PDA

Просмотр полной версии : Кампанейщина



Melissa
15.12.2006, 15:56
Сейчас допрашивают Белова, только что поймали Миронова, закрыли ряд н-п сайтов, вчера МК опубликовала фальшивку - дневник Ильи Тихомирова, подрывника Черкизовского рынка. Сегодня появился, наконец, программный документ. Статья Грызлова об экстремизме


Последние годы стали периодом укрепления России, возвращения ее в число мировых держав, определяющих повестку дня глобальной политики. Это факт, но одних слов, что Россия изменилась и является сильным игроком в международной политике и на мировом рынке, недостаточно.

Нынешний статус России еще далек от того, который она реально заслуживает. Жизненно важно не потерять политической воли и готовности к дальнейшим шагам, не сбиться с темпа. На это способен лишь великий народ и великая держава, какой всегда была и будет российская нация.

Именно осознание приоритетности этой задачи позволило "Единой России" предложить обществу не политические декларации и отрывочные инициативы, а стратегию развития страны на 10 лет. Эта стратегия основана на проектном подходе, который уже дает результаты в рамках приоритетных национальных проектов.

Наша партия выработала программу мер для того, чтобы суверенитет страны был надежно обеспечен, чтобы он опирался и на целенаправленную социальную политику, и на экономический рост.

Многим, очень многим не нравится суверенность государства Российского, не нравится современная основа этого суверенитета - конституционный демократический строй. И если демократия в нашей стране не дает покоя зарубежным недоброжелателям, то укрепление суверенитета России вызывает раздражение у некоторых внутренних оппонентов.

К сожалению, попытки внешнего давления на Россию находят поддержку - и осознанную, и неосознанную - внутри нашей страны.

Большинству политических партий сегодня не хватает профессионализма. Это главная трудность в построении многопартийной системы
Неразборчивость в методах политической борьбы, нечистоплотность в выборе союзников, заигрывание с криминалом, с национал-экстремизмом - все это внутренние угрозы не только социальному согласию, но и сохранению суверенитета. Ведь для многонациональной и многоконфессиональной России экстремизм, связанный с расовой, национальной, религиозной ненавистью и ксенофобией, особенно опасен.

Экстремизм практически невозможно вылечить полностью, он присутствует в большей или меньшей степени даже в наиболее благополучных странах. И мы видим, что сегодня во многих странах мира участились проявления национальной нетерпимости, ксенофобии. Где-то эта болезнь локализована и не угрожает в целом политической системе и гражданскому согласию, поскольку присутствует лишь в маргинальных слоях. Но если это социальное заболевание распространяется на другие сферы общественной жизни, затрагивает другие слои населения, то возникает угроза целостности, суверенитету страны, угроза и демократии.

Экстремизм как социальное явление обостряется там, где у людей возникают проблемы с самореализацией. И здесь я могу повторить высказанную ранее идею о необходимости построения в России общества равных возможностей. Для нас это одна из ключевых стратегических задач.

В борьбе с экстремизмом в России есть и успехи, и проблемы. С одной стороны, российское общество смогло успешно противостоять целому ряду таких угроз, например, связанных с "карикатурным скандалом". Последовательная позиция государственной власти позволила не допустить эскалации межэтнических конфликтов. Результативно ликвидируются последствия кризиса в Северо-Кавказском регионе, он возвращается к нормальной жизни. Российское государство играет ключевую роль в противостоянии силам международного терроризма.

С другой стороны, обстановка остается достаточно непростой. Происходят нападения и убийства по мотивам этнической и расовой ненависти, и не все эти преступники на сегодняшний день понесли наказание. Продолжают, причем не совсем подпольно, существовать организации и сообщества нацистского толка. В средствах массовой информации, в Интернете пропагандируются соответствующая идеология и действия. Не ликвидированы каналы зарубежной поддержки организаторов и проповедников экстремизма.

В таких условиях любые безответственные действия политических сил могут вернуть в реальность все угрозы прошлого, в том числе угрозу распада страны. Если не пресекать экстремизм хотя бы в одной сфере общественной жизни, он будет распространяться на другие.

Надо помнить исторический опыт распада СССР, а еще раньше - революции и Гражданской войны, когда благожелательное отношение к экстремизму привело к трагедии миллионов людей.

