PDA

Просмотр полной версии : "Как именно пили русскую кровь в СССР"



Басманов
14.08.2011, 15:37
... В 50-е годы доходы колхозников Узбекской ССР были в 9 раз выше, чем в РСФСР, а стоимость валового сбора продуктов растениеводства за 1 трудодень по закупочным ценам в Нечерноземной зоне оценивалась в 10 раз ниже, чем в Узбекской ССР, и в 15 раз ниже, чем в Грузии (см. Волков И.М. «Колхозное крестьянство СССР и первые послевоенные годы» – «Вопросы истории», 1970. №6, с.13–16). Образовавшаяся в итоге региональная (республиканская) дифференциация в условиях и оплате труда сельского населения явилась основной причиной избыточных миграционных потоков, особенно молодежи, из сел европейской части СССР и низкой миграционной подвижностью населения сел Средней Азии.

Хотя в РСФСР самая высокая нагрузка посевных площадей на 1 занятого колхозника и самое большое количество отработанных в году человеко-дней, доходы колхозников здесь сравнительно низкие, почти в 2 раза ниже, чем в Таджикской СССР, где земельная нагрузка почти в восемь раз ниже, чем в РСФСР (см. «Народное хозяйство СССР в 1982 году» М., 1983). Низкие доходы сельского населения РСФСР, особенно Нечерноземья, – следствие низкой рентабельности ее колхозов и совхозов.

Отрицательная совокупная рентабельность сельского хозяйства РСФСР объясняется, прежде всего, политикой закупочных и розничных цен. Через эту политику осуществляется основное перераспределение национального дохода, создаваемого в республике, регионе. Закупочные цены на одну из основных производимых в РСФСР сельскохозяйственных культур – картофель не восполняют даже затрат на его производство. В хозяйствах Нечерноземья себестоимость центнера картофеля составляет 9 руб. 61 коп., а сдают его государству по 6 руб. 6 коп. (с учетом скидок на крахмал, нестандартность и проч.). Таким образом, чем больше хозяйство произведет картофеля, тем выше убытки. Убыточно также производство льна и другой продукции, производимой на территории РСФСР. Вместе с тем, цены на хлопок, рис, чай, цитрусовые ж другие производимые в южных республиках культуры дают возможность их производителям получать достаточно высокие доходы. Достаточно такого сравнения. Производство картофеля и цитрусовых требует почти одинаковых затрат труда, поэтому и цены на них во всем мире почти одинаковы, либо различаются в два–три раза, и только в СССР это различие 20–5-кратное: картофель стоит в 20 раз (по сравнению с апельсинами) или 35 (по сравнению с лимонами) раз дешевле, чем цитрусовые. Налоговая политика по-прежнему остается наименее благоприятной для РСФСР.

Несмотря на то что РСФСР производит более половины мясомолочной продукции, население ее областей обеспечено этой продукцией наименее плохо, давно и постоянно испытывает дефицит оной, тогда как другие республики находятся в лучшем положении.

Законы о бюджетах по-прежнему создают наиболее льготный бюджетный режим для республик Закавказья, Казахстана, Средней Азии. Помимо высокого (до 100) процента отчисления в бюджеты этих республик от налога с оборота – основного источника бюджетных поступлений, – эти республики, как правило, получают в свой бюджет все 100% подоходного налога с населения, тогда как РСФСР никогда не получала более 50%, не говоря уже о том, что эта республика никогда не пользовалась дотациями из общесоюзного бюджета, играя решающую роль в его формировании.

... Сохранение до сего времени опережающих темпов социально-экономического развития нерусских народов по сравнению с русским привело к отставанию важных характеристик его социально-экономического, демографического и культурно-политического развития от большинства других народов, которым он помогал и продолжает оказывать помощь. Так, по переписи населения 1970 г., обеспеченность занятого русского населения специалистами с высшим образованием как в городе, так и в селе оказалась в два–три раза ниже, чем у народов Средней Азии, Казахстана, Закавказья. Практически русские оказались по этому показателю на последнем месте из числа наций, имеющих союзные республики. Тем не менее крупнейшие вузы РСФСР по-прежнему отдают до 25% своих мест для внеконкурсного зачисления представителей ранее отсталых, а ныне передовых народов, усугубляя этим новое фактическое неравенство.

По переписи населения 1979 года по числу лиц с высшим образованием на душу занятого населения русские оказались среди народов РСФСР на 16 месте у горожан и на 19 месте у сельских жителей, уступая в полтора–два раза даже бесписьменным в недавнем времени народам – бурятам, якутам, чукчам.

РСФСР отличается наихудшим развитием инфраструктуры. Здесь выше, чем в других республиках, процент семей, не имеющих отдельных квартир, живущих в общежитиях. Между тем, жилищная обеспеченность РСФСР должна быть не хуже, а лучше, чем в других регионах уже в силу того, что более трети ее территории расположено в суровых климатических условиях. Россия плохо обеспечена дорогами. По протяженности дорог с твердым покрытием на квадратный километр территории она занимает среди республик последнее место, незначительно опережая лишь Туркмению, 85% территории которой – пустыня (см. «Народное хозяйство СССР в 1982», с.17, 311)!

У русского народа существенно ограничены возможности реализации политических прав по сравнению с нерусскими народами. Так, составляя в 1980 году более половины взрослого населения страны и более 60% промышленного рабочего класса, русские составили всего лишь 26% среди депутатов Верховных Советов союзных республик, 35% – среди депутатов Верховных Советов автономных республик и 45% – среди депутатов местных Советов (см. «Итоги выборов в Советы»).

Таким образом, русские представлены в высших органах власти в два раза ниже, чем в промышленном рабочем классе, что противоречит положению о ведущей роли промышленного рабочего класса.

