PDA

Просмотр полной версии : Кто организовал "революцию"



Velikoros14
10.11.2011, 19:03
«Демон революции» на службе у Запада

Александр Елисеев

06.11.2009

Фигура этого предводителя революционного движения в России была настолько зловещей, что он удостоился прозвища - «демон революции». И даже сегодня мало кто решается дать положительную оценку деятельности Троцкого, который воплощал в себе все антинациональное, что было в российской революции.

1. Красный западник

Основатель «научного социализма» К. Маркс учил, что социалистическая революция сможет победить лишь в планетарном масштабе. И произойти это должно тогда, когда мировой капитализм исчерпает все возможности для дальнейшего развития.
Последователи Маркса в России трактовали это положение по-разному. Умеренные социал-демократы (меньшевики) считали, что главной задачей является развитие капитализма. По их мнению, российская революция должна была ограничить себе рамками буржуазно-демократических преобразований. И лишь в отдаленном будущем, после успешной капитализации, можно будет говорить о социалистических преобразованиях.
Напротив, революционные марксисты (большевики) во главе с В. И. Лениным, видели в слабости российского капитализма огромное преимущество. Ленин утверждал, что западному пролетариату будет трудно сделать первый шаг навстречу социалистической революции потому, что «передовые» страны Запада достигли высокого уровня развития капитализма. Иное дело – Россия. Она проделала некоторый путь капиталистического развития, но не прониклась им в полной мере. Поэтому Россия является «слабым звеном» в цепи мирового империализма.
Ленин надеялся на то, что русские рабочие, в союзе с беднейшим крестьянством, начнут мировую революцию и, тем самым, вдохновят передовой западный пролетариат. А уж он-то доведет все «до победного конца».
Троцкий занимал в данном вопросе особую позицию. Он не очень-то надеялся на российскую буржуазию и ее способность довести развитие капитализма до конца. Еще в 1906 году «демон» предсказывал: «В стране экономически отсталой пролетариат может оказаться у власти раньше, чем в стране капиталистически передовой… Русская революция создает, на наш взгляд, такие условия, при которых власть может (при победе революции – должна) перейти в руки пролетариата, прежде чем политики буржуазного либерализма получат возможность в полном виде развернуть государственный гений». («Итоги и перспективы»)
Как и Ленин, Троцкий допускал, что социалистическая революция вполне может начаться в России. Но в отношении социалистического движения на Западе Лев Давидович испытывал серьезный скепсис – как выяснилось позже, вполне оправданный. Троцкий решил сделать главную ставку не на западный пролетариат, а на западную буржуазию. Он считал, что с ней вполне можно заключить взаимовыгодную сделку. Западные плутократы должны были поддержать социалистическую революцию в России, а лидеры этой революции, придя к власти, должны были оказать Западу множество разных услуг.
При этом Троцкий ориентировался на «передовые» круги западной буржуазии, выступающие за стирание национальных границ и демонтаж национальной государственности.
Он исходил из того, что интернационализация капитала и глобализация мира подтолкнут развитие капитализма, а, следовательно, и ускорят процесс его исчерпания. В то же самое время, Россия, возглавляемая социалистами, станет чем-то вроде «красного жандарма» Запада, защищающего ее от сил национализма и «реакции». Кроме того, такая Россия стала бы источником финансовых и природных ресурсов для европейских стран. Сами же они, по мысли Троцкого, должны быть объединены в единую федерацию: «Соединенные Штаты Европы есть лозунг революционной эпохи, в которую мы вступили. Какой бы ход ни приняли в дальнейшем военные действия; как бы дипломатия ни подвела итоги нынешней войне; каким бы темпом ни пошло в ближайший период развитие революционного движения, лозунг Соединенных Штатов Европы получит во всех случаях огромное значение, как политическая формула борьбы европейского пролетариата за власть. В этой программе находит свое выражение тот факт, что национальное государство пережило себя - как рама для развития производительных сил, как база для классовой борьбы и, тем самым, как государственная форма диктатуры пролетариата». («Программа мира»)
России отводилась еще и роль катализатора революционного движения на Западе. «По Троцкому, периферия революционизирует центр, - пишет Б. Межуев. - Но при этом прежние иерархические отношения между ним и периферией сохраняются и даже укрепляются – центр в процессе мировой революции восстанавливает свое доминирующее положения». («В объятиях большевизма»)

2. Учитель «демона» - финансовый гений

Эти идеи Троцкий, по большей своей части, заимствовал у Александра Парвуса (Гельфанда) - немецкого социал-демократа и, одновременно, крупнейшего предпринимателя, успешно торгующего продовольствием и оружием. Парвус выражал интересы той части буржуазии, которая выступала за всемерное развитие мировой торговли – вплоть до отмены любого протекционизма. «Таможенные барьеры стали препятствием для исторического процесса культурного объединения народов, – утверждал этот социалист-капиталист. – Они усилили политические конфликты между государствами».
Историк Ю. В. Емельянов в книге «Троцкий. Мифы и личность» пишет: «Создается впечатление, что представитель влиятельных финансовых кругов Парвус (и, видимо, не он один) делал все от себя зависящее, чтобы приход к власти социал-демократов в западноевропейских странах не привел к краху капиталистической системы. Но, выражая интересы межнациональных финансовых группировок, он явно был заинтересован в том, чтобы общественные изменения в мире привели бы к тому, чтобы национальная буржуазия различных стран была поставлена под контроль международных монополий и надгосударственных структур интегрированной Европы. В конечном счете, история XX века в Западной Европе пошла именно по тому пути, который намечал Парвус».
Именно Парвусу принадлежит проект создания некоего революционного центра, который бы принял участие в управлении мировой экономикой – за счет национальных богатств какой-нибудь страны.
«Парвус, с позиции финансиста, считал, что мировая революция возможна при одном условии: «штаб» этой революции должен получить контроль над мировой финансовой системой, что, в свою очередь, позволит диктовать и внедрять марксистскую идеологию, - пишет В. Кривобоков. - Для достижения этой цели необходимо осуществить для начала революцию в одной стране, по возможности богатой, обратить в наличность все ее национальное достояние и, получив, таким образом, беспрецедентно колоссальную сумму, интегрировать ее под своим контролем в мировую финансовую систему. При этом прагматичный до мозга костей Парвус считал, что систему эту абсолютно не обязательно перестраивать, подгоняя ее под свои цели, совершенно достаточно получить над ней контроль. Тот факт, что мировая финансовая система того времени формировалась исключительно капиталистическими государствами и предназначалась для обслуживания капитализма в чистом виде, мало волновало марксиста Парвуса». («Финансовый гений Ленина»)
Как видим, Парвус выступал против ликвидации капитализма – в обозримой перспективе. Будучи капиталистом, он считал важнейшей задачей ускорить процесс интернационализации капитала. А как социалист, он хотел «прорыть» гигантский канал для экспорта марксизма. Для этих целей и была выбрана Россия.

3. Вместе с плутократией – за социализм

Парвус и Троцкий попробовали реализовать свой лево-глобалистский проект в 1905 году, когда Россия корчилась в огне «первой русской революции». Эта сладкая парочка сумела оседлать советское движение в Петербурге. Используя свои финансы и связи, Парвус продвинул Троцкого в заместители председателя Петербургского Совета (сам он стал членом исполкома данного органа). При этом под эгидой Совета был выпущен некий «Финансовый манифест», в котором население России призывали всячески подрывать русский рубль: «Следует отказаться от амортизационных выплат, так же как и вообще от всех выплат в пользу государства. При заключении любых сделок, включая заработной платы, оплата должна производиться золотом, а в случае, если сумма не превышает 5 рублей, полновесной монетой. Все депозиты должны быть отозваны из сберегательных банков и из государственного банка и выплаты должны производиться золотом».
Понятно, что в данном случае Троцкий и Парвус выступали в качестве глашатаев мировой финансовой олигархии, которая стремилась свергнуть русское самодержавие – с тем, чтобы установить свой контроль над богатствами России.
Они надеялись использовать мощь западной плутократии в целях социализации России. Иными словами, готовилась грандиозная сделка.
Однако, она была сорвана – русской армией и полицией. Троцкий и Парвус были арестованы и приговорены к ссылке, но им удалось бежать. В дальнейшем они еще какое-то время продолжали сотрудничать, но уже во время Первой мировой войны Троцкий начинают собственную игру – опираясь на более могущественных покровителей.
Так, можно с полной уверенностью утверждать, что «демон революции» был вовлечен в деятельность масонских лож. В этом плане очень важную информацию приводит участник берлинской ложи «Великий Свет Севера» С. А. Соколов. В своем письме (12 марта 1932 года) «мастеру» А. К. Элухену он разбирает список лиц, которых крайне правые эмигранты из России относили к масонам: «Как показывает анализ, список составлен по следующему рецепту. Там имеется известное количество подлинно масонских имен, к ним добавлены различные имена эмигрантских деятелей и лиц, не принадлежащих к масонству, и все это сдобрено именами виднейших большевиков, умерших и живых: Ленина, Янкеля Свердлова, Максима Горького, Зиновьева... Мы решительно и категорически заявляем, что все упомянутые большевики к масонству (тем паче русскому) не принадлежат и не принадлежали. В этом смысле есть только одно исключение... Троцкий был некогда...рядовым членом одной из французских лож, откуда согласно Уставу был механически исключен за переездом в другую страну без извещения и за неуплату обязательных сборов».
Но действительно ли Троцкий перестал быть масоном? Анализируя обстоятельства его исключения, историк О. Ф. Соловьев обращает внимание на то, что «неуплата сборов влечет обычно не исключение, но т. н. радиацию, или временное отстранение нарушителя от занятий в ложе до погашения задолженности, когда все его права восстанавливаются. Отсюда вытекает, что Троцкий оставался масоном с возможным обретением помощи и содействия посвященных в решении своих дел». («Русские масоны»)
Масонство объединяло в своих ложах всю тогдашнюю элиту западных демократий. Поэтому неудивительно, что эти самые демократии оказали Льву Давидовичу максимально возможное содействие. В 1915-1916 годах он жил во Франции, где принимал активное участие в выпуске социал-демократической газеты «Наше слово». Газета занимала радикально-интернационалистические и пораженческие позиции, в связи с чем русский посол в Париже А. П. Извольский неоднократно требовал от союзников закрыть этот явно недружественный России орган. «Только после обнаружения двух экземпляров издания у солдат русского экспедиционного корпуса, которые не желали отправляться на фронт, и нового обращения царского посла 14 сентября 1916 г. последовало правительственное решение о выдворении Троцкого из страны и закрытии «Нашего слова», - пишет О. Ф. Соловьев. - Но и потом он свыше месяца оставался на месте, добиваясь разрешения выехать в Швейцарию или Швецию, пока его с семьей не отправили под эскортом двух полицейских в Испанию. Однако к нему была проявлена французской полицией странная любезность, ведь в квартире «опасного» революционера даже не произвели тривиального обыска, ограничившись опечатыванием входной двери». («Русские масоны»).
В конце концов, Троцкий покинул Старый Свет и перебрался в Северо-Американские Соединенные Штаты (САСШ). Есть данные о том, что там-то он и был завербован агентом британской и американской разведок В. Вайсманом.
Но в Америке Троцкий пробыл недолго – в России произошла антимонархическая революция, организованная при живейшем участии масонских «братьев» Троцкого. Настал звездный час «демона революции».
Троцкий уплыл из Америки на пароходе «Христиан-Фиорд». По пути его задержали спецслужбисты из канадского бюро английской разведки по подозрению в шпионаже на Германию, и Троцкий вынужден был провести месяц в лагере для немецких военнопленных. (Правда, условия его содержания были достаточно мягкими.) Существует мнение, согласно которому англичане осуществили тогда «операцию прикрытия» - в последующем никто не должен был заподозрить Троцкого в том, что он сотрудничал с англичанами. Ведь они же его и посадили… В конце концов, Троцкого выпустили, и сей «пламенный революционер» благополучно добрался до России.

