PDA

Просмотр полной версии : А.Н. Севастьянов о Путине, либерастах, национализме, революции и "революции"



Velikoros14
03.02.2012, 04:41
Революция сислибов versus Национальная революция

Некоторые умные люди взялись уверять нас, что происходившее в декабре на многотысячных митингах в Москве – это-де русская революция.
Это обман. Хотя перед нами действительно попытка революции. Но только на самом деле это не русская, а антирусская революция.
Революция сислибов.
Кто такие сислибы и почему они устремлены к революции, об этом нам поведал Андрей Илларионов, бывший советник Путина по экономике. Ультралиберал по убеждению, именно за это и отставленный в конце концов.
Он, долгие годы находившийся на самой вершине росийской власти, как никто знает и понимает кремлевские расклады и внутренние обстоятельства, в которых несведущи простые люди. Он предложил нам свою «экспертную» версию происходящего (http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Z61eazVp2Ug# (http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Z61eazVp2Ug#%21)!).
Перед нами не умозрительные гипотезы какого-нибудь советника непонятного фонда, а конкретное знание видного участника процесса. Андрей Илларионов вполне внятно объясняет нам, что на самом деле творится с т. н. «русской революцией». Это взгляд изнутри, взгляд в сердце вещей.
Интервью Илларионова – настоящая информационная бомба, взрыв которой почему-то остался мало замеченным (тиражируют только часть: злонамеренную страшилку). А ведь там откровение огромной силы, полностью все объясняющее в современной российской политике. Илларионов многое рассказал как есть, назвал некоторые важные вещи своими именами. Ибо у него наболело.
Но рассказал не все. О самом важном он предпочел умолчать.
Нам полезно выставить на свет и то, и другое.

http://www.sevastianov.ru/images/stories/500/svoboda-na-barrikadah.jpg Заговор обреченных
Кратко – суть в следующем, со слов Илларионова.
Путину в наследство от Ельцина досталась система, опиравшаяся на две ноги: патриоты-силовики и сислибы (системные либералы, т. е. опорная часть системы управления и всей идеологии новой России). Такими словами Илларионов определяет главных политических игроков сезона. Сислибов он считает также «продвинутой номенклатурой», технарями, знающими экономику (имеются в виду Гайдар, Чубайс и стоящая за ними сплоченная компания).
Эти две силы в конце 1980-х брали власть вместе, на пару, «в тандеме». Но затем долгое время с переменным успехом конкурировали между собой, причем поначалу все преимущества были у сислибов, имевших свой концепт реформирования страны и потому творивших с Россией что хотели. В 2000-е годы спецслужбисты постепенно окрепли, вышли на первый план и стали вытеснять сислибов из власти, отодвигать их на второй план. В 2011 году «особенно ярким стал разлом в тандеме между силовиками и сислибами». Произошел своего рода переворот, окончательный передел власти. Последняя капля – вынужденный уход министра финансов Алексея Кудрина. Отодвинутая на обочину часть тандема – сислибы – «посчитали себя обиженными» и стали предпринимать движения «против тех, кто оказался у власти».
Перед нами – не что иное, как признание в наличии заговора против законной власти со стороны тех, кто ее имел, но потерял. Впрочем, Илларионов делает акцент на другом: после раскола тандема патриотов-спецслужбистов и сислибов в «сухом остатке» – уникальный спецслужбистский характер установившегося режима. Чего либеральному сердцу Илларионова, превыше всего на свете почитающему права человека, терпеть никак не можно.
Экономист Илларионов рассуждает о тоталитаризме и правах человека, о борьбе группировок за власть, но ничего не говорит о политэкономической подоплеке названного разлома. Ничего не говорит о подлинной и главной причине конфликта былых партнеров. О полном крахе либерального концепта развития России. И это не случайно.
Отлично понимая указанную суть дела, он намеренно сводит все к аппаратной борьбе, пытается представить дело так, что главный объект перемен – кадровые назначения: Сергей Нарышкин во главе Думы, Сергей Иванов – во главе Администрации президента, Дмитрий Рогозин – вице-премьер.
Так-то оно так (или почти так, ибо Рогозин никогда не был спецслужбистом), да только в этом ли дело? В личностях ли? Нет, конечно.
Вопрос стоит ни много ни мало – о пути, по которому следует дальше развиваться России. Следовать ли и впредь путем либеральных реформ, по которому нас вели Гайдар и Чубайс, Ясин и Касьянов, Греф и Зурабов, те же Илларионов и Кудрин? Восстановить либеральную диктатуру? Или вернуться к нормальной, созидающей и относительно честной экономике?
Илларионов верно почуял шкурой главный нерв происходящего в стране. Началась схватка: кто – кого? Патриоты-силовики добьют сислибов и выключат их, наконец, из управления Россией? Или сислибы возьмут реванш, свергнут Путина и его команду, сломают хребет патриотам-силовикам и поведут Россию дальше путем гибельных либеральных реформ?
В России порядок известен: победитель получает все, а побежденный всего лишается. Ставки очень высоки.
Вот почему Илларионов, давно вынужденный расстаться с Путиным, переставшим прислушиваться к его ультралиберальным советам, счел необходимым так резко выступить против нового курса правительства (и даже сбежал для этого из России: ни дать ни взять Андрей Курбский в посланиях обличает Ивана Грозного). Вот почему Алексей Кудрин, свежевылетевший из власти ультралиберал, побежал на митинг оппозиции, чтобы срочно сдать Путина, который только накануне отрекламировал «друга». Вот почему на самом видном месте на эстраде митинга оказалась тройка некогда наиболее влиятельных либералов: премьер-министра России (Касьянов), вице-премьера (Немцов) и министра финансов (Кудрин).
Что так встревожило, испугало Илларионова? Кудрина? И прочих оказавшихся не у дел либералов?
Именно то, что обрадовало меня: начало «революции сверху».

