PDA

Просмотр полной версии : Нан Мадол



Басманов
04.10.2008, 02:23
Фрэнк Джозеф
(Перевод статьи из журнала "Atlantis Rising" (http://www.atlantisrising.com/) № 51)
"Тихоокеанская Венеция" остается необъяснимой аномалией
В отдаленном западном углу Тихого океана приблизительно в тысяче миль к северу от Новой Гвинеи и двух тысячах трехстах миль к югу от Японии находятся массивные руины давно погибшего города. Неосторожно построенный на коралловом рифе всего лишь на пять футов выше уровня моря, между экватором и одиннадцатой северной параллелью, Нан-Мадол представляет собой ряд прямоугольных островов и колоссальных башен, ныне поглощенных тропической растительностью. Только со стороны океана можно было подойти к Нан-Мадолу, суда входили в открытый узкий проход, защищенный с обеих сторон искусственными островками. В конце этого морского пролива все еще сохраняется главный и единственный вход, впечатляющий пролетом широких каменных ступеней, ведущих к площади. Около ста искусственных островов расположены в "деловой части" города на площади 1,6 квадратных миль. Все они связаны обширной сетью каналов, каждый более 8 метров шириной и более чем 1,2 метра глубиной (при приливе).
По предварительным подсчетам на строительство Нан-Мадола пошло около 250 миллионов тонн базальта на площади свыше 170 акров. Его каменные опоры возвышаются на высоту до 10 метров. Первоначально его стены были еще выше от 3 до 6 метров. Сейчас уже это невозможно выяснить, так как город медленно, но непреклонно захватывается джунглями, которые разрушают наименее крепкие конструкции. Давид Хатчер Чайлдресс провел несколько подводных исследований в Нан-Мадоле в 1980-90-х годах и заключил, что "проект такого огромного масштаба по количеству использования строительного материала и рабочей силы сравним с возведением Великой Китайской Стены и Великой Пирамиды в Египте".
От базальтовых скальных обнажений неведомые строители откалывали массивные осколки и обрабатывали в четырехугольные, пятиугольные или шестиугольные "бревна", который затем шли на постройку Нан-Мадола. Камни пригонялись друг другу без цемента или другого связующего материала, по контрасту с кладкой, найденной в предполагаемых каналах. Эти призматические колонны обычно длиной от трех до двенадцати футов, хотя многие достигают двадцати пяти футов (7,5 м). Их средний вес - около пяти тонн каждая, но имеются и гиганты весом до 20-25 тонн. По оценкам, от четырех до пяти миллионов базальтовых, каменных и деревянных столбов пошло на строительство Нан-Мадола. Согласно Science Magazine, "В местах рифов образовывались естественные стоянки, служившие входами в гавани. В этих каналах были построены острова, многие из которых окружались каменными стенами высотой 1,5-1,8 метров".
Фактически, изначально почти 5-метровой высоты стена в две тысячи восемьсот одиннадцать футов (свыше 850 метров) длиной окружала все это таинственное место целиком. Только несколько секций этой массивной твердыни не было разбито штормами в течение столетий, а два волнореза все еще противостоят времени и стихии. Один - проотяженностью в 450 метров, а другой почти в три раза больше - более полутора километров длиной! Толщина некоторых стен Нан-Мадола - более 3,5 метров, тем удивительнее, что непонятна цель подобных сооружений, во всяком случае это - не часть военных фортификаций. Ни один из предполагаемых "домов" не имеет окон, нет там и улиц, если не считать того, что, возможно, служило каналами.
В городе лучше всего сохранилось сооружение известное как Нан-Дувас - высокая, ровная, полая башня без окон, сложенная из 4,5-метровых шестиугольных черных базальтовых столбов, уложенных горизонтально между большими и не очень грубо отесаными валунами. Чайлдресс указывает, что "эта массивная структура была построена на манер конструкции бревенчатого дома". В юго-восточной стене Нан-Дуваса находится гигантский блок весом не менее шестидесяти тонн. Производя раскопки под этим впечатляющим мегалитом, археологи обнаружили, что камент специально установлен на вкопанной каменной платформе.
