PDA

Просмотр полной версии : Дискуссия о национальном государстве



Krasin
29.06.2008, 20:45
текст выступления главного редактора "Агентства политических новостей" Константина Крылова, вызвавшего на круглом столе "Факторы стабильности и кризиса в современном российском обществе (http://sorokinfond.ru/index.php?id=342)" наиболее острую дискуссию

Во-первых, позвольте мне поблагодарить устроителей этой замечательной конференции и всех присутствующих. Мне очень лестно выступать перед столь представительным сообществом.

Я с большим интересом выслушал выступления предыдущих ораторов. Не могу, однако, не заметить, что все они исходили – явно или неявно – из одной посылки, которая, на мой взгляд, не является столь уж очевидной. Я имею в виду априорно положительное отношение к понятию «стабильности». Строго говоря, мы все как-то приняли, что стабильность, это то, к чему надо стремиться. Мы критикуем нынешнюю власть за то, что она обеспечила недостаточную стабильность, плохую стабильность, но само понимание того, что «стабильность – это хорошо», присутствует. Однако это понимание, рожденное травматическим опытом 90-х, не является столь уж очевидным. В конечном итоге самым стабильным объектом является полностью разложившийся труп.

В этом отношении я должен сказать, что обвинения наших уважаемых властей в том, что они создали нестабильную и нездоровую систему, на мой взгляд, неверны. Российская Федерация сейчас – это законченная и очень стабильная система. И, пожалуй, именно в этом заключается весь ужас нашего положения.

Что, собственно сейчас происходит? Построена система, которая, с точки зрения государства именно как государства, вполне функциональна. Это государство может существовать очень долго. Если не случится какого-нибудь серьезного несчастья типа внезапного обвала цен на нефть или еще чего-то подобного, сырьевая деспотия, каковой является Россия, может существовать, по крайней мере, в течение нескольких десятилетий. То, что подобного рода стабильность не нравится определенной части населения, еще ничего не значит.

Теперь о том, почему эта стабильность определенной части населения не нравится. Дело в том, что сама логика развития сырьевой деспотии довольно жестко требует, если называть вещи своими именами, замены существующего народа на более дешевые, более управляемые, более просто устроенные народы, которые будут лучше соответствовать логике и сути этого государства. Прежде всего это касается русского народа, который, с точки зрения управляющих Россией сил, доказал свою непригодность, ненужность, избыточность и даже опасность для Российского государства, в том его формате, в котором оно существует.

Здесь было много сказано, например, уважаемым Сергеем Георгиевичем Кара-Мурзой, о том, что некие очень глубоко лежащие ментальные матрицы русских – именно русских, не будем говорить слово «россияне»: мы все понимаем, что слово «россияне» это политкорректный термин, обозначающий русских, не называющих себя русскими, плюс остальные, более полноправные народы. Так вот, что касается именно русских, то это народ, не заточенный на нищее, бесправное, полностью управляемое существование, которое предлагает нынешний формат сырьевой деспотии. Все попытки, опять-таки, как правильно было замечено Сергеем Георгиевичем, изменить эти ментальные установки, то есть заставить народ согласиться на новое свое положение, в общем, не привели к успеху. Русские спиваются и вымирают, но не соглашаются с этим.

Что из этого следует в государственной логике? Народ надо заменить, и именно это сейчас происходит. Собственно говоря, так называемая миграция, поощрение всех нерусских этнических самосознаний, демонстративное предоставление особых прав нерусским, пресловутая 282-я статья, «русская статья», как ее называют, по которой судят исключительно русских, в ситуации, когда любой конфликт, могущий обозначиться как межнациональный, всегда решается в пользу нерусского. Это я утверждаю, поскольку знаком с правоприменительной практикой, и знаком хорошо. Так вот: с точки зрения современного Российского государства являются нормальными и логичными действия, направленные на выживание, вымаривание, уничтожение – назовем вещи своими именами! – русского народа.

