PDA

Просмотр полной версии : Рассуждения о Причастии



Russian Fellow
15.10.2009, 09:10
Нет, не было и не будет, ни одного грешного раба достойного, но по Милосердию Своему Господь дал нам возможность очиститься от грехов, которые мы волею или неволею порой совершаем, призывая нас к Таинствам Исповеди и Причастия.
Церковь есть общество людей, исповедующих Единого Бога. Почему же не встанет вопрос у священников и у мирян, – отчего столько мнений по поводу казалось бы всем понятным истин со времени Тайной Вечери? Почему при Самом Господе нашем Иисусе Христе всё было просто и понятно всем его ученикам? Даже Иуде не было отказано ни в Теле, ни в крови Божественного Учителя, мало того, Он Сам преподал Те ему, – зная чёрные помыслы его.
Приведённые же выше высказывания Святителей и угодников Божиих, также просто и понятно изъясняют нам великую необходимость Святых Христовых Таин.
В те времена, как и ещё в прошлом, 19 веке, не было требований вычитать ни стольких канонов, не было просто и столько грамотных, чтобы их прочесть, ни тем более стольких книг, где об одном и том же пишется совсем противоположное порою. Конечно, не было соответственно и стольких споров, о сем, всем ясном предмете. Всем было понятно, что в храм ходят сначала креститься, затем исповедаться и причаститься, ибо сии Таинства очищают душу от грехов, и дают силы жить по Духу.
А сейчас, по многих храмах и даже монастырях, – странников и паломников причащают чаще, чем насельниц или насельников, оттого и житие их внутреннее очень часто не блещет подвижничеством, нет на то у многих просто духовных сил. При выносе Чаши причащаются две, три, пять, “самые достойные” души, а все остальные взирают с безразличием к происходящему пред их очами Великому Таинству, потому что прийти на зов с амвона ко Христу либо сами не хотят, либо их держат на расстоянии запреты “духовников” на Причастие на каждой Литургии. Но сами-то духовники, почему-то причащаются всякий раз, когда служат (им даже в обязанность сие вменяется, даже и не самым “предостойным”); а простые христиане, не менее многих из них любящие и жаждущие Христа, которые бросают все дела, ради присутствия на Божественной Литургии, стоят, как истуканы безучастные. Разве таковое когда-либо прежде было?
Ведь практически получается, что половина храма, а то и больше, стоит на службе в разряде отлучённых от Причастия! А ведь отлучение от сего Таинства – есть наказание самое строгое по своему существу и применяется в крайнем только случае, когда другие епитимии и прочие меры воздействия на преступающаго Заповеди Божии христианина не действуют. И наказание страшнее отлучения от Причастия лишь только анафема, и те, кто сегодня лишённыя спасительных Христовых Таин, завтра могут стать по делам своим на путь предательства и полного отпадения от Матери Церкви Православной. 1917 год – тому всем пример!
Ибо, ко времени октябрьского переворота множество народа уже даже и раза в год не причащалось, а в учебных заведениях требовали талончики от учащихся, что они сподобились раз в году причаститься! В армии дело обстояло не лучше, благодаря фарисейскому и масонскому “окормлению”. Вот и взбесился отлучённый от Святых Таин, а через сие, и от Христа народ, и попрал тех же фарисеев, а заодно по горячности своей под бесовским предводительством разнёс и храмы, построенные своими же отцами, дедами, прадедами и пра- и прапрадедами.
Вот сейчас время последнее, и для покаяния осталось времени совсем немного, а у многих, и эти крохи сократятся, а мы вместо исправления прежних роковых ошибок вновь с ещё большим упорством повторяем горький опыт 19—20 столетий.
Когда уже от истиннаго Богом нам данного Православия остался один скелет, состоящий из боголюбцев вроде преподобного Серафима Саровского, блаженного монаха Авеля, Иоанна Кронштадтского, многих наших государей-мучеников, и других подвижников, и молитвенников, которые, глядя на происходящее вокруг них, и прозирая грядущие потрясения духовными своими очами, отверзтыми им Господом, плакали, и молили Господа лучше их Царствия Небесного лишить, да пощадить архиерейский чин, и тех, кто стал следом за ними хромать на оба колена, уклоняясь от чистоты Святого Православия.