4. Агент влияния Антанты

В революционной России Троцкий примкнул к Ленину и партии большевиков. Раньше между двумя социал-демократическими лидерами существовали серьезнейшие разногласия, но о них тактично забыли – в прагматических целях. Ленину было очень важно заручиться поддержкой мировой олигархии. Он резонно предполагал, что Антанта может принять самые решительные меры для того, чтобы не допустить большевиков до власти, ибо ленинцы выступали за немедленный мир с Германией.
Союз с западником Троцким был сигналом о том, что Ленин вполне готов к разного рода компромиссам с Антантой.
И Антанта восприняла Октябрьский переворот достаточно спокойно, ведь вторым человеком в Советском государстве был ее агент влияния. Троцкий стал наркомом иностранных дел, сделав на этом посту все для сближения с Англией и Францией. В первой половине 1918 года он активно контактировал с британской разведкой. Об этом рассказывает прожженный английский шпион Б. Локкарт. По его утверждению, «английская разведка рассчитывала использовать в своих интересах разногласия между Троцким и Лениным». Сам Локкарт держал постоянную связь с наркомом иностранных дел и даже встречался с ним в его же собственном кабинете. Шпион безо всякого стеснения утверждает, что «мечтал устроить с Троцким грандиозный путч».
«Демон революции» упорно лоббировал идею союза РСФСР и Антанты, причем на весьма непростых для России условиях. Нарком был готов на то, чтобы обеспечить союзникам контроль над нашими железными дорогами, предоставить им порты Мурманска и Архангельска с целью ввоза товаров и вывоза оружия, разрешить допуск западных офицеров в Красную Армию. Более того, «демон революции» предлагает осуществить интервенцию Антанты в Россию по приглашению самого Советского правительства. Такое предложение неоднократно и вполне официально обсуждалась на заседаниях ЦК. В последний раз это произошло 13 мая 1918 года.
Троцкий уже откровенно выступал за войну на стороне союзников – 22 апреля он заявил, что новая армия нужна Советам «специально для возобновления мировой войны совместно с Францией и Великобританией против Германии». На «просоветскую» интервенцию очень надеялись многие деятели Антанты, и в этих надеждах их поддерживали западные представители в РСФСР. Так, Локкарт считал необходимым заключить с большевиками детально разработанный договор и «доказать им делами, что мы готовы, хотя и не поддерживая напрямую существование Советов, не бороться с ними политическим путем и честно помогать им в трудно начинающейся реорганизации армии».
Пробный шаг был сделан уже 2 марта, когда Мурманская народная коллегия, являвшаяся коалиционным (Советы, земства и т. д.) органом местной власти и возглавлявшаяся сторонником Троцкого А. Юрьевым, «пригласила» в город две роты солдат английской морской пехоты. Сделано это было по благословению самого наркоминдела, который телеграфировал: «Вы обязаны незамедлительно принять всякое содействие союзных миссий». На следующий день английские военные моряки в количестве 150 человек вошли в город (к началу мая иностранных солдат будет уже 14 тысяч человек).
Через три дня, 5 марта Троцкий официально встретился с английским и американским представителями – Локкартом и Р. Робинсоном. На встрече он объявил о том, что большевики готовы принять военную помощь Антанты. А 11 марта, во время проведения IV съезда Советов, президент США Р. Вильсон прислал телеграмму, в которой обещал РСФСР всемерную поддержку в деле защиты ее суверенитета – ясно от кого. Но политические весы уже слишком сильно склонились на сторону «германофила» Ленина, и от помощи демократий, в конечном итоге, отказались. Троцкий же в скором времени был снят со своего поста, который занял более управляемый Г. В. Чичерин. Льва Давидовича направили руководить Красной Армии.

4. Творец гражданской войны

На новой должности Троцкий сделал все для того, чтобы развязать в России братоубийственную бойню. Так, 25 мая 1918 года он отдал провокационный приказ о роспуске Чехословацкого корпуса. И это привело к тому, что корпус восстал, после чего советская власть оказалась свергнута на больших пространствах Сибири, Урала и Поволжья. С этого момента в России и началась настоящая гражданская война – до этого антибольшевистские силы не могли похвастаться какими-то серьезными успехами.
Весной 1918 года крупномасштабного столкновения еще можно было избежать. Ленин тогда задумывался о компромиссе с предпринимателями, о чем свидетельствует его статья «Очередные задачи Советской власти». Но после мятежа война стала неизбежной.
Здесь Троцкий действовал явно по указке Антанты. Решение о восстании было принято «союзниками» еще в декабре 1917 года в Яссах. Но они все-таки решили выждать некоторое время, надеясь, что Троцкому удастся втянуть Россию в союз с Антантой. А когда эти планы окончательно провалились, то была организована масштабная провокация, ввергшая Россию в длительную войну.
И Троцкий постарался, что бы эта война затянулась как можно дальше. Ему, как и западными демократиям, нужна была ослабленная Россия, которую легко было бы поставить в зависимость от Запада.
Есть все основания полагать, что гражданская война могла бы окончиться еще в 1919 года. Однако, Троцкий, со своим «военным гением», этого не допустил.
Так, весной 1919 года наркомвоенмор перебросил многие красные части на Запад, в направлении Карпат - якобы для поддержки Венгерской Советской Республики. Но ведь эти части очень пригодились бы в сражениях с белыми. А так, в мае 1919 года 60 тысяч красных были вынуждены сдерживать 100 тысяч деникинцев. Белые тогда взяли Царицын и Екатеринослав, после чего Троцкий подал в отставку (ее так и не приняли). Более того, он заявил о том, что центр мировой революции теперь нужно перенести из России в Индию, куда следует бросить корпус из 30-40 тысяч всадников. Что же это еще иное, как не саботаж? Троцкий явно хотел, чтобы красные как можно больше увязли в противостоянии с белыми. Поэтому он и «валял дурака» по поводу Индии, временно отключая свою кипучую энергию от «красного проекта». Разумеется, сей махинатор экстра-класса ни о каких красных конниках в Индии всерьез и не думал. Дурака-то он валял, но сам дураком не был.
Кстати, тот же самый Троцкий выступал категорически против создания крупных кавалерийских соединений в РККА. Так, он заявил С. М. Буденному следующее: «Вы не понимаете природы кавалерии. Это же аристократически род войск, которым командовали князья, графы и бароны. И незачем нам с мужицким лаптем соваться в калашный ряд». А ведь без кавалерии красным не пришлось бы совсем туго.
Отдельная тема для разговора: «Троцкий против Махно». В июне 1919-го «демон революции» обвинил махновцев в том, что они открыли белым фронт на участке в 100 км. Хотя партизаны легендарного батьки бились с белыми упорно – в течение двух недель после того, как им нанесли поражение в двадцатых числах мая. Махно был объявлен Троцким вне закона и его перестали снабжать боевыми припасами и другим военным имуществом. При этом белые специально отпечатали приказ Троцкого и распространяли его – с целью деморализовать красных. В результате, «по вине Троцкого была потеряна Украина, и белогвардейцы начали наступление на Москву, хотя была возможность их контратаковать и отбросить на юг». (Р. К. Баландин. «Маршал Шапошников. «Военный советник вождя»)

5. Лоббист иностранного капитала

Троцкого часто представляют как фанатика мировой революции, готового ввязаться в бой с западным капитализмом. На самом же деле Троцкий сделал все для того, чтобы этот бой предотвратить. Судя по всему, именно он сообщил, по своим зарубежным каналам, о подготовке германской «революции» 1923 года, в которой планировалось задействовать 200-тысячный корпус РККА. Известно, что порученец Троцкого Е. Беренс тесно контактировал с эмигрантским кружком масона и либерала А. И. Гучкова. Зачем-то ему понадобилось обсуждать с гучковцами вопрос о возможном содействии РККА – как будто бы эмигранты были в нем как-то заинтересованы. На самом же деле Троцкий элементарно слил информацию своим западным покровителям, да еще и заручился алиби перед своими кремлевскими коллегами.
При этом Троцкий часто спорил с Коминтерном и его лидером Г. Е. Зиновьевым, который настаивал на экспорте революции в Европу и в Азию. Так, он утверждал: «Потенциальная советская революция на Востоке для нас сейчас выгодна главным образом как важнейший предмет дипломатического товарообмена с Англией».
Более того, «демон революции» активнейшим образом способствовал обогащению западных капиталистов. В начале 20-х годов его поставили во главе наркомата путей сообщения. Тогда-то он и осуществил сделку, крайне выгодную для западных воротил.
Именно под его руководством происходила массовая закупка паровозов в Швеции, на заводе, принадлежащем фирме «Нидквист и Хольм». Советская сторона заказала 1000 паровозов – на общую сумму в 200 млн. золотых рублей (это, к слову, примерно четверть золотого запаса страны). Почему-то красные вожди выбрали фирму, производственные мощности которой не позволяли выпустить это количество. Но не беда - советская сторона заплатила шведам деньги для того, чтобы они построили приличный завод для производства паровозов. «Когда вы хотите купить ботинки, разве вы должны давать торговцу обувью кредит на постройку кожевенной фабрики?» – резонно вопрошает по этому поводу историк Н. В. Стариков. В 1921 году планировалось собрать 50 паровозов. «А далее заказ равномерно распределялся на… пять лет, в течение которых шведы на наши деньги должны были построить завод! В 1922 году покупатель получал 200, в 1923-1925 гг. – по 250 паровозов ежегодно. Помимо того, советская сторона выступала не только покупателем, но и кредитором. И речь идет не об оплаченной вперед стоимости паровозов. В мае 1920 года шведская фирма получила не только аванс в 7 млн. шведских крон, но еще и беспроцентный заем в 10 млн. крон…Согласно договору ссуда должна была погашаться при поставке последних 500 паровозов. Сократи советская сторона заказ вдвое и полученный заем шведы могут уже не отдавать!... Получалась весьма пикантная картина: цены завышены. Деньги заплачены, товара нет. И когда будет непонятно!» («Кто заставил Гитлера напасть на Сталина»)
Вряд ли все это делалось ради какой-то шведской фирмы. Троцкий просто-напросто профинансировал западные демократии. Утверждают даже, что это была скрытая форма выплаты царских долгов, от которых большевики столь пафосно отказались на Генуэзской конференции 1922 года.
Лев Давидович был тесно связан с зарубежными финансовыми кругами – в частности, через своего дядю, стокгольмского банкира А. Животовского, который, в свою очередь, сотрудничал с могущественным банкирским домом «Кун, Леб и Ко». А глава этого дома Я. Шифф сделал очень много для победы «русской революции».
Будучи главой Госкомитета по концессиям, Троцкий всячески помогал иностранным предпринимателям, которые шуровали в обнищавшей России. Так, он решительно вступился за небезызвестного А. Хаммера, чья фирма «Аламерика» подверглась проверке наркоматом внешней торговли. Оказалось, что она списывает огромные суммы на личные расходы, предоставляет необоснованные скидки партнерам и перечисляет деньги третьим лицам. Но Троцкого это не волновало – он решительно взял сторону капиталиста Хаммера, с чьим отцом-социалистом «демон революции» сотрудничал еще в Нью-Йорке.
Когда Троцкий снова оказался в эмиграции, капиталисты не оставили в беде своего яростного «обличителя» и покровителя. Буржуазная пресса охотно предоставила ему страницы своих изданий. «Демон революции» печатался даже в люто реакционной газете лорда Бивербрука, обосновывая это якобы тем, что у него нет денег. Однако, биограф Троцкого и его искренний почитатель И. Дейчер признается, что бедность его кумиру никогда не грозила. Только проживая на Принцевых островах, он имел доход 12-15 тысяч долларов в год. В 1932 году газета «Сатердей ивнинг пост» заплатила ему 45 тысяч долларов за издание книги «История русской революции».
Дело здесь было не только в деньгах. Троцкий, несмотря на всю свою левацкую фразеологию, и в самом деле считал, что Советская Россия должна не бороться с капитализмом, но встраиваться в его систему, подпитывая Запад русскими ресурсами и марксистскими идеями. В 1925 году он предложил свой план индустриализации страны, по которому промышленная модернизация СССР должна была основываться на долгосрочном импорте западного оборудования, составляющем от 40 до 50% всех мощностей. Данный импорт следовало осуществлять за счет экспорта сельскохозяйственной продукции. Кроме того, предполагалось активно задействовать иностранные кредиты.
А в 1932 году «Бюллетень» оппозиции опубликовал статью Троцкого «Советское хозяйство в опасности». Там можно прочитать такие строки: «Импортный товар в один червонец может вывести из мертвого состояния отечественную продукцию на сотни и на тысячи червонцев. Общий рост хозяйства, с одной стороны, возникновение новых потребностей и новых диспропорций, с другой, неизменно повышают нужду в связях с мировым хозяйством. Программа «независимости», т. е. самодовлеющего характера советского хозяйства, все больше раскрывает свой реакционно-утопический характер. Автаркия - идеал Гитлера, не Маркса и не Ленина».
Здесь Троцкий предстает самым настоящим рыночником, утверждая: «План проверяется и, в значительной мере, осуществляется через рынок. Регулирование самого рынка должно опираться на обнаруживаемые через его посредство тенденции».
Как видим, Троцкий выступал за «нормальную» капиталистическую экономику – ведь планирование, само по себе, капитализм не отменяет. (В 30-е годы Запад стал активно задействовать плановые рычаги.) При этом, «демон революции» вовсе не собирался демонтировать власть компартии. Реставрация капитализма допускалась им только в экономической сфере, тогда как в политике власть должна была оставаться у партии большевиков. И здесь отчетливо прослеживается влияние парвусовских идей. Вспомним, что Парвус считал социализацию несвоевременной. Главным для него была глобализация всемирной экономики – при наличии некоего «штаба революции», постепенно сдвигающего Запад в сторону социализма.
В такой оптике сталинский режим, стремившийся к максимальной экономической независимости, представлялся Троцкому врагом номер один. И в борьбе против Сталина «демон революции» охотно сотрудничал с западными спецслужбами.
Так, 13 июля 1940 года «демон революции» лично передал американскому консулу в Мехико список мексиканских общественно-политических деятелей и государственных служащих, связанных с местной промосковской компартией. К этому списку прилагался список агентов советских спецслужб. Через пять дней, уже через своего секретаря, Троцкий предоставил подробнейшее описание деятельности руководителя нью-йоркской агентуры НКВД Энрике Мартинеса Рики. Помимо всего прочего, Лев Давыдович тесно сотрудничал с пресловутой Комиссией по антиамериканской деятельности Палаты представителей США.
Западные демократы готовились использовать Троцкого и его сторонников в случае войны с СССР, планы которой начали разрабатываться с осени 1939 года. Вот отрывок из донесения германского консула в Женеве: «Агент во Франции сообщает, что англичане планируют через группу Троцкого во Франции установить связь с людьми Троцкого в самой России и попытаться организовать путч против Сталина. Эти попытки переворота должны рассматриваться как находящиеся в тесной связи с намерением англичан прибрать к рукам русские нефтяные источники». Собственно говоря, именно эти планы в отношении Троцкого и побудили советское руководство принять решение о его ликвидации.
Судьба Троцкого наглядно демонстрирует – к чему могут привести различные интернационалистические утопии. В России его воспринимают как антигероя. Даже и в лагере крайне левых у «демона революции» не очень-то много почитателей. И это весьма показательно.

