещь - у нас с вами нет государства.
В случае чрезвычайной ситуации ты окажешься один на один с бедой.

Тебе никто не придет на помощь.
Не будет никакого оповещения.
Не будет никаких вертолетов.
Не будет никаких водолазов.
Не будет никакой милиции.
Не будет никаких парамедиков.
Тебя опять бросят, дружище.
Как всегда.
Это надо осознавать очень четко.

И дальнейшую свою жизнь
и обеспечение безопасности жизнедеятельности своей семьи
строить, исходя из этого постулата.

Эта страна предназначена для выживания только сильных здоровых особей мужского пола,
способных самостоятельно бороться за жизнь.
Если у тебя есть силы потушить свой дом тазиком во время пожаров - ты выживешь.
Если у тебя есть силы держаться на воде три часа после ухода на дно "Булгарии" - ты выживешь.
Если у тебя есть силы залезть на столб во время наводнения - ты выживешь.

Во всех остальных случаях ты обречен.

Помощь к тебе придет в лучшем случае через несколько часов,
которые ты должен будешь продержаться самостоятельно.
Как ты будешь выживать эти часы - это твои проблемы.
Как ты будешь затаскивать своих детей на столб или уводить их от огня
- твои проблемы тоже.

В общем, еще раз: у нас в России нет государства.
Помните об этом.

Тем, кто дорвался до кормушки, плевать на нас на всех.
Вы можете рассчитывать только сами на себя.
Обеспечение выживания вас и вашей семьи находится только в ваших руках.
Помните и об этом тоже.

Так что оглянитесь вокруг, определите танкоопасное направление,
и примите необходимые меры к защите.

http://ru-nsn.livejournal.com/2170365.html

alexxx108
23.11.2012, 20:16
В общем, еще раз: у нас в России нет государства.
Помните об этом.
в этой статье не написали о самом главном -о причине всех проблем- у русской нации нет своего государства.

Дmitrii
23.11.2012, 21:09
В общем, еще раз: у нас в России нет государства.Тем не менее:
"Заплати налоги и живи спокойно.Но каждый рубль как покойник:
На эти деньги люди сверху
Нас, всех остальных, превращают в перхоть.
Они проводят невнятные реформы,
Меняют гаишникам название и форму,
Кидают стариков через одно место,
Каждый день проверяя, из какого же мы теста!
Здесь типа демократия, на самом деле царство
Я так люблю свою страну...
И ненавижу государство, государство, государство!
Я ненавижу государство, государство, государство"!
Lumen — Государство

Helgo
23.11.2012, 21:10
У нас с вами нет государства.
Пост на отлично. Коротко, ясно, жестко и понятно.

