PDA

Просмотр полной версии : Кулачный бой



Вятич
02.03.2009, 00:01
Нашёл интересную статью, размещённую на тульском форуме боевых искусств





Название темы:Кулачные бои в Туле (http://budo.tulaguide.ru/#p1278)
Автор: Витязь (http://budo.tulaguide.ru/memberlist.php?mode=viewprofile&u=734) 16 сен 2007, 22:45



ПАРМЕН И ЕГО КОМАНДА

C давних времен любимой русской забавой были кулачные бои, получившие после 1917 года ярлык тяжкого наследия темного прошлого Между тем обычная с виду уличная махаловка подчинялась очень строгим правилам и распорядкам. Здесь даже, как в нормальной современной спортивной жизни, существовал свой календарь соревнований. То есть дрались в основном с Николы зимнего, шестого декабря, до Масленицы. Дрались для забавы, не насмерть, просто показать свою удаль молодецкую.

Прежде чем начаться самому бою, разыгрывался целый обряд. Для затравки из стенки выбегали дети, которые начинали задирать сверстников из противоположного лагеря. Происходило это до тех пор, пока за младших не вступались взрослые. Дети убегали, а мужики начинали драться по строго оговоренным правилам.

Бить разрешалось в грудь, голову или живот (не ниже пояса). Никаких посторонних предметов участники драки в руках не должны были иметь, за это смертным боем нарушителей лупили и свои, и чужие. Тем не менее железные «толкачки», «плитки» и прочие запретные предметы все равно применялись.

Иногда если бой длился слишком долго, стороны могли сделать перерыв минут на пятнадцать. После чего продолжить. В спину убегающему бить воспрещалось - можно было только лицом к лицу.

В Гиляровский описывал три вида кулачных боев: стенка на стенку, свалка-сцеплялка и один на один. В первом случае лучшие бойцы сначала не участвовали в схватке. Их час наступал, если неприятель пробивал «стенку» - первый ряд бойцов. Тогда «надежда-боец», как называли лучших, мчался на помощь своим, держа шапку в зубах. Он бил кулаками во все стороны, таранил вражью стенку, восстанавливал боевое равновесие и убегал обратно, предоставляя остальным закончить дело.

Самыми сильными и умелыми считались участники боев один на один. У каждого был хороший раскрут, говоря современным языком, - свои болельщики, которые ставили на них заклады, выигрывая или проигрывая большие деньги. Сами же бойцы никогда за деньги не бились. Правда, если побеждали, позволяли угостить себя обедом.

Наши тульские кулачники славились далеко за пределами города. В дошедших до нас воспоминаниях тульского мещанина XVIII столетия Абрама Булыгина есть упоминание о том, что он «в кулачных 6оях великим полководцем бывал; пятьюстами двух тысяч побивал». Что, по мнению исследователей, говори о размахе, который принимали такие бои.

Мужского населения, по данным ревизского учета, было в Туле 8300 в 1767 году и 10200 в 1784. То есть в драке на две с половиной тысячи бойцом участвовало от 25 до 30 процентов городских мужчин.

«Превеликие кулачные бои», как пишет Булыгин, проходили в Туле в чистый понедельник – то есть в первый понедельник после масленицы, которую принято было проводить в обжорстве и пьянстве. Это называлось «вытрясать блины». Бои чистого понедельника завершали зимнюю серию, продолжавшуюся с выпадением снега каждое воскресенье.

«Во все это время Тула разделялась на две стороны, на Московскую и Градскую; каждая имеет своих богатырей и своего атамана», - рассказывал в книге «Записки русского путешественника», изданной в девятнадцатом веке, А.С.Глаголев. Кстати, сам Абрам Булыгин, если верить всему им написанному, был одним из таких атаманов, товарищи зазывали его «с нами на кулачный бой полководничать, а нам чтобы биться».

А вот что говорил по этому поводу герой «Растеряевых типов и сцен» Глеба Успенского Гаврила Иванович Зайкин:

