PDA

Просмотр полной версии : Куликовская битва



alleva
23.09.2010, 18:44
Никто и не вспомнил... 21 сентября 2010 года - юбилей: 630 лет Куликоской битве.

Vincent_Vega
23.09.2010, 20:01
Никто и не вспомнил... 21 сентября 2010 года - юбилей: 630 лет Куликоской битве.

Здесь это не принято, вот про битвы бандеровцев, чухонцев или какой другой пакости, про это обязательно вспомнят...

Воротынский
23.09.2010, 21:25
Никто и не вспомнил... 21 сентября 2010 года - юбилей: 630 лет Куликоской битве.

Почтим светлую память русских героев сложивших свои головы за землю Русскую

Velikoros14
12.10.2011, 19:25
Слава Великой Русской Победе! Слава Руси!

---------- Post added at 18:25:06 ---------- Previous post was at 18:12:51 ----------

О Куликовской битве и её значении

Куликовская битва, и непосредственно связанные с ней события последней четверти XIV столетия, имели решающее значение в деле освобождения Руси от татаро-монгольского ига. Однако. очень часто встречается недооценка результатов и значения Куликовской Победы. Традиционно принято считать, что Куликовская битва была лишь началом борьбы за освобождение от ордынского господства, которая не увенчалась успехом из-за нашествия Тохтамыша, отодвинувшего окончательное свержение ига ещё почти на сотню лет. При этом не учитывается то обстоятельство, что именно после Куликовской битвы, произошёл коренной перелом в отношениях Руси с Ордой, именно тогда Русь добилась освобождения от наиболее тяжёлых форм ордынской зависимости.
Борьба с татаро-монголами началась уже вскоре после установления ига, и проходила в виде народных восстаний, как стихийных, так и организованных, и отдельных вооружённых выступлений князей. Хотя сопротивление Орде в первое столетие ига и привело к некоторым положительны результатам (переход сбора дани от ордынских чиновников к русским князьям, ликвидация системы баскачества), однако в условиях подавляющего военного превосходства татаро-монгол и отсутствия единства русских княжеств, подобные выступления, даже если они и завершались успешно (как например восстание 1262 года или разгром татарского отряда Дмитрием Переяславским в 1285 году), не могли привести к освобождению Руси. Организованное же сопротивление, ставящее своей целью освобождение от ордынской зависимости, начинается с последней четверти XIV века, чему способствовали два важных обстоятельства. С одной стороны начавшийся медленный процесс объединения Русских земель, связанный с усилением Московского княжества, ставшего к тому времени сильнейшим государством северо-востока Руси. Именно Московское княжество, окрепшее за четыре десятилетия относительно мирной жизни и объединившее под своей властью Владимирское Великое княжество, оказалось способным возглавить освободительную борьбу русского народа. С другой стороны и внешнеполитическая обстановка, в частности начавшийся во второй половине XIV века длительный период междоусобиц в Орде, также способствовала успешной борьбе с Ордой. Таким образом, воспользовавшись благоприятной внутриполитической и внешнеполитической ситуацией, и обладая достаточным военным потенциалом, Московское княжество в период правления Дмитрия Ивановича Московского вступает на путь открытого противостояния Орде, имевшего свой целью полное освобождение от иноземного ига.
Ещё в 1363 году, через год после вступления Дмитрия на великокняжеский престол, Москва отказалась признать решение хана о передачи ярлыка на великое княжение суздальско-нижегородскому князю, затем в 1370 году до великого княжения не был допущен тверской князь, правда в первое десятилетие правления Дмитрия Ивановича, Московская Русь ещё признавала верховную власть хана и продолжала платить ордынский «выход». Но уже с 1374 году, Москва прекращает выплату дани, полностью разорвав тем самым, существовавшие на протяжении почти полторы сотни лет, отношения зависимости Руси от Орды: «князю великому Дмитрию Московьскому бышеть розмирие съ Тотары и съ Мамаемъ» (Рогожский летописец. ПСРЛ, т. 15). В следующем году Дмитрий Иванович не подчиняется решению Мамая о передачи ярлыка на великое княжение тверскому князю Михаилу Александровичу и организовывает военный поход на Тверь, закончившийся победой и заключением выгодного договора с тверским князем, одним из условий которого был отказ Твери от притязаний на владимирский стол. С этого времени и до Куликовской битвы Московское княжество находилось с Мамаевой ордой в состоянии войны, которая завершилась в 1380 году Куликовской Победой. В 1376 – 1378 годах происходит ряд вооружённых столкновений московских и союзных Москве нижегородских и рязанских войск с татарами: поход на Булгар, сражения на Пьяне и Воже, в то же самое время Мамаю удалось прекратить «великую замятню» и объединить под своей властью большую часть Орды, Мамай понимал, что вернуть утраченную власть над Русью можно только путём нанесения решительного военного поражения Москве и её союзникам. С этой целью, в 1377-1379 гг. войска Мамая подвергли разорению союзные Москве Рязанское и Нижегородское княжества, в результате чего Олег Рязанский и Дмитрий Нижегородский отошли от союза с Москвой и не участвовали в Куликовской битве, в 1378 году татары предприняли нападение и на Московское княжество, но были разбиты на Воже, однако отказываться от планов подчинения непокорной Москвы, ордынцы вовсе не собирались и летом 1380 года, собрав огромное войско, состоявшее из собственно ордынских сил, а также итальянских наёмников и войск зависимых народов, Мамай выступил в походу на Москву…
Рассматривая цели Мамая, хотелось бы обратить внимание на интересные сведения о его планах, содержащиеся в «Сказания о Мамаевом побоище»: «Я не хочу так поступить как Батый, но когда приду на Русь и убью князя их, то какие города наилучшие достаточны, будут для нас - тут и осядем, и Русью завладеем, тихо и беззаботно заживем», т.е. если верить автору «Сказания…», нашествие Мамая было не просто очередным татарским грабительским набегом или походом на непокорного князя, фактически речь шла о включении Руси в состав Орды, чего не было даже в первые, самые тяжёлые времена ига. Трудно судить о достоверности данного сообщения, так же как и сообщения того же источника о планах раздела Великого Владимирского и Московского княжества между союзными Орде Рязанью и Литвой, гораздо большее доверие вызывает сообщение летописи, где причиной нашествия 1380 года названо намерение Мамая принудить Москву к возобновлению уплаты дани, причём размер «выхода», который затребовал Мамай в 1380 году, значительно превышал ту сумму, которая выплачивалась мамаевой орде до 1374 года: «а къ великому князю присла, прося выхода, какъ было при цари Женибеке, а не по своему докончанию; а князь велики хотящи ему выходъ дати по хрестьяньскои силе, онъ же не хотяше» Ермолинская летопись. ПСРЛ. т. 23. Но какие бы цели не преследовал Мамай, в любом случае поражение Руси имело бы катастрофические последствия. Масштабный разгром, которому неизбежно бы подверглось Московское княжество, и как следствие его значительное ослабление, привели бы к прекращению только что начавшегося, процесса объединения Руси, что в свою очередь отодвинуло бы окончательное освобождение от ордынского ига на неопределённое время. Не стоит забывать и о союзном Орде, Великом княжестве Литовском, которое вполне могло использовать поражение Москвы и продолжить захватнические действия теперь уже и на северо-востоке и на северо-западе Руси.
Но в результате смелых и решительных действий великого князя Дмитрия, полководческого таланта воевод, и мужества русских ратников, 8(21) сентября 1380 года, объединённое русское войско одержало победу над врагом: «Бысть похваление поганых Тотар на землю Русскую, бысть побоище велико, бишася на Рождество Святыя Богородицы, в день соуботний до вечера, омерькше биючися и пособе Бог великому князю Дмитрею, биша и на 30 верст гонячися…». За этим кратким сообщением Псковской I летописи скрывается одно из важнейших событий Русской истории, которое и привело в итоге к освобождению Руси и во многом предопределило дальнейшее развитие Русского народа и Русской государственности.
Переходя к рассмотрению вопроса о значении Куликовской Победы в деле освобождения Руси от иноземного ига, следует остановиться на характере взаимоотношений Московского княжества и Золотой орды в период между Куликовской Победой и нашествием Тохтамыша, в связи с тем, что в настоящее время весьма распространено мнение о том, что победив Мамая, Дмитрий Донской признал власть Тохтамыша как «законного хана» сразу же после его воцарения, при этом сторонники данной версии рассматривают борьбу Московской Руси с Мамаем не как борьбу за освобождение от ига Орды, а только как сопротивление «узурпатору Мамаю». Однако, против данного утверждения однозначно свидетельствует ряд фактов. Во-первых, Мамай несмотря на сосредоточение в своих руках всей полноты власти в Орде, собственно ханскую власть не узурпировал, в течении всего времени его правления, во главе Орды формально оставались ханы-чингизиды от имени которых и действовал темник (подобная же ситуация повторилась и позднее, при Едигее); во-вторых, нет никаких свидетельств, того, что уже с 1380 года, т.е. сразу после победы над Мамаем и воцарения Тохтамыша, Московское княжество выплачивало дань последнему. Сторонники точки зрения о признании Дмитрием власти «законного хана Тохтамыша», в подтверждение якобы возобновившихся даннических отношений с Ордой в 1380 году, ссылаются на летописную запись под 1380 годом «На ту же осень князь великии отпусти въ орду своихъ киличеевъ Толбугу да Мокшея къ новому царю съ дары и съ поминки» (Симеоновская летопись. ПСРЛ. т.18.). Однако эта цитата свидетельствуют как раз об обратном: в данном сообщении речь идёт не о выплате дани, которая в источниках так и называлась «данью», а также «выходом», а о «дарах и поминках», т.е. подарках. Принесение же послами даров правителям иностранных государств было обычной практикой того времени и отнюдь не свидетельствовало о какой-либо зависимости. Теперь сравним это сообщение с описанием событий 1384 года, когда дань действительно была уплачена: «бысть дань великая тяжкая по всему княжению великому, всякому без отдатка, с всякие деревни по полтине. Тогда же и златом даваше в орду» Симеоновская летопись. ПСРЛ, т.18. Как видим, здесь чётко и ясно дань названа данью. Об отсутствии в 1380-1382 годах даннических отношений может свидетельствовать и неудавшееся ордынское посольство 1381 года: «того же лета царь Тактамыш, послав своего посла къ великому князю Дмитрию Ивановичю и къ всемъ княземъ Русскымъ, царевичя некоего Акъхозю, а съ нимъ дружины 700 татариновъ, и дошедше Новгорода Нижнего, и възвратися въспять, а на Москву не деръзнулъ ити, но посла некыхъ отъ своихъ товарыщевъ, не въ мнозе дружине, но ити не смеаху болма»(Симеоновская летопись. ПСРЛ, т.18. Ну и наконец в-третьих, ни чем иным кроме как невыплатой дани нельзя объяснить сам факт нашествия Тохтамыша. Естественно, что Золотая Орда хотя и потерпела жестокое поражение, но так просто не собиралась отказываться от господства над Русью, от тех огромных доходов, которые получали татарские ханы в виде дани и иных поборов с Русских земель, за счёт чего собственно и существовало это паразитическое государство, и в 1382 году Тохтамыш совершает новое крупномасштабное нашествие на Русь, которое на этот раз было поддержано рязанским и нижегородским князьями - противниками Москвы.
При этом, несмотря на внезапность нападения и отсутствие достаточных сил, Тохтамышу всё-таки было оказано вооружённое сопротивление (попытка Дмитрия Донского собрать войско, оборона Москвы, разгром Владимиром Серпуховским одного из татарских отрядов под Волоком), что также свидетельствует против предположения о признании Москвой власти Тохтамыша в 1380-1382 годах. Кроме того, важно иметь в виду и то, что возобновление даннических отношений произошло не сразу после тохтамышева нашествия. До начала 1383 года Московская Русь находилась ещё в состоянии войны с Ордой. Так, сразу же после поспешного отхода Тохтамышевых войск, Дмитрий Донской совершает поход на союзную татарам Рязань, не допускает Дмитрия нижегородского до великого княжения, которому по некоторым сведениям, был передан ярлык (В.Н. Татищев История Российская, т. 3, М.- 2003г. стр. 190), также и пришедшее в декабре 1382 года посольство Карача оканчивается безрезультатно. И только весной следующего 1383 года Дмитрий Донской принимает решение уступить орде и отправляет посольство с данью. Таким образом, данные источников опровергают заявления евразийцев о том, что Дмитрий Донской сразу же после разгрома Мамая, признал власть Тохтамыша и выплачивал ему дань в 1380-1382 годах. Напротив все действия Дмитрия Донского в эти годы, однозначно доказывают, что после Куликовской битвы, несмотря на воцарение в Орде «законного хана», Московское княжество ещё в течении двух с половиной лет оставалось независимым государством и не намерено было возобновлять выплату дани, и лишь сложившаяся неблагоприятная обстановка вынудила Дмитрия Донского в 1383 году пойти на уступки Орде. В связи с этим следует также отметить, что поход Тохтамыша был отнюдь не единственной причиной временного возобновления даннических отношений с Ордой, немалую (если не решающую) роль в том, что Дмитрий Донской вынужден был пойти на это, сыграла предательская позиция нижегородского, рязанского и тверского князей, открыто перешедших на сторону татар.
Однако не стоит также и переоценивать результаты нашествия Тохтамыша, и тем самым, принижать значение Куликовской Победы: несмотря на то, что в результате событий 1382-1383 годов, Москва вынуждена была временно возобновить выплату дани, говорить о восстановлении власти орды над Русью в полном объёме, в том виде, в котором она существовала до Куликовской Победы, было бы неправильно. Прежде всего, необходимо иметь в виду, что данническая зависимость была восстановлена отнюдь не до 1480 года, как принято считать, а на достаточно короткий срок, до 1395 года. После девяти лет независимости и Куликовской Победы, окончательное прекращение выплаты дани, для московских князей было лишь вопросом времени, что и отразилось в завещании Дмитрия Донского «А переменитъ Бог Орду, дети мои не имутъ давати выхода в Орду, и которыи сынъ мои возмет дань на своем оуделе, то тому и есть» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л. - 1950г.). И очень скоро всё так и произошло, через шесть лет после смерти Дмитрия Донского, политическая ситуация изменилась: в 1395 году среднеазиатский правитель Тамерлан подверг Золотую орду опустошительному разгрому, воспользовавшись этим, Московское княжество вновь, на длительный срок (до 1412 года) прекращает платить дань, фактически это означало, что отношения Руси с Ордой вернулись к ситуации 1374-1382 годов, т.е. независимость Руси, завоёванная на Куликовом поле, была восстановлена. Правда, последующие события, связанные с продолжающейся борьбой с нижегородскими князьями, пользовавшимися поддержкой Орды, а также многолетней борьбой за власть внутри самого Московского княжества, получившей название «феодальной войны», отодвинули момент полного освобождения. Но после завершения усобиц и объединения Руси при Иване III Васильевиче, и от этих последних остатков ордынской зависимости в виде нерегулярных выплат дани, Московская Русь окончательно освобождается.
Самым же главным результатом и прямым следствием Куликовской Победы, было то, что те времена, когда ордынским ханам принадлежала верховная политическая власть на Руси, которую они осуществляли путём утверждения власти князей своими ярлыками, по собственному произволу распоряжаясь как великокняжеским столом, так и удельными княжениями, ушли в прошлое. А это означало фактическое прекращение политической зависимости Руси от Орды. Великое Владимирское княжение навсегда, становится наследственным владением московских князей, так в 1389 года после смерти Дмитрия Донского и Московское, и Великое Владимирское княжение, впервые за всё время ига, не по воле хана, а по завещанию Дмитрия Ивановича, переходит к его сыну Василию и хану ничего не оставалось, как признать власть нового великого князя, а значит и новый порядок в отношениях Руси с Ордой, установившийся после Куликовской битвы. Закрепление верховной власти на северо-востоке Руси за московскими князьями, привело к прекращению борьбы с Тверью и Нижнем Новгородом за великокняжеский стол и явилось одним из важнейших шагов на пути к восстановлению единства Руси, в свою очередь именно единство Руси было главным условием окончательного освобождения от ордынской зависимости. И несмотря на то, что периодически дань продолжала выплачиваться, возврата к отношениям с ордой, существовавшим в XIII-XIV веках, уже никогда не произошло. Зависимость от Орды ограничивалась уплатой дани, которая к тому же выплачивалась крайне нерегулярно: на протяжении 1383-1472 годов периоды временного возобновления даннических отношений сменялись продолжительными периодами полной независимости, во времена которых Московская Русь уже не ограничивается обороной от постоянных нападений ордынцев, но и сама предпринимает успешные наступательные действия против Орды, как например в 1399 и 1431 годах. Да и сама дань уже мало походила на тот ордынский выход, что платила Русь в XIII-XIV веках, а являлась скорее откупом от нашествий, а также средством привлечения на свою сторону ордынского хана в качестве союзника в междоусобицах середины XV века, с чем были прямо связаны и, имевшие место в конце XIV – начале XV веков, отдельные случаи поездок князей в Орду, происходившие уже не по требованию ханов, а по инициативе самих князей, стремившихся получить поддержку татар в борьбе со своим соперниками. При этом, даже выплачивая дань, московские князья, неоднократно выступали против своих противников, получивших ханские ярлыки, проявляя тем самым открытое неподчинение Орде, так например в 1388 году Дмитрий Донской помог сыновьям нижегородского князя Дмитрия Константиновича, Василию и Семёну свергнуть с нижегородского престола их дядю Бориса Константиновича, который получил у Тохтамыша ярлык на Нижний Новгород, в 1414 году московские войска изгоняют из Нижнего Новгорода местного князя, несмотря на наличие у последнего ханского ярлыка, в 1432 году, Василий II нарушает ханское распоряжение и отбирает у своего соперника Юрия Звенигородского город Дмитров, отданный Улу-Мухамедом Юрию, а сам Юрий Дмитриевич в следующем году свергает Василия II… То есть, даже в периоды временного возобновления выплаты дани, Московская Русь проводила, вполне независимую внутреннюю и внешнюю политику.
Таким образом, именно в конце XIV века произошёл решительный перелом в отношениях Руси и Орды, результатом национально-освободительной борьбы 70-90-х годов XIV века, было прекращение политической зависимости Московской Руси от Орды, а остатки зависимости выражались исключительно в нерегулярной выплате дани. Но можно ли считать такие отношения «игом»… Фактически татаро-монгольского иго, как система всеобъемлющего политического господства Орды над Русью, закончилось ещё в 1374-1395 годах, и главным, решающим событием этого периода была Великая Победа на Куликовом поле.

