PDA

Просмотр полной версии : Респу́блика Зу́ева



Басманов
16.08.2011, 20:06
Респу́блика Зу́ева — «респу́блика старове́ров», возникшая во время Великой Отечественной войны (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%9E%D1%82%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0) близ деревни Заскорки (http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%97%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BA%D0%B8&action=edit&redlink=1) под Полоцком (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%86%D0%BA) на территориях нескольких деревень, населённых преимущественно старообрядцами (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%80%D1%8F%D0%B4%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE). Названа по имени старосты (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0) деревни Зуева.



Содержание [убрать (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#)]


1 История (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#.D0.98.D1.81.D1.82.D0.BE.D1.80.D0.B8.D1.8F)
2 Интересные факты (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#.D0.98.D0.BD.D1.82.D0.B5.D1.80.D0.B5.D1.81.D0.BD.D1.8B.D0.B5_.D1.84.D0.B0.D0.BA.D1.82.D1.8B)
3 См. также (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#.D0.A1.D0.BC._.D1.82.D0.B0.D0.BA.D0.B6.D0.B5)
4 Примечания (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#.D0.9F.D1.80.D0.B8.D0.BC.D0.B5.D1.87.D0.B0.D0.BD.D0.B8.D1.8F)
5 Литература (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#.D0.9B.D0.B8.D1.82.D0.B5.D1.80.D0.B0.D1.82.D1.83.D1.80.D0.B0)
6 Ссылки (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#.D0.A1.D1.81.D1.8B.D0.BB.D0.BA.D0.B8)





[править (http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0&action=edit&section=1)] История Семья Зуева, как и многие его односельчане, перед войной пострадали от репрессий (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F) со стороны Советской власти (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C).
Поэтому после отступления Красной Армии (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%87%D0%B5-%D0%9A%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F) Зуев осенью-зимой 1941 года организовал в деревне самоуправление (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5)[1] (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#cite_note-0). Для защиты жителей были созданы отряды самообороны.
Немецкая оккупационная администрация в обмен на уплату фиксированного натурального налога и недопущение на свою территорию советских партизан (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%8B) признала фактическую автономию (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B2%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%8F) территории с центром в деревне Заскорки (http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%97%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BA%D0%B8&action=edit&redlink=1). В республике была восстановлена частная собственность (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C), открыты старообрядческие храмы.


http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/4/44/Aquote1.png/30px-Aquote1.png
При отступлении немецкой армии Зуев с частью своих людей ушёл на Запад. Другие староверы остались и начали партизанскую (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD) борьбу против Красной Армии. Для этой цели немцы снабдили их оружием (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%B5) и продовольствием (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B5). Партизанские группы держались в лесах под Полоцком (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%86%D0%BA) вплоть до 1947 года»[2] (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0#cite_note-1)
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/4/49/Aquote2.png/30px-Aquote2.png


[править (http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%97%D1%83%D0%B5%D0%B2%D0%B0&action=edit&section=2)] Интересные факты

Часть документов, связанных с деятельностью Зуева, хранится в Национальном архиве США в Вашингтоне (например, рукопись за авторством некоего В. Волжанина "Zuyev’s Republic" (1951), NA RG 338, P-124).
Помимо Республики Зуева в соседних районах Белоруссии существовали иные квазинезависимые образования, такие как Республика Россоно в Россонском районе и Республика Петухова под Витебском.

Fatalist
17.06.2012, 16:45
Республика Россоно и Старообрядческая Республика Зуева


На стр. 65 книги "Лесные солдаты" совсем кратко говорится о том, что "в 1941-43 годах в лесах между Идрицей и Россонами красноармейцами-дезертирами, бывшими русскими карателями и полицаями была создана "Республика Россоно" с демократической формой правления, врагами которой были объявлены и немцы, и советская власть. В 1943 году оперативные группы НКВД ликвидировали эту республику".