Конструктор
23.11.2012, 22:09
Ты вспомни, как все начиналось... И откуда беды Руси:
Ещё в «Киевском письме», документе из деловой переписки, которую еврейская община Киева не то в X, не то в IX веке вела с единоверцами из далёкого Каира, появляются имена вроде Иегуды Северяты и Гостяты Кабиарта бен Коген (сочетание, кстати, фантасмагорическое — имя славянское, прозвище тюркское, а фамилия обозначает принадлежность к касте потомков жрецов-когеним Иерусалимского храма, которая не смешивалась не то что с гоями-инородцами, но даже и с другими евреями).
Так что, как видим, Владимиры Гусинские, Вадимы Рабиновичи и Борисы Березовские, появились отнюдь не вчера.
Так что, Владимир Святославич — не просто сын рабыни. Он сын хазарки, судя по иудейскому имени — из господствующего клана так называемых «белых хазар», до похода Святослава Игоревича жиревших на торговых пошлинах и продаже двуногого товара (преимущественно славянского), на налогах и поставленном на государственную основу фальшивомонетничестве, благоденствовавших в тени и роскоши «элитных кондоминиумов» в крепостях из белого камня.
Их номинальные «соплеменники», так называемые «чёрные хазары», не допускались в эти, охраняемые иноземными наёмниками с Кавказа и Средней Азии, островки безопасности и сытости даже в качестве стражи.
Об их уровне жизни можно судить по тому, что, как сообщают арабские путешественники, на рынках Хазарии можно было встретить матерей, торгующих собственными детьми[1] (file:///C:/Users/Lenovo/AppData/Local/Temp/Temp1_ProzorovL-1.zip/ProzorovL-1.doc#_ftn1).
Ничего не напоминает, читатель?
Ольга, фавориткой (по-древнерусски «милостницей») которой была ушлая рабыня, видимо, неплохо представляла возможную реакцию своего молодого сына на появление у него отпрыска от матери из этого племени, и от греха отправила Малку с ребёнком подальше от княжьих глаз, в своё сельцо Будутино.
Так что, на момент распределения престолов в своих владениях Святослав, собственно, и не помнил, что у него есть такой сын.
Да и не вспомнил бы, если бы разгневанные новгородцы, не вытребовавшие себе князя и не сумевшие произвести на Святослава впечатления угрозами вновь, как при Рюрике, призвать себе государя со стороны (желающего самовольно усесться в землях победителя исполинской Хазарии и достойного противника Восточной Римской империи им пришлось бы долго искать), не столкнулись с его дядькой Добрыней.
Кстати, вопреки многим исследователям, этот Добрыня ровно ничего, кроме имени, общего с былинным богатырём, победителем лютой Змеихи, не имел. Как и его племянник не имел ничего, кроме имени, общего с Владимиром Всеславичем Красно Солнышко из былинного Киева на Дунае[2] (file:///C:/Users/Lenovo/AppData/Local/Temp/Temp1_ProzorovL-1.zip/ProzorovL-1.doc#_ftn2).
Именно Добрыня и посоветовал новгородцам просить себе Владимира. Святослав с полным равнодушием согласился.
В следующий раз мы встречаемся с Владимиром в 975-979 годах, во время его войны со своим старшим братом и государем, Ярополком Святославичем.
Напомню читателю официальную, летописную версию этой войны.
Некий Лют, сын Свенельда, воеводы Ярополка, до того служившего Святославу, Ольге и Игорю, охотился в Древлянской земле. Там он повстречался с младшим братом Ярополка Олегом, который, спросив его, кто он такой, убил его.
Тут, кстати, вовсе не обязательно предполагать за Свенельдом некую вину, за которую Олег мог убить его сына — в былинах богатыри тоже стараются выспросить
[1] (file:///C:/Users/Lenovo/AppData/Local/Temp/Temp1_ProzorovL-1.zip/ProzorovL-1.doc#_ftnref1) Подробное описание того, что представлял из себя Хазарский каганат и в каких отношениях находился со славянами и русами, приведено в моей книге «Святослав».