http://www.stoletie.ru/territoriya_isto ... -11-06.htm (http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/demon_revolucii_na_sluzhbe_u_zapada_2009-11-06.htm)

---------- Post added at 18:57:47 ---------- Previous post was at 18:57:00 ----------

КТО ОПЛАТИЛ ДИКТАТУРУ ПРОЛЕТАРИАТА?

О том, что большевистская революция была организована на деньги Германии, сколько ни пиши - мало не будет. Потому что с тех пор, как автору этих строк в 1990 году первому в России удалось добыть и опубликовать непосредственные свидетельства государственной измены Ульянова и его «команды», Ленин так и продолжает занимать место Отца Нации. Тем больше причин сегодня, когда коммунисты отпраздновали очередную годовщину октябрьского переворота, привести еще несколько свидетельств изменнической деятельности Ленина и большевиков.
Надо оговориться: на самом деле все сохранившиеся документы были давно известны и доступны западным историкам. Просто в нашей, тогда социалистической стране, такое знание, мягко говоря, не приветствовалось. И до сих пор к нему сложное отношение. Дескать не будем ворошить прошлое - время тогда было такое.
Между тем, самое характерное, о чем говорят документы, - большевистское руководство прекрасно отдавало себе отчет, что его деятельность именно изменническая. Конечно, «для пролетария нет Отечества» - но отчего-то Ленин и его люди усиленно выискивали и уничтожали те бумаги, которые говорили об их связях с германским Генеральным штабом.
Вот, например.
«12 февраля 1918 г. СЕКРЕТНО. Г.Председателю Совета Народных Комиссаров. Разведочное отделение имеет честь сообщить, что найденные у арестованного кап.Коншина два германских документа с пометками и штемпелями Петербургскаго Охраннаго Отделения, представляют собою подлинные приказы Имперского Банка за N 7433 от 2 марта 1917 года об открытии счетов гг.Ленину, Суменсон, Козловскому, Троцкому и другим деятелям за пропаганду мира, по ордеру Имперского Банка за N 22754.
Это открытие доказывает, что не были своевременно приняты меры для уничтожения означенных документов.
Начальник отделения, подпись».
На письме, как и положено, регистрационный номер - 1645. И резолюция: «В комиссию по борьбе с к.р. Затребовать документы».
«К.р.» - это «контрреволюция». Понятно, что эта самая «комиссия по борьбе с к.р.» сделала с капитаном Коншиным. И, скорее всего, со следователями, через которых его взрывоопасные документы были отправлены в германское посольство в Москве, чтобы то удостоверило их подлинность или поддельность. Но «меры для уничтожения означенных документов» не помогли даже после приведенного ответа посольской разведслужбы. «Подлинные приказы Имперского банка» в России, конечно, уже не найти - но пунктуальные немцы подшили копию своего ответа запаниковавшему Ленину в собственную папочку. Отчего он и дошел до нас через немецкие архивы.
Тогдашнее посольство Германии вообще принимало более чем деятельное участие в финансировании еще сильно качавшейся в начале 1918 года власти большевиков.
«Телеграмма. Москва, 16/17 мая, 10 часов 30 мин. вечера.
В иностранный департамент. Номер 122. В связи с телеграммой нр.56. Совершенно секретно.
Ситуация в Петербурге, согласно надежным источникам, вновь обострилась. Антанта хочет выплатить много денег, чтобы привести к власти правых социал-революционеров и возобновить состояние войны. Матросы кораблей «Республика» и «Заря России», а также ушедшего на Ино крейсера «Олег», возможно, подкуплены, то же самое - прежний Преображенский полк. Запасы оружия Сестрорецкой оружейной фабрики в руках социал-революционеров. Большевики не могут найти центр очевидно очень хорошо руководимой организации...
Я по-прежнему стремлюсь подорвать попытки Антанты и поддерживать большевиков, в то же время был бы благодарен за указание: не оправдал бы наш интерес возможного вложения еще больших средств, а в случае, если большевики не устоят, - какое направление поддерживать. После возможного свержения большевиков наибольшие шансы ныне имеют сторонники Антанты.
Мирбах».
Это тот самый несчастный граф Мирбах, посол Германии в России, который был убит спустя всего несколько дней в ходе так называемого «левоэсэровского мятежа». Сегодня историки убедительно доказали, что сам по себе этот мятеж был спровоцирован самими большевиками и послужил цели разгрома последней легальной партии в России. При этом, что любопытно, убийц германского посла большевики не только не покарали, но и назначили вскоре на весьма ответственные должности в ЧК. Странная «милость» к врагам, едва не сорвавшим столь нужный Ленину Брестский мир!
Германские историки эту странность комментируют лаконично: есть данные, что Ленин лично давал Дзержинскому указание ликвидировать посла. ЧК, похоже, прознала про маневры Мирбаха с поисками другого «направления», которое стоило бы «поддерживать». Оно одно и было, направление. Те самые левые эсэры, которые работали еще с большевиками в одном правительстве - ведь все остальные политические силы в России остались на стороне Антанты и были загнаны по другую от большевиков сторону баррикады. Так что схема была осуществлена прекрасная: много знающий о финансовых связях Ленина с немцами и начавший вилять Мирбах уничтожается левыми эсэрами, союз немцев с ними становится невозможным, большевики в ответ на покушение эсэров громят и остаются единственным получателем денег Имперского банка!
Что и доказывает следующий документ:
«Государственный секретарь имперского казначейства. Берлин, 11 июня 1918. Секретно.
Дорогой Кюльман! (один из важнейших чиновников германского иностранного ведомства, принимавший в свое время участие в Брест-Литовских мирных переговорах, непосредственно курировавший Россию и посла Мирбаха)
На Ваше письмо от 8 сего месяца, в котором вы мне передали наметки к А.С. 2562 касательно России, я объявляю о своей готовности одобрить выделение без указания оснований 40 миллионов марок на запрошенные цели».
Любопытная комбинация: Ленин по условиям Брестского мира слал в Германию громадные количества ресурсов, зерна, нефти - а Германия встречно ссужала его золотыми рейхсмарками.
Впрочем, добросовестный защитник Ульянова может возразить: да, было. Но ничего постыдного в этом нет: после Брестского мира Россия из войны вышла, и противником Германии больше не являлась. Более того, даже правильно, что она брала у немцев деньги, чтобы с их помощью противостоять интервенции со стороны Антанты.
Честно говоря, я и сам так бы поступил. Сейчас, например, спокойно взял бы деньги у ливийцев или иракцев, чтобы воссоздать на них российскую обороноспособность перед уже не скрываемой агрессивностью Соединенных Штатов. Если бы не одно «но»... Которое заключается в том, что Ленин брал деньги у немцев и пользовался их помощью еще во время войны Германии с Россией!
Началось все, между прочим, в германском Генштабе. К марту 1915 года генералы Второй Империи уже поняли, что «блицкрига» не получилось, они оказались втянутыми в затяжную войну на два фронта, выигрыша в которой для Германии быть не может. Оставался только один выход: вышибать из войны какого-либо из противников. Документы департамента иностранных дел Германии свидетельствуют, что уже в конце 1914 года иностранное ведомство предлагало кайзеру «вбить клин между нашими врагами и как можно скорее добиться сепаратного мира с тем или иным противником».
В начале следующего года в правительственных кругах Германии был распространен меморандум на 22 страницах под названием «Подготовка массовой политической забастовки в России». И военных, и политиков рейха не могли не заинтересовать такие, например, строки: «К весне в России должна быть подготовлена массовая политическая забастовка под лозунгом «Свободы и мира». Центром движения будет (сказано именно в определенной форме будущего времени!) Петербург, а здесь в свою очередь, Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Стачка должна (снова определенная форма!) охватить железнодорожные связи Петербург-Варшава, Москва-Варшава и Юго-Западную железную дорогу. Железнодорожная стачка будет (в третий раз - определенная форма!) проведена прежде всего на больших централях с сильным рабочим движением, в железнодорожных мастерских и т.д.»
Меморандум был подготовлен Александром Парвусом (А.Л.Гельфандом) - немецким социалистом, ранее прямо участвовавшим в российском социал-демократическом движении. О нем, в принципе, немало говорилось уже в нашей прессе, но до сих пор, кажется, никто прямо не осмеливался утверждать, что этот соратник Плеханова и Ленина работал в российском революционном движении по прямому заданию германской военной разведки, входящей в ведомство Генерального штаба. Иными словами, «социал-демократ» и «интернационалист» был обыкновенным немецким шпионом.
И на кого же он сделал ставку? «Эта работа (то есть организация стачки) может быть претворена в жизнь только под руководством русской социал-демократии. Радикальная часть последней уже вступила в действие».
Вот откуда такое доподлинное знание - «будет», «должна», «охватит»! Что касается «радикальной части», то далее Парвус прямо говорит, кого он имеет в виду: «Необходимо, чтобы к ней присоединилась и умеренная фракция меньшинства. До сих именно радикалы чаще всего сопротивлялись объединению. Но вождь последних, Ленин, две недели назад, однако, сам поставил вопрос об объединении с меньшинством...»
Может, кто еще помнит ту лапшу, что вешали нам на уши в курсе «Истории КПСС» - о всех этих бесконечных маневрах с объединением, размежеванием, снова объединением большевиков и меньшевиков. «Гениальная ленинская тактика политической борьбы», оказывается, проста: пообещал агент Генштаба воюющей с твоей страной державы денег - и ты пошел объединяться с кем укажут, чтобы начать подрывную работу на оборонных предприятиях и транспортных коммуникациях!
Что бы - не Сталин, любой из нас! - сделал с таким человеком в годы Великой Отечественной войны?
И отчего у нас повешенный за предательство генерал Власов в Мавзолее не покоится!
Что касается обещания денег, то тут у Парвуса все сказано: «Необходима финансовая поддержка социал-демократической русской большевистской фракции, которая продолжает борьбу против царского правительства всеми средствами. Вождей нужно разыскать в Швейцарии».
То-то еще в конце 1914 года Ульянов пишет одному из соратников: «Я мог бы дать Вам взаймы, если бы была какая бы то ни было возможность достать здесь хоть сколько-нибудь денег...» - а уже через три недели после появления меморандума Парвуса он въезжает с женой в новую квартиру. А на лето едет в горы, где снимает комнату в отеле. И просит свою любовницу Инессу Арманд - «на случай, если мы с Вами предпримем большие прогулки», узнать цены на «домики на горах с кроватями...»
А далее все - по плану. Стачки, блокада железных дорог, нехватка снарядов и пушек. В урожайный 1916 год миллионы пудов хлеба гноятся в вагонах на запасных путях - но кто-то заботливо не пускает зерно в обе столицы... За дело - за халатность и беспомощность, проявленную в управлении страной в военное время - расстрелянный царь порядка навести не может и оставляет престол... Большевики едут в Россию...
«Е.В.Кайзер за завтраком повелел передать транспортируемым через Германию русским социалистам «Белые книги» (видимо, сборники документов - и до сего дня в международной практике существует такое понятие)... чтобы они могли агитировать на своей родине. На случай, если русскому транспорту будет отказано во въезде в Швецию, Верховное командование вооруженных сил должно быть готово содействовать переходу путешествующих в Россию через линии немецких окопов...»
Следует поставить восклицательный знак. Это кого же воюющая сторона перебрасывает через линию окопов в тыл врага? Угадайте с трех раз!
«Главная штаб-квартира, 21 апреля 1917. 5 часов 30 минут дня. Иностранному департаменту. Номер 551.
Главное командование вооруженных сил передает следующее сообщение секции политики Генерального штаба в Берлине:
«Штайнвакс передает из Стокгольма 17 апреля 1917:
Ленинское вступление в Россию удалось. Он работает полностью по заданию (чьему, интересно?). Отсюда бешеный рев стокгольмских социал-демократов, приверженцев Антанты. Платтен выслан англичанами на границе, что привлекает здесь большое внимание».
Платтен - видный швейцарский социалистический вождь, который сопровождал русских революционеров из Швейцарии через Германию в Стокгольм и сам хотел оттуда добраться до Петербурга.
Грюнау».
«Берлин, 1.4.1917. Немедленно! Секретно!
Господину государственному секретарю имперского казначейства.
Имею честь просить выделить в распоряжение иностранной службы для целей политической пропаганды в России сумму в размере пяти миллионов марок из средств главы 6 раздела 11чрезвычайного бюджета... Госсекретарь (подпись неразборчива)».
Начальник Геншатаба генерал Людендорф телеграфирует госсекретарю по иностранным делам: «Заявляю о своей благодарности иностранной службе за то, что она внесла свой вклад в укрепление военных успехов на восточном фронте через усиление разрушительных элементов путем не только советнического содействия во фронтовой пропаганде, но также и вследствие поддержки, оказанной подрывной работой секции политики - а именно большими денежными средствами».
Еще какие нужны доказательства работа Ленина на Генеральный штаб враждебной - а в 1917 году частью уже и оккупационной армии?
К добру все получилось или ко злу - судить теперь бессмысленно: колесо истории повернулось, чтобы пройти на следующем обороте по иным судьбам и иным жизням. Нам от этой эпохи досталась только память.
И памятник одному из величайших германских наемных диверсантов. Памятник, который до сих пор стоит в самом центре разрушенной им державы...