Если прогуглить, то можно извлечь минимум инфы об этой республики. Например то, что о ней писал некий Бобров в журнале "Возрождение" (Париж) в 1949 году №№11-12. Также о ней упоминал бывший сотрудник Абвера Д.Каров в брошюре "Партизанское движение в СССР 1941-1944 гг.", Мюнхен, Институт изучения СССР, 1952 г.


Наверное, надо мне идти в Историческую библиотеку, искать там.


ну а пока чуть подробнее о другой республике на оккупированной территории -- Старообрядческой Республике Зуева.


Бургомистром деревни Саскорки, расположенной в глухих лесах под Полоцком, в сентябре 1941 года был назначен пользовавшийся большим уважением среди населения старообрядец Михаил Евсеевич Зуев.


В 1930-х годах он два раза сидел в тюрьме за антисоветскую деятельность(5 и 3 года соответственно), и только в 1940 году вернулся из застенков НКВД в свою деревню.


Два его сына тоже были арестованы НКВД за вооружённую борьбу против советской власти. Один сын в итоге погиб в сталинских лагерях, второму удалось в начале 1960-х уехать в Австралию.


М.Е.Зуев встречал сначала немцев с большой радостью и исполнял свои обязанности бургомистра с большим рвением, убеждая население всячески поддерживать своих освободителей.


Деревня, в которой он жил, была расположена в лесной, болотистой местности, в стороне от всяких дорог, и немецкие части за всё время войны в неё ни разу не заходили. После выбора Зуева бургомистром жителями деревни, он сам ездил в Полоцк оформить своё назначение.


Так мирно и довольно спокойно жили около 3 тысяч старообрядцев до ноября 1941 года, пока осенью к ним в деревню не явилась группа людей, состоящая из 7 вооружённых человек. Группа эта объявила Зуеву, что они партизаны и что деревня обязана их содержать. Среди этих людей Зуев узнал одного жителя Полоцка, который был известен, как работник НКВД, замучивший в своё время немало честных людей.


Зуев поместил вновь прибывших в одну избу, снабдил их продовольствием, а сам пошёл советоваться со стариками, как быть. На совете старики приняли решение убить всех партизан, а оружие их спрятать.


Приобретя оружие, они почувствовали себя бодрей.


Скоро в деревню пришла новая группа вооружённых партизан и опять потребовала продовольствия. Зуев дал им его, но просил пришедших немедленно уйти. Партизаны, действительно, ушли, но явились на другой день, теперь требуя лошадей.


Зуев вывел команду молодых старообрядцев с винтовками и прогнал их. На ночь он предусмотрительно выставил караулы и не пожалел об этом. Партизаны на этот раз явились в бОльшем числе, но, встреченные огнём, вынуждены были отступить.


В это время и в соседних, наиболее глухих и далёких деревнях, начали образовываться небольшие партизанские отряды, состоявшие из остатков истребительных отрядов, окруженцев, местных деревенских коммунистов -- возглавляемые работниками НКВД.


Михаил Евсеевич вынужден был организовать в своей и двух соседних деревнях отряды самозащиты, придал им военный характер, вооружил винтовками, отнятыми у партиза. Ночами они выставляли караулы, и, в случае тревоги, быстро собирались у угрожаемого пункта, отбивая нападения партизан. Так продолжалось до конца декабря 1941 года. За это время у жителей республики было 15 стычек с партизанами.


Так бы и отсиживался Зуев в своей деревне, если бы боеприпасы не пришли к концу, что вынудило его в 20-х числах декабря 1941 года обратиться за помощью к полоцкому коменданту. Тот выслушал Зуева и ответил, что сам он не может решить этот вопрос и должен посоветоваться с начальством, почему и просит Зуева придти к нему ещё раз через неделю.


Второе свидание Зуева с немцами состоялось через неделю, после Нового Года, когда Зуев был представлен одному немецкому генералу, командовавшему тылом армии.


Генерал был хорошо знаком с русскими делами и знал, что старообрядцы являются ярыми противниками советской власти и крепко спаяны между собой, поэтому он согласился снабдить Зуева оружием (кроме автоматического), но объяснил, что делает это против принятых правил.


