PDA

Просмотр полной версии : Подробности репрессий в отношении редактора газеты "Казачий взгляд"



greenpeace17
04.04.2012, 20:08
Подробности репрессий в отношении редактора газеты "Казачий взгляд"
http://ru-nsn.livejournal.com/1191427.html#cutid1

http://pics.livejournal.com/sofia_vb_888/pic/003pp5zp

В Обнинском городском суде с февраля рассматривается дело по обвинению издателя ежемесячной газеты «Казачий Взгляд», есаула Александра Дзиковицкого в нарушении статей 280 (призывы к экстремистской деятельности), 282 (разжигание ненависти) УК РФ. Бывший милиционер и участник Приднестровского конфликта категорично не соглашается признать вину. Линия защиты Дзиковицкого - редкость в городе известном по процессу НСФОР и «Аксеновских убийц таджика», когда привлеченные к ответственности члены молодежных группировок дружно давали показания друг на друга. Само уголовное дело против редактора оппозиционной газеты было возбужденно по ходатайству прокуратуры Ростовской области по статье 280, ч.1 УК РФ. Следователь СУ СК по городу Обнинску Алексей Добарин быстро выявил в «КВ» около 20 эпизодов в публикациях, попадающих, на его взгляд, под понятие «экстремизм». Небезынтересно, что Добарин, в прошлом был вовлечен в преследования местных националистов, в ходе чего даже получил выговор от прокуратуры за противоправные действия. Как сообщил Александр Дзиковицкий – «Дело стало неожиданностью, так как я никаких призывов не печатал, и убирал жесткие фрагменты из присылаемых в газету статей. Ростовская прокуратура попросила Калужскую рассмотреть возможность возбуждения против меня дела по статье 280, ч.1, но местное следствие добавило вторую часть и статью 282, ч.2». Кроме того, издатель сильно сомневается в законности выводов экспертизы, явившейся основанием для обвинительного заключения. Дзиковицкий отмечает, что эксперты нарушили принципы, принятые Постановлением Пленума Верховного суда от 28.06.2011 года, не допускающие органам требовать от экспертов положительных формулировок.

Поначалу «Казачий Взгляд» было в подсудности гражданского суда, судья которого Оксана Саркисова, отметя установки Пленума ВС, признала перепечатанную газетой статью «Аналитический обзор современного казачьего зарубежья», экстремистской. Затем дело передали в уголовный суд, где 19 марта председательствующий судья Дмитрий Пимочкин, при безоговорочной поддержке государственного обвинителя Александра Рубцова, вынес постановление – поместить обвиняемого редактора под стражу. Мотивом неожиданного поворота событий работник Фемиды определил, якобы приход Дзиковицкого на заседание суда в состоянии небольшого алкогольного опьянения. Впрочем, проверить оппозиционера на наличие спирта в крови не удосужились.

http://pics.livejournal.com/sofia_vb_888/pic/003pk1ww/s640x480

Казачьи организации оценили арест Александра Дзиковицкого достаточно эмоционально. Например, на интернет форуме запрещенного Движения Против Нелегальной Иммиграции был размещен эксцентричный призыв защитить редактора от – «уродов во славу Христа». 23 марта в зал суда вошли порядка 30 участников казачьей общественности, включая делегатов из Приднестровья, Благовещенска, и несколько членов Союза писателей России. Пришли и жители Наукограда, всем известные как демократы и либералы. Парадоксально, но городская казачья община «Спас» атамана Александра Лизунова не проявила публичной демонстрации солидарности, чем заслужила много крепких выражений в свою сторону от казаков. Городские СМИ, за исключением газеты «Час Пик - Регион», и малоярославецкого издания «Шанс для Вас», обошли вниманием дело редактора газеты. Отойдя в сторону от повествования, парадокс Обнинска, в населенном пункте только 27 % населения поддерживает «Единую Россию», но фактически отсутствуют полностью независимая от линии администрации пресса.

Старт судебного заседания не давал надежды на либерализацию позиции суда и прокуратуры. Председательствующий Дмитрий Пимочкин изгнал из зала суда отца обвиняемого – Виталия Дзиковицкого, после просьбы дать разрешение фиксировать процесс на диктофон. В ходатайстве изменить меру пресечения Дзиковицкому на подписку о невыезде быстро отказали, сославшись на неадекватное поведение и употребление алкоголя. Законной уступкой можно назвать допуск общественного защитника – профессионального юриста Александра Ведеркина.

