PDA

Просмотр полной версии : Дмитрий Демушкин о Русском Марше



Людота Коваль
11.11.2010, 22:36
В преддверии наступающего праздника 4 ноября и уже традиционно проводимого в этот день "Русского марша", Folksland связался с несколькими известными российскими политическими и общественными деятелями и задал им несколько вопросов относительно "Русского марша" и его роли в политической жизни современной России. Сегодня на наши вопросы ответил известный российский политик правого спектра, председатель организации «Славянский Союз» Дмитрий Демушкин.


Дмитрий Николаевич, ваша общая оценка такого явления, как «Русский марш».


Вы знаете, русский национализм, как явление, появился относительно недавно. Условно говоря, 20 лет он существует «в общем», и 10-15 лет в активном виде. И в прошлом были националистические организации, которые имели свои большие общероссийские структуры, но после них ничего не осталось. Так вот, «Русский марш» — это собственно тот национальный продукт, который после нас останется навсегда. Это мы сделали 4-е число днем русского национализма, когда в нашей стране вспоминают не только про армян, азербайджан и так далее, а еще и про то, что есть русские. Это единственное такое мероприятие, которое проходит в России. И как над ним не издеваются, все эти «параллельные русские марши», «все свои», и т.д., с Тиной Канделаки и всякими остальными товарищами, которых прямо трясет от слова «русский», я просто вижу это, так вот, не смотря ни на что, «Русский марш» проходит каждый год. Причем когда у нас свои мероприятия проводят ирландцы, армяне, таджики и так далее, это никого не смущает. Но почему-то собрание русских людей в Москве, в столице России, вызывает какое-то просто истеричное сопротивление. Мы же считаем, что да, национальное самосознание должно быть, и что мы должны выйти и показать, что мы есть, и что у нас тоже есть свои требования, что мы существуем.



Какими вы видите перспективы такого явления, как «Русский марш»? Есть мнение, что «Русский марш» зашел в некий тупик в своем развитии.

Ну знаете, если существуют люди а-ля Галя Кожевникова, которая корчит из себя эксперта, не выходя из своего офиса, читая разные слухи и домыслы в интернете, и комментируя популярные СМИ, так вот, если опираться на таких экспертов, то у них будет одна позиция. А если опираться на динамику «Русского марша», то я скажу, что даже сам брэнд «Русского марша» стал более известным, чем тот же «Славянский Союз», ДПНИ, РНЕ и так далее. Сейчас нам идут письма с городов, 32 города уже дали подтверждение, что будут проводить РМ. Сейчас даже за границей проходят альтернативные попытки провести «Русский марш». Мы получили более 200 писем из-за границы, и много представителей приедет на РМ, это извините, показательно. То есть РМ с каждым годом набирает свою цену, известность и значимость. Другое дело, что каждый год ему противодействуют. И несмотря на все это противодействие, он проходит. Вот 2005 год, он впервые был разрешен, но мы его «украли» фактически у властей. В 2006м они его сразу запретили, это закончилось побоищем на метро «Комсомольская», 2007й — они его загнали в тупик набережной Тараса Шевченко, чтобы его не было видно, 2008й — они его опять запретили, это закончилось побоищем на Арбате, когда весь Арбат был залит кровью, стянули 14 тысяч сотрудников со всей России. Увидев, что так нельзя, действительно это вызвало скандал и мировой резонанс, они разрешили его в 2009 в Люблино. Он прошел и собрал от 7 до 10 тыс. людей, несмотря на смешные оценки ГУВД в 2 тыс. человек. Теперь все понимают, что не важно, сколько вы там собираете людей, все равно официальные данные будут разниться с вашими, и скажут, что у вас там никого не было.

В этом плане этот год является исключением. Это странно, впервые «Русский марш» был разрешен. То есть по согласованию, по срокам, все было вовремя, раньше такого никогда не было, власти обычно тянули до последнего. И в этот год не было прямого противодействия. То есть власти не пытались нам мешать, расколоть нас, провести какие-то концерты, «альтернативные марши», и так далее, оттянуть националистов, когда, скажем, помните вдруг неожиданно правым группам дали провести концерт в центре Москвы. А раз противодействия нет, то «Русский марш» в легальном политическом поле безусловно будет набирать очки быстрее, чем в запрещенном, когда идут столкновения. Хотя столкновения и несут больший информационный всплеск, но ведь наша цель — это не враждовать с властями и не драться с ОМОНом на улицах, наша цель — это политически заявить о себе, наш марш несет политические цели. Русский национализм сегодня и так находится практически в полу подпольном состоянии. И то, что «Русский марш» удается проводить, является показателем, что еще хоть что-то у нас в политике осталось.

Будут ли какие-то новые моменты в требованиях марша, новые лозунги?

Вы знаете, будут традиционные лозунги. Собственно, куда без них. Мы сейчас выступаем как против нелегальной иммиграции, так уже и против легальной. Ее уже тоже хватит. Потому что это колоссальное количество неучтенной силы, которое подпитывает эту коррупционную власть. Причем от самого низкого уровня, от дворников и руководителей ДЭЗов, и до самого верхнего уровня, руководителей строительного сектора и так далее.