Александр ПЕРЕСВЕТ

http://pereswet.narod.ru/polit/lenin-geld.htm

---------- Post added at 19:02:40 ---------- Previous post was at 18:57:47 ----------

После февральской революции в нашей стране Бнай Брит собрал большую команду во главе с Троцким, посадил на пароход и, снабдив крупной суммой, отправил в Россию: «Власть там валяется на земле, надо ее подбирать». И сосредоточить в руках американских ставленников.
Льву Давидовичу, как сильно нашкодившему гражданину России, въезд к нам был заказан. Но не срывать же дело из-за такой мелочи. Президент США Вудро Вильсон сам выдал Троцкому американский паспорт, к нему прилагались виза для въезда в Россию и британская транзитная виза. В одночасье Лев Давидович, не меняя фамилии, стал янки с паспортом - вездеходом. С приключениями десант Бнай Брита во главе с Троцким добрался до России. Правительство Керенского распадалось, власть действительно валялась в пыли.
В сентябре Госдеп США получил от своего посла из Петербурга Фрэнсиса, связанного с Троцким, телеграмму о подготовке к большевистскому перевороту и сроках его проведения. И Госдеп и британское правительство предупредили своих граждан в России о необходимости отъезда из страны «по крайней мере за шесть недель до начала большевистской фазы революции». (Э.Саттон. Там же). И переворот свершился. Им непосредственно руководили, в основном, Троцкий с Урицким, тоже прибывшим на пароходе из США и тоже с американским паспортом.
Американцы спешили с забросом группы Льва Давидовича, потому что имели информацию от своих послов из Европы: Германия готовит большевистский десант в Россию во главе с Лениным.
Так недруги Ленин и Троцкий оказались в одно время в одном месте, с одной задачей, но нацеленные на разные результаты.
Лев Давидович не был большевиком (присоединился к ним со своими товарищами только по приезде из США, летом 1917-го, ради объединения сил для переворота). Он вообще не отягощал себя принципами - причаливал к тем берегам, где звенела монета. Ленин ещё в 1911 году в заметке «О краске стыда у иудушки Троцкого» писал: «Иудушка Троцкий распинался на пленуме против ликвидаторства и отзовизма. Клялся и божился, что он партиен. Получал субсидию. После пленума ослабел ЦК, укрепились вперёдовцы - обзавелись деньгами». И Лев Давидович переметнулся к ним.
Троцкий мог смело говорить о себе словами Петра Верховенского из достоевских «Бесов»: «Я мошенник, а не социалист». Ленин вынужденно вошёл с ним в альянс, потому что за спиной «иудушки» стояли большие деньги Америки.
В отличие от российских большевиков Троцкий в понятие «мировая революция» вкладывал создание Соединенных Штатов Мира - в нынешней терминологии Всепланетной Олигархии, где нашей стране отводилось место поставщика ресурсов и рабской силы.
Заказчики октябрьского переворота из Америки строго контролировали своего агента. В декабре 1917-го в Госдеп поступил отчёт посла в России Фрэнсиса, где говорилось, что генерал Уильям В. Джудсон нанёс несогласованный визит Троцкому и обнаружил в Смольном немцев. Разгильдяйство, выходило, что «надежда» денежных мешков Америки не способен выполнить поручение. Уже в 1918-м рассерженный президент США Вудро Вильсон в записке госсекретарю Роберту Ленсингу предложил подумать «о расчленении России по крайней мере на пять частей - Финляндию, Балтийские провинции, Европейскую Россию, Сибирь и Украину».
Лев Давидович подминал под себя реальную власть, упрочивал свои позиции. Армия и флот в его руках, многие руководители ЧК и депутатских Советов - тоже. Повсюду Троцкий назначил людей, приехавших с ним из США или рекомендованных близкими: замы наркома армии и флота - Склянский и Гиршфельд, члены Военного совета - Петч и Шородак, руководители Военного комитета Москвы - Думнис и Штейнгард, военный комендант Петрограда - Цейгер, командующий Московским военным округом - Буткус, комиссары этого округа - Медкас и Губельман, комиссар Петроградского военного округа - Гутпис, главный комиссар по реквизициям - Зусманович, комиссары армий и фронтов - Шульман, Бруно, Спиро и многие другие.
На организованных комиссарами митингах таскали портреты Троцкого и превозносили его заслуги. (А через несколько лет, уже без комиссаров-затейников, толпы стояли темными вечерами на площадях с теми же портретами, перечеркнутыми крест накрест и, двигая факелами вверх-вниз, зловеще скандировали: «Смерть! Смерть! Смерть!»). Троцкий считал, что Ленин занимал его место на высшей ступени иерархии власти, и это у него сидело в печенках. После выстрела Фанни Каплан, бросив дела, Лев Давидович мгновенно примчался в Москву с намерением возглавить страну в случае смерти вождя. Это и скоропалительная ликвидация Фанни Каплан, спрятавшая концы в воду, вызвало подозрения в причастности подручных Троцкого к покушению. Ленин, а с ним и другие члены «его гвардии» стали всерьез опасаться «Нового Наполеона». Роптали, но у того шустряка всё уже было схвачено.
В свою команду он умудрился втащить и белых генералов, наиболее отличившихся в зверствах во время Гражданской войны. В Военную Академию Генштаба, к примеру, назначил преподавателем генерала Слащева - командующего войсками в Крыме у Врангеля. Яков Александрович велел курсантам называть себя «Слащев-Крымский» и не стеснялся рассказывать, как предал своего прежнего патрона, сбежав из Константинополя и прихватив кучу ценных документов - для архивов Троцкого. А курсанты именовали его вешателем: на станции Джанкой Слащев приказал повесить на фонарных столбах всех комсомольцев - рабочих, студентов, парней и девушек. И в академии не скрывал своего подвига. Этого палача Михаил Булгаков вывел в образе генерала Хлудова. В конце концов один из слушателей Слащева не вытерпел и пристрелил его из пистолета.
Глубоко втиснулся Троцкий даже в сферу финансов. С его подачи был образован коммерческий банк для внешней торговли «Роскомбанк» во главе с комбинатором Ашбергом. С ним Троцкий сблизился в Нью-Йорке. Через банк шли крупные платежи за товары, заказанные Советской Россией за рубежом. Через несколько лет от услуг Ашберга пришлось отказаться: выяснилось, что значительную часть средств он переводил на свои личные счета и счета покровителей.
Многое передал через поколения нынешним российским вождям посланник молодого Бнай Брита. Мода вести себя как на захваченной территории и вызывающе шиковать на виду у бедной страны - тоже оттуда.
Троцкий любил жить на широкую ногу. В историю вошла его передвижная крепость под названием «Поезд Предреввоенсовета». О «поезде» писал впоследствии сам Лев Давидович, опуская шокирующие подробности.
Оборудование для крепости изготовили в США и в Россию доставили пароходами. «Поездом» назывались два больших состава с бронированными паровозами и бронированными салон-вагонами, где «руководил революцией», отдыхал или обедал, мылся в бане или связывался по радио с тринадцатью станциями западного мира «полководец». США предоставили ему самую мощную на тот момент мобильную радиостанцию. С ее помощью он получал из разведцентров данные о дислокации, численности, вооружении «русских националистических формирований» - так Бнай Брит называл отряды сопротивления засланным комиссарам, в том числе отряд восставших крестьян Ярославской губернии.
А в разведцентры точную информацию передавали внедренные в эти отряды западные советники. В «поезде» были электростанция, гаражи с двумя локомобилями, тремя «паккардами», шестью легковыми и грузовыми «фиатами», «лянчами», «непирами», а также цистерна с бензином, телеграф, типография, вагон с оружием и склад с подарками для приманки крестьян (часы, золотые и серебряные украшения, портсигары - все конфисковано у граждан или снято с убитых). Большой штат стенографисток, секретарей, команда музыкантов из 30 человек.
Но этим «полководец», не служивший в армии ни одного дня, не удовлетворился: послал секретаря по особым поручениям Барычкина организовать ещё один состав. Тот доложился в Московский военный округ: «Довожу до вашего сведения, что мною сформирован экстренный поезд т. Троцкому. В состав поезда вошли следующие части: два самолета с авиаторами и механиками, при авиационном отряде имеется один полуторатонный грузовой автомобиль; шесть самокатов; три шофёра-мотоциклиста; одна цистерна бензина; два грузовых автомобиля. Поезд отправлен 10 августа в 23 часа в сопровождении команды охраны». Видимо, не везде помогали краденые часы, и самолёты предусмотрительно заготовили, если срочно придётся смываться с членом реввоенсовета Смидовичем.
Главным содержанием «поезда» был отряд из тысячи бойцов-карателей в чёрных кожаных куртках с маузерами и пулемётами. Основной состав карателей - латыши. Им хорошо платили.
Начальники составов Петерсон и Чикколини приравнивались к командирам дивизии, коменданты - к командирам полка, бойцы тоже получали на уровне военных начальников. В стране гуляли тиф и голод - от «поезда», от карателей веяло сытостью.
Троцкий оставлял в наркомате своего верного зама, молоденького врача Ероима Склянского (поднимать тревогу, если что-то не так!) и отправлялся в «поезде» наводить порядки в России. Нургалиевских ОМОНовцев у него под руками быть не могло, транспортных самолётов для их переброски в неспокойные регионы - тоже. Приходилось самому возить латышей, чтобы они принуждали Русских идти брат на брата.
Крестьяне не хотели воевать против своих, но заявлялся «полководец», латыши устраивали облавы и сгоняли мужиков к «поезду». Так велась мобилизация народа на защиту власти посланцев Бнай Брита. Играл оркестр, со специальной платформы Троцкий бросал в толпу зажигательные речи: «Вы должны знать, что впереди вас может ждать смерть с почётом, а сзади - неизбежная смерть с позором!» Он напирал на необходимость жертв ради мировой революции, ради создания Соединенных Штатов Мира (стенографистки фиксировали каждое слово, машинистки печатали в трёх экземплярах - один для архива, для истории). Необученных крестьян толкали в бой против таких же крестьян, а сзади латыши устраивали заградотряды с пулемётами.
Многие, побросав оружие, убегали ещё до сражений. Тогда из их деревень брали заложников и помещали в концлагеря. Через определённое время расстреливали. Концлагерь - детище Троцкого. В сколоченных наспех полках не выполнивших задание выдёргивали из строя каждого десятого и тоже расстреливали. Уничтожение русских было поставлено на поток. Можно представить, что стало бы со страной, окажись на вершине власти бнайбритовец Троцкий с командой.
НЭПу с его оценками в нашей стране повезло. Десятилетиями шли мы под знаменем Ленина, и НЭП должны были превозносить как гениальное изобретение вождя. Потом Кремль заговорил о рыночной панацее, и НЭП подвернулся под руку в качестве положительного примера. К тому же был неплохой повод попинать память Сталина за его нежелание дать людям экономическую свободу.
Сейчас не имеет значения, что, по признаниям некоторых большевиков, не сам железный марксист Ленин придумал эту политику - ему её порекомендовали банкиры, кружившие вокруг Троцкого. Она могла дать хороший эффект, не заложи в неё кто-то второе дно. Ленин, как хозяин Кремля, вынужден был защищать вроде бы инициативу Политбюро. Дело в другом. Золотой червонец, прибавка необходимых продуктов на рынках - всё это так. Вопрос возникает: а сколько частники добавили этих продуктов? Через два года после введения НЭПа - в 1923-м - провели перепись всех предприятий. И выяснилось, что государственный сектор давал 92,4 процента продукции, частный - 4,9 и кооперативы - 2,7 процента. Откуда тогда в магазинах той же Москвы появились продукты, правда, лишь по карману очень немногим. (Недоступность цен всегда создает иллюзию насыщения рынка).
Не буду злоупотреблять цифрами - современному читателю они ничего не дают. Приведу свидетельство проводника НЭПа Александра Бармина, обожателя Троцкого, активного участника событий тех лет, сбежавшего позже за рубеж. Он сам наблюдал, как нэпманы «доводили предприятия до злонамеренного банкротства», чтобы приобрести их за взятку чиновникам по бросовым ценам (идеи Троцкого живут и побеждают! – ред.).
Бармин, в частности, рассказал: «Продукция социалистического сектора, как правило, не шла напрямую к потребителям, а попадала в руки НЭПманов, которые продавали её с наценкой в несколько сотен процентов. В результате таких спекуляций и расширения чёрного рынка, подрыва национализированных отраслей экономики в стране появились крупные частные капиталы (выделено мной. - Авт.). Рабочие уже были не в состоянии платить высокую квартирную плату за хорошие квартиры, в которые их переселили после революции, и постепенно возвращались в трущобы» (А.Бармин. «Соколы Троцкого»).
Примерно в то же время сторонники Троцкого Каменев и Зиновьев пробивали идею «открытых границ». Социализм, утверждали они, по своей природе интернационален и предполагает ликвидацию границ, по крайней мере, между основными индустриальными странами. С бесконтрольным движением капиталов через систему коммерческих банков и прочими атрибутами.
Вы здесь не видите сходства с тем, как всё начиналось при Горбачеве-Ельцине? Сначала экономические реформы 88-го - перекачка госресурсов в карманы частников, позволившая дельцам обзавестись крупными капиталами. Затем безбрежная либерализация внешнеэкономического и банковского сектора. А потом уже раздача собственности «своим», то есть приватизация по-ельцински и по-путински с беспрепятственным выводом активов из нашей страны.