stayer
12.10.2011, 21:16
Как сказал бы Широпаев, это была внутриордынская разборка

Okinitsa
12.10.2011, 21:29
У Гумилева в "От Руси до России" приведено много фактов в пользу версии внутриордынской разборки между Мамаем и Тохтамышем. В частности решающий перелом в битве нанес засадный полк состоящий из татар.
И кстати русские и татары присутствовали в обоих войсках противоборствующих сторон.
Я бы порекомендовал ознакомиться с этой книгой, на самом деле все было гораздо сложней, чем представляется сейчас.

Мелешко
12.10.2011, 21:39
У Гумилева

Гумилев--это азиопец херов. Это хуже любого исламиста.

в.и.
13.10.2011, 01:01
Не нашли на этом поле нисчего о битве свидетельствующем.ни шкелетов,ни наконечников стрел,копий и т.п. Да и ига не было никакого, была крыша и исполнители.банда - живущая в мире и согласии,делясь своими родственниками,в виде заложников с обеих сторон.вся история так называемая - вранье.

вася
13.10.2011, 01:43
Не нашли на этом поле нисчего о битве свидетельствующем.ни шкелетов,ни наконечников стрел,копий и т.п. Да и ига не было никакого, была крыша и исполнители.банда - живущая в мире и согласии,делясь своими родственниками,в виде заложников с обеих сторон.вся история так называемая - вранье.
Кстати , а из торических документов тоже нет , нет есть там копии , а так вооще в Европе нет ни одного
оригинала , ни древнего мира , ни Средневековья , одни копии. Тут в Помпее геологи сделали экспертизу
и закличили однозначный вердикт , погибла она примерно в 1630 годе , демоны опять сховали результаты.
Говорил недавно с одним ИЗ ТОРиком , как можно изучать ИЗ ТОРию по копиям , а ему 30 лет , мозг
высушен сникерсом и пепси , глаза пустые , шевеление мысли нет , даже мозжечок атрофирован , но ,
планирует учить студентов в универе , пипец пришли. Кому надо , когда надо все похерили , вырастили
таких децилов , пусть преподают ИЗ ТОРию. Да на всю эту лажу такие-же и ведутся.

Velikoros14
13.10.2011, 04:38
Как сказал бы Широпаев, это была внутриордынская разборка
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ не подтверждают версию широпаева

---------- Post added at 03:30:29 ---------- Previous post was at 03:18:41 ----------


У Гумилева в "От Руси до России" приведено много фактов в пользу версии внутриордынской разборки между Мамаем и Тохтамышем. В частности решающий перелом в битве нанес засадный полк состоящий из татар.
И кстати русские и татары присутствовали в обоих войсках противоборствующих сторон.
Я бы порекомендовал ознакомиться с этой книгой, на самом деле все было гораздо сложней, чем представляется сейчас.
Я знаком с этой книгой гумилёва. Начнём с того, что Гумилёв не историк, это во-первых. Во-вторых, то что засадный полк "состоял из татар" такая же выдумка евразийцев как и сказака об "усыновлении" Александра Батыем. Ну и в-третьих, какая же эта "внутриордынская разборка" если Дмитрий ещё три года не признавал власть Тохтамыша, и вынужден был временно возобновить выплату дани даже не после разорения Москвы, а в результате того, что тверской, нижегородский и рязанский князья открыто перешли на сторону татар. Впрочем, вскоре (1395г.), Москва вновь перестала платить дань и восстановила свою независимость.
И в последствии в 15-17вв. т.е. на протяжении всей своей истории Московская Русь почти ЕЖЕГОДНО (!!!) воевала с Ордой и татарскими ханствами образовавшимися после её распада. Одного этого достаточно знать чтобы раз и навсегда отказаться от евразийско-либерастных сказок об "ордынской московии".
Ну и я в свою очередь рекомендую вам читать подлинные исторические документы, а не всякий гумилёвско-широпаевский антирусский бред
http://psrl.csu.ru/indexs/index_tom.shtml

---------- Post added at 03:31:57 ---------- Previous post was at 03:30:29 ----------


Не нашли на этом поле нисчего о битве свидетельствующем.ни шкелетов,ни наконечников стрел,копий и т.п. Да и ига не было никакого, была крыша и исполнители.банда - живущая в мире и согласии,делясь своими родственниками,в виде заложников с обеих сторон.вся история так называемая - вранье.
Не верите историком читайте подлинные исторические документы:
http://psrl.csu.ru/indexs/index_tom.shtml

---------- Post added at 03:38:00 ---------- Previous post was at 03:31:57 ----------


Да и ига не было никакого, была крыша и исполнители.банда - живущая в мире и согласии,делясь своими родственниками,в виде заложников с обеих сторон.вся история так называемая - вранье.
Враньё это евразийско-либерастный бред о Русской истории. Было именно иго и борьба Руси (в том числе и московских князей) за освобождение. Вот рекомендую почитать интересное исследование на эту тему: http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=1928
Уверен, что не пожалеете.

Velikoros14
30.10.2011, 08:54
Куликовская победа в народной памяти
Вышла новая книга Сергея Николаевича Азбелева (http://rossica-antiqua.livejournal.com/249657.html) Куликовская победа в народной памяти: Литературные памятники Куликовского цикла и фольклорная традиция (СПб.: Дмитрий Буланин, 2011).

http://www.dbulanin.ru/files/books/w0038051.jpg

Автором было проведено сравнительное изучение четырехсот текстов, отразивших Куликовскую битву и ряд связанных с ней событий. Удалось восстановить историю появления и дальнейшую судьбу ряда устных и письменных произведений различных жанров, отображавших восприятие Куликовской победы ее современниками и их потомками на протяжении нескольких веков. Это, прежде всего, достоверные рассказы-воспоминания участников сражения на Куликовом поле, сразу от них записанные и тогда же составившие основу подробного летописного повествования, которое сохранилось в средневековых рукописях. Подвиги участников Куликовской битвы отображали и устные героические сказания. Вскоре после 1380 года было записано Сказание о Задонщине. Запись дошла в копиях и обработках средневековых переписчиков. Из пересказов воспоминаний участников и при использовании ряда героических сказаний образовалось устное Сказание о Мамаевом побоище. Его записали и дополнили, привлекая предания Троице-Сергиева монастыря, которые повествовали о благословении князя Дмитрия Донского Сергием Радонежским и об отправке им на битву воинов-монахов Пересвета и Осляби. Так возникла подробная Повесть о Мамаевом побоище, которая в ходе ее переписывания и редактирования продолжала пополняться ранее не учтенными сведениями. Среди устных сказаний об участниках событий 1380 года особенное распространение получили описания подвигов Захария Тютчева. В XIX столетии подробное повествование о них было записано собирателем фольклора на Русском Севере, а в форме исторической песни этот сюжет тогда оказался дважды зафиксирован у южных славян. Сказители былин уже в XV веке интенсивно перерабатывали сказания о Куликовской битве и иных событиях национально-освободительной борьбы русских и южных славян, облекая их содержание в традиционные формы народного героического эпоса. Ряд произведений, отражавших конкретно-историческое восприятие реально свершившихся фактов, взаимодействовали с плодами поэтической обработки известий о подвигах народных героев. Собиратели фольклора на протяжении XVIII-XX cтолетий осуществили многие десятки записей ряда былин, в которых были усвоены народные припоминания об эпохальной победе 1380 года на Куликовом поле.

http://www.dbulanin.ru/?n=main&s=1&t=0&b=w0038051

http://rossica-antiqua.livejournal.com/330195.html

Конструктор
30.10.2011, 09:05
Не нашли на этом поле нисчего о битве свидетельствующем.ни шкелетов,ни наконечников стрел,копий и т.п. Да и ига не было никакого, была крыша и исполнители.банда - живущая в мире и согласии,делясь своими родственниками,в виде заложников с обеих сторон.вся история так называемая - вранье.
И сейчас никакого ига нет. Просто глава полиции - мусульманин, глава газпрома - тоже не русский, кукловод, управляющий первой куклой - Дудаев. И почему прессуют Русских националистов, почему ввозят кавказов, почему вымирают и убиваются Русские - даже странно, ведь вроде "все свои, российские".

Национал
30.10.2011, 10:05
А как вам такое?

Здравствуй, дорогой Дмитрий!

Дошел до меня слух, что ты, попав под влияние националиста Сергия Радонежского, поддавшись на уговоры удельных бояр-сепаратистов, взял курс на отрыв Московского княжества от Золотой Орды. Что твои люди повсюду кричат о каком-то “монголо-татарском иге”. Что татарских воинов уже называют в московских краях оккупантами. Что в Суздале побили моего баскака. Что ты требуешь, чтобы московские воины присягнувшие Орде, теперь дали новую присягу Московскому княжеству…

Одумайся,брат Дмитрий! Как можно по-живому отрезать Московию от Орды? Ты знаешь,что я не великодержавный Чингизист, а едва ли не наполовину Москвитянин. Моей нянькой была полонянка Варвара. Да и кто сказал, что существует отдельный московский народ? Мы - единая Золотоордынская нация. Наш народ разделился (ненадолго) лишь в Х веке, когда киевский хищник Олег покорил часть хазар, наших общих предков. Посмотрите на себя, сколько среди вас, московитян раскосых, скуластых и курносых?Недаром есть поговорка: хорошенько поскреби московита и обнаружишь татарина. Ваш язык -почти что наш. Богатырь, халат, арбуз, диван, тайга, карандаш, деньги, лошадь, чулок, ямщик, чердак, халва, чемодан и сотни других - это ваши и наши слова.

Это уже потом, при киевской подтравке были выращены и ненародный московский язык,напичканный славянскими словами и соблазн отучить московитов от татарской речи и соблазн московского национализма. Доходит до смешного, лубочного невежества, что де “Москва, Владимир, Новгород - это все русские города”. Как будто мы тут не знаем, что Русью называется лишь полоса земли от Тмутаракани до Карпат? Как будто московские или новгородские летописцы, отмечая поездки своих князей в Киев не писали: “…такого-то числа поехал на Русь…”

Тысячи лет у нас была одна вера. Наши предки поклонялись одному и тому же Солнцу и одним и тем же идолам. Киев навязал нам христианство. Но ведь среди батыевых воинов было много христиан-несториан. В 1260 году монголы-христиане ходили в Палестину освобождать от мусульман Гроб Господень. Потом, правда, в 1312 году хан Узбек сам принял Ислам. Но ведь мы никогда не ущемляли вашу старую веру. О хане Джанибеке ваш летописец говорит, что“сей царь Чянибек Азбякович добр зело к Христианству”. Хан Берке позволил московитам, обитавшим в Сарае, открыто отправлять свое богослужение, так, что митрополит Кирилл учредил для них особую Сарскую обитель. И вообще, делиться по религиозному признаку - варварство. Ктому же московиты и татары очень часто взаимно меняли веру. Ордынские выходцы издревле селились в московских городах и принимали православие. Татарский чиновник Буча, собирая в Устюге дань с жителей, влюбился в местную девушку Марию и, чтобы жениться на ней, крестился под именем Иоанна. Впоследствии он построил церковь Иоанна Предтечи, которая, ты знаешь, стоит до сих пор. А в Ярославле монах Зосима принял нашу магометанскую веру.

Вспомни, Батый сделал Александра Невского своим приемным сыном и доверял ему руководство татарскими и русскими войсками, когда некоторые города наотрез отказались помогать защищать священные границы Орды от тевтонов.

Сегодня отделять Московию, значит резать через миллионы семей и людей: какая перемесь населения; целые области с татарским перевесом, сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух… Аксаковы, Асадовы,Баксаковы, Басмановы, Бехтеревы, Булгаковы, Корсановы, Беклемишевы,Чаадаевы, Колычевы, Карамышевы, Бутурлины, Куракины, Сабуровы,Огарковы, Ушаковы, Аракчеевы, Мансуровы, Салтыковы, Бахметьевы, Мусины,Муратовы, Исаевы, Юсуповы, Булатовы, Измайловы -кто они? Московиты?Татары?

А где граница между Московией и Татарией? Сотни лет мы прожили вместе не зная никаких границ!

У кого повернется язык сказать, что Тула, названная именем царицы Тайдулы, жены Джанибековой - московский город? А Нижний? Если Тохтамыш сдуру или спьяну дал Василию I ярлык на Нижегородское княжество, то из этого не следует, что татарский народ откажется от земель, которые являются землями татарской славы. У сотен тысяч татар, проживающих в Нижнем никто не спросил, желают ли они того, чтобы их подарили, как какую-то вещь.

Наши муфтии провели экспертизу этого позорного акта и пришли к выводу, что ярлык Тохтамыша не имеет законной силы, т.к. при передаче Нижегородского княжества в состав Московии не был проведен всеобщий курултай татароязычного населения. Пока мы решили объявить Нижний - одиннадцатым улусом, а там - посмотрим.

А земли по верхней Волге и Каме? Разворачиваем четырнадцатый свиток “Золотоордынской истории”. Читаем: “Новотатария. Так называется пространство, завоеванное светлейшим ханом Батыем и включающее улусы Вологодский, Костромской, Чухломской и Вятский”. Может ты, Дмитрийзахочешь включить в состав Московии еще и Крым? Или - хе-хе! - Сибирь?

Вся Европа объединяется (я слышал, что вон Литва собирается объединиться с Польшей), а ты вздумал разъединяться.

Да, горько вспоминать жесткие акции Батыя по отношению к Козельску и некоторым другим городам. И потом, ведь Козельцы первые напали на наших послов, пришедших с мирными предложениями.

Гораздо больше было положительных примеров. Мы вместе остановили натиск немецких полчищ на Восток. Московитяне и татары плечом к плечу сражались с агрессивной Литвой и ее вассалами - русскими князьями. Воссоединение Московии с Золотой ордой - а именно так это всеми было воспринято -открыло путь в твои земли хивинским и бухарским купцам, что оказало благотворное влияние на экономику. Мудрый старший татарский брат помог младшему татарскому брату усвоить твердую ордынскую дисциплину,воинскую доблесть и беспощадность к врагам.