Искусственно заторможенные темпы социально-экономического и культурно-политического развития русского народа привели к тревожным демографическим результатам: у русских произошло самое резкое падение рождаемости [...] Уровень рождаемости у русских уже давно не обеспечивает простого воспроизводства населения. Все большее количество семей ограничивается одним ребенком. Демографическая деградация русского народа выражается в том, что продолжительность жизни мужчин в русских селах многих областей (Архангельской, Калининской, Новгородской, Псковской и др.) упала до 54–57 лет и составляет на 5–7 лет ниже, чем целом по сельской местности СССР в целом. Пагубное влияние на здоровье русской нации оказывает тот факт, что русские женщины составляют большинство лиц, занятых на физических, неквалифицированных, вредных для женского здоровья работах, а это негативно влияет на здоровье их детей. Малочисленность детей в русских селах приводит к закрытию школ, либо к малочисленности учеников – 10–15 учеников на школу. В таких школах 1–2 учителя ведут все предметы. Оканчивающие такие школы ученики оказываются в худших стартовых условиях, что тормозит возможности их дальнейшего социального продвижения по сравнению с детьми других республик.
_________________________________
Г.И. Литвинова, "К вопросу о национальной политике"
МЕРКУРИЙ №8, периодическое издание Совета Культурно-демократического движения «Эпицентр», декабрь 1987
http://oboguev.livejournal.com/2459351.html

higdug.
14.08.2011, 16:08
В постсовке пьют еще более усиленно, преемственность на лицо, на следующем этапе начнут уже массово вырезать малочисленных оставшихся русских.

alexxx108
14.08.2011, 16:49
В постсовке пьют еще более усиленно, преемственность на лицо, на следующем этапе начнут уже массово вырезать малочисленных оставшихся русских.по видимому, спад рождаемости русских начался с 50-х годов 20-го века, так как еще в 40-е годы во многих семьях было по 6-7 детей. При Хрущеве легализовали аборты, присудили платить матерям-одиночкам алименты, и увеличилась продажа водки. Все это негативно сказалось на рождаемости.

higdug.
14.08.2011, 18:06
по видимому, спад рождаемости русских начался с 50-х годов 20-го века, так как еще в 40-е годы во многих семьях было по 6-7 детей. При Хрущеве легализовали аборты, присудили платить матерям-одиночкам алименты, и увеличилась продажа водки. Все это негативно сказалось на рождаемости.
Негативно сказалась людоедская власть подорвавшая русский традиционализм и целенаправленно обескровившая русских.
Или вы этой власти ставите в заслугу то, что она не всех сразу расстреляла и не всех русских сразу пересажала, лишив их физической возможности иметь потомство?
Тогда у них просто сил не хватило, процесс решили растянуть на несколько десятков лет и сопровождать его клоунадой - признаниями ошибок, реформами и перестройками....

alexxx108
14.08.2011, 20:25
Негативно сказалась людоедская власть подорвавшая русский традиционализм и целенаправленно обескровившая русских.
согласен, с этого момента началось уменьшение рождаемости. Ленин сделал аборт легальным в СССР, это была первая страна в мире, разрешившая подобную нечеловеческую практику.

Или вы этой власти ставите в заслугу то, что она не всех сразу расстреляла и не всех русских сразу пересажала, лишив их физической возможности иметь потомство?ээ, осади назад! Я всего лишь делал выводы из фактов. А факты не могут быть сталинистами или гитлерофилами.

hellfire
26.08.2011, 22:59
Статья очень интересная, поэтому копирую её полностью



К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Перспективы развития Союза ССР как единого многонационального государства требуют строжайшего соблюдения конституционного принципа равенства наций и устранения помех на пути интернационализции государства и общества. Льготы и преимущества, предоставленные ранее отсталым народам для обеспечения опережающих темпов их развития, позволили в невиданно короткие исторические сроки решить важнейшую задачу в области национальных отношений – задачу фактического равенства наций. С ее решением, в основном к концу 30-х годов, надобность в льготах отпала. Их дальнейшее сохранение стало угрожать созданием нового фактического неравенства: ранее отсталые народы стали перегонять народы, оказывающие им помощь. По итогам переписи населения 1979 г. среди наций, отличающихся низкими (ниже общесоюзных) показателями обеспеченности занятого населения специалистами высшей категории оказались русские, белорусы и народы Прибалтики, имевшие до революции самые высокие показатели грамотности. А среди народов, имеющих наивысшие показатели, – народы Закавказья и Средней Азии, отличавшиеся до революции крайне низкими показателями грамотности (см. «Население СССР», М.,1983, с.117). Самыми низкими эти показатели оказались в экономически районах, расположенных на территории РСФСР: Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском, Уральском, Волго-Вятском, Центрально-Черноземном, Поволжском. Эти районы высокой промышленной и топливно-энергетической значимости ныне обеспечены специалистами высшей квалификации в 3 раза ниже, чем Грузинская ССР. Вызывает сомнение и национальная направленность подготовки научных кадров. В 1973 г. среди научных работников СССР самую низкую квалификацию имели русские и белорусы. У них был самый низкий процент лиц, имеющих ученую степень (см. Пучков И.С., Попов Г.А. «Социально-демографическая характеристика научных кадров» М., 1976, с.73). Тем не менее на 100 научных работников было аспирантов: русских-9,7 человека; белорусов – 13,4, туркмен – 26,2; киргизов – 23,8. Эта тенденция сохраняется, усиливая новое фактическое неравенство наций.

Вымиравшие до революции казахи, киргизы, туркмены и другие народы азиатской части страны ныне отличаются самыми высокими в мире естественным приростом населения, тогда как русские и украинцы, имевшие до революции самый высокий естественный прирост населения, сейчас оказались перед угрозой депопуляции (вымирания).

Во всех союзных республиках, исключая РСФСР, удельный вес коренной нации в составе студентов, аспирантов, научных и руководящих работников, высших органов власти и управления выше, чем в составе населения, в то время как в составе промышленного рабочего класса он, как правило, ниже. Перепись населения 1979 г. зафиксировала удивительный феномен: процент лиц с высшим образованием у таджиков, проживающих на территории своей республики, в два раза выше, чем у таджиков, проживающих в соседней Узбекской ССР, хотя там они также являются коренным населением, но как бы «второсортным» коренным населением для Узбекистана. В аналогичном положении оказались и некоторые другие нации.

Перепись населения 1979 г., как и перепись 1970 г., показала рост удельного веса коренной нации в большинстве республик. Это объясняется не только более высоким уровнем рождаемости, но и характером миграции, усиливающимся стремлением нации жить на территории «своей» республики, так как здесь ее предоставляются льготы. Так, в Грузии и Азербайджане сократилась даже абсолютная численность армян, русских, украинцев, усиливается национальная замкнутость, национальное сцепление.

В 50-е годы доходы колхозников Узбекской ССР1 были в 9 раз выше, чем в РСФСР, а стоимость валового сбора продуктов растениеводства за 1 трудодень по закупочным ценам в Нечерноземной зоне оценивалась в 10 раз ниже, чем в Узбекской ССР, и в 15 раз ниже, чем в Грузии (см. Волков И.М. «Колхозное крестьянство СССР и первые послевоенные годы» – «Вопросы истории»,1970. №6, с.13–16). Образовавшаяся в итоге региональная (республиканская) дифференциация в условиях и оплате труда сельского населения явилась основной причиной избыточных миграционных потоков, особенно молодежи, из сел европейской части СССР и низкой миграционной подвижностью населения сел Средней Азии.