О приватизации тогдашняя команда Бнай Брита, естественно, не заикалась. Но логика её действий к этому вела. А превращение троцкистов из коммунистов в капиталистов произошло бы моментально. Так это случилось со многими партийными бюрократами 90-х.
Удивительное дело, пролетело почти три четверти века, а рецепты у Бнай Брита не изменились.
Система государственного снабжения предприятий, как и в горбачевско-ельцинские времена, разрушалась на глазах - сырьё и материалы уходили налево через кооперативы и частные фирмы. Масштабы, конечно, ещё были не те - страна не прошла через индустриализацию. Но всё же.
К примеру, в Сибкрайсоюз правительство направило большое количество закупленных в Англии пил для лесодобывающих предприятий, однако до лесорубов они не дошли - через частную фирму «Баканов, Лисицын, Вагин и Казаков» их переправили обратно в Москву, где продали на рынках…
Из Иркутской губернии, Ойротской и других областей перестало поступать на переработку заводам золото - его у добытчиков активно скупали валютчики.
НЭП разрешил частное производство и продажу спиртного. До десяти процентов крестьянских хозяйств переключились на сверхприбыльное дело. В год на производство спиртного зелья переводилось до 100 миллионов пудов хлеба. Россию погружали в пьяное состояние.
В Москве открывались казино, стаями бродили проститутки. В ресторанах нэпманы гуляли вместе с чиновниками. Коррупция стала набирать обороты. В судах слушались одни и те же дела: взятки, взятки, взятки.
Без взятки нельзя было получить в аренду землю, фабрику, магазин. Особенно это явление распространилось в Ленинграде - сегодняшнем поставщике руководящих кадров России. Число распорядительных и контролирующих учреждений выросло там до 3115, в которых скопилось 171 тысяча чиновников. Даже рабочих в городе было меньше. Чиновникам хотелось жить лучше других - в вымогательствах у населения они не стеснялись. Их кто-то ловил? Конечно. Правда, следователи и судьи Ленинграда тоже любили взятки - пойманных отпускали. Только одна выездная сессия Верховного суда РСФСР в 1924 году рассмотрела в городе на Неве сразу 42 уголовных дела ответственных судебно-следственных работников. Всех осудили, 17 человек приговорили к расстрелу.
Вседозволенность спекулянтов и жуликов вызывала зубную боль у народа. Крепла оппозиция политике власти.
Троцкий все время настаивал на заманивании иностранцев в Россию: цивилизация, деньги. Даже сам взялся руководить Главным концессионным комитетом. По заявкам концессионеров им были выделены для вырубки миллионы гектаров леса (один «Японский лесной синдикат» получил 1 100 000 гектаров в районах Амура, Охотска и Усть-Камчатска) и лучшие месторождения полезных ископаемых. В России обосновались 123 компании из США, Англии, Германии, Франции.
Деньги? Никто из западных капиталистов не собирался тратить их на развитие нашей промышленности. Зачем выращивать конкурентов! Им нужны были древесина, меха, лен и, естественно, полезные ископаемые.
К 1928 году на долю концессионеров приходилось 0,75 процента от всех капвложений в развитие промышленности. Зато свинца для вывоза они добывали 62 процента, марганца - 40, золота - 35, меди - 12 процентов.
Чем помогали они нашей экономике, можно увидеть на типичном примере деятельности акционерной компании «Лена Голдфис Лимитед». Хотя она и считалась английской, но основная часть её акций принадлежала выходцу из России, родственнику Троцкого нью-йоркскому банкиру Григорию Бененсону. Он обещал большевикам конвертировать большую рублёвую сумму в фунты стерлингов, но слова, что в таких случаях часто бывает, не сдержал. Однако власть интернационалистов благоговела перед ним, как и перед всей иностранщиной.
«Лена Голдфис» получила в своё распоряжение территорию от Уральского хребта до Якутска - для добычи и переработки минерально-сырьевых ресурсов. Только на Среднем Урале ей были переданы Ревдинский, Биссертский и Северский металлургические заводы (выходит, и до Абрамовича на Западе водились «великие металлурги», зачатые брошенной Родиной), Дегтярское и Зюзенское месторождения меди, Ревдинские железные рудники, Егоршинские угольные копи.
Компанию заставили взять на себя обязательства руководствоваться советским трудовым законодательством и вкладывать средства в модернизацию производства. Она взяла. Но куда там! С предприятий высасывали последние соки, рабочих эксплуатировали по-чёрному. То и дело переставали платить зарплату. А когда профсоюзы начинали готовиться к забастовкам, бежали в правительство за финансовой помощью. Правительство, боясь всероссийских стачек, раскошеливалось. (Совсем как во времена Путина). Ничего, кроме вреда «Лена Голдфис» стране не принесла, зато сама поживилась на славу. В 1930 году Сталин приказал расторгнуть с ней договор. С другими концессионерами - тоже.
Их оторвали от корыта, и они ещё долго преследовали Советский Союз. В 1959 году западная пресса много шумела о «деле Вейламан» - уроженке России и гражданке США. У нас об этом «деле» мало кто слышал. Вейламан была когда-то акционеркой «Лена Голдфис» и почти через тридцать лет после ликвидации компании обратилась в Нью-Йоркский международный суд с иском к СССР: ей не выплачивают дивиденды по акциям, Советский Союз отказался их выкупать.
Абсурд чистейшей воды, но иску дали ход. Нас всегда шпыняли и будут шпынять «западные друзья». В трёх нью-йоркских банках были заблокированы счета Госбанка СССР, хотя сумма иска составляла 55 тысяч долларов. Пришлось мобилизовать дипломатов, финансистов, юристов. Потратили много времени, пока не сторговались с нью-йоркским «(ошибка распознавания)»: советские деньги, требуемые истицей, он перевёл к себе - перемещение средств между американскими банками разрешалось. Наши активы освободили от «заморозки», а госпожа Вейламан была вынуждена обращаться с иском уже к США. Там ей, естественно, показали кукиш.
Легко влезть в петлю, трудно из неё выбираться. А Бнай Брит петли ставить умеет. Да так, чтобы за них цеплялось не одно поколение.
Ну а на счёт пользы от экспорта западной цивилизации в нашу страну лучше было бы помалкивать Троцкому. Многие граждане уже наелись этой «цивилизации» досыта.
По России шли жуткие слухи о концентрационных лагерях на севере европейской части страны, созданных американцами, англичанами и французами. Эти господа без спроса забрались в нашу страну и стали заводить фашистские порядки. В лагеря были помещены 52 тысяч человек для заготовки и отправки на Запад леса. Работать заставляли с 5 часов утра до 11 часов ночи, выдавая каждому в сутки по 200 граммов галет, 175 граммов консервов, 42 грамма риса и 10 граммов соли. Самую мрачную известность приобрел Мудьюгский концлагерь в Белом море, где каторжным трудом и издевательствами «цивилизованные работодатели» доводили русских людей до смерти (температура в бараках была не выше минус 8 градусов). К 1920 году в Мудьюгском концлагере появилось около ста братских могил.
Из Приморья и Приамурья американцы вывозили лес, пушнину, золото и тоже бесчинствовали вовсю. Они сожгли 25 деревень и сел, а жителей сгоняли для работы в концлагерь.
Россия понимала, что её, вчерашнюю передовую империю, раздирают на части, ведут к самоуничтожению. Демагогия Троцкого с компанией о завтрашнем благоденствии под властью Мирового правительства при наложении на реальность выглядела циничным издевательством. Власть скомпрометировала себя окончательно. В стране то и дело вспыхивали бунты - в Архангельской области, в Сибири, на Дальнем Востоке. Соколы Троцкого жестоко подавляли их военной силой.
Один из таких соколов, Михаил Тухачевский, прошёлся на Тамбовщине огнем артиллерии по многим недовольным деревням и сёлам - сжёг их. А леса, где прятались крестьяне с семьями, обработал химическими снарядами с отравляющими веществами. Шли массовые расстрелы заложников и всех, кого удалось схватить на улицах. (Из приказа Полномочной комиссии ВЦИК№ 171 от 11.06.21 г.: «Граждан, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте без суда; в случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье»). Эти ребята ради удержания своей власти готовы были идти на полное истребление русской нации.
Но ведь сама власть в их руках генерировала нескончаемую гражданскую войну - и горячую и холодную. Говоря «мы из этого паралича не выберемся без хирургии», Дзержинский, очевидно, подразумевал наведение порядка в команде. Сталин тоже был за хирургию. Но подразумевал под этим полную смену команды и смену курса России: от обеспечения интересов Бнай Брита - к её национальным интересам.
Во время агонии Ленина и сразу после его смерти в Кремле между вождями шла грызня за верховенство. Они топили друг друга взаимными обвинениями. «Товарищ Картотеков» (Сталин) был, что называется, на десятых ролях и в борьбу не ввязывался. Нельзя рвать зелёный виноград - набьёшь оскомину. Ему, генсеку умирающей партии, казалось, ничего не светило. Тех, кто находился ближе к рычагам управления, уже мало интересовала РКП(б) - это всего лишь ступенька для восхождения к власти, а дальше совсем другие цели, далёкие от социализма. Даже финансирование парткомов «товарищу Картотекову» надо было всегда выцарапывать.
И в народе настроения изменились. НЭП и засилье иностранцев с замашками палачей нанесли по ленинской партии ощутимый удар. Из неё бежали: идейные - из-за несогласия с политикой ЦК, приспособленцы - из-за возможности разбогатеть в другом месте. Уход в нэпманы, в спекулянты позволял сколотить капиталы, тогда как нищета партработников той поры была притчей во языцех. С мест поступали данные о численном составе РКП(б) (общие сведения разные, по одним из них - около 390 тысяч человек), но Сталин догадывался, что в этой цифре до трети «мёртвых душ». Люди покидали партию, а функционеры-секретари приукрашивали отчеты.
Он ездил по регионам, знакомился с людьми, приглядывался к ним. В свою особую картотеку заносил фамилии понравившихся твёрдых мужиков - потом выдвигал их на ключевые посты, проводил в состав ЦК. Говорил: «Пусть бегут из партии карьеристы, на их место зовите болеющих за страну».
На этих же принципах организовал, так называемый «ленинский» призыв в РКП(б). Численность партии выросла вдове, её состав стал другим: преобладали коммунисты из регионов, крепче привязанные к интересам России. Это была уже не ленинская партия, а сталинская.
Генсеку удалось расширить численный состав ЦК и провести туда многих своих людей. Самоуверенный Троцкий с товарищами свысока наблюдали за возней, как они называли «серого пятна партии». И не заметили, как стали составлять в ЦК меньшинство. Коба их обыграл.
Нет нужды углубляться в подробности той борьбы - о ней писано-переписано. Итог: Троцкий и все его ставленники были отстранены от рычагов управления - страна начала восстанавливать свой суверенитет. Тяжёлым путём индустриализации, создания научной базы и наведения порядка она стала выбираться из разрухи, превратившись со временем в сверхдержаву.
Дойную корову - Россию - Сталин вырвал из клещей Запада, и наше государство пытались тут же задушить блокадами. Запретили фирмам покупать у Советского Союза пушнину, золото, минеральное сырьё. Даже на поставки леса, этого сверхликвидного товара, ввели эмбарго. А валюта на индустриализацию стране была очень нужна. Запад соглашался брать у нас только пшеницу, рассчитывая вызвать продовольственный кризис. А позже Запад усиленно науськивал Гитлера на СССР.Такое оно лицо «цивилизованного» мира, под который нас всё время хотят подстелить.
Посланцы Бнай Брита в России - мастера демагогии и заразили тогда демагогией партию. Выметать их из власти Сталин мог, лишь используя демагогию. В речах он постоянно опирался на постулаты марксизма, на авторитет Ленина. Не переходя на личности, говорил о явном несоответствии дел учению.
Это обезоруживало противников и впечатляло аудиторию. Потом Сталина начнут обвинять, будто он отошёл от ленинских принципов. Это не так. Основной принцип Ленина, Троцкого и всей команды - террор. Коба не отступил от него. Только у тех террор был направлен против русской нации, а Сталин придал ему интернациональный характер, направляя острие топора в первую очередь против самих зачинщиков антирусского террора. Поэтому так ненавидят Сталина потомки этих зачинщиков - прямые и идейные.
Наглядный пример с женским концлагерем в Московском Новоспасском монастыре. Туда в 1920 году заключили и дочь Льва Николаевича Толстого - Александру, где она сидела вместе с русскими графинями, княгинями, женами офицеров. Над ними издевались молодые стриженые особы в кожаных куртках, которых позже назвали «Швондерами женского пола». Как им нравилось изгаляться над цветом нации! А с падением власти посланцев Запада монастырь стал местом заключения «швондеров женского пола».
Коррумпированные чиновники со спекулянтами-паразитами пошли по этапу. У их потомков тоже зубной скрежет при упоминании Кобы.
Хочу ли я дать этим рассказом оценку личности Сталина? Нет, делать какие-то свои заключения в данном случае не собираюсь. Пусть события сами говорят за себя. Все сегодняшние высказывания о нём, звучат ли они из уст тракториста или президента изнасилованной России, субъективное, личное мнение - не больше. Это дело вкуса каждого: одному в людях нравится воля, другому - дорогие часы на руке.
Объективную оценку ушедшему главе государства даёт только состояние государства, которое он после себя оставляет. Посмотреть на состояние государства после Михаила Сергеевича Горбачева - вот и оценка ему. Посмотреть на состояние страны после Ельцина - тоже оценка, справедливее не придумать. И к Путину, и к Медведеву подойдут с тем же критерием.