Некоторые московиты кричат, будто татары их грабят. Это бесстыдная ложь. Покажи, где то, что мы награбили? Посмотри, как живет московитянин. Он живет в избе, ест наваристые щи и пирог с зайчатиной. А простой татарин живет в кибитке, терпит пыль и стужу, питается просом и сырой кониной. Так кто же кого грабит?

С особой тревогой я слежу за растаскиванием войска. Вспомним нашу боевую дружбу, скрепленную кровью, - как татары вместе с Глебом Смоленским и Романом Брянским завоевали Литву, как твой дед Иван Калита вместе с ханом Узбеком били тверских предателей! Теперь от воинов, давших присягу Золотой Орде, требуют присяги Москве! Где же твоя воинская честь, Дмитрий? Кто удостоил тебя великокняжеского сана? Мурут! Кому ты на коленях клялся в верности? Орде! А ведь настоящий мужчина присягает только раз в жизни! Предатель!

А теперь ты еще и объявил копья, сделанные на Копейском дворе, своей собственностью. Но ведь Копейный двор, Дмитрий, строился на средства всей Орды.

Дробить войско - создавать тысячи сложностей. Например касимовские ремесленники снабжают подковными гвоздями всю Орду. Это же единый ордынскохозяйственный комплекс! А где вы возмете опытных темников? А как московитяне будут командовать лошадьми, если они слушаются только татарских команд?

Ты хочешь иметь свое войско сразу и немедленно. Причем моим сотникам, которые не захотели тебе присягнуть, ты не предоставляешь палат, и они вынуждены страдать,проживая вместе с семьями в рваных юртах.

Ладно, я разрешаю тебе какие-то силы (допустим 100 легких лучников) иметь в своем распоряжении - для поддержания внутреннего порядка. Но растаскивать все войско?

Прошу тебя, Дмитрий: опомнись! Не сталкивай лбами наши братские народы.

История тебе этого не простит.

Твой брат МАМАЙ

:))

Крестоносец 88
30.10.2011, 10:08
У Гумилева в "От Руси до России" приведено много фактов в пользу версии внутриордынской разборки между Мамаем и Тохтамышем. В частности решающий перелом в битве нанес засадный полк состоящий из татар.
И кстати русские и татары присутствовали в обоих войсках противоборствующих сторон.
Я бы порекомендовал ознакомиться с этой книгой, на самом деле все было гораздо сложней, чем представляется сейчас.
Это примерно как сейчас между Кремлем и Чеченскими боевиками, а у холопов чубы трещат? Но тогда всех русских князей не убивали татары, как недавно жидо-большевики, да и храмы не разрушали!

dan
30.10.2011, 10:42
Хм, господа вы были на Куликовом поле? Замеряли его размеры? Максимум оно может вместить 30 тыс. человек.

Velikoros14
30.10.2011, 11:02
А как вам такое?

Здравствуй, дорогой Дмитрий! ...


:))
Русофобский бред!

Velikoros14
26.11.2011, 19:46
Каргалов Вадим Викторович Конец ордынского ига.

Глава 4. Куликовская битва

Трудно назвать какое-либо другое событие отечественной истории, о котором написано больше, чем о Куликовской битве 1380 г. «Мамаеву побоищу» посвящены много научно-популярных работ{56}, обширные разделы в обобщающих трудах гражданских{57} и военных историков{58}, специальные статьи{59}, целые главы в специальных монографических исследованиях по эпохе образования Российского государства{60}. Между тем немало вопросов, связанных с Куликовской битвой, еще не нашло однозначного решения даже в исторической литературе последних лет. Мы уже указывали на серьезные разногласия историков по вопросу о численности русского войска на Куликовом поле. Недостаточно ясными представляются и хронология похода, и его маршрут, и время перехода русского войска через Дон, и даже количество русских полков, пришедших на поле битвы (пять или шесть?).

Академик М. Н. Тихомиров объяснял такое положение особенностями источниковедческой базы. Он писал: «В истории русского народа "Донское побоище", как его называли современники, было великим событием. Сражение на Дону сделалось символом непобедимого стремления русского народа к независимости, и ни одна русская победа над иноземными врагами вплоть до Бородинского сражения 1812 г. не послужила темой для такого количества прозаических и поэтических произведений, как Куликовская битва. Первоначальные краткие рассказы ... позже обросли поэтическими вымыслами и литературными украшениями, и за их цветистой внешностью не всегда легко увидеть истину, даже представить себе с полной [43] ясностью настоящий ход событий, связанных с битвой 1380 г.»{61}.

Представляется полезным дать общий очерк Куликовской битвы 1380 г. в том виде, в котором эти событие оказалось возможным воссоздать при нынешнем состоянии разработанности вопроса.

Великий князь Дмитрий Иванович, непрерывно полу чая вести о медленном движении Мамая, перенес срок сбора русских полков в Коломне: обстановка позволяла хорошо подготовиться к отражению врага. По словам летописца, он «повелел всему воинству своему быть на Коломне на успенье», т. е. 15 августа. Здесь собирались военные силы соседних городов и земель, а остальное войско, прежде всего из северных и восточных городов, стягивалось к Москве.

«Многие люди приспешили», «сошлись многие от всех стран на Москву» — записано в .летописях. По приказу великого князя в Москву пришли князья белозерские, и было «вельми доспешно и конно войско их»; князья кемский, каргопольский, андомские, ярославские, ростовский, серпейский, устюжские и другие. Это была, несомненно, общерусская мобилизация, и автор «Задоншины» Софоыий Рязапец именно так и оценивал сбор полков в Москве: «На Москве кони ржут, звенит слава по всей земле Русской. Трубы трубят на Коломне, в бубны бьют в Серпухове, стоят стяги у Дона великого на берегу... Тогда как орлы слетелись со всей северной страны. Это не орлы слетелись, съехались все князья русские к великому князю Дмитрию Ивановичу...»{62}.

Утром 20 августа русское войско по трем дорогам выступило из Москвы. Летописец добавляет: «того ради не пошли одною дорогою, что невозможно было им вместиться». Для обороны столицы был оставлен с войском воевода Ф. А. Кошка, а также великокняжеская семья.

24 августа великокняжеский «двор» подошел к Коломне. Князья и воеводы, уже находившиеся с полками под Коломной, встретили Дмитрия Ивановича на р. Северке. На следующее утро на «Девиче поле» был произведен смотр всего войска. «От начала мира не бывала такова сила русских князей!» — восклицает летописец. Тогда же Дмитрий Иванович «каждому полку воеводу поставил». Источники сохранили имена русских воевод, которые повели полки к Дону навстречу Мамаю. Это Иван Родионович Квашня, Михаил Бренк, Микула Васильевич, Тимофей [44] Волуевич, Иван Родионович, Андрей Серкизович, Федор Грунка, Лев Морозов и другие; многие из них погибли на «Мамаевом побоище», защищая родную землю.

Всего, по свидетельствам летописцев, в войске Дмитрия Ивановича было 23 князя, не считая многочисленных воевод. Вот список русских городов, откуда пришли рати на «Девиче поле» под Коломной: Псков, Брянск, Таруса, Кашин, Смоленск, Новосиль, Ростов, Стародуб, Ярославль, Оболенск, Молога, Кострома, Елец, Городец-Мещерский, Муром, Кемь, Каргополь, Аидом, Устюг, Коломна, Владимир, Юрьев, Белоозеро, Переяславль-Залесский, Дмитров, Можайск, Серпухов, Звенигород, Боровск, Углич, Суздаль. Некоторые летописцы сообщали о прибытии военных отрядов из Великого Новгорода и Твери, но историки высказывали сомнения в достоверности этих известий. Кроме того, в походе принимали участие рати украинцев и белорусов. Известно, что на службу к Дмитрию Ивановичу пришел с Волыни воевода Боброк, а один из литовских князей «Олгердовичей» — Андрей — привел полоцкую рать. По подсчетам академика М. П. Тихомирова, мобилизация для борьбы с Мамаем охватила от двух третей до половины всех возможных военных сил Руси. Это было объединенное общерусское войско, вооруженные силы складывавшейся великорусской (русской) народности. Войско являлось однородным по национальному составу, что обеспечивало внутренне единство и высокие боевые качества (важное преимущество перед разноязычным и разноплеменным воинством Мамая).

Общерусский характер войска подтверждается анализом его социального состава. Кроме княжеских и боярских дружин, под знаменами Дмитрия Ивановича собрались многочисленные городские и крестьянские рати. Летописцы подчеркивали, что великий князь собирал «всех людей», на битву вышла «вся сила русская», «сыны крестьянские от мала до велика». Особенно много «черных людей» было среди «пешцев». По свидетельству летописцев, к Дмитрию Ивановичу «пришло много пешего воинства, многие люди и купцы со всех земель и градов». Перечисляя героев битвы, автор «Сказания о Мамаевом побоище» упоминал и Юрка Сапожника, и Васюка Сухоборца, и Сеньку Быкова, и других «воев», уменьшительные имена и прозвища которых не вызывают сомнений в их простонародном происхождении. [45]

Войско великого князя Дмитрия Ивановича перед Куликовской битвой было общерусским по территориальному охвату мобилизацией, и общенародным по составу: объединяло все социальные слои Руси. И в этом единении для решения великой национальной задачи — свержения ненавистного чужеземного ига — был залог будущей победы. На Куликовом поле победил русский народ, и величие Дмитрия Донского как полководца и государственного деятеля к первую очередь проявилось в том, что он сумел, правильно понять и возглавить общенародное патриотическое движение.

По прямой от Коломны до Куликова поля было примерно 150 километров. Но великий князь Дмитрий Иванович выбрал другой путь, более длинный, но более выгодный. Ои двинулся из Коломны на запад вдоль Оки к устью Лопасни. Видимо, при выборе пути русские военачальники учитывали и политические, и стратегические соображения.

Прямой путь на юг проходил по территории Рязанского княжества, а в Москве были получены сведения о «единачестве» Олега Рязанского и Мамая. Если это соответствовало действительности, то в Рязанском княжестве великокняжеские полки ждали бои и осады укрепленных городов, что привело бы к ненужным потерям. Если же рязанский князь еще не решил окончательно перейти на сторону Мамая, то вторжение московского войска он мог воспринять как враждебный шаг, как повод для открытого разрыва. Входить в пределы Рязанского княжества было неразумно.

Соображения стратегии диктовали прежде всего необходимость разъединить силы Мамая и его союзника, великого литовского князя Ягайло. Форсируя Оку возле Лопасни, Дмюрий Иванович как бы вклинивался между Мамаем, медленно приближавшимся со стороны Дона, и литовским войском, которое ожидалось со стороны р. Угры. Смелый бросок русского войска на юг разъединял основных противников, давал возможность разгромить их поодиночке. Дмитрий Иванович так и поступил.

После 60-километрового перехода от Коломны до Лопасни русские полки остановились лагерем, чтобы дождаться прихода из Москвы пешей рати. Вскоре сюда пришли «все вой остаточные» во главе с московским тысяцким Тимофеем Васильевичем Вельяминовым. Снова были «пересчитаны» и «устроены» полки. Однако «пешцев» [46] в русском войске все еще было мало, и Дмитрий Иванович поручил тысяцкому собирать дополнительные рати и самостоятельно вести их к Дону. По словам летописца, «была ему печаль, что мало пешей рати, и оставил у Лопасни великого своего воеводу Тимофея Васильевича тысяцкого, когда придут пешие рати или конные, чтобы проводил их».

В конце августа русские полки «начали возитися за Оку». Первым «перебродился с двором своим» князь Владимир Андреевич Серпуховский-Боровский, двоюродный брат великого князя, за ним — остальные полки. Обстановка была очень сложной. С запада на помощь Мамаю спешила литовская рать. Она уже подходила к Одоеву, от которого до Куликова поля было немногим больше 100 километров, а русским предстояло преодолеть не менее 125 километров под угрозой флангового удара. Нужно было спешить, и русское войско быстро пошло на юг.

Таких решительных действий не ожидали ни Ягайло, ни Олег Рязанский, ни сам Мамай. Дмитрий Иванович опередил всех своих противников, навязал им свою стратегическую инициативу. Враждебная Москве коалиция фактически распалась. По словам автора «Слова о Мамаевом побоище», «услышал князь Олег рязанский, что князь великий собрал большое войско и идет навстречу безбожному царю Мамаю ... и начал Олег рязанский остерегаться, переходить с места на место со своими единомысленниками, говоря: «Если бы нам было возможно послать весть о таком деле к (князю. — В. К.) литовскому, как оц об атом думает, да нет у нас пути..."».

«Пути» у рязанского князя действительно не было: русские полки вклинились между Рязанью и Одоевым, где остановился Ягайло. И рязанский князь решил: «Ныне я так думаю, кому из них господь поможет, к тому и присоединюсь!». А Ягайло «пришел к граду Одоеву и услышал, что великий князь собрал многое множество воинов, всю Русь ... и пошел к Дону ... и убоялся Ягайло, и остался там, и не двинулся далее». Правда, спустя некоторое время Ягайло все-таки пробовал соединиться с Мамаем, по было уже поздно: к началу Куликовской битвы он не поспел. Всего 30 — 40 километров отделяли литовцев от Куликова поля, но эти немногие километры так и остались непройденными. [42]

Еще с Ока великий князь Дмитрий Иванович «отпустил третью огражу избранных удальцов, чтобы встретились с татарскими сторожевыми в степи: Семена Мелика да Игнатия Кренева, да Фому Тынину, да Петра Горского, да Карпа Олексина, Петрушу Чуракова и иных бывалых людей 90 человек»; Семену Медику было приказано «своими очами увидеться» с ордынскими полками.

4 — 5 сентября русские полки пришли «на место, называемое Березуй, за тридцать три версты от Дона». Тульский историк профессор В. Н. Ашурков, много писавший о Куликовской битве, связывает летописный Березуй с селом Березово, Веневского района, Тульской области, что стоит на Епифанской дороге. В истории похода 1380 г. с Березуем связано многое. Сюда пришли на помощь Дмитрию Ивановичу литовские князья Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. Здесь великий князь получил от своих сторожевых точные сведения о стане Мамая: «царь на Кузьмине гати стоит, но не спешит, ожидает Ягайло литовского и Олега рязанского», но все же «после трех дней будет он на Дону». За три оставшиеся дня русское войско должно было дойти до Дона, выбрать удобное м«сто и приготовиться к сражению.

Осторожно, непрерывно «вести переимая» от сторожевых отрядов, русские полки двигались к Дону. Утром 6 сентября они остановились на донском берегу, неподалеку от устья Непрядвы. В. Н. Ашурков предполагает, что русский стан был разбит у впадения в Дон р. Себенки, близ современного села Себино. Только здесь основное войско, наконец, догнала «пешая рать» — тысяцкий Тимофей Вельяминов выполнил поручение великого князя и вовремя подоспел с пехотой. Своевременное соединение на берегу Дона «пешей рати» и остальных полков — большой успех русских воевод. Весь поход от Коломны до Дона протяженностью около 200 верст русские полки прошли за И дней (включая стоянки у Лопасни и на Березуе).

На берегу Дона великий князь Дмитрий получил «прямые вести» о наступлении Мамая. По словам летописца, «6 сентября прибежали семь сторожей в шесть часов дня, Семен Мелик с дружиною своею». За ним гналось много ордынцев, «мало его не догнали, столкнулись с полками нашими и возвратились вспять и сказали царю Мамаю, что русские, ополчившись, стоят у Дона... множество людей. И повелел (Мамай, — В, К.) своим воинам вооружаться». [48]

Главные силы Мамая, по свидетельству летописца, находились всего в 8 — 9 километрах от устья Непрядвы, «на Гуснице на броде стоят». Утром следующего дня ордынцы уже могли быть на Куликовом поле. Противники сблизились вплотную.

