PDA

Просмотр полной версии : возвращение белогвардейских эмигрантов в ссср .



Александр1
22.06.2012, 10:57
В 20–е г. XX века в Китае сложилось два центра русской эмиграции: на севере
– Маньчжурия и на юге – Шанхай. Жизнь русских эмигрантов в Маньчжурии была
тесно связана с КВЖД, а в Шанхае – с деятельностью иностранных концессий, где
многие эмигранты получили работу. Эмигранты делились на две категории: бывшие
граждане российской империи, которые поселились в Китае еще до революции, и
участники белого движения, вынужденные искать убежище в Китае.
В 1921 г. вышло постановление ВЦИК об амнистии рядовых участников белой
армии, это привело к расколу русской эмиграции на красных и белых, т.е лояльно
относящихся к советской власти и желавших вернуться в СССР и на непримиримых
противников советской России. Тем, кто хотел вернуться на родину, необходимо было
получить советское гражданство и специальное разрешение, однако таких было
немного. Это можно объяснить тем, что советское правительство существовало еще
совсем недолго, а экономическая и социальная жизнь в СССР все еще находилась на
стадии восстановления. Кроме этого в среде русской эмиграции еще были очень
сильны антисоветские настроения. Западные державы привлекали белоэмигрантов к
антисоветской деятельности. Приграничные северо-восточные районы Китая стали
сосредоточением наиболее антисоветски настроенных эмигрантов.
Великая Отечественная война вызвала патриотический подъем среди русских
эмигрантов, они стали с большим интересом и вниманием следить за новостями,
читали советские газеты и слушали радио, был организован сбор пожертвований для
помощи СССР. После окончания войны началось активное возвращение русских
эмигрантов на родину – реэмиграция.
В представленной работе рассматривается процесс русской реэмиграция из
Маньчжурии на территорию СССР в 50-е гг. XX в.
Советское влияние в северо-восточный районах Китая после освобождения
советскими войсками Маньчжурии в 1945 г. значительно возросло. Советские войска
проводили в 1945-46 гг. массовую агитационно-разъяснительную работу среди
китайского и русского населения Маньчжурии. Было издано и распространено до 100
млн. экземпляров листовок, лозунгов, плакатов и брошюр. Проводились массовые
митинги, были прочитаны сотни докладов и лекций о Советском Союзе. В городах
демонстрировались советские фильмы, выступали армейские ансамбли. Таким образом,
русское население в большинстве своем стало лояльно относиться к СССР.
В отличии от Шанхая, где реэмиграция была обусловлена нестабильной
политической обстановкой в Китае в период гражданской войны, русские эмигранты
стали массово покидать Маньчжурию лишь в 1954-55 гг. уже после окончания войны.
Причиной этого послужила передача Советским правительством Китаю прав на КЧЖД
(до 1945 г. КВЖД) согласно русско-китайскому договору от 14 февраля 1950 г..
Новое советско-китайское "Соглашение о Китайской Чанчуньской железной
дороге в Порт-Артуре и Дальнем" предусматривало безвозмездную передачу
правительству КНР советским правительством всех своих прав по совместному


