PDA

Просмотр полной версии : "Бунта пенсионеров никто не ждал"



Людота Коваль
29.12.2010, 01:40
События в Новосибирске, начавшиеся в конце минувшей недели с серии пикетов протеста и закончившиеся захватом недовольными здания мэрии города, получили название «бунт пенсионеров». Такую бурную реакцию спровоцировало постановление главы области Василия Юрченко ограничить количество бесплатных поездок для льготных категорий граждан до 30 в месяц. До этого льготники имели право на неограниченное число поездок по социальной карте. Губернатор заявил, что решение об изменении правил проезда он принимал лично и готов объяснить и отстаивать его правильность.

В гуще событий оказался известный сибирский правозащитник, руководитель отделения РОД — Новосибирск Ростислав Антонов, попытавшийся стать посредником между разгневанными пенсионерами и местными властями. «Русский обозреватель» побеседовал с ним о социальной ситуации в столице Сибири.

Русский обозреватель: Против чего вышли протестовать пенсионеры?

Ростислав Антонов: Пенсионеры вышли протестовать против несправедливого и, на мой взгляд, попросту безответственного решения областных властей о сокращении бесплатных поездок в муниципальном транспорте.

При этом самое интересное, что в областном бюджете сумма дотаций не уменьшилась, а наоборот увеличилась. Так, если в 2010 году за перевозку одного льготника перевозчик получал 8 рублей, то в 2011 году он получит 14. Исходя из того факта, что перевозки в Новосибирске в достаточной степени монополизированы, данное решение отражает интересы узкого круга лиц. Но этого им показалось мало. Лоббистские возможности данных товарищей настолько велики, что они с легкостью позволили одним росчерком пера вынуть из карманов 700 тысяч пенсионеров деньги.

Р.О. Каково вообще положение стариков и других социально незащищенных групп населения в Новосибирске?

Р.А. Положение пенсионеров в Новосибирске, думаю, ничем не отличается от общероссийского. Власть о пенсионерах вспоминает только тогда, когда нужно на выборах, а в иное время пожилые люди занимаются выживанием. Бесплатный проезд был одной из немногих оставшихся у них льгот, позволявших нашим бабушкам и дедушкам поддерживать общение со своими детьми и внуками. И конечно, 30 поездок в месяц попросту лишают их этой возможности. Так как всю пенсию съедают коммунальные расходы и питание. А жизнь в нашем городе стоит недешево.

Р.О. А в целом, какова ситуация в регионе с социальными протестами? Вспомнить хотя бы недавнюю историю с младенцем, которого не взяли в больницу, и он умер, и реакцией на нее сибирского общества…

Р.А. Вообще последние несколько лет Новосибирск в социальном плане проснулся. Люди всё больше отказываются от стереотипа «мы ничего не можем изменить», переходя к императиву «так дальше жить нельзя».

Случай с острой реакцией общества на смерть ребенка Даши Макаровой по дороге в больницу — далеко не единичный. Люди выходят на улицу совершенно по разным поводам. Начиная от защиты зеленых зон, безжалостно вырубаемых муниципалитетом, или сданной аккурат к выборам и закрытой через неделю после них станции метро «Золотая Нива».А в одном из районов (Лесопервалка), который просто планируют сносить, вообще может дойти до настоящего народного бунта.

Причина всех социальных протестов одна — некомпетентность либо коррумпированность местных властей, принимающих решения в угоду кому угодно, но только не народу.

Р.О. Расскажите о событиях, участником которых Вы стали сегодня? Как развивалась ситуация?

Р.А. На самом деле бунта пенсионеров никто не ждал. За неделю до этого коммунисты провели ряд «ритуальных мероприятий»: покатали пенсионеров на санках как на последнем бесплатном виде городского транспорта и назначили общегородской митинг на 22 декабря.

Как говорится, ничто не предвещало беды. Даже погода. Несмотря на мороз в -37 градусов, у памятника Ленину в центре Новосибирска собралось более 400 человек. Послушав профессиональных заклинателей от КПРФ и изрядно замерзнув, колонна пенсионеров двинулась через дорогу пикетировать мэрию. Стоять на ступеньках в такую погоду, в общем, тоже удовольствие ниже среднего и народ направился вовнутрь. Всё произошло стихийно. Официальные организаторы митинга двинулись прямо в противоположном направлении. А несколько сотен бабушек вполне комфортно разместились в вестибюле городской администрации.