Затем Дзиковицкий подал ходатайство об освобождении его из-под стражи под личное поручительство одного из казачьих лидеров Москвы – Адриана Афанасьева. Судья Пимочкин поначалу внимал выступлению Афанасьева с отчетливым скептицизмом, но, после перечисления пожилым представителем общественности своих заслуг, объявил перерыв. Афанасьев представил себя так, – «Я атаман Московского казачьего стана, казачий генерал-адъютант, координатор движения Народный Собор, представитель дома Романовых, участник вьетнамской войны, и заслуженный деятель отечественной культуры». Интересно заметить, Афанасьев, попросил суд учесть казачьи народные традиции, что весьма сильный ход, ведь парадоксальным образом правосудие в России терпимо к этническим меньшинствам. Безусловно, казачество часть русской нации, но при умелой подаче со стороны защиты процесс приобретает специфичный оттенок, когда наличие подтвержденного документами статуса играет особую роль. Возвратившись к рассмотрению дела, Пимочкин, вопреки позиции представителя прокуратуры Рыженковой, вынес Постановление, в котором изменил меру пресечения Дзиковицкому – освободил из-под ареста под личное поручительство Афанасьева. Присутствующие взорвались радостными возгласами, даже не дав судье дочитать вердикт.

После завершения напряженного дня, соратники редактора «Казачьего Взгляда» охотно давали комментарии малочисленным журналистам. Выход на свободу Дзиковицкого его поручитель Афанасьев тактично охарактеризовал как: – «Положительный факт, думаю, свершившееся поспособствует сохранению веры к суду. Что касается причины уголовного дела, я думаю, в газете действительно были некоторые небольшие нарушения. Но у нас существует традиция – давать казакам возможность высказаться. Для нас важен разбор полетов и конструктивный диалог».

Несколько иной, более радикальный, взгляд обозначил есаул Амурского Казачьего войска, Евгений Смирнов: – «Причина уголовного дела – переиздание Дзиковицким материалов из свободных источников. Публикации признаны экстремистскими задним числом, а дело шито белыми нитками. Казаки восприняли происходящее с негодованием, и как личный плевок властных структур в свой адрес. Налицо ужесточение политических репрессий против борцов с преступностью и коррупцией». Кстати, Смирнов в прошлом 8 месяцев провел в СИЗО и был осужден по статье 282 УК РФ, на 2 года и 6 месяцев условно.

Есаул Сергей Мельницкий, атаман обнинского хуторского общества Донец, и представитель Всевеликого Войска Донского был более взвешенным, излагая точку зрения: – «Единое мнение казаков – Александр представляет не только себя, а редактора единственной в России казачьей газеты, поэтому просто заслуживает поддержки за то, что казак. Плохой или хороший, виновен или не виновен – другой вопрос. Дзиковицкий – казак, взявший на себя обязательство освещать очень разношерстную палитру казачьего движения, и понятное дело, могут быть огрехи».

Недолгое заключение под стражу Александра Дзиковицкого, на взгляд обнинской оппозиции прямое последствие поствыборного синдрома. В тоже время «стремительное» освобождение, очевидно, результат вмешательства общественности и «оккупации» казаками судебного зала. Ничего подобного Наукоград не знал, с начала активного применения политических статей против доморощенных националистов. Как красноречиво свидетельствует судебная хроника, только несколько десятков, из почти тысячи граждан преследуемых по 282 статье и взятых под стражу, были освобождены в ходе судебного процесса.


Михаил ДРОБОТ

ЛенОк
09.04.2012, 03:29
ЖУРНАЛИСТ ОБВИНИЛ ПРОКУРОРА ОБНИНСКА НАРУСОВА В ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
(Данное обращение было отправлено в Управление Президента РФ на имя Президента РФ Д.А. Медведева по электронной почте)

Президенту РФ Д.А. Медведеву
от издателя и главного редактора
газеты «Казачий взгляд»
Дзиковицкого Александра Витальевича,
прож. 249031, Калужская обл., г. Обнинск,
ул. Мира, д. 18, кв. 21,
эл. почта [email protected]

ЗАЯВЛЕНИЕ

Все мы помним недавнее разоблачение организованной преступной группировки (ОПГ) в Московской области, в которую входили все (!) работники прокуратуры этой области. Однако этот случай вовсе не единичный для нынешнего «правового поля» в Российской Федерации. Такая же ОПГ, например, сложилась и в Калужской области, чему есть конкретные примеры.


Случай № 1. В начале февраля 2010 г. в Обнинске умер от сердечного приступа Эдуард Самойлов, которого упорно преследовала прокуратура г. Обнинска во главе с прокурором Нарусовым М.А. Юридическая консультация по этому поводу даёт следующие разъяснения:

«Телесные повреждения, именуемые далее термином «повреждения», регламентируются п.31, подп.31.1, 31.2,п.32, подп.32.1-32.18 и п.33 Правил, а заболевания и патологические состояния- п.34,35, подп. 35.1- 35.9 Правил.

В части 1 ст.111 УК РФ бланкетность данного признака - тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, - объясняется невозможностью приведения и перечисления всех разновидностей данного вреда в диспозиции указанной нормы ввиду сложившейся уголовно-законодательной техники. На основании п.30 Правил «опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологическое состояние», т.е. указанный вред здоровью дифференцируется на телесные повреждения, заболевания и патологические состояния.

«Опасными для жизни являются также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющиеся угрожающим жизни состоянием, или сами представляющие угрозу для жизни человека» (п.32 Правил).
11) острая недостаточность - сердечная или сосудистая (35.5), дыхательная тяжёлой степени (подп.35.6 Правил)».