В придонской деревне Чернова собрался военный совет. Летописцы, уделившие этому совету очень много внимания, выдвигали в качестве инициатора похода за Дон и самого великого князя, и коллективно «князей и воевод великих», и литовских князей Андрея и Дмитрия Ольгердовичей, и воеводу Дмитрия Боброка-Волынца. Думаю, спор об «авторстве» наступательной тактики, к которому позднее присоединились и историки, не является принципиальным. Ясно, что решительные действия отражали настроения всего русского войска и, больше того, естественно вытекали из общего плана войны. Решительный поход навстречу Мамаю преследовал цель его разгрома, что можно было сделать только в прямом бою, в полевом сражении. Пассивно стоять на берегу Дона, прикрывшись от противника широкой и полноводной рекой, было бессмысленно и опасно. Инициатива в таком случае отдавалась Мамаю, литовский князь Ягайло получал время для соединения с ордынцами. Наконец, впереди, за Доном, было самое удобное место для сражения с Мамаем. Великий князь Дмитрий Иванович, как считают военные историки, специально двигался к Куликову полю, и переправа через Дон была, просто одним из этапов этого целенаправленного движения.

Русские воеводы хорошо знали особенности военной тактики степняков. Ордынцы обычно начинали бой атаками конных лучников, которые связывали боем строй противника, а тем временем главные силы ордынской конницы совершали опасные обходные маневры, наносили Удары с флангов и тыла. Особенности Куликова поля мешали Мамаю использовать сильные стороны ордынской конницы. Поле было с трех сторон ограждено реками: с запада и северо-запада — Непрядвой, с севера — самим Доном, с востока и северо-востока — р. Рыхоткой. Мамай имел возможность наступать только с юга, со стороны Красного холма, отлогой возвышенности посередине Куликова поля.

Само Куликово поле имело ширину примерно 8 кило-Метров, однако его ровная низинная часть, собственно поле боя, была значительно уже. В восточной части поля [49] протекала р. Смолка, впадавшая в Дон, а за ней на возвышенности находилась Зеленая Дубрава; большие массы конницы здесь пройти не могли. С западной стороны Куликово поле ограничивали притоки Непрядвы — Верхний, Средний и Нижний Дубяки, тоже с лесистыми, глубокими долинами. Ширина удобного для боя места не превышала 4 — 5 километров, и русские полки могли прикрыть его сплошным глубоким строем. Сами условия местности вынуждали Мамая предпринимать фронтальное наступление, которого ордынцы не любили и в котором были слабее русских полков.

О времени переправы через Дон летописцы сообщали противоречивые сведения; нет единого мнения и в исторической литературе. Историки называли и 6 сентября, и 7 сентября, и ночь с 7 на 8 сентября, и даже утро непосредственно перед битвой. Наиболее вероятным представляется, что 6 сентября через Дон переправились только сторожевые отряды, которые потом вернулись к войску с «прямыми вестями» о неприятеле. Переправа же главных сил могла начаться утром 7 сентября. Только в этом случае полки успевали переправиться и изготовиться к сражению, которое, как известно, началось утром 8 сентября. К тому же, по свидетельству летописцев, утром был сильный туман. В тумане войско в 150 тысяч человек не успело бы занять свое место в боевом строю. В «Сказании о Мамаевом побоище» содержится прямое указание на то, что воеводы начали расставлять полки еще с вечера, а ночью сам великий князь выезжал на разведку в «поле» между русскими и золотоордынским станами.

Переправившись, великий князь приказал разрушить позади войска мосты: он хотел сражаться до конца. С военной точки зрения это было рискованным, но очень выгодным маневром. Широкая и полноводная река прикрывала теперь русское войско с тыла от возможного удара литовского войска, которое находилось всего в одном переходе от места сражения.

Прикрыв тыл своего войска рекой, Дмитрий Иванович применил новаторский для своего времени тактический маневр. Военные историки считают, что к признанию положительного значения реки в тылу войска западноевропейская теоретическая мысль пришла только спустя четыре столетия, в период «тридцатилетнее войны» 1618 — 1648 гг. [50]

Русское войско переправлялось через Дон в 1 — 2 километрах от устья р. Непрядвы, где-то близ современной деревни Татинка, Куркинского района, Тульской области. Полки великою князя Дмитрия «вышли в поле чисто в Ордынской земле на устье Непрядвы», совсем немного опередив Мамая. В ночь с 7 на 8 сентября ордынцы подошли к Красному холму, откуда до места переправы было всего 6 — 7 километров. Но они опоздали. Русские войска уже успели закончить без помех переправу и выйти первыми на Куликово поле. Они сосредоточивались и принимали боевой порядок за холмами, невидимые для ордынских «сторожей», чтобы утром спуститься в низину между долинами р. Смолки и Нижнего Дубяка. По свидетельству летописца, «начал князь великий с братом своим Владимиром Андреевичем и литовскими князьями до шестого часа полки уряжать» (что по современному счету времени примерно соответствует 10 часам вечера). «Расставлял» полки Дмитрий Боброк-Волынец, которого летописцы называли «нарочитым воеводой и полководцем и изрядным во всем». Построение полков, таким образом, было закончено вечером 7 сентября, до наступления темноты.

Русский строй был сомкнутым и глубоким, способным выдержать сильные лобовые атаки ордынской конницы. Великий князь Дмитрий выделил частный резерв, который стоял несколько позади и слева от главных сил, и сильный общин резерв — «засадный полк». Неожиданным для Мамая было выделение «сторожевого полка» как особой тактической единицы. «Сторожевой полк» не только выполнял функции боевого охранения: его задачи были шире. Выдвижение перед главными силами «сторожевого полка» держало на почтительном расстоянии от основного строя конных ордынских лучников. Они не могли, как всегда делали раньше, еще до битвы обстрелом нанести потери русским полкам, внести замешательство в их ряды. Из рук Мамая, таким образом, было выбито грозное ордынское оружие — «наезды» лучников, тысячи стрел, которые могли обрушиться на русских «пешцев».

Всего в русском строе было пять линий. Впереди встал «сторожевой полк» под командованием князей Семена Оболенского и Ивана Тарусского, за ним — передовой полк князей Дмитрия и Владимира Всеволожских. Он должен был принять на себя первый удар ордынской конницы, задержать и ослабить ее. Только после этого в [51]
сражение вступали главные силы русского войска, плотна перекрывавшие все пространство между устьями Нижней Дубяка и Смолки — большой полк, полки правой и лево руки. Командовали ими тысяцкий Тимофей Вельяминов литовский князь Андрей Ольгердович и коломенский тысяцкий Микула Вельяминов, князья Василий Ярославский и Федор Молэжский. Позади главных сил бы оставлен сильный отряд другого Ольгердовича — князя Дмитрия, выполнявший роль частного резерва. Видимо, великий князь допускал прорыв ордынцами своего левого фланга и оставил силы, чтобы подкрепить главные силы. И, наконец, за левым флангом русского войска, в Зеленой Дубраве, прятался общий резерв — отборный засадный полк под командованием Андрея Владимировича Серпуховско-Боровского и лучшего воеводы Дмитрия Боброка-Волынца. Если Мамай прорвется по левому флангу, он должен был неминуемо подставить свой фланг и тыл под удар засадного полка. Местом засады выбрали возвышенность южнее современного села Монастырщина Кимовского района, Тульской области, заросшую дубовым лесом. Это и была знаменитая Зеленая Дубрава. Основной тактической идеей построения русских пол ков на Куликовом поле было вынудить ордынцев к выгодной для них фронтальной атаке, сдержать натиск Мамая и неожиданным ударом засадного полка решить исход сражения. Победа ковалась Дмитрием Ивановичем еще до начала сражения. Различные источники дали свои «варианты» росписи князей и воевод по полкам, но в общей характеристике боевого построения они сходятся. Шестиполковое построение, которое было новинкой для того времени, обеспечивало более маневренное управление войсками во время сражения.

Не покидая своих мест в боевом строю, русские воины ждали рассвета. И оно пришло, утро Куликовской битвы! «Настал 8 день месяца сентября... На рассвете в пятницу на восходе солнца, была мгла как дым. И начали знамена простираться... ратные трубы трубить. Уже русские кош оживились от трубного зова, каждый воин под своим знаменем. Радостно видеть стройные полки, расставленные крепким воеводой Дмитрием Боброком-Волынцем. Когда же настал седьмой час утра... начали с обеих сторон трубы грубить страшно... и сливались голоса трубные в единый голос, слышать страшно. Полки обеих сторон еще друг друга не видят, потому что утро мглистое, [52] как дым, но земля грозно стонет... Обширное поле Куликово перегибается, реки выступили из своих берегов, потому что никогда не было столько людей на том месте». Так описывает автор «Сказания о Мамаевом побоище» канун знаменитой битвы.

Великий князь Дмитрий Иванович в последний раз объехал полки, воодушевляя воинов «Ныне же, братья, — призывал он, — устремимся на битву, от мала до велика, победными венцами увенчаемся!» Затем переоделся в доспехи простого дружинника и поехал в первые ряды войска, Чтобы собственноручно биться с ордынцами.

Туман постепенно редел. Вперед, в низину между истоками Нижнего Дубяка и Смолки, первым спустился «сторожевой полк». Он и столкнулся с ордынским авангардом. Воеводы «сторожевого полка» выполнили поставленную перед ними задачу. Ордынские конные лучники, которые, как всегда, кинулись вперед, чтобы засыпать русский строй ливнем стрел, были встречены в поле ратниками «сторожевого полка» и отбиты. Не случайно в летописях отсутствовали даже упоминания о лучниках и о потерях, которые они могли бы нанести русскому войску. Начало битвы было выиграно Дмитрием Донским. Его противнику оставалось только искать победу в «прямом бою», во фронтальной атаке.

«В шестом часу дня» (примерно 11 часов утра. — В. К.) началось сближение главных сил. Русские полки, сохраняя общий строй, поднялись на возвышенность. На противоположном краю низины появились массы ордынской конницы, черные ряды генуэзской пехоты. Солнце стояло уже высоко, туман рассеялся, и противники впервые увидели друг друга. «И страшно было видеть две силы великие, съезжающиеся на скорую смерть». По словам современника, «русская сила в светлых доспехах, как река льющаяся, как море колеблющееся, в солнце светло сияло на ней, лучи испуская».

Сам Мамай «с тремя князьями своими большими взошел на высокое место, на холм, и тут стал, хотя видеть человеческое кровопролитие». На Красном холме, вдали от рукопашной сечи, Мамай оставался до конца сражения. Ордынцы наступали в обычном для них боевом порядке: сильный центр, состоявший из пехоты и конницы; «крылья» отборной конницы, которые должны были нанести решающие удары; общий резерв, спрятанный до времени позади Красного холма. Порядок был привычным [53] для ордынского полководца, но развернуть его на Куликовом поле полностью, охватить «крыльями» конницы фланги противника Мамай, как мы уже говорил, не смог: поле битвы оказалось не подходящим для такого маневра. Поэтому пришлось перестраиваться на ходу. Мамай усилил центр, поставил там фалангой тяжелую генуэзскую пехоту, чтобы одним ударом сломить русский большой полк. Одновременно вперед двинулась на флангах ордынская конница. «И встретились полки, пошли навстречу, и гудела земля, горы и холмы тряслись от множества воинов бесчисленных».

Столкновению предшествовал еще один героический эпизод — поединок богатырей. «Уже близко сходятся сильные полки, — повествовал летописец, — выехал громадный татарин из великого полка татарского, показывай свое мужество перед всеми. Увидев его, старец Александр Пересвет выехал из полка и сказал: «Этот человек ищет равного себе, я хочу встретиться с ним!» И возложил старец на голову вместо шлема куколь (монашеский суконный колпак. — В.К.), а поверх одежды надел спои мантию. И сел он на коня своего, и устремился на татарина, и ударились крепко копьями, и копья переломились, и оба упали с коней своих на землю мертвыми, и кони их пали».

В дальнейшем церковники постарались придать подвигу «изящного послушника инока Пересвета» чисто религиозную окраску. Пересвет, говорили они, сразил ордынского богатыря Темирь-Мурзу потому, что будто бы был «вооружен схимою» и «взял в руки посох преподобного отца Сергия», а сам отличался подвижническое жизнью и «святостью». Но на самом деле Пересвет вовсе не был смиренным, отрешенным от мирской жизни схимником. Судя по скупым летописным рассказам «Пересвет — чернец, любечанин родом», был профессиональным воином, происходил из брянских бояр и поступив на службу в Троицу, оставался при своей прежней «специальности». Летописцы подчеркивали его военное мастерство и физическую силу. «Сей Пересвет, когда в миру был, славный богатырь был, великую силу и крепость имел, величеством же и шириною всех превзошел и умел был к воинскому делу и наряду!»

Огромные рати сошлись в яростной сече. Всеми силами ордынцы обрушились на передовой полк, и «была брань крепкая и сеча злая». Почти весь полк погиб [54] «как сено посечено», но и наступательный порыв ордынцев был ослаблен. В дело вступил большой полк, защищавший центр русского строя. Началась упорная сеча, которая непрерывно продолжалась четыре часа, «с шестого часа до девятого». Летописец повествовал: «Сошлись обе силы великие вместе надолго, и покрыли полки поле на десять верст от множества воинов, и была сеча ожесточенная и великая и бой упорный, сотрясение весьма великое; от начала мира не бывало у великих князей русских, как у этого великого князя всея Руси. Когда бились они с шестого часу до девятого, пролилась как дождевая туча кровь обоих — сыновей русских и поганых; пало бесчисленное множество трупов мертвых... смешались и перемешались, каждый ведь своего противника стремился победить».

Летописцу вторит автор «Сказания о Мамаевом побоище», добавляя красочные детали: «Крепко сражались, жестоко друг друга уничтожали, не только от оружия, но и от великой тесноты под конскими копытами умирали, потому что нельзя было вместиться на том поле Куликовом: то место между Доном и Непрядвою было тесным. Выступили из полков кровавые зори, а в них сверкали сильные молнии от блистания мечей. И был треск великий и шум от ломающихся копий и от ударов мечей, так что нельзя было в тот горький час обозреть это грозное побоище... Уже многих убили, многие русские богатыри погибли, как деревья приклонились, точно трава от солнца усыхает и под копыта постилается...».

Большой полк выстоял, несмотря на большие потери, снова и снова смыкал строй, «и вновь укреплялся стяг». Не удалось ордынцам прорвать и полк правой руки. Тогда Мамай перенес главный удар на левый фланг русского войска. Замысел его состоял в том, чтобы сосредоточить там превосходящие силы (за счет введения в бой своего общего резерва), обойти русский большой полк, прижать его к Непрядве и уничтожить. Надо сказать, что частично выполнить этот план Мамаю удалось: фронт полка левой руки был прорван ордынцами, их силы начали обтекать большой полк, рвались к переправам. Но они не подозревали о засадном полке, спрятанном великим князем Дмитрием в Зеленой Дубраве, и это погубило Мамая.

Нужно отдать должное выдержке и воинскому мастерству предводителей засадного полка. Ордынцы уже теснили [55] с фланга большой полк, русские воины погибали в неравной сече. Но воевода Дмитрий Боброк-Волынский медлил. Еще нужно было выжидать. Преждевременный удар засадного полка не переломил бы ход битвы. Мамай мог повернуть свои резервы против засадного полка и остановить его. С другой стороны, запоздалое вмешательство засадного полка обрекало на гибель воинов большого полка, с трудом отбивавших фронтальные и флангов атаки ордынцев.

Драматизм момента хорошо передает автор «Сказания о Мамаевом побоище». «Видя такой урон ... князь Владимир Андреевич не мог терпеть и сказал Дмитрию Волынцу: «Какая польза в стоянии нашем, какой будет у нас, успех, кому будем пособлять? Уже наши князья и бояре; все русские сыны жестоко погибают, как трава, клонятся!» И сказал Дмитрий Волынец: «Беда, князь, велика, но еще не пришел наш час» ...Сыны же русские в полку его горько плакали, видя своих друзей, побиваемых погаными, непрестанно стремились они в бой ... Волынец же запрещал им, говоря: «Подождите немного ... будет ваше время» ...Пришел восьмой час, и южный ветер потянул позади нас... И закричал Волынец громким голосом: «Князь Владимир, время приспело!» ... Выехали из дубравы зеленой, точно соколы приученные оторвались от золотых колодок, ударили на великие стада журавлиные... И побежал Мамай сам девятый, как серый волк ... Многие же сыны русские гнались вслед Мамаю, но не догнали его: уже кони их утомились, а сами они сильно устали Руки русских сынов уже устали, не могли убивать, а мечи их и сабли притупились».