Ни милиция, ни городские власти к такому сюрпризу были не готовы. Что делать? ОМОНом ведь бабушек не погонишь? Появился мэр Владимир Городецкий. — Кто организатор, — спросил он у толпы. —Мы, все, — последовал ответ.

Задерживаться для общения с народом мэр не стал, бросив на бабушек как на амбразуру вице-мэра Ксензова и руководителя пресс-службы, Владимир Городецкий отправился в Администрацию области за помощью.

Бабушкам было обещано, что когда он вернется, он с ними встретится. Обнадеженные, они решили его подождать прямо там. Сотрудников администрации подобная перспектива также не обрадовала. Тогда они пригласили пенсионеров пройти в общественную приемную, где в дальнейшем и развернулись все эти события.

Р.О. Какова реакция властей? Готовы ли они прислушаться к требованиям стариков, очень скромным — старики всего лишь просят не отнимать у них имеющиеся льготы?

Р.А. На следующий день в 12.00 под моим председательством прошла встреча вице-мэра Ксензова с пенсионерами. На встрече присутствовали более 20 пенсионеров, Андрей Ксензов, а также еще один человек, который не представился. Ксензов озвучил позицию мэрии, которую можно свести к формулировке: "Радуйтесь, что у вас осталось 30 поездок".

Пенсионеры задавали вопросы: кто рассчитывал новые тарифы, откуда взяты цифры, насколько эффективно расходуются бюджетные средства в транспортной сфере и проводился ли независимый аудит перед принятием постановления? Однако ни на один вопрос люди ответа так и не получили.

Тогда пенсионеры выдвинули свои требования. В их числе проведение расширенного совещания общественности с губернатором Новосибирской области, представителями министерства транспорта, мэрии Новосибирска и руководителями депутатских фракций Законодательных собраний города и области по проблеме «новшеств» в транспортной сфере. А до этого приостановить действие постановления губернатора.

А уже вечером, в прямом эфире мэр Городецкий и губернатор Юрченко усмотрели во всем происходящем экстремизм, заявив: «Некоторые хотят здесь Манежную площадь устроить».

Это ведь очень удобно, в своих ошибках обвинить неких «экстремистов и националистов», «примкнувших к митингу» с надеждой «разбалансировать стабильную остановку в городе, области и стране в целом».

Ну а 24 декабря меня «пригласили» на беседу сотрудниками правоохранительных органов. И, разумеется, разговор пошел о недавних событиях, когда пенсионеры после митинга 22 декабря проникли в здание мэрии, требуя диалога с властью.

Р.О. Какова роль местной КПРФ в этой истории?

Р.А. КПРФ во всей этой истории сработали в качестве профессионального провокатора. То есть именно они в указанное время и место привели несколько сотен пенсионеров, именно они довели их до ступеней мэрии, а когда стало действительно жарко — бросили пожилых людей на произвол судьбы, не оказав им ни человеческой, ни правовой помощи.

Когда я находился вместе с пенсионерами в Центральном РОВД, правовую помощь им оказывал юрист РОДа Матвей Цзен, а коммунисты мирно спали с чувством выполненного долга. Роль других партий в происходящих в Новосибирске социально-политических процессах также можно определить как исчезающе малую.

Р.О. Почему националист принял активное участие в социальном протесте? Не видите ли Вы здесь противоречия — или, наоборот, считаете, что эти направления неразделимы?

Р.А. Националист, в моем понимании, — это человек, не отделяющий свою судьбу от судьбы своего народа. А потому для меня является несколько непонятной ситуация, когда русское национальное движение, в массе своей сконцентрировано лишь на локальных вопросах, не замечая за несколькими деревьями леса проблем, без решения которых жизнь русского народа не улучшить.

Р.О. Каков Ваш прогноз развития ситуации в Новосибирске?

Р.А. Скажу одно: По-настоящему массовых волнений в Новосибирске еще не произошло.



Ростислав Антонов