Еще одна неожиданность - большой коралловый туннель, ведущий от центра Нан-Дуваса. Сеть подземных коридоров соединяла все основные искусственные острова, в том числе островок Даронг (Darong), примыкающий к внешнему рифу, который окружает город длинным туннелем. Невероятно, но некоторые туннели, кажется, берут начало под рифом, выходя в пещеры под морем. На Даронге также обнаружено искусственное озеро, одно из нескольких, найденный на Нан-Мадоле. По оценкам, от двадцати до пятидесяти тысяч работников должны были построить Нан-Мадол, что резко контрастирует с численностью населения маленьких Понпей.
На Нан-Мадоле не было найдено ни каких-либо рельефов или украшений, ни идолов или ритуальных объектов, которые помогли бы идентифицировать его строителей. Нет ни одного инструмента или оружия. Хотя город находится в руинах, нетрудно представить, каким он был в пору своего расцвета. Если убрать скрывающую город растительность, откроется грубо обработанные базальтовые глыбы в противопоставлении с аккуратными каменными башнями, комплекс небольших, прямоугольных зданий и искусственных озер, связанных десятками каналов - и все это располагалось на площади более одиннадцати квадратных миль. Не удивительно, что Нан-Мадол называют "Тихоокеанской Венецией". Однако не обнаружено следов строений, напоминающих рынки, храмы или кладбища.
Руины Нан-Мадола не ограничиваются коралловым рифом, следы древней цивилизации могут быть найдены на самом острове Понпеи или на прилегающих островах. Прямоугольное строение с метровой внутренней стеной обнаружено в отдаленном, болотистом месте высоко в горах Понпей. Здесь также грубо обработанные базальтовые валуны и базальтовые "бревна" образуют неизвестной сооружение. На вершине горы на юго-западном побережье Понпей находятся полутора-двухметровые стены, окружающие каменные террасные платформы.
Трудно представить более отдаленное место на земле, чем Понпеи. Морские пути и торговые маршруты находятся в тысячах километрах.
Тотолом (Totolom, "Большая Гора") возвышается над островом Понпеи почти на 800 метров. На острове полно мангровых болот, и практически отсутствуют пляжи. Понпеи вместе с двадцатью тремя островками полностью окружены коралловым рифом. Частые и мощные ливни - обычное дело, как следствие огромной влажности - избыток растительности (папоротников, орхидей) и рептилий. Вдобавок, его отдаленное местоположение дополняет картину "идеального места" для построения цивилизации. Действительно, остров не имеет ничего, что располагало бы к возведению такого колоссального сооружения как Нан-Мадол.
Однако, само его уществование подразумевает наличие городского планирования, системы мер и весов, разделения труда и иерархии полномочий, плюс чрезвычайно развитые навыки в строительстве. Все это необходимо для основания одинокого городского центра в Тихом океане. Билл С. Баллинджер отмечает, что "Ничего подобно Нан-Мадолу на земле не существует. Его древнее городское строительство, архитектура и местоположение уникальны".
На северной оконечности Понпей находится Колония (Kolonia), столица и единственный город на острове. В отличие от аккуратной точности, очевидной в Нан-Мадоле, Колония рос случайно, без всего внимания к планированию, и сегодня населен примерно двумя тысячами жителей, которые живут по большей части в одноэтажных, шлаково-блочных домах с рифлеными оловянными крышами. В контрасте от доисторических каменных дорог, до сих пор пересекающих остров, большинство современных земляных дорог часто непроходимы, особенно в периоды дождей. Большинство островитян проживают в маленьких хижинах из сухой травы, тростника и бамбука.
На Каролинских островах никогда не было достаточного населения для постройки "Венеции Тихого океана". Понпеи по большей части гористы и непригодны для жилья, едва способны прокормить двадцать тысяч его обитателей.
Новозеландский ученый Джон Макмиллан Браун (Brown) отмечал, что "спуск на плотах над рифом во время прилива и установка огромных блоков, большинство из которых от пяти до двадцати пяти тонн веса, потребовала бы десятки тысяч человек". И эта огромная армия рабочих приблизительно за двадцать лет могла бы построить Нан-Мадол.
Тайна строительства Нан-Мадола неизбежно приводит к его таинственным строителям. Кто они были и почему выбрали этот отдаленный уголок мира для выражения величия своей цивилизации - на эти вопросы как традиционная наука, так и альтернативные иследователи сегодня ответить не в состоянии.