Путин на тропе войны с сислибами
В последнее время мы стали свидетелями действий Путина, свидетельствующих как о резкой смене курса, так и об отчаянной смелости премьер-министра. Которая может стоить ему головы.
Я имею в виду три решения, задевающие жизненные интересы обширных и могущественных слоев т. н. элиты российского общества. Людей неслабых, современных бояр. Все эти решения давно назрели, если не перезрели, но принять их накануне собственных выборов – это очень сильный ход очень сильного, уверенного в себе игрока.
Во-первых, объявление войны офшорам.
Во-вторых, начало разбирательства по поводу дочерних компаний, облепивших, по плану Чубайса, российскую энергетику. Отправив «смотрящего по России» от Бильдербергского клуба в почетную ссылку, Путин замахнулся теперь на его детище: преступный плод приватизации РАО ЕЭС. Политическое значение этого факта невозможно переоценить: прецедент с большим, судьбоносным будущим.
В-третьих, назначение Рогозина на ВПК. А по сути дела, назначение ВПК, как в старые добрые времена, локомотивом развития индустриальной и постиндустриальной России. Как это во всех нормальных странах исстари ведется.
Началось! Перед нами три капитальные основы национальной революции «сверху». Важнейшие моменты, не только обозначившие долгожданный разворот от либеральных реформ к развитию национальной экономики, но определяющие также и вектор внутренней политики. Правильный, на мой взгляд, вектор.
Есть одно «но». Путин учился в Высшей школе КГБ СССР в годы, когда политэкономический подход безраздельно господствовал в обществоведении, и тогда же защищал кандидатскую диссертацию по экономике. Для него вполне естественно класть экономику в основу политики, что он, как видим, и сделал уже. И столь же естественно, увы, – недооценивать этнополитический фактор, который «не проходили», не изучали при Советской власти.
Поэтому, встав на совершенно правильную экономическую платформу национальной революции, Путин пока что практически игнорирует этнополитическую платформу. Хотя и убрал главных, на мой взгляд, русофобов Суркова и Поллыеву из числа вершителей внутренней политики (тут уместно вспомнить и про те кадровые назначения, которые так всполошили Илларионова: нерусских среди новых назначенцев нет, а у Рогозина и вовсе репутация националиста).
Я считаю, что предприняв все эти шаги, Путин пошел на очень серьезный, возможно смертельный риск. По сути, объявил войну – или революцию, как угодно. Очертил голову. Отрезал себе пути к отступлению. Впрочем, он не может не понимать, что отступать некуда: позади Гаага, в самом лучшем случае. Ему уже никогда не простят всего сделанного по укреплению российского суверенитета. А скорее всего – просто убьют тем или иным способом, если он ослабнет. У тех же Гусинского, Березовского, Ходорковского и мн. др. на это средств хватит, скинутся, если что.
Путин – спортсмен по складу характера. Но тут-то уж не спорт, тут борьба не на жизнь, а на смерть. Сможет ли наш спортсмен так биться? От этого зависит жизнь не только его самого.
Путин, как я не раз убеждался, способен учиться на ходу. Научится он и русскому национализму, коль острая нужда заставляет. Важно, чтобы было у кого и по каким учебникам. И чтобы уча этот урок, он ни на миг не выпускал из рук бразды правления. Иначе все обучение окажется втуне.