Михаил Полторанин

http://www.sotnia.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=11540 (http://slavanthro.mybb3.ru/loc.php?url=http://www.sotnia.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=11540)

Velikoros14
11.11.2011, 17:52
Ленин – германский агент

Из книги А.А. Арутюнова "Досье Ленина без ретуши":

Конспиративные связи Ленина с австрийскими и немецкими спецслужбами сложились не сразу, хотя он по своим политическим взглядам, германофильству, откровенной неприязнью к российскому государству и его народу давно приглянулся вильгельмовским политикам и руководителям внешней разведки Германии... Кайзеровская Германия, готовясь к большой войне, была глубоко заинтересована в создании в самой мощной державе Антанты – России – пятой колонны, в задачу которой входил бы подрыв военно-экономической мощи российского государства... Эту же задачу ставил перед собой и Ленин. Совершенно естественно, что, подрывая и разрушая мощь российского государства, дезорганизуя армию и тыл, он тем самым облегчал бы узурпацию власти в России. Однако весьма осторожный Ульянов хотя и понимал, какие материальные выгоды обещает сотрудничество с немецкими властями, но вплоть до лета 1914 года всячески избегал прямого контакта с ними, предпочитал действовать через соратников, занимающих вторые роли в партийной иерархии. И тем не менее германские разведорганы не теряли надежды, что им все же удастся затащить вождя большевиков в свое логово... и вместе с австрийскими стали готовить надежную ловушку, из которой Ленин был бы не в состоянии выбраться.
Должен сказать, что почва для вербовки Ленина в германскую разведку к этому времени уже была подготовлена. Об этом свидетельствуют документы, бережно хранившиеся в “секретном фонде” В.И. Ленина в бывшем архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Это дело – “Сводка Российской контрразведки”, состоящая из шести неполных страниц. Но значение содержащихся в ней документов трудно переоценить. Они чрезвычайно важны для установления истины самых драматических и трагических событий истории России и доказательства предательской деятельности Ленина и его сообщников в пользу кайзеровской Германии.
Так, из перехваченной русской контрразведкой секретной шифровки (документ № 12) узнаем, что еще в самом начале 1914 года по указанию немецких властей в Стокгольме была открыта “банковская контора Фюрстенберга [Я.С. Ганецкого], как предприятие, поддерживающее оживленные отношения с Россией” 126. Несомненно, что назначение члена ЦК РСДРП, большевика Ганецкого руководителем немецкой банковской конторы было сделано с одобрения Ленина. (...) А то, что она была открыта исключительно для материального обезпечения пятой колонны, занимающейся подрывной деятельностью в России в пользу кайзеровской Германии, свидетельствует приведенный ниже документ, также перехваченный Российской контрразведкой. Вот его полное содержание:
“Циркуляр 23 февраля 1915г. Отдела печати при Министерстве иностранных дел [ 26 ]. Всем послам, посланникам и консульским чинам в нейтральных странах. Доводится до Вашего сведения, что на территории страны, в которой Вы аккредитованы, основаны специальные конторы для организации дела пропаганды в государствах воюющей с Германией коалиции. Пропаганда коснется возбуждения социальных движений и связанных с последними забастовок, революционных вспышек, сепаратизма составных частей государства и гражданской войны, агитации в разоружении и прекращения кровавой бойни. Предлагается Вам оказывать содействие и всемерное покровительство руководителям означенных контор. Лица эти представляют Вам надлежащие удостоверения. Бартельм” (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д.52. Л.3-4).
Вот, оказывается, чем занималась банковская контора Ганецкого-Фюрстенберга. Между тем, когда весной и летом 1917 года в российской прессе стали публиковаться статьи, разоблачающие Ганецкого как платного агента кайзеровской Германии, Ленин 13 июня написал заявление в Юридическую комиссию Исполнительного Комитета групп социал-демократов Польши и Литвы, в котором подчеркивал, что “недопустимо хотя бы тени сомнения насчет честности” (Ганецкого. – А.А.) (Ленин В.И. ПСС. Т. 49. С. 442).
Приведенный выше документ, в котором ясно поставлена задача перед банковскими конторами, основанными в нейтральных странах, а также характеристика, данная Лениным Ганецкому, убедительно доказывают, что вождь большевиков и его соратник, став на путь измены родине, являлись платными агентами германских спецслужб.
...19 июля (1 августа) 1914 года Германия объявила России войну. Чуть позже на стороне Антанты в нее вступили Великобритания, Франция и Япония. В этот же день на хуторе Новый Дунаец, близ австровенгерской (исторически польской) деревни Поронин, на квартире у Ленина собираются большевики. На повестке дня – создавшееся положение. Ленин подчеркивает необходимость разработки новых способов и форм партийной работы в условиях войны. Забегая несколько вперед, отметим, что эти формы и способы он изложил от имени группы совещавшихся большевиков в конце августа в резолюции, озаглавленной “Задачи революционной социал-демократии в европейской войне”. В ней он вновь выступает за “поражение царской “монархии и ее войск” (Ленин В.И. ПСС. Т. 26. С. 6).
Однако спустя шесть дней после совещания, 25 июля (7 августа), на его квартире по указанию австрийских властей жандармами был произведен обыск. Следует отметить, что из всех участников сходки обыск был произведен только на квартире Ленина, остальные большевики их не интересовали.
При обыске, кроме подозрительной литературы и рукописных работ, жандармский вахмистр обнаружил в вещах Ленина браунинг. Оружие, найденное у подданного России, с которой Австро-Венгрия вела войну... Естественно, об этом факте вахмистр доложил руководству. 26 июля (8 августа) Ленин, по требованию жандармерии, приезжает в уездный город Галицин Новый Тарг, где его арестовывают и заключают в тюрьму. Но 6 (19) августа неожиданно Ленина освобождают и дело прекращают якобы за отсутствием основания для возбуждения судебного следствия. Между тем одного факта незаконного хранения оружия было вполне достаточно, чтобы судить Ленина по законам военного времени. В телеграмме, отправленной из Вены в Новый Тарг 6(19) августа в 9 час. 50 мин. за подписью военного прокурора Австрии, говорилось: “Ульянов Владимір подлежит немедленному освобождению” (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 38. С. 20).
Обращает на себя внимание тот факт, что Ленину возвращаются все “бумаги”, в которых содержались откровенные выпады против Германии и ее правительства, и, более того, вместе с семьей (жена, теща) разрешают выехать из Поронина в Швейцарию с остановкой в Кракове и Вене. Кстати, разрешение на проезд из Поронина в Швейцарию Ленин получает 13 (26) августа, а приезжает в Берн 23 августа (5 сентября). В Биохронике Ленина нет указаний, где он находился целых 10 дней и чем в это время занимался. Видимо, документы по этому сюжету в архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС были под особым контролем и не доступны. И тем не менее по оплошности составителей томов собраний сочинений В.И.Ленина в некоторые тома просочились интересные материалы, позволившие, вместе с другими архивными документами, распутать клубок, раскрывающий темные стороны его биографии.
Так, например, в письме Ленина, отправленном из Берна через Швецию сестре Анне 14 сентября 1914 года, то есть спустя девять дней после его переезда из Галиции в Швейцарию, находим любопытную запись: “...В деньгах я сейчас не нуждаюсь. Пленение мое было совсем короткое, 12 дней всего, и очень скоро я получил особые льготы” (выделено мной. – А.А.) (Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 355). Какие именно льготы, за какие заслуги и от кого, Ленин не сообщает...
Однако самым пикантным в деле освобождения Ленина из тюрьмы является то, что он был отпущен из-под стражи раньше (по приказу сверху), чем органы дознания “убедились” (?) в его невиновности. Судите сами: 6 (19) августа Ленина освобождают из тюрьмы, и лишь только 9 сентября Королевский комендант в Кракове “распорядился об отмене обвинения против Владиміра Ульянова, т.к. он не нашел (?) оснований для ведения судебного разбирательства” (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп.2. Д. 38. Л. 29). Остается добавить: когда комендант Кракова давал это распоряжение, то Ленин вместе с семьей к этому времени целых 17 дней уже жил в Берне. Можно с уверенностью сказать, что именно в период 12-дневного пребывания Ленина в тюрьме он был завербован австро-германской разведкой, стал резидентом германского Генштаба. Кстати, после отъезда Ленина в Швейцарию, в Поронино продолжали оставаться “дорогой друг” и “товарищ” по партии Я.С.Ганецкий и другие большевики, с которыми он вел переписку из Берна.
Одна любопытная деталь, связанная с переездом Ленина и членов его семьи из Поронина в Швейцарию. Политического эмигранта, подданого России, выпущенного из австрийской тюрьмы, швейцарская полиция без въездного паспорта впустила в страну. При этом следует учесть, что вместе с ним ехали также без въездных паспортов его жена и теща. Но самым пикантным сюжетом в этом деле является то, что паролем для безпрепятственного въезда трех российских граждан в Цюрих послужило упоминание имени... “социал-шовиниста”, “агента швейцарского буржуазного правительства” Германа Грейлиха (эти ярлыки навешаны на него Лениным). Поразительный факт!
Вот письмо Ленина Виктору Адлеру от 5 сентября 1914 года, в котором содержится приведенный выше факт:
