PDA

Просмотр полной версии : 26.10.2006. Интервью. Александр Белов: "Мой народ должен стать нацией"



Басманов
30.10.2006, 01:31
http://www.apn.ru/news/article10770.htm

Белов: Мой народ должен стать нацией

АПН: Зачем вам нация?


Александр Белов, лидер Движения против нелегальной эмиграции:


Сразу оговорюсь, что высказываю собственное мнение, не согласованное с какими-либо общественными структурами, в которые я имею честь входить, в том числе и с Центральным Советом ДПНИ.


Народ, в современном понимании этого слова, есть не что иное, как население некоей местности или государства. Народ может быть разнороден, разделен и может не иметь никакой объединяющей национальной идеи, существуя в качестве бессмысленного сообщества разрозненных индивидов. К моему глубокому прискорбию, именно в таком положении находится мой Русский народ. Поэтому я говорю о необходимости национального единства, то есть единства Нации. Мы должны осознать свою национальную идентичность, общность интересов; мы должны научиться чувствовать наш общий интерес и действовать в этих общих интересах. Мы, русские, нуждаемся в скорейшем превращении из народа в нацию.


Историческая наука дает нам многочисленные примеры, когда великие нации появляются на авансцене истории не в результате долгого процесса цивилизационного развития, а в результате действий одного человека или политической группы. Сегодня мой народ нуждается именно в таком превращении, так как не имеет возможности позволить себе длительный путь постепенного развития, ибо стоит на пороге "биологического" выживания.


АПН: Откуда взялась традиция проводить Русский марш именно 4 ноября?


Александр Белов:


Важным этапом становления нации является выработка традиции, в том числе традиции национальных праздников. Около двух лет назад один из моих коллег впервые высказал идею о необходимости выбора такого дня, в который ежегодно активные национально-мыслящие русские во всем мире будут демонстрировать свою солидарность. Сам Бог послал нам такой день – объявленный правительством День Народного Единства 4 ноября. Идея праздника абсолютно адекватно вписывалась в концепцию русского национализма.


4 октября 2005 года я присутствовал на двадцатилетии первой русской патриотической организации "Память", где и предложил находящимся в зале представителям патриотических организаций провести ровно через месяц 4 ноября в Москве Русский марш.


Позже я узнал, что аналогичная идея возникла в среде последователей евразийства, с которыми меня познакомил известный национал-социалист Виктор Якушев. Я помог ему и одному из тогдашних руководителей Евразийского союза молодежи Юрию Горскому составить список всех национально-ориентированных русских организаций, и мы распределили их для проведения переговоров об участии в Русском (как говорили мы - ДПНИ) или Правом (как обозначили его евразийцы) марше.


Евразийцы определили идею марша - как противопоставление "правых" наступающей атлантической угрозе в виде, так называемой оранжевой революции. Со слов Горского, такая идея была одобрена одним из важных чиновников в администрации президента, с которым лично беседовал великий философ современности и верховный жрец евразийства Александр Гелиевич Дугин (кстати бывший член Центрального Совета НПФ "Память", исключенный за пропаганду антихристианских оккультных теорий Третьего Рейха).


Марш состоялся. Безусловно, марш стал важной вехой в становлении русского национального движения. В душе я надеялся, что марш будет правильно воспринят и откроется возможность для диалога национальных русских организаций с государственной властью. Однако реакция оказалась обратной.


Центральным каналам запретили показывать сюжеты о марше. В печатных СМИ началась кампания по дискредитации ДПНИ. Журналисты ряда ангажированных изданий лгали не стесняясь: "участники марша скандировали "Хайль Гитлер" и "смерть всем нерусским". После этого они задавали вопросы ведущим политикам, которые, естественно, осуждали марш.


Правда и мнение самих участников марша уже никого не интересовали. Отдельные "принципиальные" товарищи из ЕСМ в надежде не быть отлученными от государственных субсидий поспешили отречься от нас и заклеймить расхожим штампом - "фашисты".


Тем не менее, большинство организаций-участников сформировали Оргкомитет по проведению марша в 2006 году. Активная подготовка к проведению второго марша началась уже в сентябре. К заседаниям Оргкомитета подключались все новые энтузиасты, желающие принять участие в марше.


АПН: Почему среди организаторов Русского марша произошел раскол?


Александр Белов:


Подоплека проста: намерение отдельных лиц объявить себя монополистами «имперской идеи и православия», заклеймив оставшихся «этнонационалистами». Здоровому человеку, конечно, все это покажется, мягко говоря, странным, но я в принципе даже рад, что все так получилось.


Русский марш - это общественно политическая акция, а не крестный ход. Как человек православный я считаю неуместным втягивать Церковь в политику и совмещать крестный ход с боевым маршем. Нам также важно, что мы с достаточной легкостью избавились от ряда одиозных личностей, одним своим видом создававшим негативную репутацию любому здоровому движению.


Во всех цивилизованных странах есть национально-ориентированные партии и организации. Никто не препятствует в их деятельности и не ограничивает их право на свободу собраний и шествий по политическим мотивам. Тем более никто не мотивирует необходимость таких запретов тем, что может сложиться негативный имидж страны за границей или тем, что могут быть какие-то провокации.


Особенно удивляет позиция так называемых правозащитников, которые навешивают ярлыки, обвиняют широкие массы простых русских людей в намерении совершить преступления, требуют ограничить определенную часть населения в правах из-за их общественно-политической позиции.


АПН: А что, если власти запретят марш?


Александр Белов:


По закону разрешить или запретить массовую акцию администрация не вправе. В ее обязанности входить согласование маршрута, места и времени проведения акции, а также оказание содействия в ее проведение, в том числе, обеспечение безопасности участников.


Доводы о том, что проведение в Москве Русского марша нежелательно, по причине скопления нескольких тысяч неуправляемой радикально настроенной молодежи не основательны и абсурдны. Во-первых, потому что предыдущий марш показал высокую степень дисциплины участников шествия. Во-вторых, потому что все акции, проводимые с участием ДПНИ всегда проходили в рамках закона. И, в-третьих, потому что участники Русского марша все равно прибудут в Москву в назначенное время и соберутся в назначенном месте.


Давайте зададим себе вопрос: что может заставить нас изменить свое решение об участии в Русском марше? И ответим - ничего. Отказ означает для нас потерю лица, предательство идеи и самой Нации. Мы не сдадимся ни при каких обстоятельствах. Любые жесткие меры в отношении лояльных участников марша со стороны властей могут привести к дискредитации самого праздника, к тому же скрыть широкомасштабные репрессии от внимания отечественных и западных журналистов все равно не удастся. Да и самой власти не выгодно автоматически настраивать против себя молодежь, толкать ее в радикальную оппозицию.


Я верю, что у людей, которые волею судеб, оказались распорядителями нашей государственной и административной системы есть мужество и совесть и они сделают правильный выбор. Те люди и организации, которые толкают власть против своего народа, намереваясь воспользоваться плодами этого конфликта – именно они и являются главными врагами как власти, так и общества. И еще я верю, что мой народ способен превратиться в Нацию. День 4 ноября 2006 года станет очередным - стратегически важным и весомым шагом на пути к этому превращению.