Но даже ради их молитв Господь не преклонился на милость к отвергшимся от Него негодным рабам. Не грядущим на Господский зов: “Придите ядите еси!”. Ведь притча о пире, который устроил некий Господин, пославший слуг своих звать гостей, которые отказывались один за другим разделить трапезу со своим Владыкою, находя для своего отказа всевозможные предлоги, абсолютна равна поведению пятящихся от Чаши со Святыми Таинствами во время божественного пира, которым и является Литургия!
И что повелел тогда сделать сей Господин своим посланникам – суть Ангелам – вестникам, через коих исполняются повеления Господни; собрать всех, кого встретят на дороге, убогих, хромых, слепых, и призвать их на пир, а отказавшихся от Его призыва “красивых” и “сильных” – истребить всех!
Вот и нам, отказывающимся от тела и Крови Христовой, или тем, кто сему отторжению учит, и делает препятствия малым сим – духовным Божиим детям, если не покаемся, то придётся испить Чашу Гнева Божия, и она уже не за горами, а предстоит перед нами! И Чаша Сия величается Третия Мировая Война, которая будет уже не для исправления, а для истребления тех, кто попрал все Божии установления; и уже в числе первых принял печать на руку или на лоб, имя зверево, или число имени его, таковых среди нас уже множество.
И все были уже заранее в откровении от Иоанна Богослова предупреждены о сегодняшнем времени, но слепые “мудрецы” века сего, возглавляющие ослепших от чинопочитания овец, ничего не желают понимать и менять. А главной причиной неведения очевидного наступления антихристова царства для ослеплённого и затменного большинства народа, даже “воцерковленного”, но всего лишь внешне, является внутреннее несоответствие Духу, которым ниспосылается Благодать ведения Воли Божией, а для благодати надобно, чтобы сосуд был вымыт, очищен и приготовлен к её приятию. А сосуды, хотя и входят в храм, и стоят там, как истуканы (памятники), и даже стараются других привести постоять по несколько часов рядом с собой, но приянть Христа такие стоячие “христиане” почему-то никогда или же часто “неготовы”.
И Он уходит вместе со Своими Дарами, и полной Животворящей Чашей, отвергнутый неблагодарными больными, и даже уже разлагающимися от духовной и телесной проказы, которые предпочитают более земных знахарей и лекарей, и отвергают Небеснаго Врача душ и телес наших, Который глаголет нам Своим Словом: “Без Мене, не можете творити ничесоже!”. То есть, ничего хорошего без Меня вы просто не способны сделать!
Ибо, само по себе слово “творить”, предполагает уподобление Творцу в Его благих намерениях, и через Причастие с Христом, мы становимся способны Его Благодатию созидать, как духовные дела свои, так и телесные, во Славу Божию и Богу угодные. А без благодатного присутствия в нас тела Тела и Крови Христовой, незримаго телесными очами, но действующего неизменно на все стороны нашей жизни, мы не живём, а погибаем и медленно умираем, сначала “незаметно” духовно, а затем, и видимо – телесно.
Старец иеросхимонах Сампсон своим чадам на телеграммы о том, что надо лечь в больницу ампутировать ногу в связи с гангреной, или же с прободением кишки, а так же в других смертельно опасных случаях,отвечал так: “Никаких операций, никаких ампутаций, но только голод и через день Причастие!”. И нога и кишка исцелились у ныне покойной схимонахини Михаилы из Киевского Покровского женского монастыря (прежде монахини Анастасии), которая прожила долгую жизнь после сих исцелений, славя Господа и своего духовного отца, который не дал ей предпочесть земных эскулапов Небесному Врачу.
Мы, познакомившись с такими рекомендациями старца Сампсона, а он сам имел богатейшую врачебную практику безмедикаментозного лечения в тюрьмах, но токмо с Богом – пройденную им за 18 лет лагерей, стали такие его советы распространять, и убедились в том, что действительно парализованные, и всеми врачами приговорённые к смерти встают со одра болезни даже без голода и строжайшего поста! Ибо немощнымь Бог простит их немощи за их Веру и упование на Него! И священники, которые стали так поступать, причащая через день неисцельно болящих, убедились, что советы богомудраго старца не устареют никогда.