Государству и обществу еще предстоит выработать надежные гарантии против экстремизма. Здесь есть проблемы, связанные с непониманием значения такой работы. Это показало обсуждение принятых в этом году изменений в Закон "О противодействии экстремистской деятельности".

Выступая против поправок, некоторые по сути отстаивали своего рода "презумпцию невиновности" экстремизма. Не конкретных подозреваемых и обвиняемых - здесь презумпция невиновности безусловно соблюдается, - а именно экстремизма как явления. Такая позиция не может быть названа конструктивной. Но она есть, и она отражена в материалах судебных заседаний, в политических заявлениях. Опросы общественного мнения дают разные цифры, но в целом нет сомнений, что безразличие к проблеме экстремизма и тем более подталкивание к действиям экстремистского характера со стороны любой политической партии представляют собой удар по гражданскому согласию и единству нашей страны, а значит, и ее суверенитету.

Мы живем в стране, где выработаны многовековые традиции мира и согласия. Но сегодня эти традиции как никогда нуждаются в защите со стороны закона и со стороны всех политических сил. В этой связи необходимо вернуться к вопросу о соответствии тяжести наказания тяжести экстремистских преступлений - об этом говорил и президент России на встрече с лидерами политических партий 6 декабря. Чем позже мы обратимся к решению проблемы, тем дороже она обойдется для страны. Не думаю, что для этого надо ждать новых преступлений.

При этом, безусловно, не должны пострадать права людей. Наша задача - эффективная деятельность правоохранительных органов, обеспечивающая безопасность граждан. Нам не нужна новая система "палочной" отчетности.

В этой связи внимания требует и судебная практика. Ее анализ должен разрешить один из острых вопросов, вызывающих внимание общества. А именно, какова роль различных причин в том, что суды присяжных выносят оправдательные приговоры по обвинениям в экстремистских преступлениях, включая убийства. Есть ли это необоснованная снисходительность или же плохое качество работы следствия и недостаточное умение доказывать обвинение перед присяжными?

Если рассматривать различные объединения, представляющие наше общество, то из всех них наиболее последовательно осуждают экстремизм религиозные организации наших традиционных конфессий. Хотя экстремисты и террористы не раз пытались прикрываться ссылками на религиозные ценности, такие попытки всегда разоблачались. Эту разъяснительную работу политические партии обязаны поддержать. Экстремизм, на какие бы ценности он ни ссылался - религиозные, национальные, политические, - несовместим с традиционными ценностями России, несовместим с традициями гражданского мира и согласия. А именно эти ценности отстаивают традиционные конфессии.

Важно подчеркнуть, что такую же последовательную позицию далеко не всегда занимают так называемые "новые" религиозные организации, некоторые из них ведут экстремистскую пропаганду, и не только пропаганду, и внимание к этой проблеме ослаблять нельзя.

Представители традиционных конфессий смогли объединить свои позиции. И я не вижу объективных препятствий, по которым выработать общий подход не могли бы политические партии. Сегодня экстремизм - это та сила, которая стремится подорвать наше государство, наши традиции, перспективы развития нашей страны. То есть то, что дорого каждому из нас, вне зависимости от партийной принадлежности.

Примеры общего подхода есть, и они должны получить продолжение. Среди них могу назвать предложенный "Единой Россией" Антифашистский пакт - Соглашение о противодействии национализму, ксенофобии и религиозной розни. Эта позиция должна более активно реализовываться, не должна оставаться только на бумаге. Тем более сейчас, когда партии повышают свою роль в политической системе страны. Кстати, Антифашистский пакт подписали далеко не все политические партии.

Идеология экстремизма должна отторгаться обществом. Одними запретами эта задача не решается. Здесь требуются усилия и партий, и общественных организаций, и средств массовой информации. Здесь требуется эффективная работа органов власти.

Подчеркну: терпимость общества и государства к политическому экстремизму - это прямое приглашение криминала во власть, это политический стимул для тех, кто хочет разрушить Россию.

Точно так же, как и в других преступлениях, у преступлений экстремистского характера есть условия. Среди них может быть сложная социальная обстановка, может быть безработица. Мы обязательно должны и будем решать эти проблемы.

