PDA

Просмотр полной версии : Шведско-татарский военный союз против России.



Антагонист
29.01.2010, 16:48
Шведско-татарский военный союз против России.

Шведско-татарский военный союз против России, просуществовавший около двух столетий, сложился к середине XVI в. и явился следствием событий предшествующего периода. После разгрома Большой Орды в 1502 г. крымский хан Менгли-Гирей начал постепенный отход от союза с Москвой и сближение с Вильной. Изменение политики Крыма было окончательно оформлено в 1507 г. договором между Менгли-Гиреем и литовским великим князем Сигизмундом I, направленным против России. Вслед за этим начались постоянные набеги крымских татар на русские земли, общее число которых за шестнадцатое столетие достигло 91. Тем временем в Швеции народное движение во главе с Густавом Вазой привело к ее освобождению от датского господства и окончательному провозглашению независимости в 1524 г. Все более агрессивная политика новой шведской династии неизбежно вела ее на востоке к столкновению с Россией, что и вылилось в русско-шведскую войну 1554-1557 гг. Оказавшись естественной союзницей против России с Крымским ханством, Швеция не преминула заключить с ним военный альянс.

Война началась безрезультатной шведской осадой Орешка в 1555 г., за которой последовал в 1556 г. поход русского войска на Выборг и разорение его окрестностей. Именно к этому времени относится первое упоминание о военном союзе между Шведским королевством и Крымской ордой, которое мы находим в письме короля Густава I Вазы своему сыну Эрику от 14 сентября 1556 г. Целью союза были совместные военные действия против России. В другом источнике того же времени уточняется, что по договору со Швецией «татарский царь по имени Крымски» должен направить на ее «могучего восточного соседа» с юга 80 тысяч своих всадников. Однако этим намерениям не суждено было осуществиться ввиду того, что уже в марте 1557 г. Россия и Швеция заключили мирный договор.

Идея совместного шведско-татарского вторжения в Россию была возрождена в ходе Ливонской войны, в которую Швеция вступила в 1560 г. Боевые действия развивались для Швеции в целом неудачно, что привело к поиску союзников против России. В 1578 г. шведский король Юхан III заключил договор с новым польским королем и литовским великим князем Стефаном Баторием, ставленником Турции. Вслед за ним последовал договор с Крымом. В 1579 г. в Стокгольм с богатыми подарками прибыл крымский посол, привезший королю Юхану предложение хана Мехмет-Гирея предоставить 200 тысяч всадников для совместного похода на Москву. Шведский правитель с радостью принял это предложение и отпустил гонца, щедро его одарив. Однако и на этот раз осуществлению плана помешали обстоятельства.

Третья попытка была сделана в 1590 г., когда истекло действие Плюсского перемирия, заключенного между Россией и Швецией по окончании Ливонской войны в 1583 г. По результатам этого перемирия Швеции фактически удалось удержать за собой города Ям, Копорье, Ивангород и Корелу с их уездами, захваченные в последние годы войны. Россию подобное положение дел устроить не могло, поэтому по окончании перемирия в январе 1590 г. русские войска начали боевые действия. От шведов был освобожден Ям, после чего началась осада Ивангорода и Нарвы. 25 февраля было подписано перемирие, по которому шведы возвращали России Ям, Копорье и Ивангород.

Однако шведский король Юхан III отказался признавать эту договоренность. Заключивший ее фельдмаршал Горн был приговорен к смертной казни, а к русской границе направилась шведская армия в 18 тысяч человек. В то же время был заключен договор о совместных действиях с крымским ханом Казы-Гиреем, которого в Бахчисарае посетил шведский посол Эрик Фальк. По этому договору татары должны были опустошить русские земли вплоть до Москвы, пока шведы будут действовать на севере. Об этом соглашении было хорошо известно в России: «Слышавъ же сия скверны песъ Крымский царь…, яко многое благочестиваго царя христолюбивое воинство посланно бысть Немецкие области воевати, многое же воинство оставлено бе и въ Великомъ Новеграде и во всехъ пределехъ его въ сохранение отъ нашествия нечестивыхъ Немецъ; бе же тогда Крымский царь… советъ имея Свейскимъ королемъ съ Еганомъ, яко да во едино время отъ обоихъ странъ на благочестие ополчатся… Въ то время много воинство послано бысть въ Великий Новъградъ противъ ополчения нечестиваго воинства короля Свийского, злаго советника Крымского оного царя» (Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 14. С. 10, 11). Совместное шведско-татарское вторжение в Россию началось летом 1591 г. Навстречу шведам из Новгорода выступило русское войско, но в сражении под Гдовом русский передовой полк был разбит, а воевода Долгоруков попал в плен. Однако гораздо более важные события разворачивались в это время на южном театре военных действий.

