PDA

Просмотр полной версии : Украина это европейское Пуэрто-Рико



Unum
16.02.2012, 10:33
Книжный церковнославянский язык обладал удивительным свойством: всё, сказанное на этом языке, казалось русским аборигенам необыкновенно торжественным и вызывало глубочайшее уважение. Возможно, это следует считать предрассудком, недоразумением, ошибкой, но это было так. И по сей день – так же. По непонятной причине любому русскому человеку кажется, что старославянское слово «злато» звучит торжественнее исконно русского слово «золото». И так во всём. Ведь это был национальный и исторический выбор русского народа. Такое встречается и в других языках. Например, «…английский язык облечен также и в Богослужебную форму, относящуюся по времени своего совершенствования к эпохе гения словесности Шекспира, т.е. к рубежу XVI и XVII веков. Это вовсе не тот грубый, пошлый, вульгарный глобальный английский современных сделок международного бизнеса. Напротив, это — самая возвышенная и изысканная форма английской речи, форма, в которой Триединый Бог, Пресвятая Богородица и святые могут достойно быть воспеты и прославлены в странах, где английский язык многим знаком» [Филлипс Э. Святая Русь и Англия // http://www.katehon.ru/html/top/eccleo/sv_rus'_i_angliya.htm] (http://www.katehon.ru/html/top/eccleo/sv_rus%27_i_angliya.htm]).

Также очень часто в роли торжественного языка, украшающего основной, выступает не-родственный язык (у японцев — китайский, у иранцев — арабский, у иудеев — арамейский[1]).

Некоторые исконно русские формы и слова русский язык полностью потерял, а украинский и белорусский их сохранили. В русском языке они заменены на старославянские. Например, русские не говорят «идучий», а по-старославянски — «идущий», не по-древнерусски «переворотить», а по-старославянски «превратить». Таких примеров очень много.

Так получилось, что белорусский язык и украинский практически не испытали на себе влияния старославянского языка. Отсюда – поразительный эффект: любому русскому человеку совершенно искренне кажется, что украинская речь недостаточно торжественно звучит (именно по причине отсутствия в ней элементов старославянского языка). Русскому человеку совершенно искренне кажется, что украинский язык — это всего лишь деревенский вариант русского. Примерно то же самое русские люди испытывают и при контактах с белорусским языком. Отсюда и взаимные обиды.

Русские испытали культурное влияние со стороны балканских славян, и оно для русских очень дорого; украинцы и белорусы испытали культурное влияние со стороны поляков, и они тоже дорожат этим наследием.

Да, семиотический рок Украины определяется тем, что ей, “как запредельной остальному миру реальности”, необходим более чем один язык (минимально два) для отражения этой “запредельной реальности” и чтобы пространство реальности охвативалось не одним языком в отдельности, а только их совокупностью, как бы накладываясь друг на друга, по разному отражая одно и то же, создавая качественно новое, построенное на противоречии между внешностью и сущностью[Лотман Ю.М. Культура и взрыв. — М.: Гнозис; ИГ "Прогресс", 1992. — С.9-10].

Этим Украина, скорее всего, хранит преданность первоначалу индоевропейской культуры, где царствуют одновременно два языка (т.н. «диглоссия») — “язык богов” и “язык людей” (вернее, один “двуипостасный” язык, “гетерогенное одноязычие”)[2], обслуживая разные сферы культуры, встречу разных миров, как земних между собой, так и метафизического брака Земли и Неба. Употребление внутри храма иного наречия, чем в миру, дает возможность быстрее воспринять и поддерживать особенное состояние сознания, дарует чуткость к таинству. Настраиваясь на иную лексику и стиль речи — легче отсекать суету и попечение о мирском, оставляя все это за церковным порогом.