Понятно, что это коррупционная составляющая, и чиновников и барыг, которые меняют интересы своего народа и нации на собственный карман, надо просто стрелять и вешать. Москвичи от этого ничего не получают, кроме угрозы своей безопасности. Есть спальные районы, в которых вечером даже мужики не ходят, не говоря уж о женщинах и детях, настолько высока криминогенная обстановка. Вот скажем строительный сектор, у нас официально там 80% мигрантов трудится, а неофициально наверное все 99%. При этом у нас цены на квартиры в Москве — на втором месте после Токио. И тогда возникает вопрос, а чего же эта дешевая рабочая сила нам дает? А дает она нам только набитые карманы чиновников, и ничего больше. У нас в прошлом году официально московское правительство выделило1 млн. 600 тыс. разрешений на работу, и из них, опять же официально, 400 тыс. было трудоустроено. У меня вопрос тогда, а где остальные 1 млн. 200 тыс. преступников? Потому что они, как минимум, нелегально трудятся и не платят налоги, либо совершают какие-то преступления на улицах Москвы, ведь жить-то им на что-то надо.

Скажите, вы согласны, что сейчас политическая ситуация начала довольно стремительно меняться?

Вы имеете в виду в связи с приходом Собянина?

Нет, не с приходом Собянина, хотя это тоже характеризует политическую жизнь. Меняться в настроениях людей, скажем так.

Не понимаю, о чем вы.

Ну, как минимум, больше людей стало участвовать в акциях.

Не знаю. Протестное настроение да, бесспорно растет. Но людей, потерявших веру в политику и вкус к акциям, по моему, становиться только больше. Давайте возьмем, ну какие у нас протестные акции? Это «Марш несогласных», который никогда больше 500 человек не собирал, и «Русский марш», который запрещали и разгоняли. Есть еще всякие локальные акции, «Химкинский лес» тот же. Ну да, такие акции идут, люди защищаются от беспредела, а так принципе ничего такого и не происходит. Вся наша карманная думская оппозиция, она просто смешна, это все профанация.

Ну вот вы сказали про «Химкинский лес», ведь в принципе таких локальных акций, которые идут от людей, а не от центра, стало больше?

Это да, много акций протестных, когда жители защищают свои права. По Речнику, по Байкалу, по точечной застройке, там обманутые дольщики, и так далее. Но такие акции, они были всегда, и всегда будут. Конечно, если вас обманули, или вашу детскую площадку хотят застроить гаражами, или наоборот ваши гаражи и дома хотят снести, то конечно вы будете выходить на улицу. Просто сейчас еще и СМИ стали более чутко на эти вещи реагировать. Кстати, этот перелом, по-моему, произошел после небезызвестных событий в Бутово, когда там летом дома сносили. Вот собственно и все.

Скажите, сейчас очень сильны стали «антивластные» настроения, когда и правые, и левые, и националисты, и либералы, и так далее, стали требовать «свободы и демократии»...

Поймите, в ситуации, когда власть плюет на свою же Конституцию, она (Конституция) нам может и не нравиться, но мы говорим: «исполняйте свои же законы». Определите правила игры. И когда они плюют на свои же законы, которые они сами нам навязали, то конечно все выступают за свободу. Что коммунисты, что националисты, что все остальные, они все хотят понимать, по какому алгоритму и пути им собирать свои акции. Если в законе написано, что вы должны послать заявку на пикет, митинг, шествие за такой-то срок, то вам должны согласовать ее в такие-то дни, и опять же, СОГЛАСОВАТЬ, по закону заявка носит УВЕДОМИТЕЛЬНЫЙ характер. А у нас это превратилось не просто в разрешение, а в такую «барскую волю». То есть если вы не будете себя хорошо вести, мы вам вместо 5 тыс. на Тверской дадим триста человек на улице 1905-го года, а то и вообще в Бутово отправим, вот во что это превратилось. Конечно в этих условиях любая политическая сила, которая не входит в президентский пул, и не принадлежит к прокремлевским организациям, естественно будет сражаться и требовать объяснить им правила игры.

Ну так и скажите, что у нас демократии нет, что у нас правит военная хунта, что медведев и путин узурпировали власть и что не нужны никакие митинги, и не морочьте тогда людям голову. Не будут они тогда ходить и подавать вам свои заявки. Но власти же заявляют о демократических ценностях, о свободе слова. Над их речами смеются даже домохозяйки, не говоря о уже о людях, которые хоть чуть чуть связаны с прессой, с общественными акциями. Понятно, что все это полная профанация, что у нас нет и никогда не было никакой, даже минимальной, свободы. Поэтому в такой ситуации можно сказать, что у нас сейчас и фашисты, и коммунисты будут за демократию, и кто угодно еще.

В таком варианте, есть ли поле для взаимодействия с остальной оппозицией, с либеральной скажем?

Ну, с «несогласными» точно нет. Конечно мы понимаем их требования по 31-й статье Конституции, «Стратегии 31». Все это демократически устроено, все это понятно, что они требуют свободы митингов, собраний, шествий, свободы слова, здесь никаких разногласий быть не может. Но сама их идейная база вызывает у нас отторжение, конечно у нас она абсолютно различная. То есть «Русский марш» и «Марш несогласных» никогда не будут идти вместе, это полностью исключено, чисто идеологически. Но мы конечно понимаем, что у нас в стране де-факто есть только две политические силы, которые реально проводят политические акции — это русские националисты, и это «несогласные». И нас, и их, постоянно разгоняют и всячески препятствуют. Вот и все. Никаким силам в России больше не оказывается такого противодействия.

То есть поля для взаимодействия нет?

Ну взаимодействие такое «формальное», можно сказать. Да, они выступают за свободу, и мы выступам за свободу. Формально мы выступаем за одно и то же. Но это будут всегда раздельные акции, потому что для меня неприемлемо со многими из них даже близко находиться. Потому что у меня многие личности из их движения вызывают глубокое отвращение. Не сомневаюсь, что и мы для них тоже неприемлемы.