В 80-е годы на каждые 100 человек, вступающих в пенсионный возраст, в РСФСР будет приходиться только 82 чел., вступающих в трудоспособный, а в Таджикской ССР – 322 (см. «Итоги Всесоюзной переписи населения», М.1970, т.2, с.16–17, 241–244).

Однако трудно рассчитывать, что это трудоизбыточное население уйдет из родных мест в другие районы с менее благоприятным климатом, где стоимость жизни выше (дополнительные расходы на одежду, топливо, и проч.), работать надо больше, а оплата труда – ниже.

Различия в миграционной подвижности вызвали различия в возрастной структуре сельского населения, что в свою очередь привело к различиям в уровне рождаемости и естественного прироста населения. До 1940 г. эти различия были незначительны. В 1960 г. самый низкий естественный прирост населения (в Эстонии) отличался от самого высокого в Таджикистане в 6 раз; в 1975 г. этот разрыв увеличился до 15, а в 1981 г. – до 22 раз; естественный прирост населения Латвии в 22 раза меньше, чем в Таджикистане (см. Народное хозяйство СССР в 1970 г. М., 1971, с.50–51; Народное хозяйство СССР в 1975 г. М., 1976, с. 42–43; Население СССР. М.. 1983, с. 190).

Наблюдается ускоряющимся рост удельного веса населения республик Средней Азии, Казахстана и Закавказья в составе населения СССР и падение удельного веса населения славянских и прибалтийских республик. В большинстве областей Нечерноземной зоны РСФСР сокращается абсолютная численность населения. Еще 3–4 десятилетия назад население всех республик Средней Азии вместе взятых было в четыре раза меньше, чем Украинской ССР. Сегодня это соотношение сохранилось лишь среди лиц пенсионного возраста, тогда как младшие поколения (дети и подростки) сравнялись по своей численности. (Это значит, что в ближайшие полтора–два десятилетия численность населения республик Средней Азии сравняется, а затем станет быстро опережать население Украины, т.к. новорожденных у них уже больше.) Население республик Средней Азии, недавно уступавшее по численности РСФСР более, чем в 10 раз, сегодня сохраняет этот разрыв только среди пенсионеров, тогда как численность детей и подростков различается всего лишь в 2,8 раза. И все эти огромные изменения произошли при жизни одного поколения.

Целесообразно рассмотреть возможности корреляции всей политики Советского государства с учетом Тенденций развития социально-демографических процессов. При этом следует учитывать:

1. Рост удельного веса населения республик, находящихся на дотации из общесоюзного бюджета либо дающих наименьший процент отчислений в общесоюзный бюджет, с одной стороны, и падение удельного веса населения республик, формирующих основную часть общесоюзного бюджета, – с другой (см. «Законы о бюджетах за 1924–1984 гг.») способен усилить бюджетную принадлежность в СССР.
2. Рост удельного веса населения республик, потребляющих продукты питания, производящих их в меньшем объеме, чем удельный вес их сельского населения, и падение удельного веса, а такие абсолютной численности сельского населения республик, производящих основную массу продуктов питания, способен усилить дефицит продовольствия, осложнить осуществление продовольственной программы.
3. Рост удельного веса республик с преимущественно сельскохозяйственным населением и сокращение удельного веса населений республик, за счет которых формируется промышленный рабочий класс, может осложнить социально-экономическое развитие СССР.
4. Падение удельного веса наций, обладающих наибольшим опытом работы в сложившихся отраслях экономики и науки, и рост удельного веса наций, в наименьшей степени обладающих таковым опытом, способен затормозить научно-технический прогресс.
5. Падение удельного веса наций, отличающихся наибольшим военно-историческим опытом, может осложнить решение военно-стратегических задач. Перепись населения 1979 г. подтверждает прогнозы американских ученых, что с 2000 года Советская Армия станет преимущественно мусульманской (американцы рассчитывали по религиям, а не по нациям).

Сохранение до сего времени опережающих темпов социально-экономического развития нерусских народов по сравнению с русским привело к отставанию важных характеристик его социально-экономического, демографического и культурно-политического развития от большинства других народов, которым он помогал и продолжает оказывать помощь. Так, по переписи населения 1970 г., обеспеченность занятого русского населения специалистами с высшим образованием как в городе, так и в селе оказалась в два–три раза ниже, чем у народов Средней Азии, Казахстана, Закавказья. Практически русские оказались по этому показателю на последнем месте из числа наций, имеющих союзные республики. Тем не менее крупнейшие вузы РСФСР по-прежнему отдают до 25% своих мест для внеконкурсного зачисления представителей ранее отсталых, а ныне передовых народов, усугубляя этим новое фактическое неравенство.

Законы о бюджетах по-прежнему создают наиболее льготный бюджетный режим для республик Закавказья, Казахстана, Средней Азии. Помимо высокого (до 100) процента отчисления в бюджеты этих республик от налога с оборота – основного источника бюджетных поступлений, – эти республики, как правило, получают в свой бюджет все 100% подоходного налога с населения, тогда как РСФСР никогда не получала более 50%, не говоря уже о том, что эта республика никогда не пользовалась дотациями из общесоюзного бюджета, играя решающую роль в его формировании.

Хотя в РСФСР самая высокая нагрузка посевных площадей на 1 занятого колхозника и самое большое количество отработанных в году человеко-дней, доходы колхозников здесь сравнительно низкие, почти в 2 раза ниже, чем в Таджикской СССР, где земельная нагрузка почти в восемь раз ниже, чем в РСФСР (см. «Народное хозяйство СССР в 1982 году» М., 1983). Низкие доходы сельского населения РСФСР, особенно Нечерноземья, – следствие низкой рентабельности ее колхозов к совхозов. Отрицательная совокупная рентабельность сельского хозяйства РСФСР объясняется, прежде всего, политикой закупочных и розничных цен. Через эту политику осуществляется основное перераспределение национального дохода, создаваемого в республике, регионе. Закупочные цены на одну из основных производимых в РСФСР сельскохозяйственных культур – картофель не восполняют даже затрат на его производство. В хозяйствах Нечерноземья себестоимость центнера картофеля составляет 9 руб. 61 коп., а сдают его государству по 6 руб. 6 коп. (с учетом скидок на крахмал, нестандартность и проч.). Таким образом, чем больше хозяйство произведет картофеля, тем выше убытки. Убыточно также производство льна и другой продукции, производимой на территории РСФСР. Вместе с тем, цены на хлопок, рис, чай, цитрусовые ж другие производимые в южных республиках культуры дают возможность их производителям получать достаточно высокие доходы. Достаточно такого сравнения. Производство картофеля и цитрусовых требует почти одинаковых затрат труда, поэтому и цены на них во всем мире почти одинаковы, либо различаются в два–три раза, и только в СССР это различие 20–5-кратное: картофель стоит в 20 раз (по сравнению с апельсинами) или 35 (по сравнению с лимонами) раз дешевле, чем цитрусовые. Налоговая политика по-прежнему остается наименее благоприятной для РСФСР.