Через несколько дней Зуев получил 50 русских винтовок с достаточным количеством патронов. Одновременно Зуеву было сказано, чтобы ни в коем случае не рассказывал, от кого достал оружие.


Получив оружие, Зуев приступил к вооружению своих отрядов. Соседние деревни прислали к нему ходоков с просьбой взять и их под свою защиту, Зуев согласился, и стал, таким образом, расширять свои владения. В начале 1942 года он предпринял поход в отдаленные деревни, прогнал обосновавшихся там партизан и ввёл эти деревни в состав своей республики. К этому же времени начали появляться и перебежчики, -- люди, случайно попавшие к партизанам, -- которые просили Зуева взять их под своё покровительство.


К весне 1942 года Зуеву удалось ещё купить у венгерских вспомогательных частей 4 русских пулемёта.


Дисциплина в его отрядах была железная. За малые проступки провинившихся сурово наказывали и сажали в погреб на хлеб и на воду, а также пороли; за большие -- расстреливали. Приговор по крупным делам вело собрание старообрядцев, состоявшее из старцев и уважаемых людей. Расстрельный приговор должны были вынести 2/3 вече.


Несколько раз в течение зимы 1942-1943 годов ему удалось отбить нападения крупных партизанских отрядов и спасти от грабежа не только свою деревню, но и две соседних. Партизаны стали обходить район Зуева.


В мае 1942 года впервые в его деревню явился эстонский отряд полиции. Начальник отряда заявил Зуеву, что они ищут партизан и поэтому должны будут некоторое время прожить в его деревне. Зуев ответил эстонскому офицеру, что никаких партизан в районе нет.


А следовательно, и полиции здесь делать нечего. Пока дело ограничивалось словами, эстонец настаивал, но как только к дому подошел собственный отряд Зуева и Михаил Евсеевич решительно заявил, что применит силу, в случае, если полиция не уйдет -- эстонцы подчинились и ушли.


Немецкий комендант Полоцка полковник фон Никиш, к которому Зуев на другой день явился с рапортом о происшедшем, просил Зуева взять рапорт обратно, обещая, что если СС, которому подчинялись полицейские отряды, предъявит претензию, то он, комендант, постарается дело уладить. Комендант всё больше начинал ценить Зуева, тем более что последний регулярно снабжал Полоцк дровами, сеном, молоком и дичью. В районе, которым управлял Зуев, царило полное спокойствие, и никаких хлопот он немцам не доставлял.


Партизаны, услышав о столкновении Зуева с немцами, предложили ему помощь, но он категорически отказался.


Комендант Полоцка прислал к Зуеву офицера, предлагая ему приехать в Полоцк для переговоров. Зуев и на это предложение не согласился. Он заявил, что готов платить немцам установленный продовольственный налог, если они оставят в покое его район, и не будут вмешиваться в его дела. Немцы быстро согласились и к Зуеву больше не заглядывали.


Когда немцы оставили Полоцк, Зуев со своими людьми ушёл на Запад.


Все плакали, покидая родные места. На 4 подводах везли старинные книги. Через несколько часов их догнал комендант Полоцка, уходивший со своей комендатурой. Уйдя из окруженного Полоцка, они решили пробиваться к Зуеву, рассчитывая вместе с ним, хорошо знающим лес, выйти из окружения. После почти месячного похода Зуев вывел всех сначала в Польшу, а затем в Восточную Пруссию.


Вместе с Зуевым ушло около 2 тысяч старообрядцев.


Пробыв некоторое время в Германии, Зуев отправился к Власову и, в конце концов, попал во 2-ю дивизию.


Точно не известно, как закончилась судьба Михаила Евсеевича. По одним данным, он уехал из Франции в 1949-м году в Бразилию. По другим, сдался в апреле 44-го англичанам, и после этого его след теряется.


