Показано с 1 по 5 из 5

Тема: Бандеровцы против уголовников. Урок истории

  1. #1
    Регистрация
    23.01.2012
    Сообщений
    6,383
    Страна проживания:
    Belarus
    Национальность
    Белорус
    Убеждения
    превосходство Белых
    Вероисповедание
    агностик

    По умолчанию Бандеровцы против уголовников. Урок истории


    В 1950-х «политические» победили «блатных» в советских концлагерях. На очереди — победа над «титушками», псевдосамообороной и «лагерной администрацией»?

    История повторяется. В 1918-м под Крутами благородные юноши выступили против вооруженной голытьбы Муравьева. Их было несколько сотен. Голытьба победила. В конце 1940-х заключенные в советских концлагерях пассионарные украинские «хлопцы из лесу» начали борьбу с вооруженной босотой и преуспели.

    Бандеровцев на огромной «малой зоне» насчитывались десятки тысяч. В 2013-м майдановцы в ярких шарфах с желто-голубыми лентами выступили против вооруженных «титушек» в черных «спортивках». Ярких — около миллиона.

    Однако победа еще впереди. Ибо «большая зона» — это на самом деле шестая часть Земли. Босотой, силами которой удерживают здесь тотальный «порядок» — «титушками», «защитниками сепаратизма», «политическими православными» и другими довольно немногочисленными, но проактивными группами, руководит «администрация». Обезвредить ее — большой вызов и испытание для нынешних героев, поддержкой для которых является опыт предшественников.

    «Порядок» от «блатных»

    Кто-то считает, что с развалом Союза принципы общественной жизни и управления на этих территориях перестали быть советскими. Так ли это? Вспомним основы этого устройства. Для большевистской власти «социально близкими» считались управляемые уголовники, а мыслящие «политические» — смертными врагами.

    Более того, страну возглавили уголовники, которые для оправдания своих грабежей изо дня в день убеждали массы, что те, кто хочет вырваться из-под их «родительской» власти — это бандиты, зоологические садисты, которые стремятся «убивать мирных жителей» исключительно для личного удовольствия, или же — по заданию Запада. И их надо изолировать и уничтожать — потому что реально же «мешают жить красиво».
    «Малая зона», то есть система ГУЛАГа, была своеобразной моделью СССР, называемой в среде политзаключенных «большой зоной». В этой «большой зоне» посредством показательных судебных процессов и пропаганды в СМИ огромные массы населения натравливали на «вражеские» лица, группы и народы. А тем временем откровенные уголовники присваивали квартиры, имущество, научные разработки, идеи и художественные произведения «врагов». А в «малой зоне» бытовых преступников, которые чувствовали себя патриотами, приучали считать политических заключенных «фашистами».

    Конечно же, им позволяли отбирать у «недочеловеков» нечастые посылки, заставлять их работать вместо себя, издеваться и калечить их. «Это была сознательная политика ГУЛАГа, чтобы создать повод для жестокой расправы с политическими», — вспоминает политзаключенный, свидетель Кенгирского восстания Руфь Тамарина. По воспоминаниям политзаключенных, «блатные», поощряемые безнаказанностью, становились прямо-таки садистами. Концлагерное начальство довольно искусно использовало такой контингент для поддержания «порядка».

    Уголовная «закваска»

    «Меня всегда поражали рассказы бывших политзаключенных ГУЛАГа о том, как на лагпункт приходит этап — 5-10 тысяч человек, преимущественно осужденных «ни за что». Это были простые люди, которые привыкли кому-то подчиняться, выполнять чьи-то приказы.

    В тот же лагпункт привозят группу из 15-30 уголовников. И через неделю-две на лагпункте устанавливается режим уголовников, — рассказывает кандидат философских наук, доцент Прикарпатского национального университета им. Василия Стефаника Галина Дичковская, дочь известного деятеля освободительного движения Ореста Дичковского. — Это ужасное соотношение: 15 уголовников управляют пятью тысячами покорных людей.

    Но когда массово стали прибывать бандеровцы, и их тоже было 15-50 человек на лагерь, уголовники столкнулись с тем, что бандеровцы тоже хотели ввести свои правила. К бандеровцам присоединились бывшие советские военные, которые после 1945 года оказались на зоне или за плен, или за «восхваление иностранной техники». А также «лесные братья» — литовцы и мусульмане, которых было совсем мало.