Но никто, естественно, не стал заниматься причиной смерти преследуемого прокуратурой и судом журналиста. В Интернете же об этом событии было написано так:

«Сегодня, 9 февраля в Обнинске похоронили известного публициста и политолога Эдуарда Самойлова. Совсем скоро ему должно было исполниться шестьдесят. Он был ярким журналистом, философом, знатоком и историком религий мира. Патриотом. И очень добрым, искренним человеком.

Двадцать лет назад в Обнинске его, собкора Калужской областной газеты, знали все. Он был острым, жёстким журналистом. Всегда боролся за правду и справедливость, народ его очень уважал. Его реально побаивались нерадивые чиновники и хозяйственники. Когда в Обнинске проходили очередные выборы в Горсовет, он решил баллотироваться. Вся его избирательная кампания состояла в том, что он сам расклеил по подъездам домов вырезки своих зубодробительных статей из газет. И его выбрали с фантастическим результатом! Он стал наводить порядок в Горсовете…».

Случай № 2. 28 октября 2008 г. от адвоката Массагетова Андрея Сергеевича Председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ А.И. Бастрыкину поступило Заявление о преступлениях совершённых рядом должностных лиц г. Обнинска. В Заявлении, в частности, было сказано следующее:

«Вынужден обратиться с настоящим заявлением по следующим основаниям и обстоятельствам: При ознакомлении с копиями материалов уголовного дела №54030 следственного отдела по г. Обнинску СУ СК при прокуратуре РФ по Калужской области, по результатам общения с гр. Кулебякиным Игорем Владимировичем, отдельными гражданами-жителями г. Обнинск Калужской области, мне стали известны обстоятельства совершения отдельными федеральными судьями Обнинского городского суда (И.А. Сидоренков, О.А. Петровичев, А.В. Рожков), должностными лицами прокуратуры г. Обнинска (помощник прокурора г.Обнинска Т.А. Изъянова, помощник прокурора Е.Г. Горбачева, старший помощник прокурора г.Обнинска Е.В. Лаврова, заместители прокурора г.Обнинска С.А. Колесниченко, Т.М. Семенова, прокурор г.Обнинска М.А. Нарусов), следственного отдела по г.Обнинску СУ СК при прокуратуре РФ по Калужской области (старший следователь А.В. Храмеев, следователь (старший следователь) В.В. Сидоров, и.о. заместителя руководителя Д.В. Денисов, заместитель руководителя Р.В. Балакаев, первый заместитель руководителя В.А. Майоров, и.о.руководителя А.В. Ларин, руководитель А.Т. Синев), межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Ярославской области (следователи И.А. Варфоломеев, А.А. Комолов), должностных лиц отдела в г.Обнинске Управления ФСБ по Калужской области (начальник А.П. Пупов, оперуполномоченный А.В. Любочкин, сотрудники А.С. Елашов, И.А. Шугар), оперуполномоченным УБОП УВД Н.Н. Никитиным, адвокатами А.М. Савчуком адвокатского кабинета «Презумпция» №60, адвокатом Т.В. Лобановой, Коллегии адвокатов «Богайчук и Партнёры», адвокатом C.В. Трохиной Калужской специализированной коллегии адвокатов, экспертом В.Ф. Енгалычевым, депутатом Калужской областной Думы Т.М. Котляр, гражданами М.Е. Мосякиной, Г.Ю. Шелл преступлений по ст.ст. ст.ст.144 (часть 2), 169 (часть 1), 285 (часть 2) или 286 (часть 2), 292, 299 (часть 1), 303 (часть 2), 305 (часть 1), 306 (часть 1), 307 (часть 1) Уголовного Кодекса РФ.

(…) Как видно по материалам уголовного дела №54030 следственного отдела по г.Обнинску СУ СК при прокуратуре РФ по Калужской области, жалобе И.В. Кулебякина и А.С. Массагетова прокурору Калужской области К.М. Кожевникову от 28.10.2008г., вышеперечисленные должностные лица судебного органа, органа прокуратуры, органа следствия, экспертного учреждения, правоохранительных органов и отдельные граждане участвовали в процессе незаконного уголовного преследования Игоря Владимировича Кулебякина в рамках уголовного дела №54030 следственного отдела по г. Обнинску СУ СК при прокуратуре РФ по Калужской области, превышали должностные полномочия/злоупотребляли ими, препятствовали законной журналистской и предпринимательской деятельности журналиста И.В. Кулебякина, ООО «Газета «Московские ворота», сделали заведомо ложные доносы, фальсифицировали материалы уголовного дела, в том числе,- через служебный подлог, через дачу заведомо ложного экспертного заключения, выносили заведомо неправосудные судебные постановления с целью заставить гр. Кулебякина Игоря Владимировича отказаться от выполнения своих обязанностей главного редактора газеты «Московские ворота», нанести ему материальный и моральный ущерб для сокрытия своих собственных преступлений, совершённых ими».