Несмотря на то что РСФСР производит более половины мясомолочной продукции, население ее областей обеспечено этой продукцией наименее плохо, давно и постоянно испытывает дефицит оной, тогда как другие республики находятся в лучшем положении.

Плохая обеспеченность русских областей продуктами питания вынуждает их население ездить за продуктами в соседние области Украины, Белоруссии, Прибалтики, где снабжение лучше. Эти наезды вызывают у местного населения антирусские настроения.

РСФСР отличается наихудшим развитием инфраструктуры. Здесь выше, чем в других республиках, процент семей, не имеющих отдельных квартир, живущих в общежитиях. Между тем, жилищная обеспеченность РСФСР должна быть не хуже, а лучше, чем в других регионах уже в силу того, что более трети ее территории расположено в суровых климатических условиях. Россия плохо обеспечена дорогами. По протяженности дорог с твердым покрытием на квадратный километр территории она занимает среди республик последнее место, незначительно опережая лишь Туркмению, 85% территории которой – пустыня (см. «Народное хозяйство СССР в 1982», с.17, 311)!

У русского народа существенно ограничены возможности реализации политических прав по сравнению с нерусскими народами. Так, составляя в 1980 году более половины взрослого населения страны и более 60% промышленного рабочего класса, русские составили всего лишь 26% среди депутатов Верховных Советов союзных республик, 35% – среди депутатов Верховных Советов автономных республик и 45% – среди депутатов местных Советов (см. «Итоги выборов в Советы»).

Таким образом, русские представлены в высших органах власти в два раза ниже, чем в промышленном рабочем классе, что противоречит положению о ведущей роли промышленного рабочего класса.

Не лучше обстоит дело с национальной историей, наукой и культурой. РСФСР – единственная из республик, не имеющая своей Академии Наук. Демографическая ситуация Средней Азии, где проживает около 10% населения СССР, изучается в четырех республиканских Академиях, тогда как ситуация в вымирающей Нечерноземной зоне РСФСР, объединяющей четверть населения СССР, – ни в одном академическом институте. Институты Академии Наук СССР, естественно, республиканской и региональной тематикой не занимаются. РСФСР ныне единственная из республик (включая автономные), не имеющая своей опубликованной истории.

Военные подвиги каждого из 12 Героев Советского Союза – киргизов отражены в республиканской научной и художественной литературе, воспеты в музыкальных произведениях, кино, живописи. Ведь маленькая Киргизия имеет Академию Наук с ее гуманитарными институтами, включая Институт истории, и киностудию, и союзы писателей, композиторов, художников и проч. А вот о подвигах 260 Героев СССР, уроженцев Смоленской области, и всех 8000 русских Героев СССР известно гораздо меньше. Наши далекие потомки, если они вздумают изучать историю II Мировой войны только по нашим республиканским изданиям, будут удивляться: почему не воевали с фашизмом многочисленные в ту пору русские, тем более, что война шла на их территории. А если воевали, то почему не оставили в научной литературе никаких следов. Среди десятков томов научных исторических книг, в. т.ч. и сборников документов, посвященных роли того или иного народа в разгроме немецко-фашистских войск, нет ни одной, посвященной роли русского народа. В любой республике, исключая РСФСР, в школах дети учат историю СССР и историю своего родного края, республики.

Это воспитывает любовь к родному краю, к своему народу, к своей партии. В русских школах учат только историю СССР.

По переписи населения 1979 года по числу лиц с высшим образованием на душу занятого населения русские оказались среди народов РСФСР на 16 месте у горожан и на 19 месте у сельских жителей, уступая в полтора–два раза даже бесписьменным в недавнем времени народам – бурятам, якутам, чукчам.

Искусственно заторможенные темпы социально-экономического и культурно-политического развития русского народа привели к тревожным демографическим результатам: у русских произошло самое резкое падение рождаемости (при оценке уровня рождаемости у русского населения следует делать поправку на его механический прирост за счет ассимиляции. До 98% детей, рожденных в смешанных с русскими браках, особенно в русско-татарских и русско-еврейских семьях, называют себя русскими. Этот механический прирост существенно улучшает демографические характеристики русских и ухудшает их у евреев, татар и других народов, имеющих отрицательное ассимиляционное сальдо). Нация оказалась перед угрозой депопуляции. Уровень рождаемости у русских уже давно не обеспечивает простого воспроизводства населения. Все большее количество семей ограничивается одним ребенком. Демографическая деградация русского народа выражается в том, что продолжительность жизни мужчин в русских селах многих областей (Архангельской, Калининской, Новгородской, Псковской и др.) упала до 54–57 лет и составляет на 5–7 лет ниже, чем целом по сельской местности СССР в целом. Пагубное влияние на здоровье русской нации оказывает тот факт, что русские женщины составляют большинство лиц, занятых на физических, неквалифицированных, вредных для женского здоровья работах, а это негативно влияет на здоровье их детей. Малочисленность детей в русских селах приводит к закрытию школ, либо к малочисленности учеников – 10–15 учеников на школу. В таких школах 1–2 учителя ведут все предметы. Оканчивающие такие школы ученики оказываются в худших стартовых условиях, что тормозит возможности их дальнейшего социального продвижения по сравнению с детьми других республик.

Экономическая, социально-демографическая и национальная политика Советского государства должна строго подчиняться конституционному принципу равенства наций, равенства не только их прав, но и возможности реализации этих прав для представителя любой, в том числе и русской, нации во всех сферах материальной и духовной жизни общества.

По каждому из изложенных здесь положений может быть представлена развернутая аргументация и фактический материал.