    Люди быстро организовались и уже в 1947 году устанавливали свою власть в лагерях. И тогда уголовники попадали уже под власть политических. Порой они просили перевести их в другое место. Вскоре лагерное начальство стало разделять лагеря для политических и для «бытовиков». Кстати, уголовников удалось усмирить, как выражались убийцы, «военным способом» , с помощью простых орудий подневольного труда.

    «Лагерь был для уголовников жизнью, домом, нормальным модусом бытия. Тогда как для большинства „чертей“, „фраеров“, впоследствии — „мужиков“, то есть простых людей, лагерь был аномальной средой, в которой они не жили, а выживали, — пишет об этой ситуации в своем блоге политолог Андрей Круглашов. — Вот и цеплялись за жизнь, как могли. Очень уж боялись смерти». Он отмечает, что секрет способности противостоять — в солидарности, коллективном обеспечении безопасности. Что солидарность и единство привнесли украинские волелюбы.

    Бандеровская наука

    «Такой молоденький парень, крепенький, воры таких берут в оборот, наколки, шестерки». А другой говорит: «Не бойся, там бандеровцы силу имеют: организация, служба безопасности. Они возьмут его под свое крыло», — случайно услышал разговор о себе профессоров-политзаключенных на пересыльном пункте Григорий Герчак (участник освободительного движения, ныне известный художник).

    Впрочем, бандеровская наука оказалась суровой. Однажды в столовой на место Григория сел «блатной». Он не хотел ссориться, взял свою пайку и отошел в сторону. Это увидели воины УПА. Один из них, «кум Слива» с Волыни, подходит: «Григорий, как ты позволил, чтобы тебя так... ты ж политический, наш.

    Мы с тобой тогда говорить не будем». Пришлось сжать кулаки и идти к «блатному». Тот ударил Григория, а он с пола применил прием, которому научился в лесу. Хам покатился, а его «коллеги» ножи достают! «И наши уже здесь, дерутся, — вспоминает Герчак. — Как чеченцы. Хоть режь их — не уступят».

    Еврейский писатель, бывший советский политзаключенный Анатолий Радыгин писал в воспоминаниях, что среди лагерной толпы выделялись две категории — уголовники (ссутулеленные, взгляд исподлобья) и бывшие воины и командиры УПА, оуновцы и беспартийные украинские патриоты. «Когда вдруг в ковырявшейся массе объявлялся мужчина подтянутый и аккуратный, спокойный и неразговорчивый, выбритый, в чистой рубашке и начищенной обуви, в бережно приглаженной арестантской одежде, можно было почти безошибочно угадать его национальность, партийность и знамя, под которым он воевал», — отмечал Радыгин.

    Для них планировали смерть

    Впрочем, бандеровцам в свое время предписали не «исправление» в «трудовых лагерях», а полное уничтожение. В лагерях не убивали «просто так», а провоцировали на выступление — и «наказывали». В сентябре 1952 года 1200 протестующих повезли этапом в Норильск.

    Перед тем как этап прибыл в местный Горлаг, администрация лагеря раздала местным уголовникам ножи и заверила, что «едут бандеровские головорезы, которые здесь всех уничтожат». Предполагалось, что политзаключенные разозлятся, и их будет за что «наказать». Впрочем, провокация не удалась.

    В конце марта 1953 года новое, постсталинское правительство объявило амнистию для мелких уголовников. А политзаключенных стали среди бела дня расстреливать. Почувствовав смертельную угрозу, бандеровцы восстали. «Хватало лишь вспомнить, осознать, что мы сила, мы же ставили свою грудь под пулеметы, когда выступали против организованной чекистской стаи в западных областях Украины, — рассказывал один из руководителей Норильского восстания Данила Шумук.

    — Как же мы можем терпеть, чтобы над нами здесь так издевались те, кто служил в гестапо, а теперь — НКВД?». Объявили забастовку. Как вспоминает один из лидеров восстания Евгений Грицяк, тех, кто боялся за свою жизнь, он убеждал: «Мы потому и восстали, чтобы прекратить расстрелы».

    Однако люди все-таки опасались лагерного начальства и стали понемногу браться за свои пневмомолотки для мерзлоты. Тогда Грицяк на компрессорной станции перекрыл электропитание молотков. Но звонки в бараках продолжали сообщать о выходе на работу, и немало узников по привычке выбегали на этот звук. Грицяк поручил одному из «политических» обезвредить систему сигнальных электропроводов. «Так стихийное возмущение превратилось в организованное выступление», — пишет господин Евгений в книге воспоминаний.