Так и не добившись справедливости, И. Кулебякин в конце концов решил «уйти в подполье», то есть попросту скрыться от организованной прокурором Нарусовым М.А. группировки экстремистов при должностях.

Случай № 3. Теперь дошла очередь до меня, Дзиковицкого Александра Витальевича, главного редактора Патриотической газеты казачьего движения «Казачий взгляд». Не слишком ли часто имя Нарусова оказывается на слуху в связи с «противоэкстремистскими процессами»? Не желает ли он переплюнуть славу борца в Обнинске с антисоветчиками 1970-х годов первого секретаря горкома КПСС Новикова? Тот тогда сажал людей по пресловутой 70-й статье УК, которую теперь с таким же успехом и с такой же неправосудной, политической репутацией заменила 282-я статья.

В обширном комментарии к ст. 282.1 говорится следующее:

«Основной объект организации экстремистского сообщества составляет комплекс общественных отношений, складывающихся вокруг и по поводу обеспечения гарантий равноправия граждан независимо от каких-либо демографических или социальных признаков как одной из основ конституционного строя РФ. Дополнительным объектом следует признать отношения, обеспечивающие общественную безопасность.

Экстремистское сообщество определяется уголовным законом как организованная группа лиц, созданная для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности. Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ организованной группой следует признавать устойчивую группу лиц, заранее договорившихся о совершении одного или нескольких преступлений (см. комментарий к ст. 35 УК РФ). Признаками экстремистского сообщества являются:

а) наличие двух или более физических вменяемых лиц, достигших установленного законом возраста уголовной ответственности, в силу чего группа, образованная с участием только лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста или невменяемых, не может быть признана экстремистским сообществом;

б) наличие предварительного сговора на совершение преступлений; при этом соучастники могут договариваться о совершении преступлений все вместе или по отдельности, т.е. каждый может договариваться с последующим, который в свою очередь становится осведомленным о преступных намерениях группы;

в) наличие фигуры организатора и (или) руководителя, который создает группу, осуществляя подбор участников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину, обеспечивает целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого её участника;

г) устойчивость группы как оценочный признак, о наличии которого с учётом всех обстоятельств дела могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность состава, тесная взаимосвязь между членами группы, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность её существования и количество совершённых преступлений , цель совместного совершения многих преступлений в течение продолжительного времени;

По аналогии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2002 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 9.

д) наличие особой цели, в качестве таковой выступает совершение или подготовка преступлений экстремистской направленности. Совершение преступлений означает исполнение объективной стороны состава преступления. Подготовка преступлений по своему значению весьма близка приготовлению к преступлению, под которым понимается приискание орудий, средств совершения преступления, иное умышленное создание условий для совершения преступления. Отличия заключаются в том, что: 1) приготовление является деятельностью, всегда прерванной по независящим от виновного обстоятельствам, в то время как подготовка может не предполагать наличие этого признака; 2) приготовление наказуемо только в случае выполнения действий, создающих условия для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, тогда как подготовка возможна к совершению преступлений любой категории тяжести. Понятие преступлений экстремистской направленности раскрывается в примечании 2 к ст. 282.1 УК РФ, согласно которому таковыми признаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части УК РФ и п. "е" ч. 1 ст. 63 УК РФ. Указанный мотив представляет собой обусловленное определенными потребностями внутреннее побуждение, выражающее стремление виновного показать свое превосходство и неполноценность потерпевшего по причине его принадлежности к конкретной (иной) нации, по причине его расовой принадлежности, исповедования им определенной религии (неисповедования религии вообще) либо по причине его политических взглядов или социального происхождения и положения, и вследствие этого выразить свое ненавистное к нему отношение, унизить его честь и достоинство. При наличии данного мотива категория и основной непосредственный объект не имеют значения для признания преступления экстремистским.

Ст. 282.1 УК РФ указывает на опасность функционирования не только собственно экстремистского сообщества, но и его частей, входящих в сообщество структурных подразделений, объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества.

Структурное подразделение экстремистского сообщества - это входящая в последнее группа из двух или более лиц, включая руководителя, которая в рамках и в соответствии с целями сообщества осуществляет действия какого-либо определенного направления (подготовка преступления, подыскание объектов или места совершения преступления, установление связей с правоохранительными или иными властными структурами, создание условий для сокрытия преступления, его следов или участников и т.п.). Представляется, что упомянутая ст. 282.1 УК РФ "часть" экстремистского сообщества не может получить иного определения, чем "структурное подразделение"; отличие, скорее всего, состоит в том, что "часть" не предполагает строгой функциональной обособленности.

Объединение организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений экстремистского сообщества представляет собой группу из двух или более указанных лиц, характеризуемую устойчивостью и целями разработки планов и условий для совершения преступлений экстремистской направленности, а также направленностью на слаженную совместную деятельность представляемых этими лицами организованных групп. Экстремистское сообщество следует отличать от иных видов групповых образований, предусмотренных в УК РФ. Если организованная группа создаётся для целей совершения преступлений, которые представляют собой нападения на граждан или организации либо относятся к категории тяжких и особо тяжких преступлений, возникает необходимость в отграничении экстремистского сообщества от банды (ст. 209 УК РФ) и от преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). Представляется с учётом санкций ст. ст. 209 и 210 УК РФ, что в качестве экстремистского сообщества можно рассматривать лишь группу, организованную для совершения преступлений небольшой или средней тяжести.