Басманов
04.10.2008, 02:24
Понпеи — небольшой остров, почти круглый по форме диаметром около 20 км. Остров окружен почти непрерывным коралловым рифом. Рядом с островом, к юго-востоку, находятся острова Темуен и Нан-Мадол, на котором находится археологический объект неизвестного происхождения и назначения, давший название острову — Нан-Мадол. Руины почти покрывают Темуен и Нан-Мадол.
Нан-Мадол состоит из сотни искусственных базальтовых и коралловых островков. Здесь из огромных каменных блоков были построены храмы, дворцы, жилые дома. Самое крупное сооружение, Нан-Дувас, ориентировано по сторонам света с входом на западе. Оно окружено двумя концентрическими стенами, между стенами — ров с морской водой. В центре Нан-Дуваса возвышается пирамидальный курган. Стены сложены из крупных базальтовых блоков (весом до 50 тонн) и достигают в высоту 7,6 метра.
вид на нан-дувас

http://dmarkov74.narod.ru/Oceania/Images/nanmadol.jpg Кладка Нан-Дуваса состоит из рядов обработанных и необработанных базальтовых блоков. Ряд дворов охватывают друг друга, поднимаясь все выше, и, наконец, в центре скрывая главное святилище. Святилище — полуподземное прямоугольное помещение, вырубленное на глубине 1,5 метра и перекрытое 5-тонными блоками из базальта. Вокруг Нан-Дуваса расположены выложенные огромными блоками каналы, разделяющие множество искусственных островов.
По преданию основатели Нан-Мадола братья Олосопа и Олосипа построили этот комплекс как отражение затонувшего у берегов острова города Ханимвейсо. Археологическая разведка под руководством А. Сакса подтвердила существование многочисленных подводных развалин, в том числе высоких столбов (8 м) на склонах острова.
Карта острова Понпеи (понапе)

http://dmarkov74.narod.ru/Oceania/Images/pohnpei_map.gif

Басманов
04.10.2008, 02:26
http://www.lah.ru/expedition/ponp-text.htm

Басманов
04.10.2008, 02:31
http://www.vokrugsveta.ru/img/cmn/2007/09/10/042.jpg
В начале остров Понапе в Каролинском архипелаге вообще долго и упорно «сопротивлялся» всем попыткам открыть его. Первым из европейцев его увидел испанский капитан Педро Фернандес де Куирос, чей корабль оказался в водах Каролинского архипелага в 1595 году. Однако капитан не сошел на берег — то ли что-то помешало ему, то ли не ожидал найти ничего интересного на затерянном в океанских просторах клочке земли. Так и оставался Понапе более двух столетий «белым пятном» на карте. Лишь в январе 1828 года капитан шлюпа «Сенявин» Федор Петрович Литке во время кругосветного плавания нанес на карту очертания Понапе и дал науке первые точные сведения о природе острова и о его жителях.
А еще спустя восемь лет разразилась сенсация. В 1836 году в Бостоне некий Джеймс О'Коннэлл выпустил книгу «Одиннадцать лет в Новой Голландии и на Каролинских островах», в которой описывал удивительные свои приключения.
В конце 1820 года ирландец О'Коннэлл нанялся матросом на китобойный барк «Джон Буль». Близ Каролинских островов «Джон Буль» потерпел крушение, и О'Коннэлл с пятью своими товарищами-матросами оказался в шлюпке, отданной на волю волн и ветра. Наутро четвертого дня обессилевшие и отчаявшиеся люди увидели на горизонте гористую землю. Когда шлюпка подошла к берегу, ее окружило множество каноэ, переполненных вооруженными туземцами. Однако, убедившись в полной беззащитности белых людей, островитяне свели их на берег.
Трепеща, ждали они решения своей судьбы. Им казалось, что самые худшие опасения начали оправдываться: в прибрежную деревню стали прибывать депутации из соседних поселений. Новоприбывшие тщательно рассматривали потерпевших кораблекрушение; особый восторг вызывала их белая кожа. После захода солнца на берегу загорелись огромные костры и начались пляски. По всем канонам матросского фольклора Южных морей это были верные признаки грядущего каннибальского пира. О'Коннэлл и его товарищи забились в угол хижины, не смея носа высунуть наружу. Вскоре к постройке, озаряемой светом костров, подошли вожди. О'Коннэлл решил, что наступил решающий момент.