Но социальные условия могут только объяснять, но ни в коем случае не оправдывать действия преступников. Иногда под видом объяснения причин экстремизм оправдывают - вот этого не должно быть.

В период распада СССР были очень часты случаи, когда даже бытовые конфликты, не говоря о преступлениях, преподносились обществу с точки зрения экстремистов. И сегодня есть примеры, когда недостаточно оперативные действия правоохранительных органов, отсутствие у общественности достоверной информации о ходе расследования, действия коррумпированных чиновников использовались в своих целях экстремистски настроенными деятелями. Таким образом, под экстремистскими лозунгами, натравливая граждан друг на друга, организаторы уводили людей от реальных проблем. Таких, как коррупция. Экстремизм всегда предлагает простые и неправильные, чаще всего разрушительные решения.

От популизма до экстремизма не так далеко. Конечно, всегда будут присутствовать политические силы и отдельные политики, которые экстравагантно ведут себя, предлагают "взять все и поделить" и убеждены, что этого вполне достаточно, что это и есть настоящая политическая деятельность. Но будущее не за ними.

И в ближайшем будущем, и в перспективе развитие России будут определять те политические партии, которые научатся работать не только в период избирательной кампании. Для этого надо выстраивать систему постоянной работы с кадрами. Нужно не только заниматься партийной учебой, но и правильно продвигать кадры, сосредотачивая интеллектуальную, управленческую, профессиональную элиту партии на наиболее сложных участках работы.

Большинству политических партий сегодня не хватает профессионализма. Это главная трудность в построении многопартийной системы. Именно поэтому у "Единой России", единственной политической силы, которая отвечает за каждое свое предложение и каждое свое обязательство, пока нет равнозначных оппонентов.

Недостаток профессионализма покрывается за счет многословия и популизма. Выходит серьезный с виду человек и заявляет о повышении пенсий на порядок после своего прихода к власти. И вроде бы все понимают, что нельзя верить такому "экономисту", но как хочется поверить - например, тому же пенсионеру. Так поверили наши деды и прадеды в коммунизм...

Каждая политическая партия, если, конечно, она рассчитывает на долгую политическую жизнь, кровно заинтересована в нормальных кадрах. В тех, кто профессионально разбирается в экономике, в бюджетной системе, в правоохранительной тематике, в международной дипломатии. Популизм может принести политические дивиденды, но лишь на коротком отрезке - он чреват скорым разочарованием избирателя.

Повышение профессионализма политических партий - один из ключевых факторов преодоления экстремистских настроений, необходимое условие построения общества, возможностей и укрепления российской суверенной демократии.

http://www.rg.ru/2006/12/15/professionalizm.html

Raiss
15.12.2006, 16:11
Да идиотизм полнейший. Хорошенько покушанный молью "фашизм" вызывающий смех и явные ассоциации с "правящей партией" задвинули в шкаф и явили миру новый бренд "экстремизм"! Хотя скудость ума сложно компенсировать звучными "брендами"!

Зимородок
15.12.2006, 16:35
Союз писателей (Грызлов,Сурков и пр.) и благодарных читателей в лице(ЕР).Кто сейчас купится на ихнею туфту,разве только чиновники связанные одной "цепью".Их писательский талант держится на 3 китах:нефть,газ,полезные ископаемые.Страна как была кладовкой Запада,так и осталась.Устроили театр одного актера и резвятся пока время позволяет.После ихних виршей :med_54:

Ослябя
15.12.2006, 17:00
Среди них могу назвать предложенный "Единой Россией" Антифашистский пакт - Соглашение о противодействии национализму, ксенофобии и религиозной розни.
Ага можно в мечеть сходить свечку поставить,а в церкви намаз справлять...Розни то нету...Мусульманам с христианами никогда не по пути,это издревле было и будет.

Алексей Карельский
15.12.2006, 17:03
по традиции меняем "экстремизм" на "русские", и текст обретает смысл доступный для понимания.