С объективной стороны преступление состоит в создании, руководстве (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ) или участии (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ) в экстремистском сообществе.

(…) Под руководством экстремистским сообществом следует понимать принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности группы, так и с совершением ею конкретных преступлений.

Создание и руководство экстремистским сообществом предполагают факт непосредственного участия в нем, в связи с чем действия организаторов или руководителей подлежат квалификации только по ч. 1 ст. 282.1 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ <1>

<1> По аналогии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)".

Участие в экстремистском сообществе представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых им преступлениях, но и выполнение членами сообщества иных активных действий, направленных на его финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для преступления и т.п. Участие в сообществе всегда должно быть активным и деятельным, оно не может выражаться в простом бездейственном членстве в сообществе. Участие в сообществе следует считать оконченным преступлением, когда лицо не просто даст согласие на вступление в него, а обязательно подкрепит свое согласие конкретной практической деятельностью, выполнит любые действия, вытекающие из факта принадлежности к сообществу. Действия лиц, не состоявших членами экстремистского сообщества и не принимавших участия в совершенных им преступлениях, но оказавших содействие сообществу в его преступной деятельности, следует квалифицировать по ст. 33 и соответствующей части ст. 282.1 УК РФ.

(…) Квалифицирующим признаком организации и участия в экстремистском сообществе закон признает использование субъектом своего служебного положения (ч. 3 ст. 282.1 УК РФ). Примечание к ст. 282.1 УК РФ содержит поощрительную норму, на основании которой лицо, добровольно прекратившее участие в экстремистском сообществе, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Закон не требует каких-либо активных действий со стороны виновного (явки с повинной, сообщения в органы власти о совершенном преступлении, способствования в раскрытии преступления, изобличения иных соучастников и т.д.); для освобождения от ответственности достаточно просто

отказа от участия в экстремистском сообществе. В то же время, если в действиях участника экстремистского сообщества содержатся признаки совершенного им преступления экстремистской направленности, он несёт за него самостоятельную ответственность. В отличие от примечания к ст. 210 УК РФ примечание к ст. 282.1 УК РФ прямо не упоминает организаторов и руководителей экстремистского сообщества в качестве лиц, которые могут быть освобождены от уголовной ответственности, в силу чего представляется, что к данным лицам не могут быть применены предписания анализируемого примечания».

Итак, согласно обозначенным фактам преследований журналистов нееврейской национальности и процитированному мною выше комментарию, я утверждаю, что в Обнинске сложилось экстремистское сообщество, возглавляемое прокурором Нарусовым М.А. В предъявляемом мною Обвинении я утверждаю, что прокурор г. Обнинска Нарусов М.А. совершал неоднократно преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 282.1 УК РФ, «осуществляя свою деятельность по месту жительства» и при этом «используя своё служебное положение». Прежде чем рассмотреть эту формулировку по существу, давайте остановимся на вопросе, имело ли место использование служебного положения? Несомненно! Во-первых, он – государственный служащий. Он мог отдавать распоряжения, «осуществляя свою деятельность по месту своего жительства», имея как непосредственных подчинённых, так и связанных с ним по роду деятельности следователей Следственного Комитета прокуратуры и работников суда. Он вполне имел возможность оказывать на всех названных давление, запугивание, подкуп в виде преференций по службе, угрозы.

Прокурор, а затем возглавляемые им следователи и судьи явно использовали своё служебное положение, когда шли на организацию преследования и Эдуарда Самойлова, который в конце концов от сердечного приступа скончался (приступ – явно дело рук преследователей во главе с прокурором Нарусовым М.А.), и Игоря Кулебякина, который, видя заказной характер своего преследования всей организованной преступной группы во главе с Нарусовым М.А., не нашёл иного выхода, как скрыться от преследователей, уйдя в подполье, и теперь, когда это преследование коснулось и меня.

Организованная прокурором Нарусовым М.А. экстремистская группа совершила преступление согласно диспозиции ст. 282 ч. 1 УК РФ я:

а) она совершала действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства;

б) пропагандировала исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. Оба действия группа совершила публично с использованием СМИ (сайт прокуратуры и различные зависимые СМИ г. Обнинска).