управлению КЧЖД со всем принадлежащим дороге имуществом непосредственно
после заключения мирного договора с Японией, но не позже как в конце 1952 г.
Передача дороги была оформлена заключительным протоколом, подписанным
смешанной советско-китайской комиссией 31 декабря 1952 г. в Харбине.
Передача КЧЖД Китаю привела к тому, что русские специалисты, совсем
недавно востребованные в больших городах (Харбине, Дальнем, Мукдене, Хайларе) и
на станциях железной дороги, стали вытесняться китайским техническим персоналом.
Обучение в Харбинском политехническом институте (ХПИ), готовившем кадры
русских инженеров и экономистов, стало проводиться на китайском языке, а
большинство средних специальных заведений было закрыто. Таким образом, многие
эмигранты лишились работы, а молодежь – возможности получить образование.
В 1954-55 гг. началась репатриация русского населения Маньчжурии и
северного Китая. Разрешение советским правительством массового возвращения
эмигрантов из Китая было обусловлено рядом причин:
1)Великая Отечественная война нанесла огромный экономический ущерб и
сокращение населения СССР. Многие из эмигрантов имели хорошее
образование и были ценными специалистами.
2)Репатриация эмигрантов представляла собой заботу советского
правительства о своих гражданах за границей, что повышало
международный авторитет СССР.
3)В 1954 г. в Советском Союзе началось осваивание целинных и залежных
земель, поэтому и появилась необходимость в привлечении эмигрантов в
качестве рабочей силы на целину.
Русские эмигранты разделились на две части: одни ехали в СССР, а другие - в
США, Австралию и страны Латинской Америки. Определенную роль в пользу
возвращения в Россию сыграло и то, что тем, кто ехал в СССР, давались подъемные на
первое время, а для переезда и обустройства в другие страны у многих не хватало
денег.
Хотя молодежь, в большинстве своем настроенная просоветски, и ликовала,
собираясь в дорогу, у многих людей свежи еще были в памяти аресты эмигрантов,
участвовавших в антисоветской деятельности и арестованных после освобождения
Маньчжурии советскими войсками в 1945 г. Отправляясь в СССР, они надеялись
встретить там своих близких.
По воспоминаниям очевидца, «на пасхальной неделе 1954 года, когда Харбин
был залит весенним солнцем и был объят праздничным настроением, было объявлено о
решении советским правительством предоставить возможность выезда всем желающим
на целину». Перед отъездом эмигранты справляли свадьбы, продавали за бесценок
свою недвижимость и то имущество, которое не могли взять с собой, а также собирали
необходимые документы и справки.
Сотрудниками консульств была проведена огромная работа по отправке тысяч
людей. Партии собирали по семейному принципу, к ним присоединяли одиноких
людей.
В летние месяцы 1954 г. и в следующем 1955 г. в направлении китайско-
советской границы шли эшелоны с людьми. На станции Маньчжурия они
перегружались в «теплушки» и следовали уже в СССР. На станции Отпор проверялись
паспорта, проводился таможенный досмотр, и переселенцы получали подъемные в
размере 3000 рублей на главу семьи и по 600 на каждого члена семьи.
Вернувшихся на родину эмигрантов отправляли в Красноярский край,
Новосибирскую, Кемеровскую область и другие районы южной Сибири, а также
Казахстан, где интенсивно поднимались целинные земли.

Большинство переселенцев, за исключением жителей Трёхречья, были
непривычны к сельскохозяйственным работам. Поэтому они старались расселяться по
ближайшим городам, пробыв на целине от нескольких месяцев до года, но некоторые
остались на целине надолго.
Таким образом, в 50-е г. XX в. произошел заключительный этап русской
реэмиграции из Китая, которая длилась более 30 лет. Большую роль в этих событиях
сыграла Великая Отечественная война, вызвавшая патриотический подъем среди
эмигрантов, гражданская война в Китае и передача советским правительством КНР
прав на КЧЖД. Хотя в Китае и остались некоторые эмигранты в большинстве своем из
смешанных русско-китайских семей (по данным переписи численность их потомков
около 13 тыс. человек), русская эмиграция в Китае как единая историческая общность
перестала существовать в 50-е гг. XX в


http://conf.sfu-kras.ru/sites/mn2011/thesis/s5/s5_47.pdf

Мелешко
22.06.2012, 10:59
Еще подбей инфу , скольких из них арестовали.