Русский вопрос в антирусской постановке
Двойная природа оппозиционных митингов (Болота имени Сахарова, как я их называю) очевидна. В одну телегу искусно запрягли-таки коня и трепетную лань: собранную жаждущими реванша сислибами стотысячную толпу «кристально честных душ» обычных граждан, с одной стороны, а с другой – колонну русских националистов, числом на порядок-два меньше, но с собственными задачами и амбициями.
Соотношение сил ярко выявляется простым сопоставлением двух митингов, прошедших подряд, день за днем, 10 и 11 декабря: не менее 50 тысяч в одном случае и всего от 500 до 1000 человек в другом. Кроме того, известно: кто платит, тот и заказывает музыку, а бюджет митингов – всецело в руках сислибов-реваншистов.
Спрашивается: зачем сислибам этот русский припек к их пышному оппозиционному, национально политкорректному, пирогу? Особенно с учетом еврейского происхождения большинства основных заводил, от Гарри Каспарова и Бориса Немцова – до Григория Явлинского и Виктора Шендеровича? Чем так уж важна для них эта небольшая колонна активистов Русского движения?
Не менее интересно: зачем русские националисты якшаются с сислибами? Какая для них честь маячить перед камерами, что-то крича на фоне шендеровичей?
В политике всегда актуален вопрос: кто кого сумеет использовать, кто на чьем горбу въедет в рай. Сегодня эту дилемму рассматривают в отношении двух движущих сил митинговой стихии: либеральной и русской националистической. Дилемма, понятно, ложная, поскольку вторая из названных сил не обладает никаким потенциалом государственного строительства, в отличие от первой, реально управлявшей страной без малого двадцать лет и сохранившей все связи и рычаги, а главное – огромные деньги и кадровый потенциал. У одного только Кудрина, надо полагать, миллиарды долларов в загашнике – и неограниченный кредит в крупнейших банках мира, который будет без промедления выдан на антипутинский переворот…
В данном случае легче выяснить, зачем националисты примазываются к сислибам. Они сами отвечают на этот вопрос устами Валерия Соловья и Бориса Миронова, наших записных буревестников.
Борис Миронов, как всегда, живет мечтами. На вопрос корреспондента «А вот если б удалось взять слово, что б вы сказали людям, заполонившим проспект?» он ответил: «Спросил бы для начала, много ли среди них русских, попросил бы русских поднять руки, нет, лучше пусть бы они вздымали кулаки, а когда весь проспект вскинул бы кулаки, а так и было, там ведь сплошь были русские, я тогда бы задался вопросом, почему же, когда весь проспект заполнен русскими, когда весь проспект – русские, а на сцене пиршествуют русофобы, руссконенавистники, друзья и соратники Чубайса?!» Надо ли объяснять, что прекрасная мечта так мечтою и осталась. Заразительной, но бесплодной…
Ну, а Соловей – тот не так прост. Ловко выдавая желаемое за действительное, он настойчиво уже в шести заметках подряд внушает русским людям, что режим-де еле держится (Илларионов – тот, наоборот, считает, что режим полностью созрел для силового перехода к диктатуре), что «новая русская революция развивается по классическому сценарию» и что «массовые настроения просто обречены меняться в пользу сил, придерживающихся радикальной позиции». Почему это так? с какой стати? массам что, больше делать нечего, как разрушать трудно наладившееся благополучие? или они уж совсем лишены мозгов, хотят вернуться в 1991 год? Соловей не вдается в такие мелочи.
Он гарантирует честным словом: «Общенациональная гражданская кампании “Россия без Путина!” окажется не просто успешной, а очень успешной. Она окончательно раскачает общество, резко повысит его политическую активность и политический градус в стране». И уверяет в этой связи, что русским националистам «надо участвовать в кампании еще активнее, еще напористее навязывать свою повестку и линию поведения».
Зачем? Затем, что «цель русских националистов, внесистемных левых, Навального и ряда других сил, включая часть демократического лагеря, – полный слом системы колониального угнетения, утвердившейся в России и направленной, прежде всего, против русского народа». А поэтому «любые разглагольствования вроде тех, что националистам надо проводить “свои маленькие уютные митинги”, что “нельзя участвовать в одних мероприятиях с либералами”, исходят от идиотов или откровенных врагов».
По моему-то слабому разумению, от идиотов или откровенных врагов (провокаторов) скорее могут исходить советы кому-то браться за предприятие, заведомо превышающее его силы. Полный слом системы не производят усилиями десяти или даже ста тысяч людей, не связанных ничем, кроме кипения возмущенного разума и туманных представлений об общем благе. Не имеющих ни признанных вождей, ни партийной дисциплины, ни программы, ни кадров, ни теневого правительства, словом – просто усилиями воодушевленной неорганизованной толпы. А ведь ничего другого у Русского движения, простертого в виде неотмобилизованной сети, сегодня нет. Поэтому мечтать о подобных целях можно, только имея в своем мозгу встроенный дефект. И будет такой мечтатель служить своим целям лишь в меру своего дефективного понимания, зато в меру непонимания – неизбежно будет служить чужим целям. Так гласят азы теории управления.
Возможно, Соловей думает, что свержение путинского режима и возврат к власти сислибов будет означать «слом системы колониального угнетения русского народа». Но я думаю, что Соловей так не думает. И не думаю, что читатель думает, что Соловей так думает. Он слишком умен для этого.
Чьим же именно целям предстоит послужить русским националистам в сложившейся ситуации? И каким образом? Кому и зачем на самом деле нужно участие мизерного русского прицепа в составе неслабого либерального эшелона? Об этом Соловей почему-то умалчивает.
Попробуем без него догадаться.