Опять же не будем бояться слов: собственно говоря, уничтожение народа – это вполне логичные действия с точки зрения именно последовательно-этатистской логики: если народ не годится для государственных нужд, от него надо избавиться. То, что этот народ создал в свое время это государство, освоил эти территории, за это ему можно сказать «спасибо» и оставить, например, на этой территории несколько этнографических музеев. «Спасибо» будет, наверно, сказано – потом, когда русских будет мало, и они не будут представлять никакой угрозы для сырьевой деспотии.

Те народы, на которые русских заменяют, это – опять-таки хорошо отобранные народы. Прежде всего, это азиаты – покорные, послушные, с очень низкими претензиями по части материального обеспечения и снабжения, а главное – беспредельно покорные любой власти. И кавказцы, которым, судя по всему, предназначена роль «овчарок», которые будут пасти это стадо: агрессивные, опасные, но при этом тоже послушные властям и – что очень важно – умеющие находить общий язык с ними. Наверху будет существовать каста чиновников, вполне интернационализированная, вернее, денационализированная, которая будет говорить на русском языке – впрочем, я думаю, в дальнейшем перейдут на английский – и управлять этой страной. На самом верху – 5 процентов тех, кто, собственно, является выгодополучателями системы.

Можно ли назвать такую систему стабильной? Да, разумеется, это идеальная стабильность, то, к чему мы движемся довольно-таки быстрыми шагами. Россия сейчас – вторая в мире страна по миграции. Это только по официальным данным, на самом деле, завоз людей сюда идет такими темпами, что нам и не снилось. Я, например, опять-таки знаю о фактах, когда, допустим, те же самые трудолюбивые таджики, потеряв российский паспорт, приходили в милицию, и им там просто говорили: «А, вы таджик! Сейчас мы вам выпишем!». Это происходило в моем же родном отделении милиции. Так вот: это именно политика. При этом сравним это с тем, насколько трудно русскому из другого государства вернуться в Россию. Это очень трудно!

Так вот, можно ли назвать все это факторами кризиса и нестабильности? Да, в каком-то смысле, если говорить о кризисе и нестабильности внутри русского народа. Если говорить о государстве, то все это – факторы его укрепления. Что из всего этого следует? Я сейчас не буду говорить о том, что Российское государство является врагом русского народа – это очевидно, в общем, любому более или менее думающему человеку.

Также я не буду также говорить о том, что для русского народа сейчас предпочтительной была бы любая власть, кроме той, которая сейчас имеется. Во-первых, это не факт: можно представить себе нечто худшее, чем даже Путин и Медведев. А во-вторых, совершенно не факт, что любая другая власть не вела бы ту же самую политику. В данном случае так всегда: спасение утопающих в руках самих утопающих.

Что касается русских, то нужно заметить: увы, русские до сих пор (и это их историческое несчастье, можно сказать, даже вина), действительно, не избавились от остатков этих самых старых ментальных матриц, о которых так выразительно говорили предыдущие ораторы. Они действительно не пересмотрели содержание своих национальных ценностей (что, в общем, давно пора сделать), не отказались от многих иллюзий.

Увы, русский народ до сих пор не достиг того, что Кант называл «умственным совершеннолетием». Он до сих пор мыслит в категориях ценностей, для него значимы такие понятия, как «социальная справедливость» - русские еще не поняли, что ее не бывает вообще и что только борьба этноса за свои права, не имеющая никакого отношения к справедливости, может достичь некоторого его аналога, то есть баланса. Русские верят в то, что власть может быть хорошей, а, между прочим, недоверие к власти, абсолютное недоверие к власти, является основой современного просвещенного европейского самосознания. Под словом «недоверие» здесь не понимается анархическое желание от нее избавиться. Речь идет о понимании того, что власть неустранима, но она является злом. Русские уже готовы признать власть злом, они знают, что она неустранима, но при этом еще не готовы постоянно и ежечасно с ней бороться.