Более того, украинцы и белорусы остались верны своему изначальному бинарному составляющему идентичности: «объективной», т.е. идентичности себе подобным (mêmeté), и «субъективной», т.е. идентичности самым себе (ipséité). Первая составляющая находит свое подтверждение в данных лингвистики, фольклористики, юриспруденции, вторая же — в изучении генеалогии, культе предков, теории непрерывного наследования. Русская же идентичность потеряла вторую составляющуюименно из-за причины, на которую указывает Р. Уортман: «… Присутствие народа в имперском сценарии представляло угрозу образу царя как божественно установленной силы, чьи властные полномочия имели внешнее или божественное происхождение, будь то санкция провидения или воплощения разума. В терминах социальной стратификации было невозможно вписать народ в качестве исторической силы в монархический сценарий, прославлявший власть царя в виде идеализированной правящей элиты» [Wortman R. Scenarios of Power: Myth and Ceremony in Russian Monarchy. — Princeton, 1995. — Vol.I: From Peter the Great to the Death of Nicholas I. — P.222].

Увы, пока Россия остается в сознании украинца Империей — этим вторым языком будет русский.
Но как только Украина обнаружит, что она — этакое «свободно ассоциированное с ЕЭС» «европейское Пуэрто-Рико», сразу же руссофонию за одно поколение сменит, например, франкофония — “Paroles, paroles». Рембо, Верлен, Гоген, Роден, Сартр, Камю, Сент-Экзюпери, Тейяр де Шарден, Милен Фармер, Элен Сежар и остальные друзья из Сен-Тропе окажутся теми Ангелами [3], провозглашающими на действительно том другом, ангельском языке Весть о Блаженстве и Милосердии, о Любви, Братстве и Жизни.http://primordial.org.ua/archives/990#more-990

http://s61.radikal.ru/i173/1202/79/7e99c294a6eb.jpg (http://www.radikal.ru)
(http://www.radikal.ru)http://i044.radikal.ru/1202/be/090c2311687a.jpg (http://www.radikal.ru)

I хто тут iмперец?

KURT9
16.02.2012, 12:55
Давно и хорошо известно,что Русь крестилась по какому угодно обряду,кроме византийского.Все богослужебные книги в конце 10 века были в так называемой *кирило-мефодьевской традиции*,а это не византийский канон.Прибывали эти книги из разгромленной венграми в 954-57 годах Великой Моравии,где церковная организация не подчинялась Константинопольскому патриархату,а платила дань святого Петра(церковная десятина),прямиком в Рим.Кроме того там были и сильны богомильские ереси,что зафиксировали т.н. Киевские листы-самые древние подлинные рукописи в нашей стране.Евангелия там изложены в богомильском варианте.Так вот язык этих памятников МОРАВСКИЙ ОН ЖЕ СТАРОСЕРБСКИЙ.После захвата церковной власти на Руси Константинопольским патриархатом,а это было после 1039 года,уже при великом князе Ярославе Владимириче и проведении ПЕРЕОСВЯЩЕНИЯ ВСЕХ ЦЕРКВЕЙ КИЕВА(следовательно первоначально они были освящены по какому -то другому обряду),перед греческими церковниками встал вопрос о замазывании исторической памяти о ранних христианских конфессиях в Киеве,богослужебные книги на СТАРОСЕРБСКОМ оставили,скрепя сердце,переобозвав его в ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ.И начали менять историческую память Русских,уничтожая всех и вся! Так в 1080-е годы занесли культ Николая Угодника,вместо культа Климента Римского,который первые 100 лет христианства на Руси был небесным покровителем новообращенного народа.Дальше все тоже хорошо известно,к концу жизни Ярослав рассорился с Византией из-за добычи и отозвал Русскую схолу(отряд наемных воинов ,предоставляемых князьями Киевскими базилевсу Ромеев),попытался заодно вернуться к существовавшему богослужебному канону.НО БЫЛО ПОЗДНО! Митрополитом в Киеве уже был грек,который начал подбивать толпу новообращенных прозелитов к неповиновению великому князю Киевскому,плюнув на церковные тонкости Ярослав оставил все как есть,за исключением того что не платил десятину в Константинополь,ДО САМОЙ СМЕРТИ,которая последовала в 1054 году.

д-Ариец
16.02.2012, 14:18
Граждане совки, получите противоядие от обострившегося у вас приступа ураинофобии.