В ожидании кровавого воскресения
Все просто.
Дело в том, что сислибы не могут выступать перед народом, не прикрыв ничем свое истинное лицо. Ибо вид «революции сислибов», вовсе очищенный от националистической примеси, может, на мой взгляд, у нормального русского человека вызвать лишь один возглас, обращенный к народу и к власти: «Добить гадину!». Ибо за прошедшие двадцать лет в словаре синонимов современного русского языка прочно прописалась пара: «либерал – враг народа».
Именно поэтому сислибам, всем этим «бывшим» – немцовым, касьяновым и кудриным – так необходимо националистическое прикрытие, участие русских националистов в их мероприятиях. Прикраса, одним словом. Чтобы защититься от вполне заслуженного чувства негодования со стороны русского большинства.
Вновь, как в 1917 и в 1991 гг., национально чужие, чуждые нам люди норовят прикинуться социально и морально близкими. Примазаться к нам. Ведь мы же все – неважно, русские, евреи, геи, натуралы, националисты, либералы – за справедливость, мы все за добро и прогресс, за честь и достоинство, за права человека, наконец! За вашу и нашу свободу!
Русский народ доверчив, он доказал это и в 1917, и в 1991 гг. Докажет и еще раз, вновь послужив ледоколом для чужаков.
Но этого мало. Русские националисты нужны еще и для другого, гораздо более важного дела. О котором сами-то они, конечно, не подозревают.
Дело в том, что протестанты шаг за шагом все дальше загоняют себя в ловушку без выхода, наращивая потенциал незаконных требований. Совет «активнее, еще напористее навязывать свою повестку» вовсе не случаен. Это указание действовать без оглядки, сжигать мосты, взвинчивать, доводить ситцуацию до абсурда, а в случае отказа власти выполнять абсурдные требования улицы – до взрыва.
Вся суть именно в этом: нужен взрыв.
Казалось бы: зачем так волноваться и напрягаться? Не нравятся выборы? Идите в суд! Подайте сто тысяч заявлений! Завалите суды ими! У вас же полно людей, полно адвокатов, полно денег. Добейтесь отмены выборов по закону, если закон действительно на вашей стороне. При чем тут площадь?
И уж в любом случае – нет никаких оснований сегодня ставить под сомнение будущие выборы президента. Разве Путин нынче гарант Конституции, несущий ответственность за честность минувших выборов? Нет, Медведев. Причем же тут «Путин, уходи!»? Уходить ли Путину, пусть скажет народ в марте, а не Болото имени Сахарова.
Зачем в таком случае нужен миллионный митинг в феврале под лозунгом «Россия без Путина», обещанный Навальным? А вот зачем.
Сислибам нужно, чтобы в феврале пролилась кровь, желательно русская. Нужно новое «кровавое воскресенье», как в 1905 году. Тогда Путин не перешагнет рубеж выборов в марте!
Березовские не пожалеют на это любых денег. Ибо возврата за кровавую черту уже не будет. И тогда конфликт приобретет необратимый характер, а эскалация насилия с обеих сторон может привести к любым последствиям вплоть до гражданской войны и интервенции НАТО или ввода голубых касок ООН. По сербскому, иракскому, ливийскому и т. д. варианту. И тогда сислибы вернутся в Кремль, если не на волне хорошо срежиссированного народного возмущения, то на штыках «миротворцев».
Нужна кровавая жертва! Нужен символ!
Чья же кровь должна пролиться? Надо ли объяснять, кто пойдет на заклание?
На всякий случай – объясню, вдруг кто-то еще не понял.
В роли жертвенного козляти можно, конечно, использовать и кого-то из своих, отработанную фигуру вроде Бориса Немцова: «мавр сделал свое дело, мавра можно уйти». Он отлично сыграл на первом организационном этапе свою роль, но замарался грязными телефонными разговорами и к тому же позволил себя задвинуть в пользу Навального. Утратил лицо. Почему бы теперь и не мочкануть его для общей пользы? Пусть последний раз послужит святому делу низвержения путинского режима!
Но беда в том, что сколько ни мочи немцовых и шендеровичей, а для русского народа из них икону не сотворить. Другое дело, если под роковую пулю нанятого березовскими снайпера, или под тяжкую дубинку подкупленного омоновца, или под кастет или нож «случайного» уличного бойца в неразберихе схватки попадет кто-то из своих – например, милый, симпатичный, всеми ценимый умница и эстет Константин Крылов, который так запомнился неуемно горячими выступлениями с эстрады! И понесет его негодующий народ на руках к стенам Кремля (благо габариты не слишком велики), и пробьет его бездыханным, окровавленным телом, как тараном, кремлевские ворота…
Мне очень не хочется, чтобы сислибы вновь въехали в Кремль, да еще и по русской кровушке на салазках из русских косточек. Как это водится у них.
Поэтому я и пишу об этом.

Революции – быть!
Известно, да и я не раз писал об этом, что на смену буржуазно-демократическим революциям (а в 1991–1993 гг. у нас состоялась именно таковая) неизбежно грядут революции национальные. Что ж, значит пришло время вновь сбыться моим прогнозам.
Страна дозрела: нам нужна революция!
Но только не «революция сислибов».
Нам нужна русская национальная антилиберальная революция. Чтобы окончательно выкинуть ограбивших и едва не уничтоживших нас сислибов из экономики и политики России. А лучше всего – вообще из России. Добить-таки гадину.
Кто первый начнет русскую революцию: Путин и его команда патриотов-силовиков или русские националисты? Основания для этого есть и у тех, и у других. Будет ли это революция «сверху» – или «снизу»? Кто переломит ситуацию, кто возьмет в руки судьбу России? Будут ли эти силы действовать вместе или поврозь?
Кто начнет эту революцию, тот и победит, тот и выиграет первый приз: власть, жизнь, процветание страны. Но если ни у тех, ни у других не достанет ума осознать эту необходимость, то победа может достаться именно их общему противнику: сислибам.
Судя по происходящим событиям, процесс, как говорится, пошел. С одной стороны, 24 декабря наметилось (пока еще не очень сильно) размежевание либерального и национального сектора митингующих. Трещина между ними обречена расти. Это шаг к «революции снизу». С другой стороны, кадровые изменения в АП, ГД и правительстве, смена экономической политики и проч. указывают на начавшуюся «революцию сверху».
Парадокс в том, что свою революцию – точнее, антипутинский мятеж с целью реставрации своей диктатуры – одновременно начали и сислибы. Устроили, так сказать, встречный пал. Сгореть бы им в нем!
Теперь для нас, русских, важно одно: опередить сислибов. Поиметь их.
Неважно, сверху или снизу. А лучше сразу со всех сторон.
Промедление смерти подобно.