И тогда он принял дерзкое решение.
О'Коннэлл выскочил из хижины, на мгновенье остановился перед застывшими от изумления понапейцами и... сделал первые па зажигательной ирландской джиги! Впрочем, как позднее выяснил О'Коннэлл, все их страхи были совершенно напрасны: на острове Понапе не было каннибалов, а на кострах, которые произвели столь сильное впечатление на матросов, было приготовлено традиционное праздничное блюдо туземцев: жареные собаки. Благодаря джиге авторитет О'Коннэлла сильно возрос, и вождь Ахундел, который принял в свою деревню находчивого ирландца, был необычайно горд доставшимся ему трофеем.
За этот поступок О'Коннэлл был признан настолько «своим», что Ахундел отдал ему в жены дочь и приказал татуировать своего зятя, как это было принято у понапейских воинов.
И все же в один прекрасный день, воспользовавшись чужим каноэ и записав на банановом листе названия соседних деревень, О'Коннэлл вместе с другим матросом, Кинаном, отправился в дальнейший путь.
«И самым удивительным приключением, — рассказывает О'Коннэлл, — происшедшим с нами во время этого путешествия, приключением столь невероятным, что поверить в него труднее, чем во все остальное, мною рассказанное, стало открытие... гигантских развалин, архитектура коих резко отличалась от нынешних построек островитян, а размеры были ошеломляющими. На восточной оконечности группы островов лежит большой плоский остров, который во время сильного прилива кажется разделенным водой на тридцать или сорок маленьких островков. Он отличается своей почти ровной поверхностью. Ни один камень не был занесен на этот остров игрой природы. В отдельных уголках его растут, зреют и разлагаются несобранными фрукты, ибо туземцы ни за что не соглашаются ни собирать эти плоды, ни даже прикасаться к ним...
С небольшого расстояния руины представлялись неким фантастическим творением природы, однако, приблизившись к ним, Джордж и я с удивлением поняли, что они воздвигнуты рукой человека. Прилив был высок, и нам удалось ввести наше каноэ в узкий канал — такой тесный, что в некоторых местах мы не могли бы разминуться с другим каноэ... На протяжении многих ярдов мы плыли между двух стен, столь близко расположенных друг к другу, что до любой можно было дотянуться веслом. Высота их достигала десяти футов; местами стены были сильно разрушены, но кое-где хорошо сохранились. На вершинах их простирали свои ветви кокосовые пальмы и реже хлебные деревья, создававшие густую и освежающую тень. Это было царство глубочайшего покоя — ничего живого, кроме нескольких птиц, мы не заметили. Как только была найдена удобная пристань, где стены немного отступали от берега канала, мы высадились на сушу, но бедняга туземец, сопровождавший нас, казалось, совсем потерял голову от ужаса, и никакими силами нельзя было заставить его покинуть каноэ. Стены замыкались кругами, но когда мы перебрались через них, то внутри не нашли ничего, кроме деревьев и кустарников; ни одного следа ноги человека, ни единого признака того, что человек когда-либо посещал это место. Мы обследовали кладку стен и обнаружили, что они состоят из камней различных размеров, от двух до десяти футов длиной и от одного до восьми футов толщиной. Вернувшись к каноэ, мы засыпали нашего туземца вопросами, но единственным ответом, который получили, было: «Аниман» (1 Аниман — духи в понапейской мифологии.).
По представлениям понапейцев, эти руины, которые они называют Нан-Мадол, были обиталищем духов, и, когда на следующий день О'Коннэлл собрался вновь посетить и тщательно обследовать эти циклопические развалины, островитяне ни за что не хотели отпускать полюбившихся им гостей в это «смертельное» путешествие. Они утверждали, пишет О'Коннэлл, что злые духи «не позволят мне уйти живым, если я вторгнусь в их святилище... Мы с Джорджем просто силой пробились к нашему каноэ под причитания: «Вы умрете! Вы хотите слишком много увидеть! Вы погибнете!»
О'Коннэлл и Кинан как раз и хотели как можно больше увидеть и понять. Нан-Мадол загадывал множество загадок, на которые мореходы не могли найти ответа, и О Коннэллу оставалось надеяться лишь на то, что «люди, знакомые с восточными древностями, посетят его и, быть может, сумеют по сходству этих руин с руинами какого-нибудь древнего народа определить происхождение здешнего племени».