Алексей Широпаев - О двух разных народах

http://shiropaev.livejournal.com/89662.html

«Украина и Белоруссия являются главными геополитическими союзниками России. Наша внешняя политика должна быть максим направлена на интеграцию с Украиной и Белоруссией... Фактически мы один и тот же народ... Мы должны усиливать интеграцию» (http://censor.net.ua/news/197005/navalnyyi_ukraintsy_i_russkie_odin_i_tot_je_narod), - эти слова Алексея Навального, сказанные им на днях для украинского телевидения, вызвали заметный сетевой резонанс. В Украине реакция вполне определенная: «Росоппозиционер Навальный оказался обычным имперским шовинистом (http://www.ua-today.com/modules/myarticles/article_storyid_48392.html)».
Нет сомнений, что отношение к тезису о «триедином народе» является безошибочным тестом на имперское мышление. Приходится констатировать, что для Навального данный тест оказался, увы, провальным. Впечатление становится еще более удручающим, если вспомнить, что не так давно Борис Немцов решительно отверг идею парламентской республики (http://nazdem.info/texts/296) как несоответствующую «прообразу России». Итак, один из знаковых лидеров протеста по-имперски, "по-москальски" считает украинцев «малороссами», другой является сторонником президентской монархии – согласитесь, есть повод для невеселых мыслей: а кто же еще из постоянных ораторов протестных митингов считает, что целью «белой революции» является всего лишь замена одного путина другим путиным?..
Моя позиция по украинскому вопросу изложена ниже.