Автор «Сказания» верно описывает перелом, внесенный в ход битвы неожиданным ударом засадного полк Ордынцы, не ожидавшие удара в тыл, пришли в замешательство. Ударная группировка их конницы была разрезана надвое. Передовые ордынские тысячи, оказавшиеся позади боевого порядка русских полков, побежали дальше к р. Непрядве, где многие из них погибли — берега рек были крутыми, высокими. Остальная конница побежал обратно, к Красному холму.

Почти одновременно с ударом засадного полка пер шли в наступление конные и пешие воины полка право; руки и большого полка. В этом проявилось воинское мастерство воевод, которые правильно оценили обстановку и приняли единственно правильное решение: поддержать [56] атаку засадного полка активностью остальных полков. После этого отступление ордынцев приняло характер беспорядочного бегства.

Мамай ничем не мог помочь гибнувшей коннице, он уже раньше ввел в прорыв на русском левом фланге все свои резервы. Бегство самого Мамая еще больше усилило панику. Русские всадники «погнались за ними, набивая и рубя без милости... И гнали их до реки Мечи, и там бесчисленное множество бежавших погибло. Княжеские же полки гнали их, избивая, до стана их, и захватили многое богатство и все имущество их». Так заканчивает летописец описание Куликовской битвы{63}. Преследование было всеобщим. Так, в засадном полку «ни один человек не остался под знаменем», все гнались за убегавшим врагом. Русская конница преследовала ордынцев почти 50 километров; главные силы ордынского войска были уничтожены.

Вечером воины стали возвращаться на поле битвы, где уже были подняты полковые стяги. «Уже и день кончился, солнце заходило, затрубили во всех полках русских в трубы, — повествует автор «Сказания». — Грозно и жалостно смотреть на кровопролитие русских сынов: человеческие трупы, точно великие стога, наворочены, конь не может быстро через них перескочить, в крови по колено бродят, а реки три дня текли кровью». Начали считать потери, и они оказались огромными. «Говорит боярин московский, именем Михайло Александрович, а был в полку у Микулы у Васильевича, умел он хорошо считать: "Нет у нас 40 бояринов московских, да 12 князей белозерских, да 13 бояринов-посадников новгородских, да 50 бояринов Новгорода Нижнего, да 40 бояринов серпуховских, да 20 бояринов переяславских, да 25 бояринов костромских, да 35 бояринов владимирских, да 50 бояринов суздальских, да 40 бояринов муромских, да 33 бояринов ростовских, да 20 бояринов дмитровских, да 70 бояринов можайских, да 60 бояринов звенигородских, да 15 бояринов углицких, да 20 бояринов галицких. А молодым людям счета нет..."».

Всего в сражении погибло 12 князей и 483 боярина, что, по подсчетам историков, составляло примерно 60% «командного состава». Что же касается общих потерь, то в летописях на этот счет нет сколько-нибудь достоверных сведений. Историки полагают, что погибла примерно половина русского войска — таким кровопролитным было [57] это великое сражение. Однако ордынцев погибло еще больше, особенно во время бегства. Летописцы утверждали даже, что «поганых вчетверо избили». Огромные потери Мамая вполне объяснимы. В «прямом» рукопашное бою ордынцы, имевшие слабое защитное вооружение должны были потерять много воинов. После разгрома на Куликовом поле Мамай так и не сумел собрать нового войска. Вскоре он погиб в междоусобной борьбе со своими соперниками.

Победа на поле Куликовом сразу изменила стратегическую обстановку. Великий литовский князь Ягайло поспешно отступил. По словам летописца, «Ягайло Ольгердович и вся сила его услышали, что у великого князя с Мамаем бой был и князь великий одолел, а Мамай, будучи побежден, побежал, тогда Литва с Ягайло побежали назад с большою быстротою, не будучи никем гонимы». Князь Олег Рязанский поспешно «отъехал» в литовскому рубежу, спасаясь от возможного гнева Дмитрия Ивановича. Победа была полной. Погибших русских воинов похоронили на Куликовом поле, на том месте, где ныне находится село Монастырщина. Из вековых дубов Зеленой Дубравы «срубили» храм в память павшим героям. 21 сентября русское войско вернулось в Коломну, к месту первоначального сбора полков, а 1 октября великий князь Дмитрий Иванович и его соратники торжественно въехали в Москву. Война была закончена.

Куликовская битва явилась триумфом великого князя Дмитрия Ивановича, которого народ в память победы на Дону стал называть Донским. Дмитрий Донской не только разработал блестящий стратегический план войны с Мамаем и сумел последовательно провести его в жизнь, но и показал во время «Мамаева побоища» большое личное мужество и самопожертвование. Как простой ратник, он сражался с мечом в руках на самых опасных местах, сначала в «сторожевом полку», затем в само» центре русского строя. По словам летописца, Дмитрий Донской «бился... став на первом сступе, и много ударяли по голове его, и по плечам его», однако крепкие доспехи спасли жизнь великого князя. «Все доспехи его избить и пробиты, но на теле его не было ни одной раны. А бился он... лицом к лицу, став впереди в первой схватке, справа и слева от него дружину его били, самого его обступили вокруг, как обильная вода по обе стороны, [58] много ударов ударялось по голове его и по плечам и по животу, но от всех ударов бог защитил его в день битвы, и таким образом среди многих воинов он сохранен был невредимым».

Сохранили летописи и рассказы очевидцев об участии Дмитрия в битве. Одни видели, как он «шел пешим с побоища, тяжко раненый». И на него наезжали три всадника-ордынца, другие дополняли, что Дмитрия Донского «с коня сбили», но «он же сел на другого коня». Князь Владимир Андреевич после битвы стал расспрашивать очевидцев. «И сказал ему первый самовидец, Юрка-сапожник: «Я видел его, государя, на третьем часу, сражался он железной палицей». Второй самовидец, Васюк Сухоборец, сказал: «Я видел его в четвертом часу, бился он крепко». Третий сказал Сенька Быков: «Я его видел в пятом часу, бился он крепко». Четвертый же сказал Гридя Хрулец: «Я его видел в шестом часу, бился он крепко...» Некто же именем Степан Новосельцев, тот сказал: «Я видел его в седьмом часу, крепко сражавшимся перед самым твоим выездом из дубравы, шел он пеший с побоища, тяжко раненый»».

Не случайно в грозную осень 1941 г. имя Дмитрия Донского было названо среди имен величайших русских полководцев, подвиги которых вдохновляли советских воинов на священную войну с фашизмом: Александра Невского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Память о Дмитрии Донском навечно сохранится в народе.

http://militera.lib.ru/h/kargalov_vv/04.html

Okinitsa
26.11.2011, 22:55
Я нашел еще одну версию тех событий. Не будучи историком и компетентным в данном вопросе я не утверждаю что эта версия права. Может и нет. Давайте только обсуждать аргументированно, без ярлыков - "это ерунда и все тут"
Кстати отсутствие каких либо захоронений или находок оружия на официальном Куликовом поле наводит та мысли, что что-то тут нечисто..
Итак - выдержки из книги Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко "Новая хронология Руси"

5501

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

2.1. Где находится Куликово поле? Обратимся к истории знаменитой битвы на Куликовом поле (1380 год). Сегодня считается, будто Куликово поле расположено между реками Непрядва и Дон, ныне - Куркинский район Тульской области (см. Сов. Энц. Словарь, М., 1984, с. 667). Это — примерно в 300 километрах к югу от Москвы. Якобы именно в этом месте и произошла самая знаменитая в русской истории битва между русскими войсками под предводительством Дмитрия Донского с татаро-монгольскими войсками под предводительством Мамая.

Однако известно, что никаких следов знаменитой битвы на этом Тульском «Куликовом поле» почему-то не обнаружено. Нет ни старого оружия, ни следов захоронений погибших воинов и т. п.

Кроме того, размер этого поля ЯВНО МАЛ для такой крупной битвы. На это обращали внимание многие историки. Стоило ли ехать вдаль на такое маленькое поле и тому и другому громадному войску? Вопрос: там ли мы ищем Куликово Поле?

2.2. Кулишки в Москве и церковь Всех Святых в честь воинов Куликовской битвы на Славянской площади (станция метро «Китай-Город»). Начнем с того, что некоторые летописи ПРЯМО ГОВОРЯТ о том, что КУЛИКОВО ПОЛЕ НАХОДИЛОСЬ В МОСКВЕ.

Например, известный Архангелогородский летописец, описывая встречу иконы Владимирской Божьей Матери в МОСКВЕ во время нашествия Тимура в 1402 году, сообщает, что икону встретили В МОСКВЕ «НА ПОЛЕ НА КУЛИЧКОВЕ». Вот полная цитата:

«И принесоша икону и сретоша Киприян митрополит со множеством народу, НА ПОЛЕ НА КУЛИЧКОВЕ, иде же ныне церкви каменна стоит во имя Сретенья Пречистая, месяца августа, в 26 день» [18, с. 81].

Упомянутая церковь стоит, как известно, на Сретенке. А недалеко от Сретенки в Москве есть место, до сих пор известное под своим древним названием — КУЛИШКИ.

Мнение о том, что московское название Кулишки является синонимом Куликова поля, бытовало в Москва еще и в XIX веке!

Например, в сборнике «Старая Москва», изданном Комиссией по изучению старой Москвы при Императорском Московском Археологическом Обществе (см. [16]), упоминается о якобы «неправильном предположении», существовавшем в Москве, будто московские «Кулишки произошли от Куликов или Куликова поля» [16, с. 69]. Там отмечено, кстати, что «КУЛИШКИ СУЩЕСТВОВАЛИ ПРЕЖДЕ МОСКВЫ» [16, с. 69].



ИМЕННО НА КУЛИШКАХ до сих пор стоит церковь Всех святых, которая «по старому преданию, была построена Дмитрием Донским в память воинов, убитых на КУЛИКОВОМ ПОЛЕ». «Каменная церковь Всех Святых на Кулишках, упомянутая в известии 1488 года. В переделанном виде церковь сохранилась до нашего времени». До сих пор она так и называется: «Церковь Всех Святых на Кулишках». Сегодня прямо около нее — нижний выход из станции метро «Китай-Город». Площадь сегодня называется Славянской. Недавно на ней поставлен памятник Кириллу и Мефодию. Чуть ниже — Москва-река. Здесь же — улица Солянка, называвшаяся раньше также КУЛИЖКИ, т. е. Кулишки.

Считается, что «Кулижки также обозначали болотистую местность». Кроме того, «кулижка» — вырубленный, выкорчеванный, выжженный под пашню лес (см. Толковый Словарь В. Даля). А в Москве «большую часть района "у Кулишек" занимали сады».

Московские Кулишки захватывали также площадь Покровских ворот, имевших три-четыре столетия назад и второе название — КУЛИШСКИЕ.

Согласно нашей гипотезе, именно в этом большом районе Москвы и произошла знаменитая Куликовская битва, в результате которой костромской князь Дмитрий Донской = Тохтамыш победил западнорусские, рязанские и польские войска Мамая и присоединил к своим владениям область, в которой впоследствии возник большой город — Москва. Возможно, присутствие ПОЛЬСКИХ ВОЙСК в «монгольском» войске Мамая вызовет удивление. Но об этом прямо говорит русская летопись [ПСРЛ, т. 25, М. -Л, 1949, с. 201].



Считается, что Мамай был разгромлен ДВАЖДЫ в одном и том же 1380 году. «Первый раз» — Дмитрием Донским, а «второй раз» — Тохтамышем. По нашей гипотезе, это — два отражения одного и того же события, поскольку Дмитрий Донской и Тохтамыш — одно и то же лицо. При этом, во «второй раз» Мамай был разгромлен «на Калках». Как мы уже говорили, «Калки» (Кулики) — это вариант все того же «Куликова поля», т. е. московских Кулишек («кулачки», «кулачный бой», «бой на кулачках», место, где мерялись силами).

Кстати (малоизвестный факт), Мамай — это ХРИСТИАНСКОЕ ИМЯ, до сих пор присутствующее в наших святцах в форме Мамий. Видимо, это — слегка искаженное «мама», «мамин», т. е. «сын матери». Вероятно, раньше на Руси бытовала пара имен сходного происхождения: Батый — от «батька», «отец», а Мамий (Мамай) — от «мамы», «матери».

Итак, Дмитрий Донской воюет с полководцем, имя которого — христианское!

В заключение отметим, что там, где в русских летописях написано «поле Куличково» (см. выше), историки романовской школы упорно читают «поле Кучково»:

«КУЧКОВО поле находилось у современных Сретенских ворот».

В чем дело? Что мешает им буквально процитировать старую летопись, где четко написано (повторим это еще раз) — «поле КУЛИЧКОВО»? Видимо то, что тогда у кого-то может возникнуть мысль о том, что московское поле Куличково — это и есть знаменитое Куликово поле, место битвы Дмитрия Донского с Мамаем. А этого они не хотят. Может быть — подсознательно. А по нашему мнению — сознательно, по крайней мере в то время, когда они изменяли освещение русской истории и в связи с этим произвели географическую перелокализацию некоторых событий нашей истории.

2.3. Как и в каком виде дошли до нас сведения о Куликовской битве? Основным первоисточником по истории Куликовской битвы считается «Задонщина»: «Есть все основания: полагать, что "Задонщина" была написана в восьмидесятые годы XIV века, вскоре после Куликовской битвы и, во всяком случае, еще при жизни Дмитрия Донского». БОЛЕЕ ПОЗДНИМ источником является «Сказание о Мамаевом побоище», которое «вероятнее всего было написано в первой четверти XV века». Считается, что «Сказание о Мамаевом побоище» опирается на «Задонщину»: «Из Задонщины делались вставку в Сказание о Мамаевом Побоище — как в ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ТЕКСТ этого произведения, так и в ПОСЛЕДУЮЩИЕ ЕГО РЕДАКЦИИ». Существует также летописная «Повесть о Куликовской битве», однако историки полагают, что она «была создана не ранее середины XV века как произведение публицистическое».

Отсюда следует, что «Задонщина» — это основной источник.

Посмотрим, что же представляет из себя текст «Задонщины». «Задонщина» дошла до нас в 6 списках. Самый ранний из них представляет собой сокращенную переработку ТОЛЬКО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ всего произведения. Что касается остальных, то «остальные списки «Задонщины» дают СИЛЬНО ИСКАЖЕННЫЙ переписчиками текст... Каждый в отдельности список «Задонщины» ИМЕЕТ ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО ИСКАЖЕНИЙ И ДЕФЕКТОВ, что издание произведения по какому-либо одному из списков не даст достаточно полного и ясного представления о тексте произведения. Поэтому уже с давних времен принято давать РЕКОНСТРУКЦИЮ (! — Авт.) текста «Задонщины» на основе сравнительного анализа всех списков памятника».

Все списки, кроме одного, датируются XVI-XVII веками. Самый ранний список (содержащий ТОЛЬКО ПОЛОВИНУ «Задонщины») датируется концом XV века. В фундаментальном издании «Задонщины» сразу обращает на себя внимание тот факт, что значительная часть географических названий выделена в тексте курсивом. Это означает, что эти фрагменты были ВОССТАНОВЛЕНЫ, РЕКОНСТРУИРОВАНЫ позднейшими историками (на основе сравнения нескольких версий текста). При этом, оказывается, довольно часто исходные географические названия, присутствовавшие в основном списке, почему-то ЗАМЕНЯЛИСЬ НА ДРУГИЕ. Среди «курсивных названий» особо часто почему-то встречаются ДОН и НЕ-ПРЯДВА. Но тогда возникает законный вопрос: а какие же исходные географические имена стояли здесь в первичном памятнике? На каком основании они заменены на названия ДОН и НЕПРЯДВА?



2.4. Ставка Мамая на Красном Холме у Куликова поля. Московский Красный Холм, Краснохолмский мост и Краснохолмская набережная, Московская Красная Площадь. Полезно взять карту Москвы, положить ее перед собой и следить по ней за нашим

рассказом.

Согласно русским источникам, ставка Мамая во время Куликовской битвы была расположена «на Красном Холме». За несколько дней перед началом битвы русские «сторожа Мелика отошли постепенно под нажимом татар к Непрядве, к КРАСНОМУ ХОЛМУ, С ВЕРШИНЫ КОТОРОГО БЫЛА ВИДНА ВСЯ ОКРЕСТНОСТЬ». Во время сражения «Мамай с тремя князьями находился на Красном Холме, откуда руководил войсками». «Царь же Мамай с тремя темными Князи взыде на место высоко на шоломя, и ту сташа, хотя видети кровопролитие». Таким образом, рядом с Куликовым полем находился Красный Холм. Есть ли в Москве на Кулишках такой Холм?