[2] (file:///C:/Users/Lenovo/AppData/Local/Temp/Temp1_ProzorovL-1.zip/ProzorovL-1.doc#_ftnref2) Подробно об этом см. мою книгу «Времена русских богатырей».
имя у уже повергнутого противника, готовясь его убить.
Он стал у поленичищи выспрашивать:
«Да и скажи-ко, поленица, проповедай-ко,
Ты коей земли, да ты коей литвы?
Ещё как-то поленичку именем зовут,
Удалую звеличают по отчеству?»
(«Королевичи из Кракова»)
«Уж коего ты города, какой земли?
Да чьего ты отца да родной матушки?»
(«Бой Добрыни с Ильёй Муромцем»)
Тут и стал старой выспрашивать:
«Да какой ты удалый добрый молодец?»
(«Застава богатырская»)
Здесь можно видеть, как опасение ненароком убить кого-то из ближайших родичей (которых оторвавшийся от дома дружинник мог и не знать в лицо), к чему языческая мораль была чрезвычайно строга, так и опасение мести со стороны духа убитого, обезопаситься от которого можно было тем надёжнее, зная его имя.
В тех же былинах как раз даже побеждённые враги не спешат сообщать своё имя победителю — уж не из опасения ли угодить в окончательную, посмертную зависимость от него?
Причиной же собственно убийства могло послужить элементарное нарушение охотничьих владений, оскорбительное для князя.
Разъярённый Свенельд требует от Ярополка войны с Олегом, тот начинает её, разбитое в столкновении с киевскими дружинами древлянское войско бежит в Овруч, ставший столицей земли взамен сожжённого Ольгой Искоростеня, Олег гибнет, падая с моста в ров.
Его тело с трудом отыскивают воины брата под грудами трупов. Потрясённый Потрясённый Ярополк в слезах бросает Свенельду: «Этого ты хотел?»
После этого Свенельд исчезает со страниц летописей — впрочем, ничего удивительного — старый полководец служил уже третьему поколению потомков Сокола-Рюрика и даже по нашим меркам был уже в более чем почтенном возрасте.
Узнав про гибель Олега, Владимир бежит за море, к варягам. Никаких сообщений о пребывании в своих землях отлично известного им «Вальдамара Старого из Гардов» скандинавские источники не сохранили, что не мешает норманнистам рассказывать нам с уверенностью очевидцев, как Владимир вербовал войска в... Швеции.
На самом деле речь, конечно, идёт о «Поморье Варяжском в Кашубах за Гданьском», по выражению русской летописи — на южном побережье Балтики, где все источники и упоминают варягов, верингов, варангов.
В те времена как раз на «Поморье Варяжском» правили христианские оккупанты из-за Лабы. В их приёмах насаждения «евангельской вести любви и милосердия» на землях варяжских предков Святослава будущие крестители могли почерпнуть немало полезного для себя.
И, как в любой земле в мутное время иноземного засилья, наверняка было немало народу, готового идти за кем и куда угодно — лишь бы отсюда. То есть, готовых дружинников для беглого князя.
Затем последовало возвращение. Водворившись в Новгороде, недавний беженец тут же посватался к уже просватанной за его брата-противника полоцкой княжне Рогнеде. Её отцом был правивший в Полоцке Рогволод, «пришедший из-за моря».
Наши норманнисты не были бы норманнистами, если бы тут же не «поняли» всё «правильно» и не объявили беднягу Рогволода с дочерью, которых ни одна летопись даже варягами не называет, «конунгом Рагнвальдом» и его дочерью «Рагн-хейд».
На самом деле имя Рогволода насквозь славянское, такое же встречается у чехов (Rohvlad) и поляков (Ругволод).
Имя же его дочери, в летописи воспроизводимое, как «Рогънеда», состоит из славянского корня «Рог», очевидно, родового для полоцких правителей, и женского имени Неда, по сей день бытующего у сербов и болгар, народов, в норманнских контактах не замеченных[1] (file:///C:/Users/Lenovo/AppData/Local/Temp/Temp1_ProzorovL-1.zip/ProzorovL-1.doc#_ftn1).
Ещё яснее происхождение полоцкой династии делается из ответа Рогнеды на сватовство Владимира: «Не хочу разуть робичича (сына рабыни. — Л.П.), а хочу за Ярополка».
Разували жениха невесты у славян; у скандинавов и германцев, наоборот, именно жених разувал невесту.
Невзирая на всё это, наши и зарубежные норманнисты наперебой выдают перлы о «призвании (?! — Л.П.) полочанами князя из Скандинавии» или даже о том, что «в Полоцке издревле (?!! — Л.П.) правила норвежская (?!!! — Л.П.) династия».
Злополучное упоминание о приходе князя Рогволода «из-за моря», столь губительно повлиявшее на некрепкие умы иных учёных, может быть как обычным фольклорным штампом, так и говорить о его (Рогволода) временном — как у самого Владимира — пребывании за морем (последнее наиболее вероятно в свете упоминания о «волости», то есть, законном владении Рогволода в Полоцке).
Наконец, не стоит забывать и о страшном жупеле наших норманнистов — цивилизации балтийских славян, мореходов, купцов и морских разбойников.
Уязвлённый «в лучших чувствах» напоминанием о своём происхождении и месте, Владимир напал на Полоцк, захватил его (очевидно, в отличие от отца, робичич не затруднял себя объявлением войны) и, изнасиловав на глазах у отца и братьев полоцкую княжну, тут же убил своих свёкра и шурьев.