Все-таки в отношении русских к украинцам, к Украине таится что-то ключевое, судьбоносное – для нас, русских. Для украинцев Россия тоже значима, но только как точка отталкивания, помогающая осознанию своей, украинской, инаковости. Для русских же Украина, напротив, точка постоянного притяжения, ревнивого внимания, объект поглощения как чего-то «исконно своего» и переделки по собственному образу и подобию. Ничто так не раздражает русских, как очевидные различия с украинцами в языке, менталитете, культуре, историческом опыте. Если русские и признают эти различия, то лишь на уровне различий, скажем, между Владимирщиной и Рязаньщиной, но никак не на уровне отношений двух разных народов.
Известно мнение, что Россия без Украины в имперском плане ущербна. Что-то в этом же духе говорил Бжезинский, да и не только он. Эта мысль верна. Но дело даже не столько в экономическом и геополитическом значении Украины для Москвы. Дело прежде всего в том, что на традиционном русском отношении к Украине, по сути, держится русское имперское сознание, благодаря которому российская империя, пусть и в урезанном виде, все еще существует. Подчеркиваю: именно отношение к Украине – не к Балтии, не к Кавказу – является определяющим для русского имперского сознания. Как только русские откроют для себя, что украинцы это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО другой народ – российский имперский миф рухнет, а с ним неизбежно кончится и империя.
Надо сказать, что на словах русские всегда готовы признать, что украинцы – народ, но – внимание! – «братский народ». За этой лукавой формулой кроется твердое убеждение, что мы – русские и украинцы – ОДИН народ, призванный жить в одном государстве со столицей в Москве. Говоря о «братском украинском народе», большинство русских воспринимают украинский язык и само украинство как досадное историческое недоразумение, исторический вывих, возникший благодаря зловредному влиянию Литвы и Польши. И при этом русские не задаются вопросом: а может, вывихом-то являются они сами?
Исторически вывихнуты как раз-то мы, русские. Нас вывихнула татарщина. Еще в ХIII веке наметились два противоположных исторических вектора, определивших дальнейшее формирование украинского и русского народов. Первый вектор – борьба с Ордой в союзе с Европой, второй – борьба с Европой в союзе с Ордой. Персонифицировались они соответственно в личностях Даниила Галицкого и Александра Невского. Первый вектор – естественен и логичен в культурно-историческом плане. Второй вектор – глубочайшее извращение с далеко идущими последствиями: культурными, государственными, историческими, психологическими, нравственными. И если король Даниил – знаковая фигура Украины, то приемный ханский сын Александр Невский – знаковая фигура России, ее «имя». Таков исток нынешних русско-украинских отношений. Уже после этого говорить о «двух братских народах» не приходится. Цивилизационная вражда предопределена уже этими двумя историческими личностями.
Их можно назвать народообразующими. Насколько Даниил Галицкий непохож на Александра Невского, настолько украинцы непохожи на русских – в своем отношении к праву, свободе, собственности. Если украинское самосознание исторически тяготеет к Европе, то традиционное русское самосознание воспринимает Европу с большей или меньшей степенью враждебности, недоверья и зависти, оборотной стороной которой выступает мессианская кичливость и обличительный пафос в отношении «прогнившего Запада». Европа для русских – это «потерянный рай», откуда их вырвали татарским арканом. Именно конфликт между изначальной европейской природой и навязанным азиатизмом истории и государственности определил русский психотип, все его комплексы и фобии. Все русские неврозы – от пьянства до большевизма – отсюда. Утратив Европу, русские захотели ее не просто забыть – они решили ее возненавидеть, возлюбив при этом свое историческое несчастье, весь этот навязанный им судьбой азиатизм. Это психологическое и умственное извращение называется русским патриотизмом. Украина же, благодаря Литве и – да, да!- Речи Посполитой, сохранила в себе причастность к Европе, сохранилась как Русь в подлинном смысле этого понятия. А мы переродились в Московию, утратив исконную цивилизационную идентичность. И вот это-то и является предметом нашей русской, точнее московитской ревности, определяющей наше отношение к Украине.
Еще на Переяславской раде (1654), на пресловутом «воссоединении», надо сказать, весьма вынужденном со стороны казаков, встретились два разных народа, говорившие на языках разных культур. Мало кто знает, что в Переяславле казаки, соглашаясь дать присягу московскому царю, настаивали, чтобы и он, в свою очередь, присягнул казакам в соблюдении их вольностей. То есть казаки заявляли себя носителями типично ЗАПАДНОЙ правовой культуры. Разумеется, это вызвало негодование московской стороны, заявившей, что «у нас не повелось, чтобы цари давали подданным присягу, а вольности ваши Государем соблюдены будут». Видать, веры Москве у казаков особой не было: четыре полка царю в Переяславле так и не присягнули…
Как Россия «соблюла» казачьи вольности, хорошо известно: всеми силами она старалась устранить украинское «историческое недоразумение». Уже вскоре после Переяславской рады началась московизация Украины: насаждение воевод, сворачивание городского самоуправления, притеснение казачества, поощрение доносительства и т.д. В 1662 году был создан Малороссийский приказ, находившийся в непосредственном подчинении у царя. Через него царь утверждал претендентов на гетманство, сажал воевод по украинским городам, строил крепости в Украине, направлял действия московских и казацких войск. Кроме того, это ведомство надзирало за деятельностью гетмана и контролировало все контакты украинцев с Московией. О Переяславских соглашениях в кремле уже и не вспоминали.
Потом был показательный геноцид в Батурине (1708) – ответ Петра Первого на попытку гетмана Мазепы отстоять остатки суверенитета Украины. Потом последовали два уничтожения Запорожской Сечи – Петром и, окончательное, Екатериной. Потом было превращение Украины в набор типовых губерний, царская политика русификации и, наконец, сталинский Голодомор как средство подавления украинского национально-освободительного сопротивления. А совсем недавно, во времена Виктора Ющенко, мы видели, как Москва боролась с украинским «историческим недоразумением» путем манипуляций с газпромовскими заглушками.