Русские очень плохо знают собственное государство. Например, значительная часть русских испытывает большие трудности даже при малейшей попытке общаться с государством и его органами в значительной мере потому, что они видят в чиновниках людей, и очень обижаются, когда эти чиновники поступают с ними дурно, начинают вымогать взятки и так далее. В то время как, например, другие народы в принципе не рассматривают чиновное сословие как что-то сравнимое с собой. Они их рассматривают как бесов, которым нужно платить деньги, которых можно и нужно обманывать, к которым можно и нужно искать подходы и так далее.

Русские все еще воспринимают это государство как свое. Чем меньше мы будем воспринимать это государство как свое, чем больше мы будем приходить к выводу, что живем в аду, мы будем вечно жить в аду, и что с этими чертями нужно находить общий язык, но это общий язык именно с чертями, что нами правят не люди, а монстры. И это не повод для того, чтобы фрустрироваться и пить водку, а повод для того, чтобы искать какие-то способы воздействия на этих монстров, - тем большими будут успехи русских. В конечном итоге, все европейские нации прошли именно этот путь.

По большому счету, русским необходимо изжить в себе остатки этатизма, остатки любви к государству, остатки монархизма, остатки «любви и ожидания хорошего начальника». Русские должны полностью и окончательно понять, что начальство хорошим не бывает. Когда это, наконец, произойдет и перестанет быть фактором фрустрации, а станет, наоборот, фактором мобилизации, то ситуация поменяется.

Сейчас уже видны некоторые – весьма робкие – попытки со стороны русских как-то сорганизоваться, что-то сделать в этом направлении. Есть перспективная русская организация, например, то же самое ДПНИ, которое, в общем, по большому счету, если называть вещи своими именами, ставит своей задачей защиту именно этнических интересов русских в их конфликтах с другими этносами. Это здоровая, правильная и совершенно необходимая деятельность. Есть и другие русские организации, их мало, они ведут пока что достаточно осторожную деятельность – не нужно забывать об антирусском терроре, которое ведет государство – но, тем не менее, оно ведется.

В заключение я хочу сказать последнее – о соотношении русского национального самосознания и патриотизма. Существует высказывание: «Патриотизм – это последнее прибежище негодяев». Я сам в свое время очень долго язвил над ним, пока, наконец, не понял, что оно означает. Сейчас мы наблюдаем именно это. Наши власти, истрепав все имевшиеся идеологии, все идеологические схемы, которые можно было предъявить народу, действительно, в качестве последнего прибежища прибегли именно к патриотизму. Сейчас нам, разоруженному народу, раз в год показывают оружие, ракеты! Это, конечно, «большая уступка». Нам могут показать триколор и даже разрешить его вывесить или, например, покричать «Оле, оле, оле!» на стадионе. В этом, в общем, нет ничего плохого, если не забывать, что весь этот патриотизм властей является, как и все то, что они делают, средством отвлечения народа от того, что происходит в реальности, и сами эти власти ни к чему не обязывают. При этом, с другой стороны, это не повод предаваться резиньяции и проклинать патриотизм как таковой – это тоже глупо. Совершенно нормальные человеческие эмоции, радость, например, от выигранного матча или даже от этих несчастных ракет – понятные вещи, к которым нужно относиться снисходительно, но не более того.

Увы, сейчас, нужно четко понимать: патриотизм, понимаемый как этатизм, то есть идеология, направленная на защиту нынешнего россиянского государства, является губительным для русских. Патриотизм исторический, связанный с историей России, является нейтральным. Единственной же идеологией, которая действительно может к чему-то привести, - является последовательный национализм, который ставит интересы этноса (в данном случае русского этноса) выше интересов государства, и уж особенно Российского государства, выше интересов его элит, выше интересов чиновничества, выше интересов какого бы то ни было конкретного класса, являющегося выгодополучателем от нынешней ситуации. Благодарю за внимание.

http://sorokinfond.ru/index.php?id=343