Melissa
15.12.2006, 21:27
Страна экстремистов: президент боится народа и пугает ручную оппозицию

Ново-Огарево: Путин записывает оппозицию в свой «Совет по борьбе с экстремизмом». «Закон об экстремизме»– системообразующее дышло суверенной демократии

В Ново-Огарево Владимир Путин провел трехчасовое совещание «о проблеме экстремизма» с лидерами ведущих российских политических партий, представленных в Думе ( «Грызлятнике», как говорят аккредитованные в Думе журналисты).
Совещание - аналог любимого жанра КГБ – ФСБ: вызов по повестке с распиской «о проведении разъяснительной беседы». Формальным инициатором встречи выступила, естественно, «Единая Россия». Тема совещания, мягко скажем, весьма актуальна для партийцев – «экстремизм» и «закон об экстремизме», который, по мнению даже умеренных российских политиков, фактически лишает партии права вести полноценную агитационную кампанию.
Законодательство об экстремизме Путин предложил «подкорректировать», а «с экстремистами бороться силами всех партий при поддержке Кремля», то есть методом добровольной самостерилизации в присутствии милиционера. Входит ли в набор процедур ритуальное омовение ног Суверена Российской Демократии, сказано не было.
Сам факт подобного совещания является беспрецедентным. Прежде Путин проводил коллективные встречи-профосмотры только с руководителями парламентских фракций. На этот раз в Ново-Огарево прибыли представители не фракций, а партий которые «представляются Кремлю наиболее значимыми». Разница существенная: одно дело – официальная встреча президента с парламентариями и совсем другое дело, неофициальный вызов на ковер лидеров партий, показывающий их рабскую зависимость от Кремля.
Естественно, в их числе « наиболее значимых» партий, проетендующих войти в следующую Думу – первые лица «Единой России» (Борис Грызлов), «Справедливой России» (Сергей Миронов), ЛДПР (Владимир Жириновский), КПРФ (Геннадий Зюганов), потенциальные участники разного рода партийных проектов, задуманных Кремлем «на закуску» - Народной партии (Геннадий Гудков), Аграрной партии (Владимир Плотников), Социалистической единой партии (Василий Шестаков), и, наконец, демократы из «Яблока» (Григорий Явлинский) и Союза правых сил (Никита Белых). Обратите внимание – пришли все первые лица партий, в первую очередь – оппозиции.
Законный вопрос: а чем ново-огаревская встреча власти с «оппозицией» отличается от аналогичных встреч Билла с Моникой в Овальном кабинете? По сути, ничем, за исключением группового характера встречи, присутствия зрителей и того, что честная Моника не обманывала избирателей.
Не удовлетворившись явкой «политических оппонентов» на публичный «профосмотр», Путин предложил оформить эти странные отношения «желтым билетом» - а именно войти в создающийся при президенте «консультационный совет» ( уже получивший прозвище «кремлевского гарема»)
Как сказано в сообщении президентской пресс-службы, новый орган создается «для обсуждения вопросов борьбы с экстремизмом, а также других тем, наиболее значимых для развития политической системы России». Эдакий конгресс волков и баранов по вопросам улучшения животноводства.
«Обсуждение» экстремизма в директивном ключе стало главным официальным итогом ново-огаревской встречи.
Открывая совещание, президент объяснил, почему именно экстремизм был выбран темой для обсуждения.
Во-первых, «для борьбы с терроризмом, возбуждением расовой, национальной, религиозной и социальной вражды» (именно так расшифровал понятие «экстремизм» Путин) требуются «консолидирующие усилия» не только государства, но и «всех граждан». Как видите, «борьба с возбуждением» гораздо важнее, чем обеспечение прожиточного минимума и прочие «популистские меры».
Во-вторых, впереди выборы в Госдуму и местные заксобрания. А на них, заметил глава государства, «возникает опасность перейти ту хрупкую грань, за которой острая постановка проблем может перерасти в экстремизм. Мы знаем с вами такие примеры. Поэтому ответственность партий за сохранение общественной стабильности в период выборов возрастает многократно».
На деле это означает открытую угрозу «слепить» уголовное дело «за экстремизм» хотя бы на одного человека и тут же снять со всех выборов всю партию, что и прописано в законе об экстремизме не просто подробно, а с извращенным полицейским сладострастием.