Около 200 старообрядцев попали в зону советской эвакуации, были вывезены в СССР и получили сроки от 5 до 25 лет лагерей.


Ещё около 1000 человек в 1946 году из Гамбурга уехали в Южную Америку. Треть из них затем при поддержке министра юстиции Роберта Кеннеди в 1960-м году уехали в Нью-Джерси.

http://hasid.livejournal.com/913053.html

Новый журнал, 1947 г. Мюнхен. Поздняков В.


"РЕСПУБЛИКА" ЗУЕВА


Мы приводим рассказ русского эмигранта, служившего офицером в немецкой армии на Восточном фронте. Он являлся непосредственным свидетелем и участником описываемых событий. От авторов.
Район Полоцк-Витебск-Смоленск немецкие войска заняли ранней осенью 1941 года, и фронт сразу отошел более чем на 200 км. на восток. Немецкая армия в это время мало занималась местностями его занятыми или, вернее, уже пройденными. В районы, имеющие более или менее серьёзное значение, назначался «ортс-комендант» с небольшим гарнизоном, который фактически контролировал только очень небольшой участок вокруг населенного пункта, в котором поселялся. Обычно, такие коменданты назначались в места, через которые проходили хоть какие-нибудь сносные дороги. На карте, в штабе, обозначался крупный район и теоретически предполагалось, что этим районом назначенный комендант будет управлять. Но так как войск в его распоряжении не было и практически, после снятия урожая, делать коменданту в его обширном царстве было нечего, то он благоразумно в район и не выезжал. Даже в 1943 году в оккупированных областях оставались еще деревни, куда, за всё время войны, не заходил ни один немецкий солдат.


В сельских местностях, после занятия той или иной территории, немцы обычно назначали, так называемых, «бургомистров», руководствуясь, главным образом, бравым видом и военной выправкой кандидата. Позднее население стало само выбирать своих бургомистров из людей, которым доверяло. За редким исключением, немцы смещали ранее назначенных ими бургомистров и утверждали выбранных населением. Нужно сказать, что в большинстве это были честные и умные люди, которые прекрасно защищали перед немцами интересы крестьян. Довольно часто выбирались бургомистрами и женщины.
Морально крестьяне чувствовали себя спокойно: немцы никак себя не проявляли, а коммунисты, которых они ненавидели, ушли. Многие крестьяне были уверены, что немцы, убрав Сталина и коммунистов, и сами скоро уберутся к себе в Германию, забрав с собой за «оказанную услугу» из страны то, что им захочется. Но это казалось крестьянам даже справедливым, они охотно соглашались на «уплату» подобного долга. Я сам слышал как об этом толковали в деревнях (дер. Котлы, дер. Ямы — Кингисепского района, сентябрь 1941 г.): — «Никаких денег для Гитлера не пожалеем, 10 лет ему платить будем, если он Сталина и всю его сволочь перестреляет». В дальнейшем, они смутно представляли себе созыв Учредительного Собрания, главным образом, из крестьян и установление режима, «как при НЭПе было». Я говорю, конечно, о массовом мнении, ибо среди крестьян были люди, сильно задумывавшиеся над вопросом всё ли будет так просто и удастся ли так легко разделаться с немцами.


Но вот, глубокой осенью 1941 года, стали появляться первые партизаны. Ядро их составили парашютно-десантные группы, сброшенные НКВД в немецком тылу. Почти одновременно появились и первые беглецы из лагерей военнопленных, которые рассказывали об ужасах, творимых немцами в лагерях. Крестьяне стали задумываться: с одной стороны — немцы их освободили от коммунистов, с другой — немцы уничтожают русское население.


К тому же, появление партизан, хотя и в самом незначительном количестве, заставило немцев посылать в леса и глухие деревни карательные отряды, состоявшие, главным образом, из финнов, эстонцев и латышей — отличавшихся невероятной жестокостью.
Благодаря всему этому, в глухих местах и стали возникать подобия крестьянских «республик», под лозунгом — «ни немцев, ни Сталина». С двумя такими «республиками» мне пришлось столкнуться.