Доктор юридических наук

Литвинова Г.И.

МЕРКУРИЙ #8
периодическое издание Совета Культурно-демократического движения «Эпицентр»
декабрь 1987

http://www.memorial-nic.org/mercury_08.html

hellfire
27.08.2011, 18:42
Еще одна статья. Написана совками-интернационалистами, поэтому субъективные оценки и выводы оттуда надо фильтровать, но очень интересна в том плане, что приводит факты по финансированию чурекских республик во времена СССР в разы выше, чем финансировали РСФСР.


СПРЯТАННАЯ ПРАВДА «УЗБЕКСКОГО ДЕЛА»
http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=3455
Версия писателя

В номере «Советской России» от 8 апреля с. г. была опубликована статья Н.Кравчука «Сможет ли «Джорджия» стать Грузией?» Разделяя мнение автора почти по всем позициям, хочу внести лишь одно, но существенное, уточнение в его утверждение о том, что в советские годы «Грузия послужила «маяком» в строительстве криминального капитализма с нечеловеческим лицом не только для Кавказа, но и для Средней Азии». Грузия и в самом деле была «маяком», однако капитализация эта в Средней Азии была не естественной, а, скорее, насильственной, для чего и было рождено на свет так называемое «узбекское дело», которому, кстати, в этом году исполняется ровно 25 лет.
Известно, что подробности этого «дела» были широко растиражированы в годы горбачёвской «гласности», которая, как теперь уже ясно, была одним из главных звеньев спецоперации под названием «ликвидация СССР». Поэтому, обращаясь сегодня к этим подробностям, следует иметь в виду, что львиная доля их была ловко подтасована и скомпонована в угоду тем, кто хотел представить Советскую власть в Средней Азии (а через нее и во всем СССР), как одну сплошную коррупцию. Между тем последняя там и в самом деле имела место быть, только вот, к примеру, в закавказских республиках она была не меньшей по масштабам, однако в тех местах никаких широкомасштабных антикоррупционных дел никто не затевал. Случайно ли это? Вот об этом мне и хотелось бы сегодня поразмышлять.