- Наши n-ские драку любят-с. Это у нас первое удовольствие. И летом и зимой у нас всё драки бывают-с, то есть для удовольствия. Зимой больше на реке дерутся – место ровное. Летом – тут недалечко, за семинарией. Опять тоже постом, в чистый понедельник, блины у нас вытрясают. В это время тоже драка у нас бывает крупная. Порядок у нас свой-с. Первое дело бойцы у нас есть, этакие осо6енные ловкачи Н-ну, побьются о заклад – кто кого; которые заклад держат, сейчас они дают знать «в свою улицу» ребятам-с. Объявляют ребятам, так, мол, и так, в такой-то день ну и собираются. И бойцы в нашей стороне первейшие!.. По слухам-то так и выходит, что нигде, почитай, этаких бойцов нету. Да у нас, что я вам скажу, у нас был один боец, почтальон, так он что же? – кочерги эти гнуть, али бы деньги серебряные в трубку свертывать, это ему – тьфу! Он человека с одного маху в гроб вгонял! И не то чтобы с подвохом каким а честь-честью, по чистой совести: перво-наперво он показывает народу кулак, разжимает его, чтобы видели все – ничего нету, рука чистая! Опять то возьмите в расчет – в опасные места, примерно в висок, он не бил, ни-ни! А бил он как следует, по правилу, по чистой совести, и с одного маху в гроб человека закатывал. Вот-с!..

Бойцы в Туле действительно были знаменитые. «В половине 1700-х годов и долго потом славились в «стачках» казанские суковщики, а из отдельных бойцов – тульские Алеша Родимый, Никита Долговязый», - писал в 1912 году журнал «Русская старина». О Родимом пишет в своей книге и Глаголев.

После каждого, в особенности очень многолюдного боя, непременно были тяжко побитые и даже убитые. На утоптанном снегу по льду реки оставались лежать без движения тела, товарищи убирали их и забирали с собою или вмешивалась полицейская власть.

Жертвы изувечения не могли бы даже указать виновного. Да и как уберечься, когда в разгуле страстей, в толпе наносимый удар приходился неумышленно по такой части тела, что причинял вред или даже смерть.

Однако до начала поединка стороны не испытывали друг к другу никаких враждебных чувств, что описал Глеб Успенский все в тех же «Растеряевых нравах»: «Скоро мы были на месте боя. Дело происходило за городом, на лугу, поросшем мелкой травой. В ожидании боя большая часть публики столпилась у кабака, другая толкалась и бегала по лугу. Публика это была самая разнообразная: мастеровые, солдаты, чиновная мелкота, семинаристы. Последние устроили на лугу игру в лапту, сняв предварительно сапоги и засучив панталоны выше колен».

Полиция и многие светские институты безуспешно пыталась воспрепятствовать проведению этой народной забавы. Например, предписанием Тульской духовной семинарии категорически предупреждалось, что семинаристы «ходить на зрелища, как-то: на кулачные бои, на звериную травлю, на конское ристание и другие подобные отнюдь не должны»

Да и сами драчуны были начеку - как правило, на приближении к месту поединка ставились в дозоры мальчишки. И полицейские могли застать кого-то врасплох, только если караульные излишне увлекутся происходящим и забудут о своих обязанностях. Если становилось известно о приближении стражей порядка, бой немедленно прекращался, и соперники спокойно расходились, демонстративно распевая песни.

Собственно, власти тревожило не только то, что во время таких боев соперники запросто могли покалечить, а то и убить кого-то, но и обязательный убыток городской казне и беспокойство мирным жителям. Вот что писала в июле 1912 года «Тульская молва»:

«Вчера городской десятник Лобачев сообщил городской управе, что в последних числах июля предполагается устройство кулачных боев в местности близ нового парка в районе третьей части, при этом он добавляет, что возможно ожидать поломки деревьев в парке». Третья часть города – это нынешнее Заречье.

Там же в феврале 1914 года сообщалось следующее:

«Наряду с тем, констатируется печальный факт. Чулковский сад, устроенный отделом (Русского общества охранения народного здравия) для детских игр весь поломан и затоптан. Объясняется это тем, что подвижным играм в Чулкове предпочитаются кулачные бои».

Впрочем, для Чулково кулачные бои вообще были образом жизни. Как-никак, самый беспокойный район города. Даже знаменитый тогда пристав Лавров, приструнивший хулиганов с Веневской улицы, державший в страхе всю округу и которого побаивались даже революционеры-подпольщики всех мастей, с любителями кулачных боев ничего не мог поделать.

Были у кулачных боев и свои покровители. Главный из них – колоритный тульский купец Пармешка, или Пармен. В миру – хлебный король Иван Колоколин. У него была пекарня на углу улиц Заварной и Арсенальной, где выпекали самый дешевый в городе хлеб. «В голодные годы, когда пуд муки ржаной до одного рубля доходил, он хлеб продавал рабочим копейка с четвертью фунт. Говорили, что муку он в карты выигрывает, поэтому и продает дешево, а на самом деле он рабочих ячневым хлебом кормил, о котором редко кто тогда имел представление», писал о нем в книге «О былом и пережитом» А Фролов. Впрочем, если верить ходившей по городу частушке «Проигрался наш Пармешка, подорожила коврежка», хлеб был далеко не всегда дешевый.