В январе 1944 года часть, в которой я служил, была переведена в Полоцк. Знакомясь в штабе с положением в данной местности, я несколько раз натолкнулся на дела, носящие заглавия: «бецирк 3.», «район 3.», «запросить мнение 3.», «ответ 3.» и т п. И я крайне удивился, узнав, что «3.» — это русский, по фамилии Зуев. Я знал, что районы и округа всегда, хотя бы номинально, управлялись немцами и запрос русского Зуева казался мне чрезвычайно странным. Я выразил желание его увидеть, но адъютант коменданта города (и местности) еще более удивил меня своим ответом:
— Это совсем не так просто, как вы думаете. Надо сначала запросить 3., захочет ли он вас принять, а если захочет, то когда именно.
— Как же это сделать?
Адъютант сказал, что в Полоцке живет представитель 3. — профессор П., через которого я могу связаться с 3.


Узнав адрес профессора П., я вечером отправился к нему. Профессор занимал небольшой домик на окраине города, окруженный маленьким садом, вокруг которого тянулся высокий забор. Когда мой автомобиль подъехал к воротам, со двора вышел человек сильного телосложения, вооруженный советским автоматом и весьма нелюбезно спросил меня, что мне нужно. Молча выслушав меня, он ушел, старательно заперев за собой калитку. Вернулся он быстро и попросил меня следовать за ним. На мой вопрос, нельзя ли завести автомобиль во двор, а шоферу зайти на кухню, чтобы погреться, он коротко ответил: «Нельзя, это у нас запрещается».


Меня ввели в домик. Из сеней я прошел в небольшую приемную, а из нее в большой кабинет. Навстречу мне из-за стола поднялся человек лет тридцати пяти, высокий, одетый в поношеный штатский костюм и высокие сапоги. Меня сразу поразили его проницательные серые глаза и спокойно-самоуверенная манера себя держать. Он назвал свою фамилию и вопросительно посмотрел на меня. В свою очередь, я представился и назвал часть, в которой служил. Не подавая руки, он предложил мне сесть. Я стал ему объяснять мое желание увидеться с Зуевым.


— Если вам нужно что-либо по вопросам вашей службы, — перебил он меня, — я могу ответить на ваши вопросы.


Я ответил, что нахожусь в Полоцке недавно и знакомлюсь с положением, но, так как несколько раз в штабе, в делах встречал имя Зуева, то хотел бы повидать человека, имеющего такой вес у немцев. Далее я объяснил, что так как имя 3. не упоминается в списках агентов Абвера и, насколько я выяснил, не связано ни с СД , ни с ГФП , где русские обыкновенно пользуются влиянием только в том случае, когда они мерзавцы, то 3. особо меня заинтересовал и мне бы очень хотелось узнать этого человека.


Профессор на меня удивленно взглянул:
— Но ведь вы сами являетесь офицером немецкого Абвера, т. е. разведки и контр-разведки, — сказал он мне весьма холодно.
Я ответил ему, что было бы слишком долго рассказывать почему именно я попал на эту службу.


— Уверяю вас, — добавил я, — что служу только потому, что убедился в возможности таким образом помочь русскому населению освободиться от власти Сталина. Судьба немцев меня интересует мало. Может быть, вы поверите мне скорее, если я предложу вам мою помощь, например, в освобождении напрасно арестованных людей, которых вы считали бы нужным освободить, насколько, конечно, это будет в моих силах.
Профессор задумался.
— Я не думал, что в эмиграции есть люди, здраво смотрящие на положение у нас, — сказал он, наконец. — Кто вы, я более или менее уже знаю, у меня тоже есть осведомители, — добавил он.
Мы поговорили еще немного, а затем П. обещал, что уведомит меня, когда я могу посетить Зуева, и мы расстались.


Я уехал от него в бодром настроении: таких людей в оккупированных областях СССР мне приходилось встречать не часто.

http://reibert.info/forum/showthread.php?t=30512