Александр Севастьянов

http://www.sevastianov.ru/novosti/revolyutsiya-sislibov-versus-natsionaljnaya-revolyutsiya.html

---------- Post added at 04:40:22 ---------- Previous post was at 04:38:12 ----------

Путин и национальный вопрос

РАЗМИНУЛИСЬ

Прочел статью Владимира Путина «Россия: национальный вопрос» и сильно огорчился. Ни на Суркова, ни на Поллыеву теперь уже не спишешь все камни преткновения, разбросанные этой статьей между автором и русским народом – главным электоральным ресурсом грядущих выборов. Мы были вправе ожидать, с учетом всего произошедшего со дня «восстания Спартака» на Манежке, что кандидат в президенты Путин обратится к русским с приемлемой для них программой национальной политики. Однако никаких плюсов в статье я не обнаружил, кроме общих добрых намерений. Но ими мостят дорогу сами знаете куда.Зато кандидат выдал почти полный набор того, чего сегодня никак нельзя произносить перед русской аудиторией, чего она уже не терпит и слышать не желает. Лучше бы он этого не делал.Перед нами, судя по всему, вполне искренняя и честная позиция Путина, основанная на твердых принципах и идеалах простого советского офицера КГБ «брежневского закала». Которому доступен политэкономический (марксистский, по сути) взгляд, отчасти даже геополитический, но никак не этнополитический, единственно уместный здесь. Позиция выученика соответствующего учебного заведения соответствующей эпохи. Обычного «патриота», так и не понявшего, что нация первична, а государство вторично. К тому же «патриота», втайне мечтающего о восстановлении своей родины – СССР (закономерно и необратимо развалившейся по законам этнополитики). Он не видит сути проблемы, о которой говорит. Не понимает, что произошло на пространстве СССР, не видит объективности и неизбежности произошедшего распада страны по национальным границам. Он душой рвется назад, в Советский Союз, и нас туда пытается тянуть. Из лучших побуждений, натурально.Эта позиция не просто наивна и архаична до смешного. Она во всем противоречит сегодняшей идеологии Русского движения: как в идее, так и в мелочах. Нам предложили прямо противоположное тому, что мы хотели бы услышать. Как шутили при том же Брежневе: товарищ не понимает…В чем это сказалось?Прежде всего: в статье нет ни единого слова о русских национальных проблемах, о русских правах и интересах. Вообще. Как будто их и в самом деле нет – проблем, прав и интересов народа, составляющего 80% населения России, эту самую страну создавшего и давшего ей свое имя, народа, на котором она до сих пор только и держится. Россию легко можно представить себе без любого другого этноса, ее населяющего, – ничего не изменится при этом: ни границы, ни строй, ни общая культура и государственный язык, ни даже характер власти! Но попробуйте представить себе Россию без русских…Плачевно, что в сознании Путина не нашлось места для проблем русского народа. Сделав из них фигуру умолчания, Путин сразу встал на путь дальнейших ошибочных суждений, ведущих в тупик. А именно.1. Во-первых, он ясно показал, что для него нация – это не более чем согражданство, лишенное этнической привязки. Что противоречит науке и жизни. Особенно заметно эта ошибка проявилась в рассуждениях Путина на тему миграции. Начнем с того, что он считает провалом европейской политики не бездумное (под лозунгами толерантности) попустительство иммиграции, в том числе цветной, практиковавшееся в течение многих десятилетий и поставившее Запад на грань жизни и смерти. А как ни странно – совсем наоборот, дружный поворот прозревших европейцев прочь от этой смертоносной практики!Ему не нравится, что «вполне респектабельные европейские политики начинают говорить о провале “мультикультурного проекта”. Чтобы сохранить свои позиции, эксплуатируют “национальную карту” – переходят на поле тех, кого ранее сами считали маргиналами и радикалами». Он, как видим, обвиняет не тех, кто запустил мигрантов в Европу, а тех, кто пытается их выдавить обратно. Не тех, кто разрушает национальные государства, а тех, кто пытается их сохранить, сберечь от разрушения. И напротив, он с неуместным сочувствием говорит о «миллионах людей», которые «в поисках лучшей жизни покидают регионы, страдающие от голода и хронических конфликтов, бедности и социальной неустроенности» – покидают, чтобы превратить обустроенные европейские национальные дома в безобразные коммунальные квартиры. Не на стороне прирожденных хозяев этих домов, а на стороне незваных гостей оказался наш премьер-министр, претендующий на президентское кресло. С его точки зрения, недопустимо, чтобы пришелец оказался «отлученным от возможности успешной карьеры. Прямо скажу – от гражданина, поставленного в такие условия, трудно ожидать лояльности по отношению к своей стране».О чем этот пассаж? Согражданство равноправных людей любой национальности, независимо от происхождения и укорененности в стране: вот что такое нация по Путину, вот каким ему видится идеал населения России, вот в чем видит он залог лояльности этого населения – той стране, управлять которой он намерен. Он ставит гражданство выше этничности. Ему нужны просто граждане, а какой национальности – не важно. Для нас же, русских, именно это важнее всего: какой национальности будут наши сограждане. Ибо у нас другие, более современные научные подходы и принципы. Для нас, в соответствии с этнополитической теорией, нация – это фаза развития государствообразующего этноса, а вовсе не согражданство. И нам не нужны такие новоиспеченные нерусские «сограждане», что растут без спроса у нас под боком, как грибы после дождя. Ибо мы отлично понимаем, что новоявленные «россияне» никогда и ни при каких обстоятельствах не станут русскими, как не стали французами арабы и негры – французские граждане, уже поколениями населяющие Францию. Когда Путин пытается что-то объяснять про «русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар», нам остается только переглянуться с улыбкой скорбного соболезнования…Это расхождение во взглядах наших с претендентом очень существенно. Ведь оно касается такой более чем болезненной для нас темы, как миграционный приток нерусских людей в русские области России, с чем наш народ мириться не желает и не смирится никогда. Понятно, что ожидать от Путина изменения в корне ошибочной современной миграционной политики после этого нельзя. Но пусть тогда и он не ждет какой-то «лояльности» от русских, теснимых с его попустительства инородцами в нашем собственном доме. Ни по отношению к «окоммуналевшей» России, чей нерусский вид станет нам мерзок, ни по отношению к самому себе.2. Во-вторых, Путин делает решающий – и, увы, чудовищно ложный! – вывод из противоестественной оценки мировых этнополитических реалий: «За “провалом мультикультурного проекта” стоит кризис самой модели “национального государства” – государства, исторически строившегося исключительно на основе этнической идентичности». С больной головы да на здоровую! Веками, оказывается, народы жили и строили свои государства неправильно, теперь надо менять базовые принципы? Англичане строили Англию для англичан, немцы Германию для немцев, евреи Израиль для евреев, а все бывшие советские республики естественно стали этнократиями… И это все – ошибочки? Нет, уважаемый претендент, это – естественно-историческая норма. Которую надо не разрушать, а сохранять и поддерживать.