Казы-Гирей двинулся на Россию с войском, насчитывавшим до 100 тысяч всадников. Помимо крымцев и ногайцев в него входили турецкие отряды из крепостей Очаков и Белгород, янычары и турецкая артиллерия. Хан выступил из Бахчисарая 10 мая 1591 г., а первые вести о приближении татар по Муравскому шляху были получены в Москве 10 июня. Вслед за тем от татарина-перебежчика стало известно о намерениях Казы-Гирея – он собирался не распускать свое войско для грабежа, а идти напрямую к Москве. Русское правительство приняло решение не распылять свои силы, а собрать их вместе и дать татарам решительный бой под стенами Москвы. В связи с этим русские полки, стоявшие на Оке, были отозваны к столице. В то же время возле Данилова монастыря, между Серпуховской и Калужской дорогами, был создан укрепленный лагерь, в котором сосредоточились находившиеся в Москве войска и артиллерия. Верховное командование указом царя Федора было поручено Борису Годунову.

2 июля татары беспрепятственно переправились через Оку ниже Серпухова, а утром 4 июля по Серпуховской дороге достигли Москвы. Основное сражение развернулось возле русского укрепленного лагеря у Данилова монастыря. Татары появились также у Воробьевых гор, но изгибы Москвы-реки не позволили им осуществить обходной маневр. Бой продолжался с утра до вечера, большой урон нанесла татарам артиллерия, бившая по ним из русского лагеря. Сам хан Казы-Гирей наблюдал за боем, стоя «на Котле в оврагех в крепости». Когда стемнело, татары отошли к селу Коломенскому и расположились на ночлег «на лугах по обе стороны Москвы-реки».

О событиях последующей ночи русские источники говорят по-разному. По сообщению Разрядных книг, воеводы Федор Мстиславский и Борис Годунов «со всеми людьми и с нарядом» осуществили ночное нападение на татарский стан. Враждебный Годунову Пискаревский летописец утверждает, что стрелять из пушек в русском лагере начали якобы случайно. Вслед за тем с московских стен начали палить тяжелые пушки. Чтобы выяснить обстановку, русские воеводы направили к татарскому стану дворянские сотни. Как бы там ни было, эти события в ночь с 4 на 5 июля вызвали переполох среди татар и их паническое бегство. Множество татар утонуло при переправе через Оку. Там же утонул возок, в котором Казы-Гирей ускакал из своей ставки. Русские отряды продолжали преследовать татар также и за Окой. Так, голова Третьяк Вельяминов и его воины «многих крымских людей побили» между Тулой и Дедиловым, воевода Иван Полев и голова Василий Биркин – «меж Михайлова и Пронска». Сам хан въехал в Бахчисарай 2 августа с подвязанной рукой «в ночи, в телеге». По сообщению русского гонца в Крыму, домой вернулась лишь треть ушедших в поход татар.