Начнем с того, что инициатором «узбекского дела» был Юрий Андропов, которого либеральная историография до сих пор превозносит как одного из самых выдающихся советских реформаторов. Согласно ее выводам, Андропов, придя к власти в ноябре 1982 года, был обуреваем желанием модернизировать советскую систему и спасти ее от развала. Судя по всему, такие цели Андропов и в самом деле перед собой ставил, однако его модернизация в итоге удивительным образом совпала с тем планом, который разработали западные глобалисты с целью развалить Советский Союз. Первым этапом этого плана было расширение капитализации СССР, вторым – использование клановых противоречий в советской элите, по-разному относившейся к этой капитализации, и замена одних кланов (неудобных) на другие (удобные).
Начальная фаза капитализации СССР началась еще при Хрущёве, который провозгласил лозунг «Догоним и перегоним Америку!», после чего потребительская мораль в советском обществе постепенно стала доминирующей. Брежнев этот процесс углубил, затеяв сначала «косыгинскую реформу», а после нефтяного кризиса 1973 года наладив поставки сырой нефти на Запад, открыв тем самым процесс реинтеграции советской экономики в западную. В итоге к моменту воцарения в Кремле Андропова советская система была уже по многим направлениям не противником, а союзником Запада: как экономическим (включившись в капиталистическое разделение труда), так и политическим (поддерживая и насаждая реформизм в коммунистических партиях). Ситуацию еще можно было изменить, если бы к власти в Кремле после Брежнева пришел, к примеру, технократ-державник, однако случилось иное – в кресло Генсека сел интеллектуал-западник Юрий Андропов, который, возомнив себя советским Дэн Сяопином, начал готовить плацдарм для окончательной победы в СССР «социализма с капиталистическим лицом». Первым этапом этого плана и стало пресловутое «узбекское дело».
Узбекистан начал стремительно превращаться в мощного регионального лидера Центральной Азии в начале 50-х. Этот процесс не остался без внимания западных спецслужб, которые именно тогда стали уделять этой республике повышенное внимание, рассчитывая рано или поздно взорвать ее, чтобы вызвать цепную реакцию по всему СССР. Однако поняли это и в Кремле, после чего в марте 1959 года к руководству республикой был приведен один из самых ярких лидеров узбекских интернационалистов – выходец из самаркандского клана Шараф Рашидов. Именно он, сумев объединить под своими знаменами представителей разных узбекских кланов, почти на четверть века превратил Узбекистан в один из самых лояльных Центру и спокойных в национальном отношении регионов СССР. Достаточно сказать, что на его территории проживали более 100 наций и народностей и никаких межэтнических столкновений между ними практически не возникало.
Отметим, что в Узбекистане проживало и значительное число представителей «нации-цемента» – русских. И это было не случайно. Как верно пишет В. Казначеев: «Русская национальная психология, пожалуй, единственная, которая не только не исключает братство народов, но и подразумевает его. Только русские со своей врожденной толерантностью смогли скрепить гигантское евразийское пространство, не дать поглотить его активной капиталистической среде, постоянно требующей захвата новых колоний, получения дешевой рабочей силы и новых рынков сбыта».
В 1939–1979 годах численность русских в СССР выросла со 100 миллионов 391,5 тысячи до 137 миллионов 397 тысяч – то есть на 37%. В это же время в Узбекистане численность русских увеличилась с 727 тысяч 331 человека до 1 миллиона 666 тысяч – то есть на 129%. Таким образом рост опережал общесоюзные темпы примерно в 3 раза. Подобного никогда бы не удалось достичь, если бы в Узбекистане был распространен национализм, какой был присущ, к примеру, прибалтийским республикам или ряду закавказских. Среди последних таковыми были Грузия и Армения. У последней даже герб был с определенным подтекстом (кстати, единственный подобный в СССР): на нем, помимо обязательных серпа и молота, было изображение Большого и Малого Арарата, которые находились... на территории другого государства – в Турции (Арарат только виден с территории Армении). Сами турки называли подобное изображение «символической экспансией». Однако на все упреки по этому поводу армяне отвечали весьма оригинально: дескать, у самих турок на их гербе изображен полумесяц, хотя Луна тоже не является турецкой территорией.
Национализм был по-настоящему козырной картой в руках закавказских элит. Ловко манипулируя этой проблемой, они держали Москву «на крючке», выбивая тем самым из нее всевозможные преференции – как политические, так и экономические. В Кремле ведь как рассуждали: кавказцы – люди горячие и обидчивые, поэтому лучше их не злить и выполнять любые их просьбы. Например, «глазами и ушами» Москвы в республиках всегда были вторые секретари ЦК и председатели КГБ, назначаемые в основном из славян. Так было во всех республиках, кроме трех прибалтийских и двух закавказских: Армении и Грузии.
Первой, к примеру, дозволялось иметь в качестве вторых секретарей не варягов, а собственные кадры – из армян. То же самое касалось и председателей КГБ – они тоже были местные: в 1954–1972 годах (почти 20 лет!) это был Г. Бадамянц, в 1978–1988 (10 лет) – М. Юзбашян. Отметим, что рекорд Бадамянца побил только один человек, причем тоже кавказец – грузин А. Инаури, который просидел в кресле шефа КГБ Грузии рекордное для страны время – 34 (!) года (1954–1988). В то же время в Узбекистане за период правления Рашидова (24 года) сменилось 6 главных чекистов, причем только один, последний, был из местных, но опять же не узбек, а... армянин.
Между тем не было в СССР более диссидентского КГБ, чем армянский. Как пишет историк А. Давтян: «Где в СССР можно было свободно посмотреть запрещенные к прокату по идеологическим мотивам фильмы? Представьте себе – в клубе Комитета госбезопасности Армянской ССР, прямо в здании КГБ на углу Налбандяна и Ханджяна... Практически полный спектр фильмов, демонстрировавшихся на закрытых просмотрах московского Дома кино и ВГИКа (большинство действительно хороших фильмов, не попадавших в советский прокат), независимо от их идеологической направленности можно было посмотреть в Клубе КГБ: будь то американские вестерны, итальянский неореализм, отечественные фильмы, легшие «на полку» по цензурным соображениям, эротика, фильмы ужасов или концерты западных рок-групп...»
Отметим, что подобных вольностей (КГБ в роли проводника западной идеологии!) не было ни в одной советской республике, даже в прибалтийских. Что касается Узбекистана, то там не только в местном КГБ, но даже в широком прокате были запрещены к показу многие фильмы капиталистических стран (из США, Англии, Франции, Италии). Это было связано не только с местными традициями, осуждающими свободу нравов по-капиталистически, но и с нежеланием местной партийной элиты распространять в республике западную идеологию. По сути, высшая узбекская элита (в отличие от армянской) в этом вопросе солидаризировалась с теми восточноевропейскими коммунистами, которые давно подозревали кремлевское руководство в ползучей реставрации капитализма. Как было написано в 1972 году в издании западногерманских коммунистов «Revolutionarer Weg»: «Империализм США очень хорошо знает, что капиталистическая реставрация в ревизионистских странах не может продвигаться только экономическими средствами. Должно последовать проникновение буржуазной идеологии, первоначально через культурные связи».
Вот почему в Узбекистане были немыслимы прецеденты, которые происходили в Армении. Так, в 1977 году именно в Ереване сожгли огромный портрет Брежнева, висящий в центре города, и именно оттуда в Москву в том же году приехали террористы, взорвавшие здесь три бомбы и убившие почти три десятка ни в чем не повинных москвичей.