Да, есть. Прямо к Кулишкам (к Яузским воротам) спускается очень высокий крутой холм, который назывался Красным Холмом. На его вершине — известная Таганская площадь. Вспомните крутой спуск к высотному зданию у Яузских ворот. Не на этом ли Красном Холме, т. е. на Таганской площади, была ставка Мамая? Более того, рядом с этим местом до сих пор находится КРАСНОХОЛМСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ (Москвы-реки) и известный КРАСНОХОЛМСКИЙ МОСТ. Сегодня на карте Москвы сам КРАСНЫЙ ХОЛМ формально не обозначен. Впрочем, рядом с Кремлем есть хорошо известная КРАСНАЯ ГОРКА, где до сих пор стоит старое здание Московского университета.

Московское поле Кулишки окружено несколькими холмами. На одном из них — известная Красная Площадь (и Кремль). Поэтому этот холм тоже мог называться Красным. Возможно, ставка Мамая была и на этом холме, также возвышающемся над Кулишками со стороны Славянской площади.

2.5. Кузьмина гать Куликовской битвы и Кузьминки в Москве. Перед началом Куликовской битвы войска Мамая остановились на «Кузьмине гати». Любой москвич тут же воскликнет — так это же московские Кузьминки! Известный район Кузьминки.

Итак, наша гипотеза звучит так: Мамай подходил к Кулишкам (в центр современной Москвы) с восточной стороны Москвы, находясь на левом берегу Москва-реки. То есть — на том берегу, где сейчас произойдет Куликовская битва.

А Дмитрий шел ему навстречу с южной стороны Москвы, находясь на правом берегу Москва-реки. Перед битвой Дмитрий форсировал реку (по-видимому, — Москва-реку недалеко от Новодевичьего монастыря).

Войска сошлись в центре современной Москвы — на Кулишках (в районе Славянской площади и Сретенки). Взгляните снова на карту.

Для полноты картины сообщим, что в то время как Мамай стоит на «Кузьминой гати», Дмитрий стоит «на Березуе», т. е. — на берегу, «на брезе» реки (по нашей реконструкции — Москва-реки).



2.6. Из какой Коломны выступил Дмитрий Донской на Куликовскую битву? Согласно летописи, Дмитрий выступил на Куликовскую битву из Коломны, где он соединился со своими союзниками. Сегодня считается, что Дмитрий вышел из города Коломна под Москвой (примерно 100 километров от Москвы). Возможно. Но нельзя не обратить внимание на другой весьма вероятный вариант: Дмитрий Донской выступил на битву из ЗНАМЕНИТОГО СЕЛА КОЛОМЕНСКОГО, находящегося сегодня внутри Москвы (метро «Коломенская»), Напомним, что именно в этом Коломенском находился огромный деревянный царский дворец. Эта гипотеза подтверждается также следующим свидетельством «Сказания о Мамаевом побоище». Дмитрий, узнав о готовящемся нападении, приказал своим соратникам явиться в МОСКВУ, куда они и прибыли. Тут же, через страницу, летопись бук­вально в тех же словах еще раз говорит о точно таком же (полностью идентичном!) приказе Дмитрия своим соратникам, приказывая им собраться, но на этот раз — в КОЛОМНЕ. По всей видимости, здесь попросту идет речь об одном и том же приказе Дмитрия своим сподвижникам собраться в КОЛОМЕНСКОМ — В МОСКВЕ. Летопись два раза повторила один и тот же фрагмент.

Летопись постоянно фактически накладывает Коломну на Москву. Так, сказав, что Дмитрий собирает полки в Коломне (см. выше), она ТУТ ЖЕ ПРОДОЛЖАЕТ, что войска выступают на битву ИЗ МОСКВЫ. Это снова помещает Коломну в известное село Коломенское в Москве. Более того, как сообщает Тихомиров, «МОСКВА была тем центром, куда сходились отряды из русских городов: «...снидошася мнози от всех стран НА МОСКВУ К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ». Сюда пришли белозерские полки, ярославские, ростовские, устюжские. Главная сила русского войска составилась из москвичей. Это видно из рассказа об уряжении полков на КОЛОМНЕ И НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ».

Итак, мы считаем, что Дмитрий Донской выступил именно отсюда из района Коломенского, расположенного на правом берегу Москва-реки, недалеко от центра Москвы.

Куда он направился далее со своими войсками?

2.7. Котлы Куликовской битвы и Котлы в Москве. Как говорит летопись, Дмитрий движется по направлению «на Котел». Если это — в Москве, то где? Посмотрите на карту. Вы сразу увидите реку КОТЛОВКУ недалеко от Коломенского (в Москве), железнодорожную станцию НИЖНИЕ КОТЛЫ (находящуюся недалеко от Коломенского, в Москве). Следовательно, выступив из Коломенского, Дмитрий направляется вверх по течению Москва-реки в сторону речки Котловки. Между прочим, двигаясь в этом направлении, Дмитрий должен был бы вскоре оказаться в районе Новодевичьего монастыря (правда, по другую сторону Москва-реки). Давайте проверим по летописи — оправдается ли наш прогноз?

2.8. Смотр перед битвой войску Дмитрия Донского на Девичьем поле с Девичьим монастырем. Московское Девичье поле с Новодевичьим монастырем. По дороге на поле битвы, Дмитрий устроил своему войску смотр «на поле Девичьем». «Более 150 тысяч всадников и пеших стало в ряды, и Дмитрий, выехав на ОБШИРНОЕ ПОЛЕ ДЕВИЧЬЕ, с душевной радостью видел ополчение столь многочисленное». Более того, «Сказание о Мамаевом побоище» ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ говорит следующее: «Наутро же князь великий повелел выехать всем воинам на ПОЛЕ К ДЕВИЧЬЕМУ МОНАСТЫРЮ», «на поле к Дивичю».

В рамках нашей реконструкции мы обязаны указать Девичье поле и Девичий монастырь в Москве. Долго искать не надо. Это — знаменитое поле в излучине Москва-реки, на котором сегодня стоит Новодевичий монастырь. Это огромное поле и называлось ДЕВИЧЬИМ ПОЛЕМ. До сих пор здесь остались названия: «Проезд Девичьего поля» (ранее просто «ДЕВИЧЬЕ ПОЛЕ»), Новодевичья набережная, Новодевичий переулок.

Таким образом, как мы видим, Дмитрий, выступив из Коломенского, перешел Москва-реку и попал на Девичье поле, где устроил военный смотр. В летописи этот переход реки непосредственно перед битвой назван «переходом через Дон».

Возникает естественная мысль, что здесь Доном была названа будущая Москва-река. Напомним, что по нашей реконструкции Москва фактически еще не заложена, а потому названия Москва-река могло еще и не быть. Если это так, то прежнее название Москва-реки — это ДОН, то есть просто река (по поводу ДОН = РЕКА смотри ниже).

Поразительно, что «Задонщина» явно имеет в виду Москва-реку, когда говорит о реке ДОН. В самом деле, княжна «Марья рано поутру плакала на забралах стен МОСКОВСКИХ, так причитая: «О ДОН, ДОН, быстрая река... принеси на своих волнах моего господина Микулу Васильевича ко мне». Итак, река ДОН ТЕЧЕТ ЧЕРЕЗ МОСКВУ. Какая река течет через Москву? Правильно. Москва-река. Таким образом, гипотеза, что в древности Москва-река называлась ДОНОМ, получает прямое летописное подтверждение.

2.9. «Трубные гласы» на Куликовом поле и Трубная Площадь в Москве. Перед началом Куликовской битвы был густой туман. Известно, что «русские полки... поддерживали между собою связь "ТРУБНЫМИ ГЛАСАМИ"». «Туманное утро было, начали христианские стяги развеваться и ТРУБЫ БОЕВЫЕ ВО МНОЖЕСТВЕ ЗВУЧАТЬ... Русские кони взбодрились от ЗВУКА ТРУБНОГО».

По-видимому, воспоминание об этом звучании боевых русских труб на Куликовом поле и хранит сегодня хорошо известная московская ТРУБНАЯ ПЛОЩАДЬ.

2.10. «Дон» Куликовской битвы и Подонское подворье в Москве. Согласно летописям, русские войска, двигаясь на Куликово поле, перешли через реку ДОН. Да и победитель Дмитрий, и даже его брат, назывались Донскими.

Сегодня считается, что речь идет об известной реке Дон к югу от Москвы. Но эта современная река Дон в средние века чаще называлась ТАНАИС. Именно так она называется во многих описаниях Московии, составленных иностранцами, посещавшими Русь в XV—XVII веках. При этом, подавляющая часть русских городов, рек и т. п. называются в этих дневниках путешественников (по-видимому, со слов их русских собеседников) своими русскими именами, каковые нам известны и сего? дня, хотя можно усмотреть некоторое созвучие имен Дон и Танаис. По-видимому, именно ТАНАИС называли реку русские люди, беседовавшие с проезжими иностранцами и т. д. Волгу, кстати, иногда называли РА.

Но тогда возникает законный вопрос: а где же в средние века была русская река Дон?

Сегодня название ДОН обычно связывается лишь с одной рекой — современным ДОНОМ. Но оказывается, что слово ДОН означало — и во многих языках означает до сих пор — просто «РЕКА». Это — известный факт. Этимологический Словарь М. Фасмера сообщает, что слова ДОН и ДУНАЙ во многих древних языках означали «РЕКУ» вообще. Причем, не только в славянских, но и в турецком, в древнеиндийском, в древнем авестийском и т. д. До сих пор в русских наречиях существует слово ДУНАЙ, означающее РУЧЕЙ (олонецк), в польском ДУНАЙ означает «глубокая РЕКА с высокими берегами», а в латышском ДУНАВАС означает «речушка, родник».

Более того, производными от слова ДОН являются также названия крупнейших рек Европы: ДНЕПР и ДНЕСТР. В составе всех этих названий первые две буквы ДН означают «река», то есть ДОН (или ДН без огласовок). О реке ДУНАЙ и говорить нечего. Это просто чуть иная форма слова ДОН.

Итак, ДОН = «РЕКА». А следовательно, ДОНОМ ДОЛЖНЫ БЫЛИ НАЗЫВАТЬСЯ МНОГИЕ РЕКИ.

Поскольку мы выдвигаем гипотезу, что Куликово поле было на территории нынешней Москвы, то возникает вопрос: а где же в Москве «река Дон»? Видимо, сама Москва-река ранее называлась ДОНОМ.

Следы названия «Дон» в Москве сохраняются до сих пор. Недалеко от старого Симонова монастыря (сегодня он расположен рядом с метро «Автозаводская»), который, как мы вскоре увидим, непосредственно связан именно с Куликовской битвой, находилось подворье хорошо известной Сарской и ПОДОНСКОЙ епархии, с кафедрой этой епархии, архиерейским домом и соборной церковью. Считается, что здесь в Москва-реку впадала речка Сара, что и дало этому месту имя Сарский. Видимо и название ПОДОНСКАЯ было связано с чем-то местным, московским, может быть — с Москва-рекой.

Возможно и еще одно объяснение. Слово ДОН может означать в русском языке ДОННЫЙ, НИЖНИЙ, от слова ДНО. Поэтому «Донской» могло означать «низовой» — хорошо известный термин в русской истории. Вспомните, например, «низовые полки (войска)». Вероятно, здесь имелись в виду Ордын­ские войска, расположенные НИЖЕ по течению Волги. Отсюда — и ДОН, ДОНСКАЯ, т. е. НИЗОВАЯ область. Кстати, Сарская епархия получила, скорее всего, свое имя от имени САРАЙ, да и слово «царь» — тоже этого корня: цар = cap. О Сараях на Руси мы уже говорили выше. Добавим к этому, что и в Москве мы встречаем имя САР, например, в названии знаменитой Сарской епархии и речки Сара.

В связи с именем «Дон» в Москве, вспомним также знаменитый ДОНСКОЙ монастырь — не очень далеко от центра Москвы. Он был основан в XVI веке.


2.12. Река Меча на поле Куликовом и Москва-река, либо река Моча — приток Москва-реки. Согласно летописи, Куликовская битва продолжалась в течение дня, после чего войска Мамая побежали и были прижаты к реке Меча, «где многие татары потонули». А сам Мамай спасся с немногими воинами. Таким образом, Меча — довольно большая река (в ней можно утонуть), находящаяся РЯДОМ с полем битвы, так как все события произошли в один день. Где находится река Меча? Конечно, сегодня вы можете найти небольшую речку Красивая Меча в Тульской области, где якобы была битва. Но, повторим, следов битвы там нет. Да и само название «Меча» могло появиться здесь уже значительно позже, когда историки перенесли сюда Куликовскую битву. Ведь, следуя указаниям всезнающих историков, именно здесь (в Тульской области) в 1848-1850 годах был воздвигнут памятник героям Куликовской битвы и основан музей. Возможно, только поэтому и появилась здесь на карте «Красивая Меча».

Но если Куликовская битва была на территории Москвы, то где же здесь «река Меча»? Наш ответ прост: это либо сама Москва-река, либо ее приток МОЧА (длиной в 52 километра). Слова «Меча» и «Моча» практически тождественны! Впрочем, отмеченная на современной карте речка Моча впадает сначала в реку Пахру, а затем Пахра — в Москва-реку. Таким образом, сегодняшняя Моча находится за пределами Москвы.

Но скорее всего, летопись имеет здесь в виду саму Москва-реку. Большая река, на берегу которой и находится поле Кулишки. Разгромленные войска Мамая были прижаты к Москва-реке, где вполне могли потонуть много воинов. Да и само название «Меча» может быть легким искажением имени Москвы-реки. Дело в том, что имя Москва происходит, как считали в XVII веке, от имени Мосох, или Мешех, т. е. (без огласовок) — МСХ или Mosh — Moch — Moscow. Ясно, что из всех этих вариантов вполне могло родиться слово «Меча». Напомним, что многие русские летописи пришли к нам из Польши.

2.13. Река Непрядва на поле Куликовом и река Напрудная в Москве на поле Кулишки. А также московская река Неглинка. Куликовская битва происходила на реке Непрядве. Эта знаменитая речка упоминается МНОГО РАЗ во всех летописях, говорящих о Куликовской битве. Река Непрядва, по описанию летописи, протекала ПРЯМО ПО ПОЛЮ БИТВЫ и также, судя по описанию битвы, была маленькой речкой (бились, в том числе, прямо на ней).

Может ли мы указать реку Непрядву в Москве?

Поразительно, что эта речка действительно есть, причем — там, где ей и следует быть — на московских Кулишках.

Это река НАПРУДНАЯ (Самотека) в центре Москвы. Трудно отделаться от впечатления, что НЕПРЯДВА — это просто вариант имени НАПРУДНАЯ, от слов «на пруду», «на прудах». Более того, река Напрудная расположена на московских Кулишках, т. е. прямо на Куликовом поле. В самом деле: «Главная, так сказать, становая возвышенность направляется... сначала по течению РЕЧКИ НАПРУДНОЙ (Самотека), а потом НЕГЛИННОЙ прямо в Кремль;... идет по СРЕТЕНКЕ и Лубянке (ДРЕВНИМ КУЧКОВЫМ ПОЛЕМ) и вступает... в Китай-город». Все это — район большого Куликова поля в Москве.

Возникновение имени Непрядва—Напрудная совершенно естественно, поскольку в Москве было (да и есть) много прудов. Сегодня хорошо известны улицы Напрудные (1-я и 2-я), Напрудный переулок, Прудовая улица, Прудовой проезд и т. д.

Более того, к северу от Кремля на Яузе было село НАПРУДСКОЕ! Имена НЕПРЯДВА и НАПРУДНАЯ практически тождественны. Легкая трансформация Напрудной в Непрядву также может быть понята из сохранившегося до сих пор в Москве имени ПРУДОВАЯ. Напрудную речку вполне могли называть также НАПРУДОВОЙ, или Непрядвой.