Просто надо не лениться посещать больных почаще с запасными Дарами, как на дому, так и в больницах, а тем паче у себя в приходе освящать Святым Причастием с радостию всех своих чад и прихожан. И куда только денутся многие болезни, от которых ныне рассыпаются на части даже в некоторых монастырях монахини и послушницы, ибо, подвязавшись быть невестами Христовыми, не причащаются и не соединяются со Своим Женихом! Какое же у таких “невест”, чурающихся своего Божественного Жениха будет здоровье? А священник, потребляющий по окончании Литургии Святые дары за всех и за вся, кто через него не подошёл к Чаше, кого он не призвал из пришедших в Дом Господень на исповедь для покаяния, и не преподал спасительные, исцеляющие от всякого недуга духовного и телесного Дары. И если не страшно взять на себя грехи всех пришедших, то можно так и продолжать до Суда Божия, а там, ответ надо будет строгий держать перед Нелицемерным Судиёй.
Да и здесь здоровьичко, как душевное, так и телесное от принятия на себя такой непосильной ноши будет подкашиваться как корень. Потому и священство страдает множеством недугов, находясь у Животворящего Источника, но потребляя слишком много животворящей влаги, рассчитанной на всю Церковь, на омытие и искупление грехов всех пришедших ко Христу.
Единственно, что должно быть перед Причастием очень серьёзно и откровенно проведено, так это Таинство Исповеди. Особенно тяжки нераскаянные грехи по нарушению Заповедей Божиих, потому надобно их заблаговременно тщательно записывать, чтобы исповедуясь не забыть, и не задерживать священника пустыми разговорами, как сие часто бывает.
И перед Причастием положено обязательно сделать три земных поклона, так было всегда, но уже в некоторых изданиях Закона Божия, хотя и обязательным, но считается всего один поклон! Да и того не делают ныне, хотя положено вообще при каждом прошении о помиловании, помощи, а там паче и во благодарении ко Господу, надобно молиться с коленопреклонением или почаще становиться на колени, и с колен делать земные поклоны, ведь сам Христос показал нам образ молитвы и Своим примером. И в даровании молитвы “Отче наш!”.
А мы, как истуканы, стоим при молитве “Приидите поклонимся Цареви нашему Богу!”. Тогда к чему слова “поколонимся”, “припадем”, если за ними ни поклона, ни припадения не следует? Если бы немощными были, а то ведь на свои потребы спину гнём с утра до вечера, а пред Господом и шею не согнём. Про таких сказано—жестоковыйные!
Христос пришёл, всем всё давать и души отцу угодные собирать. А не запрещать, отлучать, отсекать, потому и сказал святитель Иоанн Златоуст, что уклонение от Причастия есть дело диавольское, а уклоняющий, соответственно, сам Диавол, либо ему в сем послушный “слуга”.
И вообще, отлучение от Причастия, это такая мера, которую можно применять для пользы и исправления согрешившаго только в единичных случаях, ибо если приходится всех овец наказывать или через одну, то тут дело видимо уже не в них, а в самом пастухе, который значит нерадиво их пасёт. Вот из-за таковой “политики” разваливается духовное единство и целость внутрицерковная, постоянно возникают раздоры, расколы, и нет мира между многими чадами, ибо корень сего зла в нашем разном духовном состоянии по причине такового положения дела.
А какая благодать, вы посмотрите, происходит в тех же самых храмах по праздникам! И не потому, что день святого Георгия праздничнее дня святого Харалампия, или другого какого святого, а только потому, что так повелось. И тут разница может быть вообще в количестве пришедших в храм людей, почитающих какого-либо святого. Но ко Святому Причастию, на зов Христов, должны и обязаны приходить все, кому нет явного священнического запрета.
В сельской местности вполне допускается Причастие при невозможности посетить вечернюю службу по причине отдалённости от храма и отсутствия средств передвижения до храма. Допускается Причастие даже без поста, канонов и прочих условностей, ставших с некоторых пор обязательными условиями для всех без разбора, как тяжко болящим, так и малым детям. А чем от болящих отличаются духовно немощные, которым не по силам вычитать полностью воистину иноческие правила перед Причастием?
И даже те, кто готов прийти во Святой храм, препинаются о бремена неудобоносимые, о которых не святой праведный Иоанн Кронштадтский, ни святой Василий Великий, ни святитель Иоанн Златоуст, никогда не слыхали и тем паче ни писали.
А те, кто не могут многочасовые правила вычитывать по немощи своей, так пусть и не причащаются, да и в храм тогда им зачем ходить вообще: постоять для порядку? Что же, пусть тогда вообще лучше в храм не ходят! Ибо немощь без Святых Таинств так никогда и не иссякнет, а напротив, может привести к полному отпадению от Матери Церкви. Так пускай и погибают? Странная “грамотность” ныне настала, да только веры и силы Духа не стало.