Не меньшие вольности были присущи и Грузии. Перед ней Центр стелился даже сильнее, чем перед Арменией. Особенно сильным этот процесс стал после того, как к власти там в 1972 году был приведен Эдуард Шеварднадзе. Его приход был не случайным, впрочем, как все смены властей в закавказских республиках, которые произошли в первые же годы после воцарения в КГБ Юрия Андропова (в 1969–1974 годах). Эти замены были непосредственно связаны с курсом на дальнейшую капитализацию этих республик. Так, бывший чекист Гейдар Алиев возглавил Азербайджан в 1969 году, сразу после того, как нефть стала мировой валютой (вместо угля) и Кремлю понадобилось, чтобы контроль за ее добычей оказался в руках людей, связанных со спецслужбами, во-вторых – более коммерчески активных.
Шеварднадзе тоже принадлежал к спецслужбам (только к МВД), и тоже был более прозападно настроен, чем его предшественник – Василий Мжаванадзе, который считался в республике «осколком прошлого»: он был представителем поколения фронтовиков (дослужился до генерала), да еще долгое время жил вне пределов республики (даже по-грузински говорил плохо). В Армении к руководству также пришел коммерсант-хозяйственник: вместо партаппаратчика А. Кочиняна им стал бывший «красный директор» Карен Демирчян.
Итак, при Шеварднадзе Грузия стала Москве еще более ближе и дороже. До этого Центр уже вкачал в эту закавказскую республику 14 миллиардов рублей, а после воцарения там Шеварднадзе субсидии потекли еще обильнее. Грузинскую экономику стали дотировать на 60 процентов, в то время как, например, узбекистанскую вдвое (!) меньше. В грузинскую социальную сферу вкачивалось в 15 раз больше средств, чем даже в «социалку» Российской Федерации! В результате уровень жизни в Грузии превышал средний показатель по стране втрое! Поэтому не случайно, что эту республику граждане СССР за глаза называли «родиной миллионеров» (при этом доля рабочего класса там составляла всего лишь 2%).
Послабления со стороны Центра грузины воспринимали как само собой разумеющееся, поскольку всегда претендовали на главенство среди советских республик, мотивируя это тем, что многие их земляки долгие годы определяли высшую политику страны (Сталин, Орджоникидзе, Берия и др.). При Шеварднадзе эти процессы усилились, приобретя весьма замысловатые формы. Например, грузины отказались отправлять в московский ВГИК своих студентов, мотивируя это тем, что там их испортят – привьют им имперские замашки. В итоге Москва разрешила (!) грузинским студентам учиться в Тбилиси, где был открыт филиал ВГИКа (при театральном институте).
Еще более снисходительно Центр отнесся и к другому тамошнему инциденту, куда более серьезному: к волнениям в Тбилиси весной 78-го, когда грузины потребовали убрать из конституции утверждение русского языка в качестве государственного (по мнению митингующих, им должен был оставаться только грузинский). Это был уже серьезный повод для Кремля задуматься – куда идет эта республика. Но Кремль не только не задумался, а совершил и вовсе запредельное действо: осенью того же года сделал Шеварднадзе... кандидатом в члены Политбюро. Говорят, по прямой протекции все того же Андропова. Все это, конечно, было не случайно и ясно указывало на то, что «кремлевские глобалисты» тихой сапой наращивают свой человеческий потенциал в верхах, готовясь в скором времени полностью захватить власть в стране (отметим, что вместе с Шеварднадзе на том Пленуме 78-го года секретарем ЦК КПСС стал еще один андроповский выдвиженец и будущий погубитель СССР – Михаил Горбачёв).
По мере капитализации прибалтийских и закавказских республик рос и тамошний национализм. Это было связано со все более растущим стремлением элит контролировать ресурсы своих территорий без участия союзных органов власти. В итоге за два последних десятилетия (1960–1980) развитие товарно-денежных отношений в республиках Прибалтики и Закавказья привело к появлению полулегального слоя коммерсантов, стремившихся найти поддержку со стороны властей республик. И они эту поддержку нашли, в результате чего в этих регионах сложился альянс части партийно-хозяйственной элиты, националистически настроенной интеллигенции и нарождающегося класса предпринимателей. Как пишет публицист Г. Нижарадзе: «Через два-три года после прихода к власти Шеварднадзе номенклатурно-теневая система быстро оправилась и расцвела пышным цветом... Нельзя сказать, что шеварднадзевский режим уж очень сильно отличался от общесоюзного, но в Грузии альянс правящей номенклатуры с теневиками был более рельефным и прямо-таки бросался в глаза...»
Читатель вправе спросить: а разве в том же Узбекистане не было подобного? Конечно, было. Но это, повторюсь, не сопровождалось всплеском оголтелого национализма и сепаратизма, когда республиканские власти где исподволь, а где и в открытую настраивали жителей своих республик против Центра, называя его оккупантом (как в Прибалтике) или кровососом (как в Закавказье). В Узбекистане ничего подобного не было – тамошняя высшая элита в большинстве своем была лояльна Центру, хотя в душе, конечно, могла его и не любить. В той же Грузии все было иначе. Как напишет уже в наши дни журналист В. Марьян:
«Национализм стал в Грузии всеохватным явлением. При внешнем флере интернационализма. А в реальности приоритет одной нации над остальными стал доминировать буквально во всем. В культуре, в образовании, при приеме на работу и продвижении по службе. К примеру, к 70-м годам в аппарате ЦК КП Грузии, где за два десятилетия до того работало немало русских, армян и представителей других национальностей, даже в машбюро их не стало. Чувство превосходства над другими стало внушаться грузинским детям с раннего детства. В передачах грузинского радио, в детских книжках их убеждали в том, что грузинская нация самая великая, самая героическая, самая красивая, самая талантливая и т. д., и т. п. В быту шовинизм стал проявляться в унизительных прозвищах инородцев...»
Кавказские республики всегда имели мощное лобби в кремлевской (и около нее) власти, что и объясняло привилегированное положение этих республик по сравнению с остальными. Кавказцы в разные периоды не только входили в высший кремлевский ареопаг – в Политбюро, но и возглавляли многие учреждения, играющие определяющую роль в советской внешней и внутренней политике. Например, такие «мозговые центры», как Всесоюзный институт системных исследований Государственного комитета по науке и технике при АН СССР (ВИСИ) и Институт мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО). Первым руководил грузин Джермен Гвишиани – выдвиженец Л. Берии и супруг единственной дочери советского премьера Алексея Косыгина, вторым – армянин А. Арзуманян, который был женат на сестре жены другого влиятельного советского политика – Анастаса Микояна.
Отметим, что в ВИСИ в течение нескольких лет работал Егор Гайдар, который уже после развала СССР возглавит ельцинское правительство «шоковых реформ». Как верно напишет историк А. Шевякин, касаясь работы этих институтов: «Эти и многие другие, интересующие заокеанскую сторону учреждения в конечном итоге попали под западное влияние и стали выразителями воли Америки. Еще в застойные годы они прошли длительную эволюцию и в конце концов превратились в продолжение информационно-аналитических подразделений транснациональных корпораций».
И вот на этом фоне Узбекистан времен Рашидова выглядел одним из самых лояльных Центру и спокойных в национальном отношении регионов, где в мире и согласии жили и трудились более сотни различных наций и народностей. Причем нельзя сказать, что Рашидов был откровенно промосковским правителем: нет, он тоже во главу угла ставил прежде всего приоритеты своей нации. Но он избрал разумный компромисс в отношениях с Центром и проводил такую политику, которая позволяла жителям его республики спокойно жить и трудиться, а не забивать свою голову разного рода шовинистическими идеями.
Между тем трегедия среднеазиатских республик заключалась в том, что даже несмотря на свою лояльность и большой людской потенциал (а это почти 40 миллионов жителей), их руководителей Центр чаще всего держал на почтительном расстоянии от принятия важнейших государственных решений, предпочитая прислушиваться к мнению руководителей из Прибалтики и Закавказья. Их Центр считал более «цивилизованными» и более способными к тому, чтобы вести диалог с Западом. Чем завершился этот диалог мы теперь хорошо знаем: именно прибалты и кавказцы взорвали окраины страны, после чего СССР развалился. Они же затем первыми прокляли «братскую советскую дружбу» и переметнулись на сторону недавнего стратегического врага, став его самыми верноподданными служками.