Александр1
22.06.2012, 11:19
Стихийное возвращение на родину тех, кто невольно оказался втянутым в этот беженский поток, началось в декабре 1920 г. Французские власти в Константинополе с февраля 1921 г. стали выявлять число добровольцев для возвращения в Советскую Россию. Чтобы предотвратить это, Врангель и казачьи атаманы предприняли небезуспешные агитационные поездки по лагерям, убеждая солдат и казаков в том, что волнения в России, в частности события в Кронштадте, дают надежду на скорое их туда возвращение с оружием в руках. Но из 7 тыс. записавшихся добровольцев 3300 на эту агитацию не поддались.
Не дождавшись ответа от советского правительства на предложение Верховного комиссара Лиги наций по делам русских беженцев Ф. Нансена и Международного Красного Креста о их репатриации (в обмен на гарантию сохранить жизнь и свободу добровольцам), французское правительство предприняло тем не менее первую попытку репатриации в Новороссийск 3300 человек, в основном казаков, условия содержания которых в лагерях города Чаталджа и на Лемносе оказались гораздо тяжелее, чем у военнослужащих 1-го Армейского корпуса в Галлиполи.
1 марта 1921 г. новороссийская газета "Красное Черноморье"(8) в заметке "О прибывших из Константинополя и о провокационных слухах" сообщала, что 18 февраля в Новороссийск прибыли 40 женщин, более 100 офицеров и чиновников, 300 военнопленных "жлобинцев", около 50 военнопленных из Франции, несколько священников, остальные — донские, терские и кубанские казаки, всего около 3600 человек. Газета опровергала "кровожадные провокационные слухи о всяких ужасах, которые будто бы готовятся для приезжих коммунистами", призывала не верить распространявшимся по рукам спискам вернувшихся на родину офицеров, "которые будто бы предназначены к расстрелу". Тем не менее офицеры, чиновники и священники были сразу же помещены в ожидании дальнейшей отправки в местную тюрьму. Их судьба нам неизвестна. Известно только, что и часть казаков не избежали этой участи.(9)
После принятия 3 марта 1921 г. V Всеукраинским съездом Советов постановления об амнистии всем гражданам Украины, оказавшимся за границей, при условии их лояльного отношения к новой власти, французы начали второй набор добровольцев-репатриантов для отправки их в Одессу. МИД Франции, понимая, что позиция врангелевского штаба создает основную трудность в рассредоточении армии, с середины марта 1921 г. предписывал своей миссии в Константинополе сделать все, чтобы Врангель и его окружение покинули город.(10) Не получив согласия Врангеля на отъезд и не приняв его условий, миссия была вынуждена поддерживать внешне корректные отношения с Врангелем и его штабом, ибо не могла прибегнуть к принудительным мерам воздействия.(11)
25 марта командующий французским гарнизоном на Лемносе генерал А. Бруссо в приказе № 1515(12) объявил штабу Врангеля решение своего правительства по поводу судьбы русских беженцев, после чего отношения штаба с французскими военными стали явно враждебными. Журнал "Зарницы"(13) обвинил генерала, ставшего объектом нападок врангелевцев, в насильственной отправке казаков на родину. А ведь еще недавно, в февральском номере журнала, можно было прочесть, что "генерал Бруссо — большой друг России, служил в течение всего 1913 года в Петрограде, в 1-й гвардейской артбригаде, где пользовался любовью особенно солдат: те звали его Андрей Андреевич Брусков. Генерал говорит по-русски и своим сердечным, теплым отношением, ласковой готовностью всем и каждому помочь скрашивает на Лемносе все теневые стороны лагерной жизни войск и сглаживает все шероховатости".(14)
За приказом Бруссо последовали обращения Врангеля к маршалам Франции, к Верховному комиссару Французской Республики в Константинополе генералу М. Пелле, к Болгарскому Национальному собранию и Сербской Скупщине, Воззвание к народам мира и Лиге наций, письмо представителя Врангеля в Париже генерала Е.К. Миллера маршалу Ф. Фошу.(15)
Вследствие твердой позиции, занятой врангелевским штабом, и майского приказа А.П. Кутепова (№ 323) число репатриантов, особенно с Галлиполи, сократилось. Однако казаки продолжали возвращаться в родные станицы. При переезде в марте 1921 г. донских казаков на пароходах "Решид-паша" и "Дон"(16) на о. Лемнос часть казаков согласилась не высаживаться на острове, а продолжить на них прямой путь на родину. Ко времени расформирования чаталджинских лагерей, вероятно, и был приурочен приказ генерала Бруссо. К донским казакам присоединилась часть казаков с Лемноса и военнослужащих с Галли-поли, перешедших на положение беженцев.