Пока собравшиеся гадали, какие же примеры имеет в виду президент (уж не «Родину» ли Дмитрия Рогозина), он подчеркнул, что «экстремисты должны знать: им будет дан адекватный ответ и у партий есть четкая и консолидированная позиция по этому вопросу». Таки образом, наш президент заранее знает позиции всех партий, не спрашивая их руководства. Оно и понятно: затем вызывают на ковер, как не для внушения «консолидированного мнения»?
Характерная деталь: ни один из «оппозиционеров», приглашенный на президентский «профосмотр» в Ново-Огарево, и не подумал отказаться от участия в унизительной церемонии, хотя бы «по состоянию здоровья», или прислать в качестве представителя партии любого члена политсовета с мандатом от руководства.
Более того, системные оппозиционеры, похоже, просто не поняли, что с ними делают.
Совсем как малолетние проститутки, свято верящие, что «траханье – это вам не разврат какой-нибудь». Они просто не знают, что можно жить иначе. Читал ли кто-нибудь из них, что такое политика «несотрудничества»? Едва ли.
Свой экстремизм не пахнет
Затем президент заговорил о своем любимом детище - законе «О противодействии экстремистской деятельности». Он напомнил, что «еще существуют правовые пробелы в законодательстве, все еще наши усилия по борьбе с экстремизмом нельзя считать эффективными». О каких пробелах и каких усилиях идет речь, Путин не сказал, отметив лишь, что «надо добиваться, чтобы законодательные формулировки были абсолютно точными, а наказание - неотвратимым и соизмеримым тяжести содеянного». Учитывая поистине резиновые формулировки закона и то, что сам термин «экстремизм» является юридической новацией, неизвестной в других странах, отсутствующей в предшествовавшем законодательстве, включая конституцию. А этот факт может быть расценен как некое несоответствие конституции, в которой произвольное ущемление основных прав и свобод не предусмотрено не иначе, как при чрезвычайном положении. Но Мнение по этому вопросу конституционного суда «консолидировано» заранее – его на ковер не вызывают, он на этом ковре живет. За что ему строят новую конуру в Питере.
Впрочем, что такое «закон об экстремизме», как не фактическое введение бессрочного чрезвычайного ( военного) положения?
Вопрос о «пробелах» не прояснили и выступавшие в открытой для прессы части совещания следом за ним Сергей Миронов и Борис Грызлов. В общем, это не их уровень. Глава верхней палаты повторил свою старую идею об избираемости членов Совета Федерации, а глава нижней палаты призвал «ужесточить наказание за экстремистскую деятельность, то есть дополнить усекновение главы контрольным выстрелом (интересно, куда?). Глава государства в принципе поддержал оба предложения - правда, в весьма осторожных выражениях.
«Закрытая часть», как рассказал «Газете» Геннадий Гудков, состояла из 5-7-минутных выступлений каждого из лидеров партий и ответов президента на поставленные вопросы. Ставились ли президентом оценки, Гудков не сказал.
«Я, например, предложил расширить поле деятельности политических партий, дать им больше возможности влиять на политику государства с точки зрения участия партий в формировании исполнительной власти», - заметил он. По словам Гудкова, совещание «можно охарактеризовать скорее как встречу согласия, чем несогласия».
Учитывая очевидную несимметричность отношений, такое «согласие» следует назвать «принуждением» - то есть согласием, обусловленным угрозой. Но Гудков в языкознании не силен.
Кстати, у российских законов о терроризме и экстремизме есть одна существенная особенность: все действия властей в отношении подданных, входящие в определения терроризма и экстремизма да и сам «закон об экстремизме» под действие этих законов не подпадают. Примеров более чем достаточно, и каких: демонстративные убийства и насилие с целью запугивания населения, разжигание национальной и религиозной и социальной розни - организованная Кремлем кампания по «борьбе с русским фашизмом», потворство этнической преступности, создание небывалого разрыва в доходах, повышения потребительских цен и отъема социальных гарантий у основного населения- запугивание и провоцирование налицо, а «экстреимизма» нет!
Хочешь заниматься террором и быть экстремистом? Стань «представителем власти» и делай что хочешь, не забывая использовать «антиэкстремистские» законы.
Закон суверенной демократии незыблем: свой экстремизм не пахнет.