Диспозиция ст. 282 ч.1 УК РФ указывает: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды…», т.е. в качестве условия признания преступления здесь выдвигается доказательство наличия преступного умысла, преступной цели. Согласно Комментарию к УК РФ (под общ. ред. С.И. Никулина, М. 2001) субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Пункт 4 комментария к ст. 282-й разъясняет: «Преступление совершается только прямым умыслом; виновный осознаёт направленность своих действий на возбуждение национальной или религиозной вражды и желает совершить такие действия». Таким образом, если есть преступный умысел – есть и преступление. Наличие такого умысла вполне доказывается неоднократностью совершения преступления и направленностью именно против такой социальной группы, как журналисты (Эдуард Самойлов – журналист областной газеты и писатель, Игорь Кулебякин – журналист и поэт, Александр Дзиковицкий – журналист). Кроме того, известна национальность прокурора Нарусова М.А., на которую недвусмысленно указывает его отчество – Абрамович. Таким образом, кроме разжигания ненависти и вражды к определённой социальной группе, присутствует и факт разжигания вражды по национальному признаку, поскольку все подвергшиеся его преследованию именно к национальной диаспоре прокурора никакого отношения не имели.

Таким образом, вынесение против меня Обвинения в совершении преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, является само по себе совершением не только этого самого преступления, но к тому же ещё и совершением преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ, то есть совершением преступления «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», за которое полагается наказание лишением свободы на срок до пяти лет. На этом, собственно, можно бы и закончить. Но мы должны рассмотреть и другие, мягко говоря, «огрехи» предъявленного мне Обвинения.

В российском праве имеется чёткое и ясное указание, ЧТО ИМЕННО следует считать нарушением закона. Так, Постановление Пленума Верховного Суда от 23 декабря 1988 г., никем никогда не отменённое, имеющее силу и в наши дни, гласит:

«Параграф 1. Пункт 5. Под пропагандой и агитацией с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни... следует понимать распространение злонамеренных слухов и измышлений, подрывающих доверие и уважение к другой национальности, вызывающих чувство неприязни к ней. Действия, совершённые с этой целью, могут выражаться в публичных выступлениях и призывах, в том числе в печати и иных средствах массовой информации, в изготовлении, распространении листовок, плакатов, лозунгов и т.п., а также в организации собраний, митингов, демонстраций и активном в них участии в вышеуказанных целях» (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 1 (Извлечение). – Уголовный Кодекс Российской Федерации с постатейными материалами на 15 января 1998 года. Составители: д.ю.н., профессор А.С. Горелик, к.ю.н., доцент И.В. Шишко. – М., «Эксмо-пресс», 1998. – Постатейный материал к ст.282).

Следует заметить, что следовало бы вышестоящей прокуратуре предпринять действия, чтобы выяснить, соответствует ли этому Постановлению природа деятельности прокурора Нарусова М.А. Почему задолго до суда (правда, ручного и в результатах заседания которого Нарусов не сомневался) злонамеренные слухи и измышления обо мне он распространил в СМИ? Таким образом, факт пропаганды с целью возбуждения национальной или религиозной вражды уже оказывается доказанным. Что же до неоднозначности вменяемых мне прокурором Нарусовым М.А. в качестве преступления публикаций и наличия в них отдельных негативных оценок, то это вполне нормально и соответствует ст. 13 Конституции РФ ч. 1 и 2, где сказано: «В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». И в ст. 14 ч. 1 говорится: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Наконец, прокуратура в лице следователя прошла мимо содержательных изменений ст. 282 в редакции 2003 года, в результате которых от следствия и суда теперь требуется установить наличие конкретных лиц или групп лиц, на которых направлена вражда или унижение человеческого достоинства, что следователем выполнено не было. Кого конкретно (какого именно человека, какую именно группу лиц) и чем конкретно унизил я, выпуская газету «Казачий взгляд»? Против кого конкретно разжёг вражду? Покажите мне этого конкретного человека! Покажите мне эту конкретную группу лиц! Их нет. На эти вопросы следователь не может дать доказательный ответ, не в силах представить свидетелей тому, не в силах подтвердить свои обвинения, как требует того новая диспозиция ст. 282 УК РФ. Сведений о потерпевших нет! Но если нет конкретных лиц, против которых направлены мои деяния, – то нет и преступления!

Зато конкретные потерпевшие есть в результате преступной экстремистской деятельности прокурора Нарусова М.А. (Самойлов, Кулебякин, Дзиковицкий, а также члены их семей). Причём по одному из фактов – доведение человека до смерти (инфаркт)! А. ДЗИКОВИЦКИЙ, 21.03.2012 г., http://rus-vopros.livejournal.com/1879664.html

Кстати.
Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву.

ПРЕТЕНЗИЯ

Конституция Российской Федерации ДАЁТ МНЕ ПРАВО ОБРАТИТЬСЯ ЛИЧНО К ВАМ и заявить: “На основе свободных выборов моя семья заключила с Вами договор-контракт. Согласно этому договору Вы добровольно взяли на себя обязанность признавать, уважать и охранять права и свободы моей семьи, о чём принесли публичную присягу. Такую же обязанность, основанную на той же самой публичной клятве, имел и Ваш предшественник - экс-президент России Путин В.В. Но, к сожалению, вынужден прямо заявить о том, что на примере моей семьи исполнение этой обязанности (услуги) осуществлено не было, поскольку с 7 мая 2000 года и по настоящее время Гаранту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, то есть Президенту России мной было отправлено более ста, включая три видео-обращения, которые остались без должного внимания и надлежащего рассмотрения, что фактически ещё больше усугубило бедственное положение моей семьи.