Напомним, что название Непрядва в некоторых местах современных изданий «Задонщины» выделено курсивом (хотя имеются, конечно, «Непрядвы» и без курсива). Это означает, что в этих местах текста «Задонщины» имя «Непрядва» было «реконструировано».



По московским Кулишкам протекала раньше река НЕГЛИНКА. Она впадала в Москва-реку. Это — маленькая речка. Кулишки назывались также «Кучковым полем у Неглинной». Приставка «не» в названии реки — довольно редкое явление. Возможно, преобразование приставки «НА» в «НЕ» в имени «НАпрудова-НЕпрядва» возникло из-за близости реки «НЕглинки». Названия рек Напрудной и Неглинки могли тесно переплетаться в сознании людей еще и потому, что на Неглинке ранее была запруда, в результате чего перед Кремлем в древности образовался ПРУД. Вот что писал об этом Сигизмунд Герберштейн в XVI веке: «Неглима (Неглинная) вытекает из каких-то болот и пред городом, около высшей части крепости (Кремля — Авт.) до такой степени ЗАПРУЖЕНА, ЧТО РАЗЛИВАЕТСЯ В ВИДЕ ПРУДА, вытекая отсюда, она заполняет рвы крепости и... под самой крепостью соединяется с рекой Москвой».

2.14. Засада Владимира Андреевича на Куликовом поле и Владимирская церковь в Москве. Исход Куликовской битвы решила засада, во главе которой был князь ВЛАДИМИР Андреевич с воеводой Дмитрием Боброком. Именно его удар решил судьбу сражения. Этому важному, переломному событию в «Сказании о Мамаевом побоище» уделяется довольно много места. Естественно ожидать, что на месте битвы должны были бы сохраниться какие-то воспоминания об этом засадном полке. И действительно, на одном из холмов, совсем рядом с Кулишками, до сих пор стоит известная церковь «Святого ВЛАДИМИРА в Садах» (Старосадский переулок). Здесь, по-видимому, и стоял засадный полк Владимира Андреевича. Это — южный склон, он был сильно заросший, и впоследствии там были сады (отсюда и название Старосадского переулка и «церковь в садах»).

Мы перебрали все основные географические названия, упомянутые летописью при описании Куликовской битвы.

2.15. Ярослав и Александр в описании Куликовской битвы. «Сказание о Мамаевом побоище», рассказывая о Куликовской битве, ПОСТОЯННО упоминает о двух знаменитых полководцах прошлого, предках Дмитрия Донского — о Ярославе и Александре. При этом, другие знаменитые его предки почему-то вовсе не упоминаются. Это довольно странно. Два предка упоминаются ПОСТОЯННО, а о других — не менее знаменитых (взять хотя бы Владимира Мономаха) — хранится полное молчание. Сегодня считается, что речь здесь идет о древнем Ярославе Мудром из XI века и о великом Александре Невском из XII века. Конечно, можно предположить, что летописец питал особое уважение именно к этим двум великим князьям, из которых первый отстоит от описываемых событий лет на 300, а второй — на 100. По нашей гипотезе, все намного проще. Дело в том, что Ярослав — это дубликат Ивана Калиты — ОТЦА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО, а Александр — дубликат Симеона Гордого — БРАТА И ПРЕДШЕСТВЕННИКА Дмитрия Донского. Таким образом, летописец абсолютно естественно упоминает двух НЕПОСРЕДСТВЕННЫХ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ великого князя Дмитрия Донского (а не его далеких туманных предков).



2.16. Кто с кем сражался на Куликовом поле. Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались РУССКИЕ с ТАТАРАМИ. Русские победили. Татары проиграли. Первоисточники почему-то придерживаются другого мнения. Мы просто процитируем их краткий пересказ, сделанный Гумилевым.

Сначала посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая. Оказывается, «волжские татары неохотно служили Мамаю и в его войске их было немного». Войска Мамая состояли из ПОЛЯКОВ, крымцев, ГЕНУЭЗЦЕВ (фрягов), ясов, касогов. Финансовую помощь Мамай получал от ГЕНУЭЗЦЕВ!

А теперь посмотрим — кто же сражался в русских войсках? «Москва... продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды — Тохтамышем, стоявшим во главе ВОЛЖСКИХ И СИБИРСКИХ ТАТАР».

Совершенно ясно, что описывается МЕЖДУУСОБНАЯ БОРЬБА В ОРДЕ. Волжские и сибирские татары в составе «русских войск» воюют с крымцами, поляками и генуэзцами в составе войск Мамая! Русское войско «состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения... Конница... была сформирована ИЗ КРЕЩЕНЫХ ТАТАР, перебежавших литовцев и обученных бою в ТАТАРСКОМ КОННОМ СТРОЮ РУССКИХ». Союзником Мамая был литовский князь Ягайло, союзником Дмитрия считается хан Тохтамыш с войском из СИБИРСКИХ ТАТАР.

Сегодня никого, конечно, не удивляет, что войска Мамая называются в летописях Ордой. Но оказывается, И РУССКИЕ ВОЙСКА ТАКЖЕ НАЗЫВАЮТСЯ ОРДОЙ! Причем, не где-нибудь, а в знаменитой «Задонщине». Вот, например, что говорят Мамаю после его поражения на Куликовом поле: «Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била ОРДА Залеская». Напомним, что Залеская Земля — это Владимиро-Суздальская Русь. Таким образом, здесь русские войска Владимиро-Суздальской Руси прямо названы ОРДОЙ, как и монголо-татарские. Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Кстати, древнерусские миниатюры, изображающие Куликовскую битву, ОДИНАКОВО ИЗОБРАЖАЮТ РУССКИХ И ТАТАР — одинаковые одежды, одинаковое вооружение, одинаковые шапки и т. д. По рисунку невозможно отличить «русских» от «татар».

Так что даже с традиционной точки зрения нельзя считать, что Куликовская битва была сражением между РУССКИМИ и пришельцами-ТАТАРАМИ. «Русские» и «татары» перемешаны так, что отделить их друг от друга невозможно. По нашей гипотезе, слово «татары» в летописях означало КОННЫЕ РУССКИЕ войска и совсем не обязательно означало НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Здесь слово татары попросту заменяет слово КАЗАКИ. По-видимому, позднее, при тенденциозном редактировании, первоначальное слово «казаки» было заменено везде в летописях на «татары».

Итак, Куликовская битва — это сражение волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем.



§ 3. БРАТСКАЯ МОГИЛА ГЕРОЕВ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ В СТАРОМ СИМОНОВЕ МОНАСТЫРЕ В МОСКВЕ

3.1. Где захоронены воины, павшие в Куликовской битве? Согласно летописям и «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве полегло около 250 тысяч человек (с обеих сторон). Скорее всего, это число сильно преувеличено. Тем не менее, число погибших должно быть очень велико, так как после окончания битвы, «стоял князь Великий за Доном НА ПОЛЕ БОЯ ВОСЕМЬ ДНЕЙ, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, нечестивые тела брошены были зверям и птицам на растерзание».

Читатель, воспитанный на традиционной версии нашей истории, наверное думает, что все это происходило в современной Тульской области в верховьях Дона, куда помещают сегодня место Куликовской битвы. Оказывается, однако, что русские воины, павшие в Куликовской битве, захоронены почему-то не в Тульской области, а в МОСКВЕ — в Симоновом монастыре! Здесь были похоронены, во всяком случае, знаменитые герои Куликовской битвы русские воины-иноки Пересвет и Ослябя. «Похоронили Пересвета и Ослябю у церкви Рождества Богородицы... Героев-иноков, павших на поле брани, не повезли в Троицкую обитель, а предали земле у стен именно этой церкви».

Но позвольте, если допустить (как нас уверяют сегодня), что тела героев везли из Тульской области до Москвы на расстояние около 300 (трехсот!) километров, то неужели же их «не смогли» довести небольшой остаток пути до Троице-Сергиевой обители? Осталось ведь совсем немного! Другой недоуменный вопрос. ВОСЕМЬ ДНЕЙ Дмитрий стоял на поле боя и хоронил убитых. Только затем тронулись в путь. Надо думать, не один день шли от Тульской области до Москвы (триста километров). Сколько же дней в итоге трупы Пересвета и Осляби были без погребения? Неужели их не хоронили несколько недель?

Поскольку битва произошла в день праздника Рождества Богородицы, то естественно, что при погребении на поле брани должны были построить церковь, посвященную Рождеству Богородицы. Именно это мы и видим — эта церковь ДО СИХ ПОР СТОИТ В СИМОНОВОМ МОНАСТЫРЕ В МОСКВЕ (см. выше), который основан практически одновременно с Куликовской битвой.

Наша гипотеза: Симонов монастырь в Москве был основан и построен прямо на московском поле Куликовской битвы (или непосредственно около него) как усыпальница павших здесь русских воинов.

«Симонов монастырь, основанный в 1379 году, был одним из важных форпостов обороны Москвы. Основная часть памятников была разобрана в начале 30-х годов (! — Авт.) в связи со строительством Дворца культуры Завода имени Лихачева (ЗИЛ). Сохранилась южная стена с тремя башнями». Сегодня этот монастырь находится, к сожалению, на территории завода (хотя в него уже можно попасть по длинному проходу)!



Таким образом, и традиционная история согласна с тем, что Симонов монастырь основан практически одновременно с Куликовской битвой. Этот монастырь находится на берегу Москва-реки, рядом с Краснохолмской набережной, о которой мы уже говорили. Таким образом, все обнаруженные нами выше места и названия, связанные с Куликовской битвой, расположены в Москве очень близко друг к другу, между двумя крайними точками, каковыми являются: церковь Всех Святых, построенная Дмитрием в честь Куликовской битвы, и Симонов монастырь, где были захоронены павшие воины. Получается естественная картина: павших воинов хоронили на месте битвы, а не везли их за сотни километров в Москву.

Нельзя не отметить следующее любопытное обстоятельство. Мы с большим трудом нашли в литературе указание на место захоронения героев Куликовской битвы. Это место должно быть (как нам казалось) весьма знаменитым. Как-никак, здесь лежат герои одной из величайших битв русской истории! И что же? Пересмотрев несколько современных фундаментальных исторических исследований, монографий, обзоров и т. п. по истории Куликовской битвы, мы НИГДЕ НЕ НАШЛИ даже смутного упоминания о месте захоронения. Современные историки хранят странное молчание на эту тему. Более того, руководитель сектора археологии Москвы института археологии РАН Л. А. Беляев пишет о Старо-Симоновом монастыре: «АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ ЗДЕСЬ НЕ ВЕЛИСЬ. Нам известно лишь о некоторых поверхностных наблюдениях Б. Л, Хворостовой при реконструкции храма в 1980 годах. Исследовавший вопрос захоронения Пересвета и Осляби В. Л. Егоров полагал даже полную разрушенность слоя в трапезной храма и БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ ЗДЕСЬ (! — Авт.)» (см. книгу «Древние монастыри Москвы по данным археологии», Материалы исследований по археологии Москвы, т. 6. Институт археологии РАН. Москва, 1995, с. 185).

И только благодаря счастливой случайности, нам удалось, наконец, найти нужную информацию только в книге 1806 года (!), на которую сослался М. Поспелов (см. журнал «Москва» за 1990 год) в связи со скандалом, вспыхнувшем из-за отказа завода «Динамо» (являющегося частью завода ЗИЛ) освободить церковные здания Симонова монастыря на своей территории. И лишь затем, уже побывав в самом монастыре, мы в нем обнаружили ксерокопию очень редкой книги, изданной в 1870 году и также рассказывающей и захоронении Пересвета и Осляби. Отметим, что обе эти книги 1806 и 1870 годов посвящены истории именно Симонова монастыря. Ни в одном из доступных нам солидных общих исторических трудов и даже специальных монографий по истории Москвы нужной информации мы не нашли. Краткое указание есть у Карамзина.

В чем же дело? Почему хранится молчание о том — где же захоронены герои, павшие на поле Куликовом?

Мы считаем, что ответ ясен. Потому, что захоронение это оказывается расположенным не в Тульской области (куда сместили Куликовскую битву, стремясь удревнить город Москву), а в самой МОСКВЕ! Поэтому о нем предпочитают молчать.

Ведь любой здравомыслящий человек тут же задаст естественный вопрос: неужели тела погибших везли более трехсот километров из Тульской области в Москву? Если захоронение — в Москве, то и битва была в Москве. Это же совершенно естественный вывод. Еще раз повторим, что в Тульской области никаких следов захоронений не найдено. Даже если число погибших сильно преувеличено (что, скорее всего, — так), после такой крупной битвы как Куликовская должны были остаться большие захоронения. И их следы должны быть видны до сих пор. В Москве они есть. В Тульской области их нет. Впрочем, надо понять позицию историков. Дело в том, что согласно их «теории» в год Куликовской битвы Москва уже давно существовала как крупный город. Кулишки в Москве, по их мнению, были давно застроены ко времени Куликовского сражения. Какая же битва «на огромном поле» может быть в тесном городе?!

По нашей же версии, в эпоху Куликовской битвы Москва еще только-только создается, она — небольшое селение, а на месте Кулишек — незастроенное большое поле. Лишь ПОСЛЕ Куликовской битвы (т. е. лишь в конце XIV века!) Дмитрий стал отстраивать Москву, что и говорит летописец: «Князь великий Дмитрий Иванович заложи град Москву камену и начата делати безпрестани».

3.2. Старый Симонов монастырь сегодня (в 1994 году) — древняя братская могила воинов Куликовской битвы. В этом пункте мы расскажем о нашем посещении Старого Симонова монастыря 15 июня 1994 года, предпринятом нами в связи с исследованием географических обстоятельств Куликовской битвы. Совершенно естественно, что высказав гипотезу о том, что битва произошла на территории Москвы, нам захотелось лично посетить Симонов монастырь — как место захоронения героев битвы, чтобы проверить нашу реконструкцию на месте. Посещение принесло настолько неожиданные результаты, что мы сочли уместным рассказать здесь об этом.

Начнем с того, что сегодня Старый Симонов монастырь расположен на территории завода «Динамо», и чтобы попасть в него, нужно долго петлять по узким проходам, углубляющимся внутрь завода. На маленьком пятачке, окруженном заводскими строениями, стоит церковь Рождества Богородицы. Церковь вновь открыта лишь несколько лет тому назад: до этого в ней находился заводской склад.

Мы знали, что здесь захоронены по крайней мере два наиболее известных героя Куликовской битвы — Пересвет и Ослябя. Нас чрезвычайно волновал вопрос — нет ли здесь еще и массового захоронения других участников битвы? Ведь если битва произошла действительно в Москве, и, как пишут летописи, Дмитрий ВОСЕМЬ ДНЕЙ стоял на поле и хоронил убитых, то где-то здесь должны были остаться МАССОВЫЕ ЗАХОРОНЕНИЯ павших воинов.

Так оно и оказалось! Не успели мы войти на площадку перед церковью как наше внимание привлек огромный дощатый ящик, уже опущенный в свежую могилу и приготовленный к погребению. На наших



глазах рабочий начал засыпать могилу землей. На вопрос: кого он хоронит, присутствовавшие при этом церковный староста и рабочие охотно рассказали нам следующее. Оказывается, ВСЯ ЗЕМЛЯ ВОКРУГ ЦЕРКВИ В РАДИУСЕ ОКОЛО СТА МЕТРОВ И НА ГЛУБИНУ В НЕСКОЛЬКО МЕТРОВ БУКВАЛЬНО ЗАБИТА ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ЧЕРЕПАМИ И КОСТЯМИ. Более того, площадь захоронения возможно даже больше, но выяснению этого мешают заводские постройки, плотно обступившие церковь. Как нам сообщили, еще при постройке завода был обнаружен целый СЛОЙ ИЗ КОСТЕЙ. Эти древние кости тогда ВЫКАПЫВАЛИСЬ В ОГРОМНОМ КОЛИЧЕСТВЕ И ПРОСТО ВЫБРАСЫВАЛИСЬ. Недавно в десяти метрах от церкви начали копать погреб. Только с этой небольшой площадки было выкопано столько черепов и костей, что хватило заполнить тот самый ящик объемом в два-три кубометра, который мы увидели, войдя на территорию церкви. Его-то как раз и хоронили. По нашей просьбе рабочий любезно поднял крышку. Ящик был заполнен человеческими костьми и черепами. Мы его сфотографировали. Место захоронения ящика — примерно в десяти метрах от северной стены церкви.