Отражение татарского нашествия дало русскому командованию большую свободу для действий против шведов. 15 декабря 1591 г. из Москвы выступила армия из шести полков во главе с воеводами Мстиславским и Трубецким. Перейдя шведский рубеж под крепостью Орешек, она 30 января 1592 г. подошла к Выборгу. В сражении под стенами крепости шведы были разбиты, однако осаждать Выборг русские воеводы не стали. Разорив ряд шведских областей, в середине февраля русская армия покинула Швецию. Тем временем южные рубежи России подверглись новому татарскому нападению. Весной 1592 г. крымские царевичи Фети-Гирей и Бахты-Гирей «ходили войною на государеву украйну и многие места повоевали». В отличие от предыдущего года, это нападение было осуществлено меньшими силами и неожиданно – татары пришли «безвестно на рязанские и на коширские и на тульские места», пожгли села и деревни и захватили в полон «многое множество» русских людей. Как и в предыдущем году, шведские и татарские военные действия против России были скоординированы: «Набег царевичей в 1592 г. совпал с походом русских войск на Выборг. Согласованность действий крымцев со шведами подтверждается сведениями, которые добыл в Крыму московский гонец Иван Бибиков: крымский гонец Антон Черкашенин вел со шведским королем переговоры о вознаграждении за содействие татар как раз в то время, когда московские послы "съезжались" со шведскими в Ивангороде» (А.А. Новосельский. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.-Л., 1948. С. 41).

После этих событий война приняла вялотекущий характер. В конечном счете 18 мая 1595 г. Россия и Швеция подписали «вечный» Тявзинский мир, по которому Россия вернула себе Ям, Копорье, Ивангород и Корелу. Крымцы не осмеливались в последующие годы повторять свои нападения на русские пограничные области, а летом 1598 г. между Россией и Крымским ханством был также заключен мир, подведший черту под их почти столетним ожесточенным противоборством. Война 1590-1595 гг. определенно была высшей точкой шведско-татарского военного сотрудничества против России. В ходе нее татарам в последний раз в истории удалось достичь стен Москвы, однако она закончилась полной победой России. Жак Маржерет, присутствовавший на переговорах царя Бориса Годунова с татарскими послами летом 1598 г. в Серпухове, замечал: «Россия никогда не была сильнее, чем тогда». Однако это еще не было концом военного альянса между Швецией и Крымом.

Шведско-татарские связи вновь оживились в последние годы правления Густава II Адольфа, вступившего в борьбу с Габсбургами и заключившего союз с их турецкими противниками. В январе 1630 г. в Стокгольм прибыло посольство от крымского хана Джанибек-Гирея во главе с Камбер-Агой. Хан предложил Швеции 40 тысяч всадников для совместной войны против России, Польши или Австрии. Густав II Адольф предпочел заключить с Крымом союз против Габсбургов. С известием об этом в Бахчисарай был направлен посол Бенжамен Барон. В апреле 1632 г. в сопровождении нового татарского посла Нурали-Оглана он вернулся в Стокгольм, но не застал там короля, который уже отправился в действующую армию в Германию. Последовавшая вскоре гибель Густава II Адольфа побудила правительство А. Оксеншерны вежливо отказаться от татарской помощи.

Следующее татарское посольство с предложением союза «против любых врагов» прибыло в Швецию в 1637 г., но оказалось также безрезультатным. Новое посольство во главе с Хаджа-Мустафой в 1650 г. предложило королеве Кристине создать против России союз с Крымской ордой, Украиной и Польшей. Это предложение показалось канцлеру А. Оксеншерне нереалистическим, однако Крым с ответным визитом все же посетил шведский посол Иоханнес Майер. В последующие годы обмен послами продолжался. Так, в 1657 г. Крым посетило посольство Лилиенкрона, в 1658 г. к ногаям было направлено посольство И. Ридеръельма, в 1660 г. происходили переговоры о выкупе шведских пленных, в 1677 г. Швецию посетило посольство Мустафы-Паши и т.д. Сохранились также письма, отправленные в этот период шведским королям крымскими ханами Мехмет-Гиреем (1651-1661), Адиль-Гиреем (1660-1666), Девлет-Гиреем (1668), Мурат-Гиреем (1681) и др.

На новый уровень шведско-татарские отношения поднимаются во время Северной войны. Еще до Полтавской битвы Карл XII направил ко двору хана Девлет-Гирея своего посла Отто Вильгельма Клинковштрема. Через него шведский король продолжал поддерживать отношения с Крымом и когда после бегства из-под Полтавы прятался на турецкой территории. Уже в августе 1709 г. хан предложил Карлу предоставить ему татарский эскорт численностью до 40 тысяч всадников, который сопроводил бы его из Турции через Польшу в шведскую Померанию.