Позвольте Вас спросить: Вы за кого в РОССИИ?”. Василий РОГАЧЁВ, http://gidepark.ru/community/1190/article/447305#comment-8554503

ОТВЕТ, КОТОРЫЙ БЫЛ ПОЛУЧЕН ДЗИКОВИЦКИМ ИЗ КАЛУЖСКОЙ ПРОКУРАТУРЫ
(пунктуация и правописание сохранены)

Прокуратура Калужской области28.03.2012, № 27-106-2012
Сообщаю, что Ваше обращение, поступившее в прокуратуру области 20.03.2012 г. из Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций, о несогласии с привлечением к уголовной ответственности и другим вопросам, рассмотрено.

Разъясняю, что в соответствии со ст. 123 УПК РФ, действия (бездействия) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемы процессуальные решения затрагивают их интересы.

В связи с тем, что расследование уголовных дел и проведение проверочных мероприятий, указанных Вами в обращении, в отношении Самойлова Э. и Кулебякина И.В. не затрагивает Ваши процессуальные права, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством, Вам не представлено право обжаловать законность и обоснованность следственных и судебных решений и постановлений по данным делам.

Согласно ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор обладает полномочиями по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия лишь в досудебной стадии производства.

Поскольку 13 февраля 2012 г. по уголовному делу № 14246 по обвинению Вас в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 280 ч. 2, 280 ч. 2 УК РФ (именно так написано! – А. Дз.) утверждено обвинительное заключение и оно в порядке, установленном ст. 222 УПК РФ, направлено в Обнинский городской суд, указанные Вами в обращении доводы о Вашей невиновности подлежат проверке и оценке судом. Вы вправе самостоятельно или через своего защитника заявлять в суде ходатайства, осуществляя своё право на защиту.

В соответствии с п. 2.4 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 17.12.2007 года № 200 «О введение в действие инструкции о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в системе прокуратуры РФ» обращения, в которых заявители выражают несогласие с принятыми решениями и в связи с этим ставят вопрос о привлечении судей, прокуроров и следователей к ответственности, высказывая предположение о возможном совершении ими должностного преступления, при отсутствии в них конкретных данных о признаках преступления не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст.ст. 144 и 145 УПК РФ.

Таким образом, оснований для проведения проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ в отношения указанных Вами должностных лиц не имеется.

В случае несогласия с принятым решением Вы вправе его обжаловать вышестоящему прокурору и в суд.
Старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму
советник юстиции Н.Н. Лабунский

Пояснение А.В. Дзиковицкого. Калужская прокуратура, которой было отфутболено из Управления Президента моё фактическое ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ с указанием объективной и субъективной сторон, предпочла сделать невинное лицо и изобразить его как моё личное несогласие с привлечением меня лично к суду: «действия (бездействия) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемы процессуальные решения затрагивают их интересы».

Однако я писал не столько о себе, сколько о совершённом (длящемся) преступлении, в котором мой случай – лишь один эпизод. Поэтому я вынужден представить своё Заявление в более определённо выраженной форме, хотя УПК РФ вовсе не требует такого формального подхода к Заявлениям о совершённом (длящемся) преступлении. Итак.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ
(по делам публичного и частно-публичного обвинения) - ст. 141 УПК РФ

Заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде. УПК РФ содержит единственное формальное требование к письменному заявлению о преступлении - подпись заявителя.

Примечание.

Учебник "Уголовно-процессуальное право Российской Федерации" (под ред. П.А. Лупинской). Юристъ, 2005. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004. С. 355.

Изложенные в моём заявлении на имя Президента РФ Медведева Д.А. обстоятельства свидетельствуют о наличии в деянии признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282, ч. 1 ст. 282.1, ч. 3 ст. 282.1, ст. 299 УК РФ. В частности, действия Нарусова М.А., выразившиеся в преступлениях, совершённых по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, полностью соответствуют объективной стороне указанного преступления, а именно: в создании экстремистского сообщества в целях преследования заведомо невиновных лиц, исходя из выше указанного мотива и используя при этом своё служебное положение.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 140, 141, 144 - 146 УПК РФ - ПРОШУ:

1. Возбудить уголовное дело в отношении Нарусова Михаила Абрамовича, подпадающего под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282, ч. 1 ст. 282.1, ч. 3 ст. 282.1, ст. 299 УК РФ.

2. О принятом решении сообщить заявителю по адресу: 249031, Калужская обл., г. Обнинск, ул. Мира, !8, кв. 21, в срок, предусмотренный ст. 144 УПК РФ.

Очевидцами указанного выше преступного деяния были все свидетели защиты со стороны обвиняемых Самойлова, Кулебякина и Дзиковицкого, данные о которых имеются в уголовных делах по указанным лицам.