После этой первой победы началось триумфальное шествие к Киеву, первые стычки с войсками великого князя, благополучные для хазарского полукровки, но, очевидно, не вполне — Добрыня всё же счёл необходимым подстраховаться и вступил от имени племянника в тайные переговоры с новым воеводой Ярополка с выразительным именем Блуд.
Владимир обещал киевскому полководцу за предательство государя отеческие почести и многие дары. В результате Владимир вскоре подошёл к Киеву.
А Блуд, недавно уверявший Ярополка, что тот вот-вот небольшими силами
[1] (file:///C:/Users/Lenovo/AppData/Local/Temp/Temp1_ProzorovL-1.zip/ProzorovL-1.doc#_ftnref1) В некоторых летописях есть вариант этого имени «Ярогнеда», и вовсе снимающий любые подозрения в норманнстве.
разгромит презираемого собственными воинами за низкое происхождение брата, теперь нашёптывал князю, что киевляне за его спиной сговариваются с Владимиром (и даже не врал ведь, иуда, вот только конкретное имя сговаривавшегося с врагом киевлянина, понятно, не назвал) и вот-вот откроют ворота.
Моральный дух в киевском войске после череды поражений и впрямь был не на высоте, а Ярополка ещё и недолюбливали из-за доверия, оказываемого христианам. Поверивший предателю Ярополк, покинул свою столицу с небольшой дружиной, оставив Мать городов русских полухазарину.
Печальная ирония судьбы — пренебрегавший воинственными Богами пращуров, мирволивший христианам Ярополк нашёл убежище в древнем культовом центре полянской земли — городе Родень в устье Роси, капище Бога Богов восточных славян — Рода.
К сожалению, причину своих несчастий доверчивый и мягкосердечный государь захватил с собою. Теперь Блуд, преобразившись из недавнего пламенного «ястреба» в «голубя мира», стал склонять великого князя к тому, к чему тот и сам, собственно, стремился всей душою — к миру с братом.
Напрасно здравомыслящий и верный дружинник Варяжко отговаривал государя от этого решения, предлагая бежать к печенегам.
Послушав Блуда, великий князь Киевский и государь Руси Ярополк Святославич вступил в переговоры с братом, получил заверения в собственной безопасности, отправился на личную встречу и... был поднят на мечи в сенях терема варяжскими дружинниками Владимира.
На несколько веков это братоубийство вошло на Руси в поговорку: «Беда, как в Родне — брат брата убил».
Добрыня вполне мог просветить племянничка по поводу обычаев народа своей сестры и его матери, согласно которым родство могло считаться только по материнской линии.
Рождённые от другой матери, Ярополк и Олег не были для будущего «святого» не то, что братьями — даже и людьми-то, собственно, не являлись. Акумы-язычники, животные, которым господь Абрахама, Ицхака и Яакова, дабы не оскорблять взоров своих избранников, придал человеческое обличье...
История сама по себе не слишком приглядная (и, естественно, до неузнаваемости искажаемая апологетами и панегиристами «святого» князя, начиная с романа А.Ш. Вельтмана и заканчивая недавним мультфильмом).
Но, более того, есть основания считать, что это не вся правда о войне братьев, а её приукрашенный вариант.
Археолог и историк А.Л. Никитин обращает внимание на пересказ истории Рогнеды в летописной статье 1128 года. Там, вне жизнеописания равноапостольного князя, он избежал зорких глаз церковных цензоров и сохранил некоторые поразительные подробности тех кровавых событий.
Так вот, в этом пересказе о «сватовстве» Владимира к полоцкой княжне и последовавшей за ним трагедии рассказывается вне всякой связи с предыдущим бегством «в варяги», гибелью Олега и прочим.
Там говорится, что посватался за Рогнеду Владимир ещё сидя в Новгороде, «детску сущю». Между тем, в 968 году, когда Владимира взяли на княжение новгородцы, ему просто не могло быть меньше 4-5 лет.
По официальной версии событий, история с Рогнедой происходит спустя двенадцать лет, и Владимир в этом возрасте никак не ребёнок, а скорее отрок. Основным действующим лицом и вдохновителем Владимира тут предстаёт Добрыня, его «уй» — дядя по матери.
Именно он «повеле» Владимиру изнасиловать пленную княжну на глазах у родичей. И Андрей Леонидович приходит к выводу, что первоначально в летописи причиной распри между братьями было именно сватовство Владимира к Рогнеде и захват Полоцка.
И уже потом, чтобы хоть как-то обелить будущего «святого», монахи-летописцы попросту перенесли этот рассказ в разгар войны между сыновьями Святослава.
Действительно, это многое объясняло бы. Потому что мне, честно говоря, трудновато иначе понять испуг Владимира и бегство его за море в официальной версии происшедшего.
Уже знакомый нам биограф Владимира Алексей Карпов в недоумении разводит руками: «Бегство Владимира кажется необъяснимым. Чего испугался он? Ведь Ярополк, насколько нам известно, не успел предпринять никаких шагов, враждебных новгородскому князю».
http://www.1-sovetnik.com/books/Archives/ProzorovL-1.zip
Насаждение христианства и основание христианской руси и проникновение чужих в Русскую власть.
Третий Володя приносит беды Руси. Все потомки жидов, все приводят на Русь иноземцев и от всех идут беды Русам...