Выходит, чтобы перестать заблуждаться, нам очень “грамотным”, но почему-то намного более отсталым в сравнении с первыми христианами – неграмотными, но святыми и простыми учениками Господа – надо снова возвернуться к истокам святости, и как главному из них, более частому приобщению Телу и Крови Христовой освящающим нас.
И разве может такое быть, чтобы прочитав некое правило, особенно если это обязательное или принудительное условие, любой его вычитывающий вдруг стал достойным Причастия. А тот, к примеру, воин, что на посту стоял, готовый жизнь свою за ближних положить и придя ночью живым домой, исполнив послушание Промыслом Божиим, и утром, придя в храм, оказывается заранее кем-то осуждённым и отлучённым, как недостойный от Святых Таин за не вычитанное по форме правило, появившееся, видимо, на последние времена!
Зато всегда прежде до изобретения книжек и грамотности, во время службы вычитывалось правило перед Причастием и благодарственные молитвы по окончании службы для всех пришедших в храм Божий. А ныне сие обязательное правило сокращено до нельзя или же вовсе отсутствует! Неужели Господь оставил бы опоздавшего к Вечере без Божественной Трапезы? И для чего тогда вообще приходить если опоздал к ужину, или если тебя оставят без подкрепления сил не солоно хлебавши постоявшим только рядышком с Источником Живота?
Для чего, собственно, служится вся Литургия? Только ради Евхаристии и Божественных Тела и Крови, которые Сам Господь велел вкушать всем, причём призывно, глаголя с амвона устами священника: “Придите и ядите вси” (а не кто “самые достойные”!), и именно – ядити во оставление грехов! Ибо без сих Даров Новый Завет между нами и Господом нашим И,исусом Христом состояться не может, и без Его Тела и Крови нам не избавиться ни от наших грехов, ни от телесных болезней и немощей, одолевающих всех нас.
Все мы знаем, что как болящим, так и отходящим явно в мир иной, делается исключение, и сии счастливые категории причащают даже вообще без поста, а токмо после исповеди. А кто сейчас может сказать про себя в полной мере, что здоров телом и душою? Пусть таковых покажут всем, чтобы у них поучиться, как сего достичь.
Или же в сем страшнем, ныне погибающем мире, кто поручится за свою жизнь, что она продлится до завтра и сможет омыться Таинствами Покаяния и Причащения?
Получается, что человек, даже искренне желая очиститься и исправиться, может остаться без того, что благословил Сам Господь, просто по усмотрению человеческому. Ибо кто определяет достоинство тех, кого призывает к себе Господь для покаяния и исправления – грешников, мытарей и блудниц, тот прежде Господа их осуждает.
А если завтра такой сей раб Божий погибнет, отгнанный фарисейскими неудобоносимыми правилами, о которых никто не знал – до века сего погибельного? На ком грех будет за то, что он, желая исповедаться и причаститься, отошёл без сих Таинств? На всех тех, кто сии преграды желающему покаяться создавал.
И в Книге Правил Святых Апостол, которые есть свод Церковных законов на все времена, о сих препонах и обязательных правилах к призывающему всех Господу: “Придите ко Мне еси” – ничего не сказано. Ибо первым условием всегда для Причащения было нелицемерное покаяние перед Господом и желание исправиться, а не перечисление порою годами одних и тех же грехов на исповеди, как это у нас ныне бывает, без твёрдого намерения избавиться от них.
Очистим же пред Всевидящим Богом сердца свои и возопим к Нему: “Господи, помоги нам грешникам, избавиться от всяких скверн духовных и болезней телесных, приди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси души наша”.


Печатается по книге: Схимонахиня Анна “Во спасение души”, – Рязань, Полиграфическое объединение “РИТАК”, 2007 год.

Serebrjany mir
15.10.2009, 20:39
Эти таинства надуманы отцами церкви. Таких понятий в Библии нет.
А чтобы очиститься от грехов, необходимо знать, что же является грехом.
А вы знаете, в чем каетесь?

Натан, прошу вас более уважительно относиться к церковным таинствам. Они не были надуманы, а появились естественно и закрепились в церковной практике.
Вы разве забыли что Христос призывал всех каятся?
А насчет причастия, вот цитаты из Библии:
Ин.6:54-57
Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день.
Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие.Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем.
Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною.

модератор