О приеме, оказанном в Одессе добровольцам, оповестили своих читателей одесские "Известия".(17) 14 апреля предгубчека Одессы М.А. Дейч, отвечая на вопросы корреспондента газеты, "что сделано с прибывшими врангелевцами и в чье распоряжение они поступят", сообщил, что на "Решид-паше" прибыли (30 марта(18)) 3642 врангелевца, 2826 направлены в распоряжение губэвака для отправки на родину, в основном на Кубань; из 816 оставшихся 15 человек чистосердечно признались, что работали в контрразведках, поэтому и были направлены в губчека для ведения следствия: 801 офицер направлен в концлагерь для более тщательной регистрации и заполнения соответствующих анкет. "Дальнейшая судьба этих 801 целиком зависит от распоряжения центра". (Выяснить смысл этой зловещей фразы еще предстоит историкам.) "Кизил Ирмак" доставил (8 апреля 1921 г.(19)) 2614 врангелевцев, из них 2059 отправлены в губэвак, 554 офицера -в концлагерь для повторной регистрации, 1 человек арестован; в числе вернувшихся немало генералов, полковников и подполковников.
Возвращение беженцев не имело четкой юридической основы. Официально, как уже говорилось, 3 марта 1921 г. было объявлено лишь об амнистии вернувшимся украинским гражданам. Выдержку Из радиограммы советского правительства от 5 апреля, которую оно направило "всем Советам, редакциям и правительствам", врангелевцы посчитали сфабрикованной французами.(20) В действительности она являлась выдержкой из передовой статьи Ю. Стеклова "Обманутая бродячая Русь", напечатанной в "Известиях ВЦИК" 5 апреля 1921 г. Ссылаясь на Обращение бывших врангелевцев ко всем гражданам РСФСР(21), опубликованное в этом же номере "Известий", их редактор писал, что оно "подтверждает, что от массового возвращения в Россию врангелевцев удерживает главным образом страх расплаты за свои дела", но рано или поздно "темные люди... узнают, что вернувшихся в Россию не пытают, не вешают и не расстреливают... Большинство -не врангелевцы, это казаки, отчасти мобилизованные крестьяне и мелкий служилый люд. Для них не закрыто возвращение к честной трудовой жизни под условием признания своих грехов перед русским народом и обещания искупить их дальнейшими своими делами". Выдержка из этой статьи, перепечатанная николаевской газетой "Красный моряк" 7 апреля, была воспринята французским командованием как обещание амнистии, как официальное разрешение на высадку беженцев с парохода "Кизил Ирмак", о прибытии которого (в отличие от прибытия парохода "Решид-паша") советские власти не были заранее оповещены.(22)
Вероятно, потому, что за статьей редактора правительственной газеты не последовало декрета об амнистии(23), французское правительство в конце апреля решило отказаться от переговоров с Советами и ограничиться помощью - предоставить транспорт и телеграфные услуги тем, кто пожелает вернуться на родину.(24)
Советская и белоэмигрантская печать содержат взаимоисключающую информацию о судьбе вернувшихся по разным причинам в Советскую Россию бывших врангелевцев. В советских газетах информация о расстрелах офицеров отсутствует. Расстрельного списка 800 офицеров, матросов и солдат, якобы опубликованного в одесских "Известиях" 30 июня 1921 г.(25), как, впрочем, и в других номерах этой газеты за 1921 г., нет.
Из официальной ноты советского представителя в Великобритании Керзону от 26 октября 1921 г. следует, что британский министр иностранных дел 21 мая поднимал вопрос о расстреле перед советским правительством репатриированных врангелевских офицеров и унтер-офицеров. На просьбу советской стороны сообщить для проведения расследования точные сведения с указанием источника и характера информации ответа не последовало.(26) Во всяком случае, в документальных советских сборниках он отсутствует.
.
.
Кроме Одессы и Новороссийска, в марте 1921 г. неожиданно появился еще один советский порт высадки для солдат, казаков, матросов, надеявшихся на гуманность нового правительства в России, — Батум.
С согласия французских властей с марта в Константинополе вел активную пропаганду по набору рабочих на нефтяные промыслы в Баку с обещанием амнистии председатель правления Азнефтекома А.П. Серебровский, участник революции, большевик, в прошлом технический директор завода "Нобель". Частые его поездки в Константинополь были связаны с его деятельностью по обмену бакинской нефти и керосина на оборудование, промышленные и продовольственные товары. Инициатива по вербовке врангелевцев, по всей вероятности, принадлежала именно ему. Известна реакция Ленина на эту инициативу: "Нелепо увеличивать число рабочих, пока меньшее их число не обеспечено одёжей и хлебом".(30) А положение с продовольствием в Баку в этот голодный год было действительно крайне напряженным, продовольственные закупки Серебровским в Константинополе до нефтяников не доходили.(31) Тем не менее за шесть месяцев ему удалось сагитировать не одну тысячу добровольцев, обещая через несколько месяцев работы на промыслах вернуть их домой.(32)
Публикуемые документы из фондов военного и морского министерств Франции свидетельствуют о добровольном возвращении бывших врангелевцев на родину, что соответствовало и заинтересованности французского правительства в скорейшем освобождении от финансового бремени, тяжесть которого в 1923 г. была оценена финансовой комиссией Палаты депутатов Франции в 150 516 153,77 фр.(33)
Окончательно "врангелевский спецсчет" был закрыт в 1940 г. после безвозмездной передачи Францией Финляндии в период советско-финской войны еще годных для эксплуатации пушек, снятых с врангелевских кораблей.