Книга О'Коннэлла наделала много шума, а сам он стал знаменитостью. (Правда, весьма своеобразной — газеты прозвали его «Татуированным человеком», и публика валом валила в цирки, где он демонстрировал свою татуировку.) Но прошло еще более семидесяти лет, прежде чем ученые, как надеялся «Татуированный человек», всерьез заинтересовались Нан-Мадолом. В 1910 году Понапе посетил немецкий археолог Пауль Гамбурх, который выяснил фольклорную версию сооружения «тихоокеанской Венеции». В незапамятные времена, гласила местная легенда, два брата — Олсифа и Олсофа — каким-то образом захватили власть над всеми пятью племенами острова. С целью упрочить единство островитян они задумали воздвигнуть гигантский культовый центр, посвященный духам — добрым и злым. А поскольку понапейцы были народом мореплавателей, решили построить это святилище как можно ближе к морю. Поэтому-то и поныне. в часы прилива на «улицах» Нан-Мадола бурлят океанские волны.
Пауль Гамбурх выявил и другую версию, согласно которой приблизительно, в 1400 году нашей эры вождь одного из понапейских племен стал королем всего острова и приступил к сооружению Нан-Мадола. С тех пор и стал Нан-Мадол религиозным центром острова. Ученым, удалось также установить, что еще в 1800 году в Нан-Мадоле устраивались ритуальные обряды в честь священной черепахи.
Именно поэтому приступивший к «новому» открытию Нан-Мадола американский этнограф Сол Ризенберг, несколько лет назад обративший внимание на записки О'Коннэлла, считает, что построили Нан-Мадол предки современных островитян. Одним из доводов, подкрепляющих его убежденность, служит тот, что понапейцы использовали Нан-Мадол как святилище, как место для «ежегодных религиозных празднеств».
Но здесь многое непонятно. Постройка Нан-Мадола, судя по всему, была делом невероятной трудности. Карьер, из которого брали базальтовые плиты, находится в тридцати милях от святилища, на противоположной стороне острова. Только лишь для транспортировки этих плит при отсутствии, всякой техники потребовалось бы огромное количество рабочих рук. Да еще надо понять, как осуществлялся подъем базальтовых «бревнышек», вес которых нередко доходит до 25 тонн, на высоту трех-пятиэтажного дома. Ведь высота стен, в среднем равная девяти метрам, местами достигает восемнадцати метров, а толщина доходит до трех с половиной метров. Это тем более загадочно, что в Тихом океане, кроме Нан-Мадола, только на острове Пасхи воздвигались циклопические сооружения.
Поэтому-то и появилось предположение, что Нан-Мадол построили не прямые предки современных понапейцев, а пришельцы. Согласно этой версии около 750 года нашей, эры происходила великая миграция индонезийцев на восток. Индонезийцы могли принести технические знания на острова Тихого океана, в том числе и на Понапе. Пришельцы вполне могли поработить островитян и использовать их как рабочую силу для строительства гигантского святилища.
Появилась также и «катакликтическая» гипотеза, согласно которой когда-то Нан-Мадол стоял на суше и его «венецианские» каналы были обычными улицами. Ученые, придерживающиеся такой теории, предполагают, что Нан-Мадол — остаток некогда огромного и населенного высокоразвитым народом континента, в незапамятные времена опустившегося в океанские глубины. В доказательство своей теории они приводят тот факт, что на весьма удаленных друг от друга островах Тихого океана зачастую совершенно одинаковая флора и фауна. Наверное, будут и новые догадки о происхождении таинственных развалин, покуда ученым не удастся докопаться до истины. Именно докопаться, так как планомерных археологических раскопок на острове не проводилось.
...Каждый вечер лучи заходящего солнца окрашивают в пурпур густую зелень на вершине горы Монте-Санто, а на южной оконечности острова могучий океанский прилив врывается в каналы загадочного города-святилища.
Волны разбиваются об источенные временем, водой и ветром огромные базальтовые плиты и теряют свою голубизну, а шипящая пена вздымается все выше и выше в обиталище «терпеливой тайны», как в одной из публикаций был назван Нан-Мадол.

Басманов
04.10.2008, 02:32
http://www.litportal.ru/genre39/author4240/read/page/8/book19571.html