Рабочие, откапывавшие все эти кости, рассказали нам о нескольких поразивших их вещах.

Во-первых, останки были расположены в земле в полном беспорядке. Один из скелетов был даже расположен ВЕРТИКАЛЬНО ВНИЗ ГОЛОВОЙ! Совершенно ясно, что это — не обычное кладбище, а массовое захоронение. Мертвые тела складывали в беспорядке в ямы. Именно поэтому, выкопав ВСЕГО ЛИШЬ ОДИН ПОГРЕБ, рабочие набрали БОЛЬШЕ КУБОМЕТРА ЧЕРЕПОВ И КОСТЕЙ!

Во-вторых, копавших поразило, что ПОЧТИ У ВСЕХ ЧЕРЕПОВ БЫЛИ ЗДОРОВЫЕ, МОЛОДЫЕ, ЦЕЛЫЕ ЗУБЫ. Рабочие повторили нам это несколько раз. Складывается впечатление, что все похороненные были молодыми, здоровыми людьми. Это были воины, а не немощные старики.

В-третьих, кроме черепов и костей в земле были найдены каменные надгробные доски (плиты) одного и того же образца и размера, без каких-либо надписей. На всех этих досках изображен ОДИН И ТОТ ЖЕ узор. Он состоит из бляхи в центре, от которой отходят три полосы: прямая — вниз и две дуги, расходящиеся кверху. Этот рисунок чрезвычайно напоминает воинский щит.

Отсутствие каких-либо надписей указывает на то, что могилы были БЕЗЫМЯННЫМИ и, главное, ОБЩИМИ. Досок существенно меньше, чем костей. По-видимому, ям было несколько, и на каждую клали однотипную надгробную доску. Идентичность всех обнаруженных каменных досок ясно говорит о том, что все захоронения были сделаны ОДНОВРЕМЕННО. Отметим, что на досках не было изображения креста! Поэтому трудно предположить, что под этими досками хоронили обычных иноков монастыря (в этом случае крест, конечно, присутствовал бы). А для воинов в то время крест могли и не рисовать. Как мы уже обсуждали выше, казаки в составе ордынских войск того времени далеко не все были крещены. Возможно, в те времена не было обычая крестить младенцев (этот обычай появился на Руси в XV веке). Крестили в зрелом возрасте, поэтому многие молодые воины могли быть некрещеными.

В-четвертых, в захоронении полностью отсутствуют какие-либо остатки гробов, металлических предметов, одежды и т. п. Сохранились только кости. Это говорит о том, что захоронение очень старое: дерево, железо, медь, одежда ПОЛНОСТЬЮ ИСТЛЕЛИ, рассыпались. На это нужны столетия. Да и каменные надгробные доски совершенно не похожи на те, которые употребляются в церкви в последние несколько сотен лет. Впрочем, доказывать древность этого захоронения видимо излишне, поскольку археологи, специально вызванные сюда, датировали захоронение XIV веком, т. е. временем Куликовской битвы. Археологи, как нам сказали, тут же уехали, почему-то не заинтересовавшись погребением. Видимо, итогом этого их посещения и является приведенное выше мнение археологов о якобы «бесперспективности археологических работ» здесь. Нам все это кажется чрезвычайно странным.

Итак, сегодня на месте захоронения героев Куликовской битвы роют котлованы, строят погреба, завод вел свой коллектор, а останки героев просто выбрасывают, а в лучшем случае сваливают в общий ящик и хоронят заново, по-христиански.

Вот где стоило бы поработать нашим историкам! Как вообще может такое быть, что в центре Москвы давно существует явно древнее захоронение и НИКТО из археологов и историков даже не удосуживается задаться вопросом — кто здесь похоронен?

Ну хорошо. Допустим, историки не знают о братских могилах павших на Куликовом поле воинов в Старо-Симоновом монастыре. В конце концов, это пока лишь наша гипотеза.

Но ведь о том, что здесь, в самой церкви Рождества Богородицы лежат останки Пересвета и Осляби, они знают прекрасно! Наверное, подумали мы, старое надгробие с их могилы до сих пор бережно здесь хранится. Ничуть не бывало!

Входим в церковь. Внутри ее, слева от входа — надгробие над могилами героев Пересвета и Осляби, сделанное всего лишь несколько лет назад. Подлинная древняя каменная «доска» (плита), возложенная на их могилу в XIV веке и о которой упоминает, например, Карамзин, сегодня вообще не видна. Под новым надгробием ее нет, как нам сказали в церкви. Возможно, она до сих пор заделана в стену церкви, как о том пишет Карамзин. Но об этом в церкви сегодня никто не знает. Скорее всего, она была варварски раздроблена отбойными молотками среди множества других древних плит с надписями, которые на одном из субботников в 1960-х годах были вынесены из церкви и здесь же уничтожены! Об этом нам сообщил очевидец этих событий, принимавший участие в этих субботниках по уничтожению реликвий. Он лично выносил плиты из церкви. Во всяком случае, где сегодня находится древняя надгробная плита, и что на ней было написано, нам выяснить не удалось.

Более того, нам не удалось обнаружить в исторических трудах ТЕКСТ НАДПИСИ на плите. Что же на ней было написано? И почему в 60-е годы нашего века, когда вроде бы спал революционный угар борьбы с религией, кто-то безжалостно (и с пониманием дела) отдал изуверский приказ методично раздробить отбойными молотками бесценные плиты с подлинными древними надписями, хранившимися ВПЛОТЬ ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ в храме. Даже в 20-е и 30-е годы их не тронули. Так может быть дело на самом деле не в религии, а в русской истории? Что касается нас, то мы под давлением известных нам фактов были вынуждены заключить, что уже много лет в нашей стране ведется методическое и незаметное для общественности подлое уничтожение русских памятников старины, которые могли бы пролить свет на подлинное содержание древнерусской истории.

3.3. Где находилось село Рожествено, пожалованное Дмитрием Донским Старо-Симонову монастырю после Куликовской битвы? В «Истории церкви Рождества Богородицы на Старом Симонове в Москве» ясно сказано, что сразу после Куликовской битвы Дмитрий Донской передал этой церкви село Рождествено, находившееся НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. Вот эта цитата:

«Великий князь, одержав победу над Мамаем, в день праздника Рождества Пресвятыя Богородицы, Рождественской, на Старом Симонове обители дал вкладу село Рожествено, НАХОДИВШЕЕСЯ НА МЕСТЕ МАМАЕВА ПОБОИЩА».

Историки считают, что Куликовская битва была в Тульской области. Не странно ли тогда, что Дмитрий Донской передал московской церкви село, удаленное от нее на 320 километров?! Да и к тому же — не из своего велико-княжеского удела: в Тульской области в то время были уделы других князей! Такого в достоверной русской истории никто и никогда не делал!

Эта нелепость мгновенно исчезает, если Куликовская битва была в Москве, т. е. совсем рядом с Симоновым монастырем. И действительно, по сохранившимся свидетельствам, Старо-Симонов монастырь в последние 200-300 лет никаких владений в Тульской области не имел, а имел Симонову слободу или «сельцо» в Москве, недалеко от себя. Действительно, «при Богородицерождественской, на Старом Симонове, обители находилась слобода, в которой жили служители Симонова монастыря, как-то: воротники, плотники, кузнецы и другие рабочие и ремесленные люди».

vit
27.11.2011, 00:54
Национал,класс,где взял или сам придумал?Напоминает речи нынешних московских правителей:))

pharmaceut
27.11.2011, 06:25
Вполне возможно, что то поле потом никто не пахал из за обилия скелетов и оно заросло лесом. Так что ничего удивительного, что его не могут сейчас найти. Каких то строгих географических привязок раньше не было. Если многие колхозные поля превратились в леса за 20 лет, то что могло зарасти за 600 лет.

Velikoros14
27.11.2011, 08:28
Итак - выдержки из книги Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко "Новая хронология Руси"
Названия Куликово поле и Кулички имеют разное происхождение - название поля от куликов, а кулички от куличей:
кули́чки

у чёрта на кули́чках "очень далеко". Смирнов (РФВ 24, 358) пытается объяснить из кули́чки мн. "изделие из теста", уменьш. от кули́ч (см. также Преобр. I, 410). Но это слово скорее связано с кули́га I.

••
(Исаченко (ВЯ, 1957, No 3, стр. 121) предполагает заимствование из польск. kuliczki "testes". – Т.)

http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Ozhegov-term-13706.htm#dal

Но даже если предположить что летописец что-то напутал, и поле битвы называлось "КулиЧковским", то и это отнюдь не являкется доказательством того, что битва была именно "на куличках". Есть множество случаев совпадающих географических названий: г. Переяславль на Украине и в Подмосковье, река Истр (древнее название Дуная) и подмосковная Истра, Новгород - Великий, Нижний, Волынский и Северский, г. Москва и река Москава в Польше и т.д.
Те же самые Кулички есть и в Крыму например: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BA%D0%B8_%28%D0%9A%D1%80%D1%8B%D0%BC%29

Но особенно позабавило отождествление Дмитрия и Тохтамыша, если верить Фоменке, то получается, что в 1382 г. "Дмитрий-Тохтамыш" сам с собой воевал:))
Кстати, у МАТЕМАТИКА Фоменко ещё много таких приколов, например Ярослав Мудрый (11в.), Батый (13 в.) и Иван Калита (14в.) у него тоже "одно лицо", :)) а Троянская война (13-12в. ДО Н.Э.) и Взятие турками Константинополя (1453г.) - "одно событие":))

Waffen_SS
27.11.2011, 10:59
Кто бы что ни говорил о героизме войнов, но на примере Куликова поля можно просмотреть одну неприятную тенденцию, которая имеет место и сейчас: власть не умеет использовать результат военных побед - результат битвы никак не повлиял на положение Руси, в т.ч. на иго:(
Пример обратного - это англичане, которые как войны никудышны, зато сами за счет дипломатических усилий сделали из себя Империю. Потом расползлись по америкам и оттуда уже продолжают свое дело

pharmaceut
27.11.2011, 11:48
англичане, которые как войны никудышны
почему, очень даже неплохие воины о чём свидетельствуют их многочисленные победы над Францией и Испанией. И Америку они начали осваивать позже всех, так что повоевать пришлось. И их наёмники всегда ценились. Что в них нравится, что всегда по уму воевали, побеждая даже намного более превосходящие силы французов, сначала их расстреливали из луков или потом пушек и только потом начинали бой.

Waffen_SS
27.11.2011, 11:53
почему, очень даже неплохие воины о чём свидетельствуют их многочисленные победы над Францией и Испанией. И Америку они начали осваивать позже всех, так что повоевать пришлось. И их наёмники всегда ценились. Что в них нравится, что всегда по уму воевали, побеждая даже намного более превосходящие силы французов, сначала их расстреливали из луков или потом пушек и только потом начинали бой.
Да ладно. Прибегали всегда под конец, когда воюющие стороны ослабевали. И кроме вялотекущей "столетней войны" они на суше почти не воевали. В отличие от той же Франции

акинак
27.11.2011, 12:08
Островные государства как правило - сильны были на море и не умели воевать на суше. И наоборот. Чем более в глубине континента находится государство - тем слабее флот и сильнее пехота.
А что касается куликовской битвы - действительно фигня выходит. Если посмотреть на состав армии Мамая - генуезцы, немцы, литовцы, еще хрен знает какие европейцы, то это скорее напоминает наполеоновскую, 1 или 2 мировую войну с Европой, но никак не нашествие орд из степи, как все время толковали. Да кто мог приходить из степи? В то время там и государств не было никаких. Отдельные образования и степные кочевники, которые ну никак не могли быть регулярной армией.

Okinitsa
27.11.2011, 12:22
е Дмитрия и Тохтамыша,

Речь идет не об этом. А о том, что они заметили множество несостыковок в официальной версии.
Вот я в свободное время занимаюсь поиском монет с металлоискателем. И по опыты знаю, если гдето была деревня, исчезнувшая даже 500 лет назад то ее можно найти по рельефу. который не меняется за 500 лет. И еще по обилию железного металломусора.
Если. по официальной версии полегло половина русского войска и очевидно не меньшее количество татар, то там поле просто должно звенеть от железа. Конечно, что-то подсобрали, когда собирали трупы, Но наконечники копий, обрубок мечей и сабель, мелочевка с доспехов. Это все собирать никто не будет. Так вот на поле ничего не нашли. Железа нет вообще. А так не бывает. Далее 50тыс трупов с нашей стороны. Предположим, что из 8 дней собирали, и потом две недели везли в Москву и похоронили в ограде церкви. Сложно предположить транспортировку такого количества тел, имеющих свойство разлагаться. Но вражеское войско скорей всего закопали рядом. Врят ли врагов тащили за какое то количество километров. Это же огромное количество. Должны остаться курганы, рвы, насыпи. Никакой лес из не сровняет. Но ведь не обнаружено ни железа, ни могил. Вообще.
Сама Куликовская битва несомненно была, но скорей всего она была в другом месте. А это поле просто назначили таковым.
Вполне возможно что Фоменко не прав и настоящее поле в нескольких десятках километров от официального.
Но его версия очень уж ровно ложиться на географию Москвы. Если опустить предположения о Дмитрии и Тохтамыше и оставить только географические факты, то есть повод задуматься.

pharmaceut
27.11.2011, 12:33
Сама Куликовская битва несомненно была, но скорей всего она была в другом месте. А это поле просто назначили таковым.
ясно, что просто не то поле скорее всего. А где то поле было возможно лес сейчас

Okinitsa
27.11.2011, 13:05
ясно, что просто не то поле скорее всего. А где то поле было возможно лес сейчас
я в глухом лесу находил заброшенный хутор по оставшимся следам садовых дорожек.
Деревню, исчезнувшую до 1700 на распаханном! поле видно по темным пятнам, где стояли дома.
Причем видно как и на самом поле по весне. так и по аеро-фотоснимкам
На наполеоновской дороге в лесах стоят курганы с телами его солдат.
Захоронить 50тыс человек так, чтобы это было скрыто лесом - нереально. Даже по гугл картам такие холмы вычисляются. Но никто из не нашел. Или не искал, потому как место совсем в другом месте.
Если были захоронены русские, то наверняка бы поставили церковь или было бы место паломничества. В те времена просто так в лесу в качестве братской могилы не закапывали. Почитание было не то что сейчас

Даниил Галицкий
27.11.2011, 13:05
Островные государства как правило - сильны были на море и не умели воевать на суше.

А как же викинги?:) Не совсем островные, но при этом умелые мореходы и воины.

Velikoros14
28.11.2011, 19:45
результат битвы никак не повлиял на положение Руси, в т.ч. на иго:(
Повлиял. Во-первых, по некоторым данным в планы Мамая входило не просто восстановление даннических отношений (дань Москва перестала выплачивать с 1374 года), а уничтожение самой Русской государственности.
Во-вторых, именно при Дмитрии Донском началось объединение северо-восточной Руси под властью единого центра, без чего невозможно было свергнуть иго.
И в третьих, несмотря на то что через три года в 1383 году, в результате нашествия Тохтамыша и перехода на его сторону тверского, рязанского и нижегородского князей, во время Куликовской битвы сохранявших нейтралитет, Дмитрий вынужден был временно восстановить выплату дани, в 1395 году Московская Русь вновь перестаёт платить дань восстановив тем самым свою независимость, а в 1399 году уже московские войска совершили успешный военный поход на Золотую Орду.

---------- Post added at 19:45:09 ---------- Previous post was at 19:41:51 ----------


Так вот на поле ничего не нашли.
Нашли, и битва была именно там, где указывают летописи:
http://www.infox.ru/science/past/2009/02/11/Kulikovo_polye.phtml

Так что математик и бизнесмен Фоменко врёт.

Okinitsa
28.11.2011, 20:35
Нашли, и битва была именно там, где указывают летописи:
http://www.infox.ru/science/past/2009/02/11/Kulikovo_polye.phtml

Так что математик и бизнесмен Фоменко врёт.

Посмотрел ссылку, пока это просто слова. Доказательств нет там.
Просто говорится что де есть и потом покажем. Вот как покажут, тогда и поговорим.
А отдельные монетки и остатки доспех - так у меня такие же есть, собранные по Подмосковью. И что?