“Уважаемый товарищ! Благополучно прибыл со всем семейством в Цюрих. Legitimationen требовали только в Инсбруке и Фельдкирхе: Ваша помощь, таким образом, была для меня очень полезна. Для въезда в Швейцарию требуют паспорта, но меня впустили без паспорта, когда я назвал Грейлиха. Наилучшие приветы и наилучшая благодарность.
С партийным приветом.
Ленин (В.Ульянов)”
(Ленин В.И. ПСС. Т. 49. С. 2)
(Выделено мной. – А.А.)
После окончания міровой войны специальные советские послы (Ганецкий и другие) перевезли поронинский архив Ленина в Россию. Доставили почти все, кроме подписки, данной Лениным австрийскому министру внутренних дел. Об этом писали во многих зарубежных периодических изданиях, об этом знали члены Политбюро. Между тем эту подписку по сей день не обнаружили. Почему? Не берусь сразу ответить на этот вопрос. А вот о суточной остановке Ленина в Вене во время переезда из Поронина в Швейцарию стоит поговорить.
В XXVI томе сочинений Ленина его составители пишут следующее: “По пути в Швейцарию Ленин останавливается на один день в Вене, посещает В.Адлера” (Т. 26. С. 559). Чтобы поблагодарить его за помощь при освобождении из тюрьмы Нового Тарга? Не думаю, что из-за этого три человека (Ленин, Крупская и ее старая мать) специально могли бы сойти с поезда. Тем более что благодарность Ленина и Крупской В. Адлеру и Г. Диаманду уже была выражена в письме от 7 (20) августа.
Под большое сомнение ставлю и ту запись составителей указанного выше тома, где они говорят, что “между 13 и 23 августа (26 августа и 5 сентября) ...в Кракове Ленин добивается разрешения на выезд из Австрии в нейтральную страну – Швейцарию”.
Должен прямо сказать, что этот факт был надуман. В поездке в Краков с этой целью не было необходимости, поскольку Ленину еще 13 августа в Новом Тарге было известно о разрешении австрийских властей на этот переезд. А надуман был этот факт с целью, чтобы скрыть основную причину, по которой Ленин оказался в Кракове.
Думается, настало время обнародовать чрезвычайно важный документ, проливающий свет на этот, на мой взгляд, сознательно запутанный вопрос. Он никогда и нигде не публиковался. Биографы Ленина скрывали то, что до суточной (?) остановки в Вене при переезде из Поронина в Швейцарию Ленин по строгому требованию военного прокурора прибыл в Краков, о чем свидетельствует нижеприведенная телеграмма. Скрывал этот факт, прежде всего, Ленин. Почему? Полагаю, не в его интересах было оставлять след в своей биографии о связях с австро-германскими спецслужбами. Вот полное содержание этого документа.
“Окружному суду в Новом Тарге
Телеграмма из Кракова
Приказать Ульянову Владиміру при проезде через Краков явиться к капитану Моравскому в здание командования корпусом
Военный прокурор при военном коменданте 13 VIII 1914”.
(РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 38. ч)
Думается, что этот документ не нуждается в комментарии. Остается сказать, что капитан Моравский возглавлял разведывательный отдел Генштаба Австро-Венгрии. Что же касается “заминки” в Вене, то она, на мой взгляд, была связана с дачей Лениным подписки-обязательства лично министру внутренних дел Австро-Венгрии.
Случайно я ознакомился с одной интересной книгой. В ней содержится множество документальных материалов, относящихся к периоду эмиграции Ленина и его переезду из Швейцарии в Россию. Но один документ вызвал у меня повышенный интерес. Он был извлечен автором книги из дела Владиміра Ульянова под № 3183/14 архива австрийского Генштаба. Так вот, в этом документе со слов В. Адлера, явившегося “по просьбе Ленина” (?) в министерство внутренних дел Австро-Венгрии, засвидетельствовано, что “Ульянов смог бы оказать большие услуги при настоящих условиях”, то есть в условиях войны Австро-Венгрии и Германии с Россией (Платтен Ф. Ленин из эмиграции в Россию. М.: “Московский рабочий”. 1925. С. 11).
Небезынтересно отметить, что этот факт из австрийского досье Ленина впервые приводит в своей книге “Ленин из эмиграции в Россию”, изданной на немецком языке в Берлине в 1924 году, Ф. Платтен. Тот самый, который весной 1917 года был доверенным лицом Ленина во время переговоров с германским послом в Швейцарии фон Ромбергом по вопросу возвращения русских эмигрантов в Россию и который сопровождал “пломбированный” вагон, следующий из Швейцарии в Россию.
Довольно странно получается: доктор В. Адлер, по свидетельству Ленина и ленинцев, “выступал как один из вождей оппортунизма... боролся против революционных выступлений рабочего класса” (Ленин В.И. ПСС. Т.34. С. 528) и вместе с тем дал свое поручительство за Ленина, арестованного австрийскими властями. На мой взгляд, биографы Ленина “не поняли” доктора Адлера. А он ясно давал понять австрийским властям и спецслужбам, что Ленина следует использовать в качестве агента в борьбе против России. Невнимательно читали текст телеграммы Адлера, отправленной австрийскому правительству, и научные сотрудники Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Между тем из ее содержания можно понять, что Ленин – враг России. Вот текст этой телеграммы:
“Ленин решительный противник царизма, он посвятил свою жизнь борьбе против России” (выделено мной. – А.А.) (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 38. Л. 1http://slavanthro.mybb3.ru/images/smiles/icon_cool.gif. Вот и получается, что Ленин – друг Австрии, воюющей против России. (...)
Крепостная крестьянка Василиса Кожина в Отечественной войне 1812 года взяла в руки вилы и возглавила партизанский отряд для борьбы против наполеоновских солдат. И благодарная Россия чтит память своей славной дочери. А вот Владимір Ульянов спустя столетие в Отечественной войне 1914-1917 годов, призывал сынов отечества, рабочих, солдат и крестьян, делать все для того, чтобы Россия потерпела поражение в войне против кайзеровской Германии и Австро-Венгрии, объявивших ей войну. Уже в манифесте “Война и Российская социал-демократия” он пишет: “Для нас, русских с.-д., не может подлежать сомнению, что с точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России наименьшим злом било бы поражение царской монархии” (Ленин В.И. ПСС. Т. 26. С. 21). Эта мысль находит отражение почти во всех его работах и публичных выступлениях. (...)
Особо бурную деятельность большевики развернули среди солдат воюющей (!) армии: призывали к совместной борьбе против правительства, к “братанию” на фронте. В 1916 году в ряде войсковых частей были созданы партийные организации. Вести подрывную работу было поручено Крыленко, Раскольникову, Фрунзе, Сахарову, Мясникову (Мясникяну), Семашко, Рошалю и др. Ленин руководил ими через связных и газету “Социал-демократ”, в которой печатал подстрекательские статьи, призывая солдат повернуть оружие против правительства. Под воздействием большевистской агитации тысячи солдат самовольно уходили в тыл. В конце 1916 года – начале 1917-го на многих участках фронта усилилось “братание”. Заметим, что на Кавказе такие явления не наблюдались: соратники Ленина старались ослабить лишь фронт, стоящий против германских и австро-венгерских войск. За эту предательскую деятельность большевистские лидеры получали от немецких властей щедрое вознаграждение...

А.А. Арутюнов. "Досье Ленина без ретуши"

Постоянный адрес данной страницы: http://www.rusidea.org/?a=25080105

Velikoros14
21.04.2012, 17:52
Агенты революции. Бы ли Владимир Ленин шпионом Германии?

Кто в 1917 году устроил и оплатил переворот в России
Путешествие Владимира Ленина с группой товарищей в «пломбированном вагоне» из тихой и сытой Швейцарии через Германию в революционную Россию, случившееся ровно 95 лет назад, породило слухи о том, что Ильич был немецким шпионом.
Эта поездка, изменившая ход мировой истории, до сих пор вызывает много вопросов. И главный из них: кто помог Ильичу вернуться на родину? Весной 1917 г. Германия воевала с Россией, и забросить в сердце врага горстку большевиков, проповедовавших поражение своего правительст­ва в империалистической войне, было на руку нем­цам. Но не всё так просто, считает писатель, историк Николай Стариков, автор книг «Хаос и революции - оружие доллара», «1917. Разгадка «русской» революции» и др.
- Если бы Ленин был немецким шпионом, он бы сразу стал добиваться возвращения в Петроград через территорию Германии. И, разумеется, сразу получил бы добро. Но дело обстояло иначе. Вспомним: маленькую Швейцарию, где тогда проживал Ильич, окружали Франция, Италия, Германия и Австро-Венгрия, сцепившиеся в смертельной схватке.
Было два варианта её покинуть: через страну - участницу Антанты или через территорию её противников. Ленин изначально выбирает первый. Инесса Арманд 5 (18) марта (здесь и далее в скобках указана дата по новому стилю. - Ред.) получает от него следующую телеграмму: «Дорогой друг!.. Мечтаем все о поездке... Я бы очень хотел дать Вам поручение в Англии узнать тихонечко и верно, мог ли бы я проехать. Жму руку. Ваш В. У.». Между 2 (15) и 6 (19) марта 1917 года Ленин телеграфирует своему соратнику Ганецкому в Стокгольм, излагая иной план: проехать в Россию под видом... глухонемого шведа. А 6 марта в письме В. А. Карпинскому предлагает: «Возьмите на своё имя бумаги на проезд во Францию и Англию, а я проеду по ним через Англию (и Голландию) в Россию. Я могу одеть парик».
Впервые упоминание Германии как маршрута появляется в телеграмме Ильича Карпинскому 7 (20) марта - на 4-й день поиска вариантов. Но вскоре он признаётся в письме И. Арманд: «Через Германию не выходит». Не странно ли всё это? Владимир Ильич не может договориться с «сообщниками»-нем­цами о проезде через их территорию и долго изобретает обходные пути: то ли «по-тихому» ехать через Англию, то ли в парике с чужими документами - через Францию, то ли прикинуться глухонемым шведом...