http://ru-history.livejournal.com/3204581.html

Мелешко
22.06.2012, 11:22
А ты не мог бы ответить на вопрос в лоб---ты в гражданскую, за кого за белых, аль за красных?

Александр1
22.06.2012, 11:49
А ты не мог бы ответить на вопрос в лоб---ты в гражданскую, за кого за белых, аль за красных?

Я за русских.

---------- Post added at 10:49:22 ---------- Previous post was at 10:48:33 ----------

С 1922 г. в поток военнопленных вливались амнистированные рядовые участники белого движения в связи с выходом соответствующих декретов. Офицеры и гражданские лица могли получить амнистию только в индивидуальном порядке. ОГПУ разъясняло в специальной записке Наркомату иностранных дел, что белое офицерство никакими льготами не пользуется и должно «ликвидировать свои отношения к белому движению собственными средствами. Единичные ходатайства могли быть удовлетворяемы при наличии поручительства в их будущей лояльности по отношению к Советской власти со стороны известных лиц»[26]. По прибытии на место своего жительства амнистированный должен был немедленно зарегистрироваться в местном управлении НКВД и представить вид на жительство, который выдавался в приемном пункте. В этом же документе ставили пометку: «гражданин (имярек) прибыл из-за границы на основании постановления ВЦИК от 3 ноября 1921 г. За службу в белых армиях суду и наказанию не подлежит». Анкета для бывших рядовых солдат белых армий, изъявивших желание вернуться на родину, заполнялась в трех экземплярах и предусматривала ответы на 35 вопросов: от указания биографических данных до причин перехода в белую армию и при каких обстоятельствах. Анкетируемый давал сведения об участии в революциях 1905 г., Февральской, Октябрьской, раскрывал убеждения в 1917 г. и др.[27] Предпочтение отдавалось советской стороной организованным группам въезжающих с целью ограничения масштабов и установления жесткого контроля над этими потоками. Целевая установка на сдерживание реэмиграции откровенно звучит в межведомственной переписке ОГПУ, НКИД, Постоянной комиссии СТО[28]. Главным условием оставалось признание за Советской Россией права отбора репатриантов. Оно специально оговаривалось при подписании межгосударственных договоров. Возвращающиеся самостоятельно, без разрешения власти, в РСФСР не допускались[29]. Условия, которые выставлялись Советами, Нансен старался учитывать в своей посреднической деятельности.
В Москве обосновалась миссия Нансена во главе с Д. Горвином и его помощником А. Симонеттом. Им были выданы соответствующие удостоверения сначала 6 октября 1922 г., последующее – через год. Так, документ 1923 г., выданный Комиссариатом по иностранным делам, удостоверял, что А. Симонетт, представитель «доктора Ф. Нансена по репатриации, на основании заключенных между Русским правительством и доктором Нансеном соглашений о репатриации русских граждан из-за границы, сим дается право посещать и опрашивать либо в русских портах, или по уездам всех русских граждан, репатриированных из заграницы, и посылать доклады Нансену относительно теперешних условий их жизни». В нем также содержалась «просьба ко всем местным представителям ВЦИК’а оказывать г. Симонетт всяческое содействие при сношениях его с репатриированными русскими гражданами и снабдить его всеми сведениями, необходимыми ему для его рапортов доктору Нансену». Документ аналогичного содержания был выдан и Джону Горвину. Доклады представителя Нансена публиковались за границей, «чтобы противодействовать сообщениям белогвардейской печати о насилиях и расстрелах возвращающихся на родину репатриантов». Горвин настаивал, чтобы ему предоставили те же преимущества, о которых просил НКИД Нансена для своих представителей по репатриации за границей: дипломатический иммунитет и свободное сношение с заграницей путем дипломатических курьеров и телеграмм. Однако когда срок действия договора между российским правительством и миссией Нансена о репатриации истек, формальная основа для приравнивания представителя Нансена к сотрудникам аккредитованных миссий была утрачена[30]. Нансен высказал недовольство подобными ограничениями. И. Иорданский 26 января 1924 г. писал из Рима М. М. Литвинову: «У Вас в Москве, по-видимому, несколько прижали миссию Нансена. Во всяком случае, старик обиделся и считает дурное отношение к нему незаслуженным. Он желал бы продолжать работу помощи или, при крайней необходимости, разойтись без ссоры, по-хорошему… Я… объяснил, что лишение дипломатических паспортов членов благотворительных миссий является мерой общего характера, так что из одного этого факта нет никаких оснований говорить о крутой перемене в отношении советского правительства к Нансену»[31]