Но ведь и наша Россия тоже строилась именно так, ее строили мы, русские, для своих детей и внуков, не очень-то спрашивая другие народы, а многих склоняя к компатриотству грубой военной силой. Путин хочет отменить наш опыт, нашу практику? Переиначить историю России? Сделать выбор в пользу «мультикультурного проекта» вместо «национального государства»? Перезаложить этнические основы российской государственности по-новому? Это операция на сердце без наркоза, она может кончиться только летально.Тут чувствуется уродливость именно советского политического воспитания, накрепко вбитая в Высшей школе КГБ, где об азах этнополитики и слыхом никто не слыхивал. Путин, может, и не виноват, это его так учили: «Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство». Перед нами распространенная ошибка, а порою и попросту вранье. Кто-то соврал в юности Путину, он заучил и теперь невольно врет нам. (Путин неловко ссылается тут на философа Ивана Ильина, но мало ли что писал немец по матери Ильин, идейно оформлявший имперский период нашего развития! Другие времена – другие песни.)Однако история не допускает двоякого толкования: Россия создавалась именно и только русскими как русское национальное государство. И была создана как таковое еще в XV веке, о чем имеется не одна соответствующая монография. Вкрапление, включение иных народов, далеко не всегда добровольное или даже хотя бы просто сознательное, было лишь сопутствующим явлением, но никак не нашей целью.3. В-третьих, незнание истории русского народа и азов этнополитики (плюс знание фальсифицированной истории России) привело Путина к опасному в своей маловразумительности тезису: «Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом – и не на плебисцитах и референдумах, а кровью».Что за чушь? Все нормальные народы под самоопределением понимают свой этнический суверенитет и государственность, но получается, что русским в этом Путин решительно отказывает. Татарам, чеченцам, якутам, адыгам, башкирам и т.д. – можно, русским – нет. А взамен он предлагает нам, не спросившись, весьма сомнительную честь быть «культурным ядром», «скрепляющей тканью этой уникальной цивилизации»… И подчеркивает, чтобы не оставалось сомнений: «Глубоко убежден, попытки проповедовать идеи построения русского “национального”, моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории». Перед нами либо плод незнания и глубоких личных заблуждений, либо, скорее всего, результат кем-то совершенного подлога: ведь «национальное» государство – вовсе не значит «моноэтническое». Не знаю, кто вложил Путину в голову эту аберрацию, но дело сделано черное. Кстати, полиэтническое государство (Россия именно такова) – не значит многонациональное. Многонациональным в мире считается государство, где относящихся к одному этносу граждан менее 67%, а русских в России более 80%, она мононациональна. Но эту диалектику Путину не преподавали.Напуганный какими-то злонамеренными советниками Путин пугает, в свою очередь, читателя: «Если многонациональное общество поражают бациллы национализма, оно теряет силу и прочность». Мировая практика свидетельствует об обратном: самые сильные и прочные государства – национальные. Например, Англия или Германия в XIX – первой половине XX вв., Китай или Япония сегодня. Пугает, а нам не страшно…Чтобы подсластить пилюлю, Путин, отказывая русским в суверенитете, предлагает продвигать в массы русский «культурный канон» – «список 100 книг, которые должен будет прочитать каждый выпускник российской школы». Мерси, конечно… Только кто будет этот канон составлять? Венедиктовы, паины, тишковы, сарновы? Вот, к примеру, выдающийся пиита современности Дмитрий Быков уже заявлял, что ни к чему проходить в школе «Капитанскую дочку» Пушкина, она-де ничего не дает современной молодежи (о том, что именно она-то и закладывает краеугольный камень русской нравственности – ни гу-гу!).Путин добавляет сахарку: «Соответствующие требования должна задавать и государственная политика в области культуры. Имеются в виду такие инструменты, как телевидение, кино, Интернет, массовая культура в целом, которые формируют общественное сознание, задают поведенческие образцы и нормы». А тут кто будет править бал? Лунгины-дыховичные? Русский народ показательно несубъектен и несуверенен ни в политике, ни в культуре. Государство, веками имитировавшее его субъектность и суверенность, с этой ролью демонстративно рассталось, а самоорганизоваться русским не дают законы. Кто же будет выражать его интересы и права? Путин об этом явно никогда не думал, и сказать ему нечего, кроме невнятных мечтаний.Из этих мечтаний надо выделить одно, для нас явно не полезное: «Необходимо создать специальную структуру, отвечающую за вопросы национального развития, межнационального благополучия, взаимодействия этносов… Это не должно быть стандартное ведомство. Скорее речь должна идти о коллегиальном органе, который взаимодействует непосредственно с президентом страны, с руководством правительства и имеет определенные властные полномочия».Но нам, русским, не нужен аналог покойного Миннаца, а тем более совещательный орган при президенте (есть уже Общественная палата, от коей толку, как от козла молока). Нам нужно полноценное Министерство по проблемам русского народа, где был бы и департамент по делам народов России, в соответствии с пропорцией населения страны. Если же будет сформирован очередной «коллегиальный орган», то можно быть уверенным, что организации, реально владеющие русской темой и выражающие права и интересы русских, туда не попадут или будут растворены в массе.Еще о грустном: «Мы, конечно, должны развивать нашу демократическую, многопартийную систему… Но нельзя допустить одного – возможностей для создания региональных партий, в том числе в национальных республиках… Тот, кто попытается опираться на националистические, сепаратистские и тому подобные силы и круги, должен быть незамедлительно, в рамках демократических и судебных процедур, исключен из выборного процесса».Это означает: партий по национальному признаку у нас по-прежнему не будет, вопреки элементарным правам человека. И лидерам национальным (а значит и русским) ходу дано также не будет. Это, увы, обрекает Русское движение на конфронтацию с Кремлем, что контрпродуктивно для обеих сторон, а Путина может лишить народной поддержки в ближайшие годы, как раз когда она ему ой как понадобится.* * *Выход путинской статьи о национальном вопросе заметно повлияет на предвыборный расклад, это очевидно. Но совсем не так, как надо бы для Путина.Безусловно, русские люди не должны допустить ни срыва президентских выборов, ни возвращения под любым соусом к власти «системных либералов», врагов народа и России. Это – прежде всего, важнее всего для нас. Мы не должны позволить Болоту имени Сахарова диктовать политическую погоду в нашей стране.Но на самих выборах после такой публикации голосовать за Путина русским людям, прямо скажем, не обязательно.Если же Путин победит на выборах, русским националистам предстоит напрячь все силы, в том числе легальные, чтобы довести до его девственного (в этнополитическом смысле) сознания – русскую повестку дня.