Кому выгодно?

Тема «борьбы с экстремизмом» остается одной из самых популярных не только в «верхах», но и в «низах» - хотя понимается по разному. Для низов это – беспредел незваных гостей с Юга, для власти «экстремизм» – любое неповиновение «этого быдла», включая уже не только непосредственное сопротивление геноциду, но и любое выражение несогласия, включая уже не политические, а уже биологические вопли отчаяния людей, поставленных на грань самоубийства.
Разница понимания «терроризма и экстремизма» верхами и низами особенно наглядно проявилась в Кондопоге . Кроме того, противодействие «родственному ему» терроризму. Обратим особое внимание – термины «терроризм» и «экстремизм» целенаправленно уравниваются и путаются в массовом сознании вплоть до полного смешения понятий и стирания граней этих и без того – редкий случай, когда терроризм и экстремизм не перечисляются через запятую) в 1999-2000 годах вознесло Владимира Путина на заоблачные вершины нынешних рейтингов доверия. Поэтому вчерашняя встреча в Ново-Огарево была посвящена этой теме не случайно. По мнению Михаила Делягина, тема сформулирована как «своеобразное предупреждение тем, кто может пойти на противодействие властям».
По мнениюДелягина, нельзя говорить о каких-либо пробелах в законодательстве, которое мешает вести борьбу с экстремизмом: «Наше законодательство в этой области и так достаточно суровое, позволяющее привлекать за любые виды экстремистской деятельности ( или даже намерений, произвольно вмененных властями своим оппонентам - ред). Проблема в том, что экстремистами считают оппозицию, а к настоящим экстремистам правоохранительные органы относятся достаточно снисходительно».
Действительно, в существующей редакции закона «О противодействии экстремистской деятельности» понятие «экстремизм» является чрезмерно широким, «резиновым». Дополненным воистину «вазелиновыми» поправками, позволяющими властям лезть куда угодно.
Согласно поправкам в июле этого года к экстремизму отнесена «публичная клевета в отношении лица, занимающего государственную должность», при условии, что факт клеветы доказан в судебном порядке, что, при наличии «административного ресурса», дело техники. Эксперты отмечают, что в этом случае коррупционеры получают в руки абсолютное оружие, позволяющее взяточнику легко и просто посадить на скамью подсудимых любого критика и заодно – закрыть любое СМИ.
Под понятие «экстремизм» согласно новой редакции подпадает и «воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти», «применение насилия либо угроза применения насилия в отношении представителей государственной власти», и ряд других поправок в защиту госчиновников, особенно коррумпированных.
Между тем целый ряд других мер, существующих в аналогичных законах зарубежных стран, например, о вовлечении молодежи в преступную деятельность, напротив, не прописан.
Как видите, «Закон об экстремизме»– системообразующее дышло суверенной демократии». Так якобы сказал Сурков – кремлевский Заратустра.

Вывод? Он прост. Президент начинает все более панически бояться за свою власть, но одновременно всей своей экономической и социальной политикой продолжает провоцировать население на организованное сопротивление. Отсюда – неофициальное введение военного положения, замаскированное под «борьбу с терроризмом и экстремизмом». Все это напоминает столетней давности историю «кровавым воскресеньем, Ленским расстрелом и «столыпинскими галстуками»: хотели, как выгоднее, а получили по заслугам.
Удивительное дело: имея все экономические возможности получить массовую поддержку населения, власть буквально напрашивается на конфликт с подданными, усугубляя экономическое угнетение угрозами. Наверное, так даже к лучшему.

http://www.snd-su.ru/cgi-bin/rg.pl?param=div2&page=4&type=1656&what=1001

Алексей Карельский
15.12.2006, 21:59
«Закон об экстремизме»– системообразующее дышло суверенной демократии». Так якобы сказал Сурков
Это перл в стиле Черномырдина он выдал :)

almaz
16.12.2006, 19:00
началась предвыборная компания. Нужны враги, их нашли в лице русских. Народ надо запугивать. Раньше дома взрывали, сейчас вот так запугивают. Наша задача - ответить хотя бы выпуском русских газет в несколько миллионов

Басманов
16.12.2006, 19:03
- хотя бы выпуском русских газет в несколько миллионов

Да, и найти еще пару десятков миллионов долларов для этого.

RNS
17.12.2006, 10:16
Это перл в стиле Черномырдина он выдал :)
Он видимо намекнул на русскую пословицу: " Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло"!!!