В 1710 г. Клинковштрема при дворе Девлет-Гирея сменил С. Лагерберг, в помощь которому были выделены капитаны О. Врангель и К. Скадер. В инструкции, данной новому послу 20 декабря указанного года, ему поручалось заключить с ханом и запорожскими козаками антирусский союз, а также собрать и прислать в Бендеры шведов, рассеянных после полтавского разгрома. В 1711 г. Лагербергу пришлось покинуть Бахчисарай по требованию султанского визиря. В 1713 г. из Бендер к Девлет-Гирею прибыл новый посол Карла XII Георг Люттеман. Тогда же для помощи ему в Крым был направлен шведский пастор Ларс Тарсенис, оставивший подробное описание своего путешествия. Конец этим связям положило бегство шведского короля из Турции в 1714 г.

Последний всплеск активности в отношениях между Швецией и Крымским ханством был вызван русско-турецкой войной 1735-1739 гг. За ее ходом пристально следило шведское правительство, мечтавшее о реванше за поражение в Северной войне. В июле 1738 г. из Стокгольма в Стамбул был направлен майор Малькольм Синклер с документами, касающимися заключения шведско-турецкого союза. Синклер участвовал в русском походе Карла XII, попал в плен под Полтавой и провел несколько лет в русском плену. О его миссии стало известно русским властям, которые отрядили двух офицеров с заданием перехватить его на обратном пути. В июне 1739 г. они настигли Синклера близ Бреслау. Шведский эмиссар погиб в стычке, а документы шведско-турецких переговоров были изъяты. Это событие вызвало взрыв негодования в Швеции.

В Стамбуле возобновились переговоры об антирусском союзе со шведскими послами Хепкеном и Карлсоном, которых деятельно поддерживал французский посол Вильнев. Шведско-турецкий наступательный договор против России был подписан 20 января 1740 г. Однако турки не решались его ратифицировать ввиду протестов России и угрозы персидского вторжения. Тем временем в июле 1741 г. Швеция объявила войну России. В этой ситуации шведы и французы решили склонить к войне с русскими Крымское ханство, надеясь тем самым побудить турецкое правительство принять окончательное решение.

Осенью 1741 г. к хану Селамет-Гирею из Константинополя прибыл консул Вентуре де Парадиз, представлявший одновременно французского и шведского королей. В инструкции для него, подписанной Хепкеном и Карлсоном, говорилось о том, что шведский король Фредрик I полагается на «традиционную дружбу Швеции и Крыма» и призывает хана немедленно напасть на русских. Де Парадиз также передал Селамет-Гирею два личных письма короля, которые были полны красноречивых похвал в адрес хана и его «храброго народа», напоминали о дружбе и доверии между Карлом XII и ханами Девлет-Гиреем и Каплан-Гиреем и предлагали возобновить и расширить эту дружбу.

Однако Крым в этот момент сам находился в сложном положении. Тремя годами раньше Бахчисарай был взят и сожжен русскими войсками, в Азове сидел русский гарнизон, а у границ Ногайской орды строилась новая засечная линия. По этой причине Селамет-Гирей заверил де Парадиза в дружеском отношении к «шведскому брату Фредрику», но определенного ответа ему не дал, а начал переговоры с турецким двором. Осенью 1742 г. до Крыма дошли вести о капитуляции шведской армии в Финляндии, что окончательно похоронило и этот последний проект совместной шведско-татарской войны против России.

Источники:
В.Е. Возгрин. Материалы по шведско-крымским отношениям в XVI-XVIII вв. в архиве ЛОИИ СССР АН СССР // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. IX. 1978
В.В. Загоровский. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж, 1991
А.А. Новосельский. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.-Л., 1948
Р.Г. Скрынников. Борис Годунов. М., 1979

Я считаю так
29.01.2010, 16:50
Вот и братство на лицо. Кто кому брат ...