http://a-sevastianov.livejournal.com/10113.html

---------- Post added at 04:41:36 ---------- Previous post was at 04:40:22 ----------

Слепые ведут слепых... в революцию

Вернулся с круглого стола в Союзе писателей, где под председательством С. Бабурина проходило обсуждение грядущего марша 4 февраля и связанных с протестным движением тем. Настроение отвратительное. Видеть, что дело движется к катастрофе - и понимать, что предотвратить это нет возможности, тяжело... Лейтмотивом большинства выступавших стали слова Владимира Тора о том, что сегодня российское общество разделено на два лагеря: Путин и правящие круги - и все несогласные со статусом кво. И что следует приложить все усилия и заключить любые союзы для того, чтобы "сковырнуть режим". Подход злостно примитивный, не только упрощающий, но и извращающий действительную картину.
Против т.н. "революции" отчетливо и резко выступили только двое: Николай Павлов и я. Оба - ветераны Русского движения (Павлов - вообще один из наиболее ранних, к тому же участник обороны Белого Дома в 1993 году), много повидавшие, не питающие иллюзий. У нас обоих призрак революции и гражданской войны вызывает прилив отвращения и самых мерзких предвидений. Ощущаю на себе шкуру авторов знаменитого сборника "Вехи" (1909), которых Ленин назвал "ренегатами" за демонстративный отказ от идеалов революции. Сегодня все клянут большевиков и понимают, что именно веховцы были правы в своем отрицании "великих потрясений", но в то время на них обрушились со всех сторон.

Выступать давали по пять минут. Я сказал следующее.
За минувший год я убедился в двух вещах:
1. Русское движение не готово к революции, оно раздроблено и не имеет никакой базы для взятия и удержания власти, для эффективного управления страной. Поэтому неудивительно, что инициатива - у либералов (читай: врагов народа, наших ГЛАВНЫХ противников), среди которых на первом месте реваншисты, мечтающие вернуть Россию к ельцинским временам, в 1990-е. Они держат в своих руках все основные рычаги протестного движения: финансовые и организационные (в т.ч. медийные). Русские националисты при них - массовка, наполнитель, вроде изюма в творожной массе. Голоса нам не дают, вот, к примеру, Белову не дали (Белов с места: "За меня говорил Навальный!"), принимают плохо, освистывают, едва терпят, поливают грязью в СМИ. Вот публикация из "Новой газеты" с фотографией заседания совета организаторов митинга: за столом сидят господа: Рыжков, Навальный, Акунин и др., а поодаль стоит Тор, ему места за господским столом не нашлось. Вот таково истинное положение дел, соотношение сил участников. Мы лишь таскаем для них каштаны из огня. Свяжемся с ними сегодня - после не отмоемся, а если поможем победить - на наши могилы будут плевать дети и внуки. Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых.
2. Трагизм нашего положения в том, что воевать приходится на два фронта. Против либералов, с одной стороны, и, к сожалению, против Путина - с другой. Своим выступлением по нацвопросу он бросил нам вызов (ничего умнее не придумал!). Он показал, что так и не услышал за двадцать лет голос русского народа. Попер буром против националистов. Лишил нас всякой возможности поддержать его в данном противостоянии.
Сказанное означает, что история дала нам задание на ближайшую пятилетку: создать дееспособное Русское движение, включая пусть не единственную, но основную русскую партию и теневое правительство. Перехватывать власть придется, но к этому надо готовиться серьезно, а не бросаться в кавалерийской атаке с шашками на танки.