Так вот этот Парменыч был большим любителем азартных развлечений. Здоровый седой старик, как называет его Фролов, гонял по городу на малорослых иноходцах, был известным картежником, любителем конской охоты, театра и пения. А еще руководил черносотенным Союзом Михаила архангела, и в событиях октября 1905 года, когда в центре Тулы произошла кровавая стычка между социал-демократами и черносотенцами, завершившаяся разгоном и тех и других казачьей сотней, играл не последнюю роль.

А еще он был известен как устроитель по праздникам кулачных боев, в которых участвовало иногда и до полутысячи человек. Говорят, и сам Парменыч в них бился, что вполне возможно. Тульские купцы - народ был очень своеобразный.

Еще одного любителя кулачных боев, некоего Ивана Абрамыча описывает Глеб Успенский: «Он мог перечислить всех лучших бойцов лет за двенадцать поименно, мог припомнить наиболее громадные битвы и кровопролития» Ни дать, ни взять современный спортивный болельщик.

Гражданская война и наступившая эпоха строительства социализма не сразу отбили охоту к этой забаве. Дрались в Чулково, дрались в Заречье, рядом с храмом Сергия Радонежского, «у колодезя». «За последнее время в Заречье происходят кулачные бои, в которых принимают участие и подростки, и их отцы. Уж больно пришлось по душе невежественным любителям сильных ощущений, число которых с каждым днем растет, привлекая массу ротозеев, это варварское развлечение», - писал в 1922 году «Коммунар». А через год там же можно найти и описание одного из таких мероприятий.

«Широкая луговая дорога между «семинарской» частью города и «подьяческой». По сторонам огороды. Дальше начинаются поля. Это - «белобородовская мыза», арена кулачных боев. Солнце на закат, когда стали стекаться со всех сторон бойцы - «на мызу». Началось с маленьких, с «огольцов», как называют ребятишек на местном жаргоне.

- Э-э-эй!! Давай, давай, давай!!!

- Давай-вай-вай!

Потом в кулаки. Сойдутся, разойдутся.

- Давай! Давай! Давай!

За «огольцами» идут подростки. Напирают сильнее. «Подъяческая» сторона дерется против семинарской.

За подростками следуют 20-летние и старше. Уже стемнело, дело принимает все более серьезный оборот.

Пришли «вожди». Много пьяных. Идет «всесветная» ругань. За каждым словом летит стая трехэтажной и более высоких построений ругани. Целые небоскребы ругательств. Атмосфера пьяно-кабацкая. И это в пролетарской Туле.

«Семинарские» лидеры кулака - Генька Фомин, Филька Кузин, Дридадон. «Подьяческие» лидеры - Васька-стекольщик и «портные» (три брата).

Каждая сторона разделилась на три стены. Идут стенами. Вышибают зубы. У одного вышибли четыре зуба. Подбивают глаза, ломают ребра, подставляют синяки.

Гвалт. Свистки. Дикие выкрики. Совсем темно. Бой достиг своего высшего предела. Вышли и старики на подмогу. Волнами ходит человеческая масса. Дерутся не менее тысячи человек. Идут драки и в одиночку, «на любака»

Опять же маленький комментарий. Излишняя эмоциональность автора в некоторых описаниях - в частности, пьяно-кабацкой атмосферы и всего остального, она в духе времени. На то, что считалось пережитком, вешали всех собак. Так что много пьяных здесь могло быть, но могло и не быть. Просто других документальных свидетельств, к сожалению, нет.

О тульском выяснении отношений было известно далеко за пределами нашего города. Известный эстрадный исполнитель В. Малежик, который мальчишкой жил далеко от Тулы, вспоминает: «Я наслушался душераздирающих историй, которые еще больше подогревали мой пыл. Одна из них о том, что какой-то мальчик переносил на себе велосипед через Упу и утонул Другая - о кулачных боях зареченских пацанов с незареченскими Для меня Тула была окутана одновременно волшебным и страшным ореолом».

Впрочем, это уже были всего лишь легенды. В середине двадцатых годов кулачные бои как массовое явление в Туле умерли.


Источник: «Тула боевая», боевые искусства и спортивные единоборства в Туле (http://budo.tulaguide.ru)


ссылка: http://budo.tulaguide.ru/viewtopic.php?f=24&t=560

...

Алекс-3
27.10.2009, 10:10
Но русский кулачный бой возрождается на современной основе.
Вот краткие правила соревнований:
http://forums.************************/showthread.php?t=3166