Для подтверждения сведений, изложенных в настоящем заявлении, и принятия решения о возбуждении уголовного дела прошу провести следующие проверочные мероприятия:

1. Опросить очевидцев преступных деяний, указанных выше, исходя из присутствующих в делах списках фамилий свидетелей защиты.

2. Истребовать документы по делам Э. Самойлова и И. Кулебякина, хранящиеся в архивах прокуратуры, а также документы по делу И.В. Кулебякина, имеющиеся у его адвоката А.С. Массагетова (Москва).

3. Исследовать эти документы на предмет их подлинности.

ДЗИКОВИЦКИЙ Александр Витальевич __________________

05.04.2012 г.
г. Обнинск

Пояснение. Всё ранее изложенное и направленное в Управление Президента вновь, прошу считать моим устным заявлением о совершённом (длящемся) преступлении, но готов в любое время поставить свою подпись под письменным заявлением аналогичного содержания.




http://pics.livejournal.com/doktor_geb/pic/00014rsy (http://pics.livejournal.com/doktor_geb/pic/00014rsy/)
На фото: Михаил Абрамович Нарусов — прокурор города Обнинска.

НСН (http://ru-nsn.livejournal.com/1206065.html)

Крестоносец 88
09.04.2012, 10:22
Хорошо, для начала хотя бы так! А началом этого дела было уголовное дело против Донской Казачьей Республики, которое кажется замяли в связи с протестом "республиканских" казаков, открыто не признающих нынешнюю власть! Но решили отыграться на Дзиковицком Виталии Александровиче с надеждой что в Обнинске казаков нет или же такие как как "атаман" казачьей общины "Спас" товарищ Лизунов Александр! Коментировать данного товарища с такой фамилийей не нужно.

greenpeace17
18.04.2012, 18:47
Прокурор запросил для издателя «Казачьего Взгляда» 3 года колонии-поселения
http://ru-nsn.livejournal.com/1245976.html

http://pics.livejournal.com/oprichnina88/pic/0006x0y7/s640x480


Прокурор запросил для издателя «Казачьего Взгляда»
3 года колонии-поселения и запрета
на журналистскую деятельность

В понедельник, 16 апреля, состоялось предпоследнее заседание обнинского городского суда по делу Александра Дзиковицкого. Напомним: казачьего активиста, издателя газеты «Казачий Взгляд» обвиняют по 17 эпизодам газетных статей по ст. ст. 280, ч. 2 и 282, ч. 2 УК РФ. Заседание началось с речи государственного обвинителя, прокурора Рыженковой, которая попросила приговорить журналиста к 3 годам колонии-поселения и к такому же сроку на запрет журналистской деятельностью. Затем последовали прения сторон, первым выступил обвиняемый. Дзиковицкий в своей речи обозначил уголовное дело против него как политический заказ властных структур, достаточно убедительно обозначив ряд нарушений, сделанных органами. Также казачий общественник подчеркнул, что следствие, а затем и суд лишили его права на независимую экспертизу «заподозренных в разжигании» материалов газеты. Судья Дмитрий Пимошин в середине выступления обвиняемого начал перебивать Дзиковицкого и потребовал – «не тратить время на то, что он и так читал в интернете».
Далее правом слова воспользовались защитники обвиняемого. Адвокат Александр Суранов заметил, что понятие экстремизм настолько расплывчатое, что им пользуются представители власти, применяя «экстремистские» статьи для расправ с оппозицией. Общественный защитник, отчим Дзиковицкого, Анатолий Игнатюк акцентировал внимание суда на интересных фактах: прокурор в обвинительной речи увеличила тяжесть формулировок «экспертизы», а данные о личностях экспертов свидетельствуют, что те не имеют профессионального опыта, и явно работали в интересах следствия. Второй общественный защитник, политолог Баяр Жигмытов, представитель бурятского казачества, кандидат политических наук, секретарь правления Союза писателей России, обратился к тому, что обвинительный приговор «выгоден врагам России». Жигмытов отметил интересную деталь, – в «КВ» были напечатаны материалы, указывающие на опасность китайской политики против России; по словам политолога, аналогичные публикации в США не преследуются законом. Получается – российская прокуратура и следствие стоят на страже китайских экспансионистов? Общим лейтмотивом защиты можно назвать – просьба к председательствующему ограничить приговор замечаниями о недопустимости резких публикаций.
Александр Дзиковицкий, воспользовавшись последним словом, сказал, – «если в моих действиях и были огрехи и нарушения законодательства, то делал я их не преднамеренно, то есть отсутствовал сам умысел на “разжигание” и “возбуждение”».

Атаман обнинского хуторского общества “Донец”, Сергей Мельницкий, после завершения заседания подчеркнул, что: «несмотря ни на что, казачество не бросит своего брата и будет его поддерживать и при варианте вынесения приговора с лишением свободы». Оглашение приговора назначено на 18 апреля, в 16 часов.

Интересно заметить: обнинские СМИ по традиции обошли вниманием процесс и не прислали своих корреспондентов.
Из зала суда

Петр АПОСТОЛОВ
Источник: http://schans.ru/