Конечно, казакам в ХVII веке не стоило вступать в столь острую конфронтацию с поляками, которые в цивилизационном плане были гораздо ближе казачеству, чем московиты, несмотря на их православие. В свою очередь и гордым полякам надо было понимать, что от их конфликта с казачеством выиграет только Москва. Конечно, требовалась федеративная и правовая реформа Речи Посполитой, состоявшей лишь из двух субъектов – Польши и Литвы. Требовалось признать третий субъект – Украину (Русь). Так и произошло при заключении Гадячской унии (1658). Но, увы, поздно: ненависть казаков к «ляхам» была уже слишком велика, и проект провалился. Возникни он пораньше – и у Украины были бы все шансы существовать сегодня в качестве полноценного европейского государства. Да и наша, русская, судьба сложилась бы иначе, поскольку без Украины Россия вряд ли превратилась бы в монструозную империю, в конце концов разродившуюся большевизмом. Московия неизбежно вошла бы в состав более цивилизованного и сильного соседа. И мы, русские, жили бы сейчас в Европе, не имея за спиной ГУЛАГа и прочего гнусного исторического опыта. И сама история Европы была бы иной…
Итак, «два братских народа». Но, как видим, в конечном счете культурно-исторические генезисы русских и украинцев совершенно различны, даже противоположны. Мы, русские, конечно, братья украинцам, но братья, подвергшиеся некой неприятной мутации. Мы опасны, как будто несем в себе какую-то разрушительную заразу, и потому нас инстинктивно сторонятся все, кто живет западнее: украинцы, прибалты, а теперь и белорусы. Зато Китай приваливается к нам все плотнее…
Наряду с идеей «двух братских народа», существует уж совсем оголтелая ура-патриотическая «концепция» «триединого русского народа», якобы состоящего из великороссов, малороссов и белорусов. Эта мифологема рассыпается при первом же внимательном рассмотрении. Языковая близость? Уверен, что большинство из адептов идеи «триединого русского народа» не смогут понять большую часть разговорных фраз на украинском языке. Языковые различия между русскими и украинцами очевидны и значительны. Языки у них, конечно, родственные, но, скажем, сербский язык тоже весьма родствен русскому, однако никому из нормальных людей не приходит в голову считать сербов и русских одним народом. Кстати, у сербов и хорватов язык вообще один и тот же, но народы эти, несмотря на общий славянский корень, отнюдь не братские, а цивилизационно разнонаправленные. Скажут: их разделила религия. Хорошо, возьмем сербов и черногорцев – один язык, одна вера. Различий между ними в сотни раз меньше, чем между русскими и украинцами. Тем не менее, несмотря на великодержавное стремление Сербии рассматривать Черногорию как свое продолжение – не более! – черногорцы считают себя отдельным народом с собственной историей и культурой. Не буду здесь вдаваться в подробности, но, вероятно, мало кто знает, что примерно в 1920-26 гг. черногорцы вели партизанскую национально-освободительную войну против сербской армии, оккупировавшей Черногорию под предлогом братской помощи. И если уж такие «близнецы-братья» как Сербия и Черногория в конце концов расселились по отдельным квартирам, то что говорить о России и Украине?!
В заключение нельзя не затронуть еще один момент. Жаркий русско-украинский спор разворачивается на историософском, экономическом, политическом полях. Это большой спор об Украине как таковой, о ее суверенитете и состоятельности. Идет он и на поле культуры. Здесь, пожалуй, главной стратегической «высоткой», за которую борются русские, является имя и наследие Гоголя. Аргументация русских ура-патриотов такова: Гоголь писал на русском языке, называл себя русским – значит, никакой особой украинской идентичности не существует, можно говорить лишь о неком «областном» малоросском своеобразии, эдаком этнографическом оттенке. Разумеется, это обычная уловка, призванная оправдать имперскую политику в отношении Украины и само существование империи. Пора, наконец, сказать правду: Гоголь типологически (я уж не говорю о происхождении) чисто украинский писатель, имевший еще и польские корни, да, писавший на русском языке – в силу исторических и политических обстоятельств. Судьбу Гоголя предопределила судьба Украины в империи. Как еще мог сделать литературную карьеру талант, родившийся в колониальной провинции? Разумеется, надо было ехать в имперский центр, в Питер, писать по-русски, причем идеологически выдержанно. Скажем, на «Тарасе Бульбе» - козырной карте наших ура-патриотов – лежит явная печать политического приспособленчества. Как известно, было два варианта повести, и патетические слова о «русском царе» в предсмертном монологе Тараса появились лишь во второй редакции – по сути, Гоголь создал яркий, поэтичный псевдоисторический лубок, внеся весомый вклад в имперскую мифологему «воссоединения Украины с Россией». Но душевного комфорта Гоголю это не принесло. В России он мучился, изнывал. Его «Вечера на хуторе близ Диканьки» - это бегство в уже несуществующую Украину. По сути это плач об Украине, упрятанный в смех, в яркие южные краски, в сказочность, в полет стиля. Вспомним, как кузнец Вакула попал на прием к Екатерине II в составе делегации запорожцев, которые, предчувствуя свой скорый конец, прибыли в Петербург в надежде умилостивить «матушку государыню». Далеко не случайно Николай Васильевич свел вместе эти противоположные начала: ледяной имперский Петербург и огненных посланцев Сечи. В рождественскую пастораль Гоголь упрятал свою скорбь о погибшей казачьей вольности, об Украине…
Россия душила Гоголя, он рвался из нее, но куда ему было податься? В Украину, превращенную в Малороссию? Там он был обречен на убогое провинциальное прозябание. И тогда новой, идеальной Украиной для Гоголя стала Италия. В Италии он воскресал духовно, оттуда он писал откровенные письма, в которых «Россия, Петербург, снега, подлецы» шли в одну строку, через запятую. В Италии он «просыпался на родине». И чем все кончилось? Россия в лице попа-мракобеса Матвея задушила-таки Гоголя. Вот и вся его история вкратце.
Гоголь не смог или побоялся разобраться в себе, и это его сгубило. Жившее в нем украинско-польское самосознание (характерны его откровенные беседы с поляками в Италии) он старательно, но тщетно давил надстроечным русским самосознанием. Россию, ее холода, обывателей, чиновников, странную, безысходную историю Гоголь не любил, хоть и боялся в этом себе признаться. Отсюда и «Мертвые души» - эта фантасмагорическая фреска становится понятной именно в таком ракурсе. Создав ее, Гоголь испугался самого себя и шарахнулся в покаяние, к попам, в морализаторство, стал проповедником и убил в себе художника. Гоголь – это жертва России, она сожрала его. Украинский писатель, запутавшийся в своей русской судьбе, как птица в силках…
Что ж, подытожим. Нам, русским, пора осознать, что обретение Украиной независимости глубоко закономерно. Это историческая справедливость, с которой необходимо не просто смириться – нам надо ее понять и принять. Понимание, что Украина действительно другая страна, настоящая заграница – вот ключ к нашему самопознанию, самокритике и самоосвобождению, предпосылка зарождения новой русской ментальности без имперских и антизападных стереотипов. Если это произойдет, все наше видение истории и мира изменится. Украина как бы ставит перед нами, русскими, зеркало. Надо честно и бесстрашно вглядеться в него. И, как сказано в нашей же, русской, поговорке, «на зеркало неча пенять…».