Перелом в отношениях Центра и советских мусульманских республик мог наступить в конце эры Брежнева. Буквально накануне своей смерти (если точно – то за семь с половиной месяцев) Генсек внезапно отправился в Узбекистан, где собрал всех руководителей среднеазиатского региона. А буквально за полтора месяца до своего ухода в мир иной Брежнев посетил еще одну мусульманскую республику – Азербайджан. Учитывая, что лидер страны в то время уже буквально дышал на ладан и каждая такая поездка стоила ему большого напряжения сил, зададимся вопросом: чем были вызваны эти вояжи (последние в жизни Генсека)? Не было ли это связано с желанием Брежнева и его сторонников наконец опереться на мусульманский центр силы, вместо прежнего – кавказско-еврейского (глобалистского)? Не понял ли престарелый Генсек на закате своей жизни, что именно мусульманство может стать одной из главных державных скреп для Советского государства? Ведь еще Александр Невский произнес по этому поводу крылатую фразу: «Крепить оборону на Западе, а друзей искать на Востоке». Были и другие высказывания на этот счет. Например, архиепископ Дмитрий (Абашидзе), одно время возглавлявший Туркестанскую епархию, отмечал: «Мусульмане всегда были верными подданными Российской державы». Увы, но это прекрасно понимали и враги советского проекта как внутри страны, так и за ее пределами (главным образом в США и Израиле). После смерти Брежнева к власти пришел Андропов, который спустя пять месяцев после своего воцарения в Кремле отправил в Узбекистан первую группу следователей из так называемого «андроповского десанта».
Судя по всему, посредством «узбекского дела» глобалисты из Кремля преследовали цель подчинить себе и расчистить плацдарм для капитализации Узбекистана, а через него и всей Средней Азии. Они не ставили целью подчинить себе, к примеру, не менее коррумпированные республики Закавказья, поскольку те уже давно были капитализированы и выступали союзниками «кремлевских глобалистов». Жертвой должен был стать Узбекистан, который долгие десятилетия был не только одним из центров мусульманского населения СССР (более 90% жителей там составляли мусульмане), но и одним из региональных лидеров азиатского региона. «Кремлевские глобалисты» собирались не только произвести смену элит: поменять интернационалистов на капиталистов (замена из разряда тех, которые произошли десятилетие назад в Закавказье), но и привести мусульманский регион (один из самых густонаселенных и трудоспособных) в такое состояние, которое позволило бы эксплуатировать его население, что называется, «по-черному» (то бишь по-капиталистически). Примешивался сюда и внешнеполитический фактор: желание подыграть мировым глобалистам, которые оказались напуганы радикализацией исламского мира после революции в Иране в 1979 году. Кстати, этот «подыгрыш» начался незадолго до прихода Андропова к власти, но тоже при его активном участии – когда советские войска вошли в Афганистан.
Рашидов давно раздражал «кремлевских глобалистов» и было несколько попыток сместить его с поста. Однако каждый раз за него заступался Брежнев, который практически с самого начала своего правления избрал тактику сохранения паритета между державниками и западниками. Но с момента начала войны в Афганистане раздражение к Рашидову со стороны его противников стало стремительно нарастать, поскольку он все настойчивее стал высказывать свои сомнения в продолжении этой войны, которая становилась серьезной проблемой для среднеазиатских республик. Рашидов оказался в стане тех людей, кто все чаще ставил перед кремлевскими руководителями вопрос: доколе? Ответа на этот вопрос не было вплоть до момента, пока Андропов не пришел к власти. После чего в Узбекистан был послан «андроповский десант».
Воцарившись в Кремле, Андропов стал еще более укреплять позиции кавказцев в высших эшелонах власти. Так, азербайджанца Гейдара Алиева он сделал членом Политбюро и первым заместителем Председателя союзного Совмина в расчете на то, что уже в скором времени тот сменит на посту премьера престарелого брежневца Н. Тихонова. Учитывая, что Алиев был мусульманином, можно легко предположить, какую реакцию это возвышение вызвало в стане других кавказцев, давних соперников Алиева – грузин и армян (ведь от первых в состав Политбюро был делегирован Эдуард Шеварднадзе, но только в качестве кандидата, а от вторых вообще никто, причем длилось это уже достаточно долго – с марта 1966 года, когда из Политбюро был выведен армянин Анастас Микоян). Однако Андропов был прекрасно осведомлен, что те же армяне и грузины достаточно активно проникали и закреплялись в других высших органах государственной власти: в отделах ЦК КПСС, министерствах, главках и т. д. То есть лобби у них в Москве было достаточно внушительное. С азербайджанцами (как и с другими мусульманами) все обстояло иначе – их позиции во властных верхах были значительно слабее. Видимо, чтобы несколько уравновесить эту ситуацию, Андропов и ввел Алиева в состав Политбюро.
Однако параллельно с этим шло усиление позиций и других кавказских кланов. Так, грузин Тенгиз Ментешашвили (сподвижник Шеварднадзе и бывший первый секретарь Тбилисского горкома) был назначен секретарем Президиума Верховного Совета СССР (вместо умершего, и опять же грузина (!), М. Георгадзе, который просидел на этом посту ни много ни мало 25 лет!). Кроме этого, одним из ближайших помощников Андропова был карабахский армянин Георгий Шахназаров, с которым они были знакомы более 20 лет – с тех пор, как Шахназаров пришел работать в Международный отдел ЦК КПСС, который возглавлял Андропов (знаменательный факт – чуть позже Шахназаров станет помощником М. Горбачёва).
Короче, несмотря на то, что руководящие элиты Грузии и Армении являлись наиболее националистически и сепаратистски настроенными, однако во многом именно на кавказские кадры Андропов сделал ставку в своих реформах. Не потому ли, что они были более капитализированы и потому более готовы к будущей смене общественного строя, чем узбекские интернационалисты?
Отметим следующий парадокс: несмотря на то, что Грузия считалась одной из самых националистических советских республик, однако она же была и наиболее «коммунистической» нацией: в 1982 году из 10 тысяч грузин 826 являлись счастливыми обладателями партийных билетов, опережая по этому показателю русских с белорусами (774 и 706) и оставляя далеко позади туркмен, молдаван и таджиков (320, 316 и 268). Объяснялся сей парадокс достаточно просто. Во всех советских республиках к тому времени членство в КПСС становилось товаром, пользовавшимся спросом на рынке. Но именно в Грузии этот спрос был наиболее высоким, поэтому и уровень коррупции в партийной среде там был соответствующим – одним из самых высоких в стране. Думаете Андропов этого не знал? Естественно, знал, но предпочел грузин не трогать.
(Продолжение последует.)

Фёдор РАЗЗАКОВ

Посторонний
27.08.2011, 21:36
Ленин.Сифилис мозга. 21 год. том 45 ПСС. Последние письма и статьи. К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОСТЯХ ИЛИ ОБ «АВТОНОМИЗАЦИИ» стр. 359
http://leninism.su/index.php?option=...m-45&Itemid=53

Цитата:




Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. Кто не понял этого, тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения.



-----------------
И вот. Неплохо.
"Ленин - враг и учитель"
http://www.nationalism.org/eliseev/lenin.htm

higdug.
28.08.2011, 00:07
Ленин.Сифилис мозга. 21 год. том 45 ПСС. Последние письма и статьи. К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОСТЯХ ИЛИ ОБ «АВТОНОМИЗАЦИИ» стр. 359
http://leninism.su/index.php?option=...m-45&Itemid=53

Цитата:




Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. Кто не понял этого, тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения.



-----------------
И вот. Неплохо.
"Ленин - враг и учитель"
http://www.nationalism.org/eliseev/lenin.htm

Сифилис тут не причем, Ульянов просто озвучил суть и главную задачу еврейского интернационала, в частности и в отношении русских: http://forum.dpni.org/showthread.php?t=471