Заговор «союзников» Я убеждён: если к тому моменту и были некие тайные соглашения между Лениным и германскими властями, то весьма нечёткие. Иначе бы сложностей с его доставкой в Россию не возникло изначально. Не ждали немцы успешного февральского переворота, не ждали вообще никакой революции! Потому что, видимо, никакой революции они не готовили. А кто же готовил февраль 1917-го? Для меня ответ очевиден: западные «союзники» России по Антанте. Это именно их агентура вывела рабочих, а затем и солдат на улицы Петрограда, а английский и французский послы курировали эти события. Всё произошло неожиданно не только для немцев, но и для большевиков. Для февраля Ленин со товарищи не были необходимы, «союзные» спецслужбы были способны организовать рабочие волнения и солдатский бунт без их помощи. Но, чтобы довести революционный процесс до конца (т. е. краха России, что позволило бы полностью подчинить её воле атлантических держав), в котёл требовалось подбросить свежие ленинские дрожжи.
Есть все основания полагать, что в марте 1917-го именно «союзная» разведка на сепаратных переговорах с немцами убедила их не препятствовать проезду россиян-большевиков (т. е. представителей вражеской страны, которых по закону военного времени следовало бы арестовать и упечь за решётку до конца войны). И немцы согласились.
Генерал Эрих Людендорф в мемуарах писал: «Отправлением в Россию Ленина наше правительство возложило на себя особую ответственность. С военной точки зрения его проезд через Германию имел своё оправдание: Россия должна была рухнуть в пропасть». Узнав приятную новость, Ленин ликует. «Вы скажете, может быть, что немцы не дадут вагона.
Давайте пари держать, что дадут!» - пишет он 19 марта (1 апреля) Инессе Арманд. И потом - ей же: «Денег на поездку у нас больше, чем я думал... нам здорово помогли товарищи в Стокгольме». Между двумя посланиями любимой («через Германию не выходит» и «дадут [вагон]») прошло 2 недели, и за это время США, Англия и Германия решили участь России. Необходимые деньги (опосредованно, через тех же немцев и шведов) русским радикалам давали американцы, а англичане обеспечивали невмешательство подконтрольного им Временного правительства. В Стокгольме, куда Ленин и его спутники прибыли после долгого путешествия поездом по Германии, а затем паромом до Швеции, они спокойно получили в русском генконсульстве групповую визу в Россию. Более того, Временное правительство оплатило им даже билеты от Стокгольма домой! На Финляндском вокзале Петрограда 3 (16) апреля революционеров встречал почётный караул. Ленин произнёс речь, которую закончил словами: «Да здравствует социалистическая революция!» Но новая власть России и не подумала его арестовать...

Баксы за пазухой В те же мартовские дни на родину из США засобирался и другой пламенный революционер - Лев Троцкий (Бронштейн). Как и Владимир Ильич, Лев Давидович получил от русского консула в Нью-Йорке все документы. 14 (27) марта Троцкий с семьёй отбыл из Нью-Йорка на пароходе «Кристианиафиорд». Правда, по прибытии в Канаду его и нескольких его соратников ненадолго сняли с рейса. Но вскоре разрешили продолжить путь - по просьбе министра иностранных дел Временного правительства Павла Милюкова. Удивительная просьба? Ничуть, если учесть, что Милюков - личный друг Якоба Шиффа, американского магната, «генспонсора» нескольких русских революций. В ходе ареста, кстати, выяснилось, что Троцкий является гражданином США, путешествующим по британской транзитной визе и визе для въезда в Россию.
А ещё при нём обнаружили 10 тыс. долларов - огромную по тем временам сумму, которую одними гонорарами за газетные статьи он вряд ли бы заработал. Но если это и были деньги на русскую революцию, то лишь их ничтожно малая часть. Основные суммы от американских банкиров поступали на нужные счета проверенных людей. Для Шиффа и других финансистов США это было не в новинку. Они выделяли средства эсерам и социал-демократам в 1905 году, помогали и тем, кто готовил февраль. Теперь настало время оказать помощь самым «отмороженным» революционерам. Кстати, в случае с Троцким эта помощь была почти семейным делом: супруга Льва Давидовича, урождённая Седова, была дочкой богатого банкира Животовского - компаньона банкиров Варбургов, а те, в свою очередь, были компаньонами и родственниками Якоба Шиффа.


Источник: АИФ

http://www.narodsobor.ru/events/history/8751-agenty-revolyuczii-by-li-vladimir-lenin-shpionom-germanii
(http://www.aif.ru/society/article/51231)

Velikoros14
12.05.2012, 18:40
Агенты революции-2. Как вожди Октября возвращали долги спонсорам

Объявив войну мировому капиталу, Ленин и Троцкий после прихода к власти отдали на откуп своим врагам колоссальные ресурсы России.
Была ли это расплата за «спонсорскую» помощь в организации революции и Гражданской войны?
Писатель, историк Николай Стариков, автор книг «Хаос и революции - оружие доллара», «1917. Разгадка «русской» революции» и др., утверждает, что большевики не забыли своих благодетелей. И хоть и не выполнили «заказ» на развал России, они тем не менее с лихвой отдали финансовые долги.


- Едва закончилась Гражданская война, как молодая советская власть всерьёз озаботилась добычей жёлтого металла. 14 ноября 1925 года правительство РСФСР с лёгкой руки Троцкого (напомним, что этот пламенный русский революционер еврейского происхождения около 12 лет в начале ХХ века провёл на Западе и даже умудрился получить американский паспорт) передаёт права на разработку золотых приисков в Восточной Сибири компании «Lena Goldfields Co., Ltd» («Лена Голдфилдс»). Той самой, чьих рабочих, возмутившихся низкой зарплатой, хладнокровно расстреляли в 1912 г. Знаменитый Ленский расстрел дал в своё время большевикам повод заклеймить самодержавные порядки в России. А теперь сами большевики передали британскому консорциуму, владевшему «Лена Голдфилдс», право на добычу золота на реке Лене (и не только там) в течение 30 лет! Площадь концессии охватывала огромную территорию от Якутии до Урала, а интересы западной компании теперь выходили далеко за пределы золото­добычи. В их сферу попадали серебро, медь, свинец, железо...

По договору с Советами в распоряжение «Лены Голдфилдс» была передана целая группа горнодобывающих и металлургических предприятий. А что получала взамен страна? Жалкие 7% от объёма добываемого металла.

Колоссальные богатства уплывали заокеанскому дяде фактически за бесценок. Впрочем, это наглое ограбление страны длилось относительно недолго. 10 февраля 1929 г. Лев Троцкий был выслан из СССР. И - удивительное совпадение - в декабре того же года «Лена Голдфилдс» была вынуждена свернуть деятельность в России.

Шведский бизнес

Кто-то заметит: это разграбление страны иностранцами творилось уже после смерти Ленина в январе 1924 г. Получается, что долги за спонсорскую помощь революционерам отдавал один Троцкий, приехавший с 10 тыс. долларов в кармане из Нью-Йорка в Россию весной 1917-го? (К слову, на родину вернулись тогда не только они с Ильичом. С Запада в революционную Россию прибыли и другие «казачки»: В. Антонов-Овсеенко, арестовавший потом Временное правительство, будущий глава питерской ЧК Моисей Урицкий, после убийства которого начнётся «красный террор», В. Володарский (Моисей Гольд­шейн) и многие другие.)

На самом деле сомнительные сделки с Западом большевистская власть заключала и раньше, ещё при жизни Ильича. Пожалуй, самая громкая из них касалась закупки паровозов на заводе шведской фирмы «Нидквист и Хольм».

Поражает объём заказа - 1000 паровозов ценой 200 млн золотых рублей. Это почти четверть тогдашнего золотого запаса страны! Заметим, что до сих пор эта фирма не могла осилить производство более 40 паровозов в год. А тут ей предложили сделать тысячу! Заказ распределялся на 5 лет: в 1922 г. Россия должна была получить 200 паровозов, а в 1923-1925 гг.- по 250 ежегодно. Почему остро нуждавшаяся в железнодорожной технике Советская страна упорно хотела закупать их именно у этой шведской компании и по сильно завышенным ценам? Зачем она соглашалась ждать поставок 5 лет, вместо того чтобы купить нужный товар дешевле и сразу, но в другом месте? Наркомат путей сообщения, возглавляемый в начале 1920-х гг. Л. Троцким, так мечтал именно об этих паровозах, что не только сделал предоплату в 7 млн крон, но ещё и выдал шведской фирме... беспроцент­ный заём в 10 млн крон «для постройки механического цеха и котельной».

О странностях этого дела написал в начале 1922 г. советский журнал «Экономист». Автор А. Фролов предложил разобраться: зачем понадобилось заказывать паровозы именно в Швеции? Ведь на такие деньжищи можно было «привести в порядок свои паро­возостроительные заводы и накормить своих рабочих». На Путиловском заводе до войны выпускали более 200 паровозов в год. Почему же не дали кредиты ему? Ленин действительно разобрался в ситуации. Посоветовавшись с Троцким, он по­просил Феликса Дзержинского журнал «Экономист» (где и прежде печатались неприятные для Советов статьи) прикрыть, заявив: «Сотрудники «Экономиста» - враги самые беспощадные. Всех их - вон из России». Подозрительный контракт со шведами после вмешательства вождя остался без изменений.

Как же большевики возвращали деньги чужим банкирам? Просто отправить на Запад и написать в графе «Назначение платежа»: «Возврат средств за русскую революцию и победу в Гражданской войне», очевидно, было бы невозможно. Нужен был красивый предлог. Например, что-то купить на Западе, хотя бы те же паровозы. Организует покупку Троцкий, но Ленин, похоже, в курсе сделки и не мешает ей. Иначе сомнительный договор стоил бы Троцкому карьеры.

Кстати, многие документы подтверждают, что именно через шведскую банковскую систему в Россию закачивались деньги на революцию. А потом через неё же возвращались обратно. Уже осенью 1918 г. в Стокгольм прибыл Исидор Гуковский, замнаркома финансов Советской России. При нём были ящики, полные денег и драгоценностей. Стоимость груза оценивалась в 40-60 млн рублей... Миллионы рублей переводились в стокгольмские банки, в т. ч. в «Нюа Банкен» Олофа Ашберга, чья фамилия часто мелькает в книгах о финансировании большевиков.

Сделка с дьяволом

Точное число контрактов и концессий, выданных советской властью американским фирмам на заре строительства нового государства, трудно назвать. Но это и 25 млн долл. комиссионных американским промышленникам за период с июля 1919 по январь 1920 г., и концессия на добычу асбеста, выданная Арманду Хаммеру в 1921 г., и договор аренды, заключённый на 60-летний срок с Фрэнком Вандерлипом и его консорциумом, предусматривавший эксплуатацию месторождений угля и нефти, а также рыболовство в Северо-Сибирском регионе площадью 600 тысяч кв. км.

Возврат средств, выделенных на устранение Российской империи, очевидно, был одной из договорённостей между представителями западных правительств и большевиками. Этот договор Ленин и Троцкий старательно соблюдали. Но вот другие надежды Запада новые вожди не оправдали. Поставленный у руля России, чтобы вконец её развалить (и на начальном этапе цели Запада совпадали с революционными мечтами самого Ленина), Ильич вместо этого начал раздербаненную страну собирать обратно. Строить сильное и самостоятельное государ­ство, снова играющее ключевую роль в мировой политике.

Правда, прожил пролетар­ский вождь недолго. Не исключаю, что ускоривший его смерть выстрел эсерки Ф. Каплан был некой предупредительной мерой со стороны бывших иност­ранных опекунов - чтобы не зарывался. Л. Троцкий, возможно, готов был и дальше работать на Запад, но в 1929 г. Сталин отправил его восвояси, а после послал вдогонку убийцу Р. Меркадера с ледорубом. Ни одна сделка с дьяволом, как известно, не проходит бесследно.

Источник: АИФ

http://www.narodsobor.ru/events/history/8876-agenty-revolyuczii-2-kak-vozhdi-oktyabrya-vozvrashhali-dolgi-sponsoram