Эдвин_Мур_
16.02.2012, 15:30
Да какое это противоядие.:)) Жулик и фантазер широпаев ни для кого из националистов не авторитет. Вы бы еще жириновского так же торжественно выложили.)

pharmaceut
16.02.2012, 17:08
у широпаева этот пост-просто шиза, истории совершенно не знает. Да про него Старик тут хорошо проинформировал
http://forum.dpni.org/showthread.php?t=41042&p=615995#post615995

д-Ариец
16.02.2012, 18:10
у широпаева этот пост-просто шиза, истории совершенно не знает. Да про него Старик тут хорошо проинформировал

"Ай, Моська! знать она сильна,
Что лает на Слона!"

Doom
16.02.2012, 19:01
Ну шо, здоровэньки булы... :))

TERRIBLE
16.02.2012, 19:22
Русские и украинцы - это один народ, чтобы не писал Широпаев. Без Киевской Руси не будет возрождения русов. Но только интегрироваться надо после того, как Россия станет национальным государством.

Ermolov
16.02.2012, 19:23
Убогое, провинциальное прозябание, на поверку, оказывается все-таки хуже, чем "Россия, Петербург, снега, подлецы". Ну и остался бы в своей любимой Италии. Только его бы там никто не читал бы.
Короче говоря, вечное хохляцкое нытье. Попытка отползти от малороссийской параши в Европу за счет отрицания России.