http://www.norge.ru/nansen_to_rusland/

Мелешко
22.06.2012, 11:54
Я за русских.

Не вращай попкой, отвечай. Просто тогда будет понятно как с тобой говорить.

Александр1
22.06.2012, 12:43
Если вы про мои симпатии к той или иной стороне ,то я не за кого .Все стороны наделали много грехов и в том числе представители белого движения .Гражданская война это величайшая трагедия русской нации .Достойный пример как поступить подала Испания .Когда поставила общий мемориал и республиканцам и франкистам и вместе там многих похоронила .

---------- Post added at 11:30:55 ---------- Previous post was at 11:21:33 ----------

В качестве одного примера возвращения бело эмигранта .Можно привести возвращение вместе с семьей Николая Всеволодовича Руднева ,сына капитана Варяга .
http://ru.rodovid.org/wk/%D0%97%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C:484611

---------- Post added at 11:43:13 ---------- Previous post was at 11:30:55 ----------

Тут можно вспомнить про огромные долги союзникам России ,как времен войны ,как и времен гражданской .Если учесть также разорение страны и что единственная возможность начать восстановление были иностранные займы . Учитывая все это ,то России в случаи победы былых грозила участь стать полуколонией Антанты .Не забываем про ситуацию на дальнем востоке ,где именно красные партизаны обескровили японскую армию и сохранили дальней восток для русских .Проиграй большевики в центре ,они также рано или поздно проиграли на дальнем востоке .И в результате мы получили не русский дальней восток а японский .

Мелешко
23.06.2012, 07:52
Учитывая все это ,то России в случаи победы былых грозила участь стать полуколонией Антанты

Угу, большевичок. Так я и думал.

Александр1
23.06.2012, 08:43
Угу, большевичок. Так я и думал.


Это просто констатация фактов и все.

Мелешко
23.06.2012, 09:17
Это просто констатация фактов и все.

Ну да. Большевик.

Fatalist
23.06.2012, 13:59
Ну да. Большевик.

Он лютый, идейный жидобольшевик. Споры безполезны.

Александр1
23.06.2012, 14:07
Ну да. Большевик.

Гитлерист а что нибудь возразить сможешь против этого .

Fatalist
23.06.2012, 14:08
Лучше Гитлерист чем большевик. Да лучше пидарас чем большевик. :))

Александр1
28.06.2012, 08:13
Да лучше пидарас чем большевик.

Ну вполне по европейски .