Почему сегодня возникло массовое протестное движение? Конечно, не потому что фальсифицированные выборы вызвали народное возмущение. Вспомнила бабушка девичий стыд! Двадцать лет выборы фальсифицировали - и ничего, а тут вдруг возмутились! Понятно, дело не в этом, а в том, что подросло поколение, которое не переживало 1991 год, не помнит кошмарных 1990-х, всех последствий предыдущей революции. Оно не боится анархии и разрухи, не чувствует ответственности, не страшится последствий своей "рр-революционной" активности. А вот мы, люди старшего поколения, понимаем свою ответственность и страшимся.

Мы с Павловым выступили в числе первых. После чего несколько часов выслушивали мнения сторонников революции, в том числе таких рьяных, как Борис и Иван Мироновы, Константин Крылов, Александр Краснов и другие. Выступил и Гарри Каспаров, представлявший на круглом столе сторону либералов и пытавшийся всех убедить в том, что либералы, как и националисты, бывают разные, как плохие, так и хорошие. Вел собрание Сергей Бабурин, еще недавно просивший у Путина ярлык на руководство Русским движением, а сегодня честивший кадидата в президенты почем зря.

Кстати, профессор, завкафедрой пиара МГИМО Валерий Соловей, первым призвавший народ к революции и даже к захвату Государственной Думы, заявленный в анонсе сегодняшнего мероприятия, благоразумно отсутствовал на нем. Мавр сделал свое дело?

В итоге мне захотелось дополнить свое выступление некоторыми соображениями.

1. О том, чего стоят либералы как союзники, лучше всего свидетельствует пример Эдуарда Лимонова, который, потратив несколько лет на раскрутку всей этой сволочи при помощи шествий, пикетов и митингов, особенно по 31-м числам, теперь жалуется, что у него "украли революцию". Соратнички бестрепетно кинули его при первой же возможности, цинично и просто. Поделом! Знай, с кем связываешься! То же будет и с нашими идеалистами, новыми "русскими революционерами". Потому что победит тот, у кого сила. А главная сила современности - это деньги и СМИ (в т.ч. интернет). И наши возможности противостоять либералам в этом отношении не просто малы - ничтожны. Только, в отличие от Лимонова, русским националистам легко не отделаться: победив Путина, либералы в первую голову расправятся с бывшими союзниками, на горбу которых они въедут в Кремль. Пусть въедут ненадолго - времени вполне хватит на то, чтобы произвести необратимые роковые перемены, добить нашу страну и наш народ. А в первую очередь - русских националистов, которые мгновенно превратятся из главных союзников в главных противников. Благо будет тем из них, кто успеет убежать за рубеж. Либералы знают, как и что делать, они помнят свои ошибки 1990-х, и сделают все как надо. Союзничество националистов с либералами - огромная стратегическая ошибка и в смысле цели, и в смысле средств.

2. Неоднократно звучавший тезис о том, что главное сегодня - "сковырнуть режим" и лично Путина, а с кем при этом союзничать - неважно, один к одному напомнил мне власовскую теорию. Мол, главное - свергнуть коммунистический режим и лично Сталина, а в союзе с кем - неважно: хоть с самим дьяволом, хоть с Адольфом Гитлером. Но у меня лично власовщина в любом своем проявлении вызывает лишь одну реакцию, одно стремление: схватить саперную лопатку и ринуться в рукопашную. Как это сделал мой отец летом 1945 года под Будапештом. Власовская логика для русских недопустима. Никогда и ни по какому поводу.

3. За круглым столом звучали дифирамбы русскому народу, счастливо наконец-то "проснувшемуся". Подчеркивалось, что теперь уж народ не тот, что был когда-то! Увы, это ошибчное мнение. Народ именно тот же, что был в 1917 и в 1991 гг. И расплачиваться за свою глупость и слепоту, если совершит очередную революцию, будет так же. Снова будут миллионами гибнуть невинные и далеко не худшие русские люди, будет кровавый хаос, анархия и разруха... К власти снова придут люди без чести и совести, худшие из худших... Чтобы привлечь на свою сторону регионы, они будут обещать им полномочия, "кто сколько проглотит", поставив этим Россию на грань окончательного развала...
Народ вскоре поймет все это, но будет уже поздно.
Обидно, что русская погибель готовится сегодня русскими же руками.
Сегодня все честят почем зря Ельцина и Путина, обвиняют режим во всех грехах. А ведь винить-то следует тех прекраснодушных, благородных, высоконравственных и самоотверженных людей, что "защищали" в августе 1991 года Белый Дом, возводили на танк и к вершинам власти Ельцина, обличали КПСС и ГКЧП и т.д. Они ведь тоже совершали "революцию". Это их искренний и наивный порыв привел к власти всех тех, кого народ сегодня яростно клянет, послужил первопричиной всех губительных перемен, призошедших с нами за двадцать лет...
Когда мы поймем, наконец, что любая революция - это ВСЕГДА плохо, что это ВСЕГДА чума. И что чумой холеру не лечат!

Боюсь, что к этой теме придется еще возвращаться. Но пока хватит и того.

Русские люди!
Ни шагу на шествие к Болоту, намеченное на 4 февраля!

http://a-sevastianov.livejournal.com/10863.html