    Сопротивление ради жизни

    Хотя Норильское и аналогичные восстания в ГУЛАГе подавили, но результат их был очевиден. Были освобождены до 70 процентов политзаключенных. «Вследствие противостояния погибли в лагере 156 человек. А за годы его существования из привезенных в Норильск только по приговору к каторжным работам погибло более 20 тысяч, — говорит участник восстания Степан Семенюк. — Мы решились и победили — политически и морально».

    Сейчас постсоветское пространство продолжает быть «большой зоной», с миллионами несправедливо осужденных на «заключение» в ней. В свое время мелкие кражи, доносы, смертельный страх не оказаться «там, где белые медведи», молчаливое согласие на интервенцию в другие государства, а то и участие в этом вооруженном вмешательстве — повязали всех жителей СССР крепкими кровавыми узами.

    А выпущенные из лагерей бандеровцы и диссиденты, которые могли раскрыть людям глаза на то, что происходит, были отделены от общества: им создавали имидж «рецидивистов». Теперь бывших надзирателей называют «ветеранами», и те, не люстрированные и безнаказанные, продолжают передавать свой ​​"опыт" молодому поколению диверсантов, пропагандистов и убийц. Нужно ли об этом молчать? Ведь иногда мы боимся восстать, или даже повысить голос на того, кто унижает или нас обкрадывает.

    «Ситуация сейчас похожа на ту, что была в 1950-х, — говорит Галина Дичковская. — Мы имеем „афганцев“ и других людей с военным опытом, имеем постбандеровскую стихию. Опыт этих групп можно совместить. Но мы не используем опыт бандеровцев, которые умели брать власть и брать на себя ответственность за то, что становятся властью в данной среде».

    Долгое время было противопоставление — власть плохая, а мы хорошие. И если сейчас приходит осознание, что власть надо брать — мы этого боимся. Галина отмечает, что, протестуя против насилия, мы забываем, что необходима и сила. И это сила — четкого организованного системного действия.

    Источник
    «В грядущей войне вашим знаком отличия будет цвет вашей кожи».
    Дж. Роквелл

  2. 3 пользователя(ей) сказали cпасибо:

    тивер (3 недель(и) назад), RDG (2 недель(и) назад), Штурман Родослав (3 недель(и) назад)

  3. #2
    Регистрация
    27.08.2013
    Сообщений
    4,394
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    русский
    Убеждения
    расист
    Вероисповедание
    нет
    Записей в дневнике
    2

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Вомбат Посмотреть сообщение
    В 2013-м майдановцы в ярких шарфах с желто-голубыми лентами выступили против вооруженных «титушек» в черных «спортивках». Ярких — около миллиона.

    Однако победа еще впереди. Ибо «большая зона» — это на самом деле шестая часть Земли. Босотой, силами которой удерживают здесь тотальный «порядок» — «титушками», «защитниками сепаратизма», «политическими православными» и другими довольно немногочисленными, но проактивными группами, руководит «администрация». Обезвредить ее — большой вызов и испытание для нынешних героев, поддержкой для которых является опыт предшественников.
    Ярослава МУЗИЧЕНКО, тиснувшая 01.04.2014 в «Україна Молода» этот текст под названием Бандерівці проти кримінальників - явно дивчинка не глупая, однако, она не учла того, что на этой самой «большой зоне» до сих пор дохера откровенных дебилов, даже не понимающих того, что это самая «администрация» (которая до сих пор руководит «большой зоной», разбив её, для собственного удобства, на, якобы, "суверенные государства") - это и есть "ЧК"...

    И, при этом, "ЧК" - изо всех сил (в том числе - и при помощи своей многочисленной агентуры) пытается всех убедить в том, что никакой "ЧК"-«администрации» уже давно нет в «большой зоне» - "ЧК", якобы, обосралась и разбежалась после сноса памятника Феликсу, уступив место (и политическую власть) неким "коммерсам", которые, ясен пень, всё и прихватизировали в «большой зоне».. - и потому, нами сейчас правит вовсе не всё та же "ЧК", а, не имеющие никакого отношения к "ЧК"-«администрации», хрен знает откуда взявшиеся "коммерсы"-"олигархи"...

    - Вот она не учла того, что это первое, что надо вбивать в бошки идиотам, не понимающим реалий...

    * Ну а в продолжение её текста, надо бы написать, что для того, чтобы загасить Майдан, "ЧК" придумала такую грамотную штуку, как т.н. "анексию Крыма" и "гибридную войну на Донбассе", в результате чего, вся та "бендеровская энергия", которая неизбежно пошла бы на освобождение части «большой зоны» (т.е. Украины) от правящей на ней "ЧК"-«администрации» (и далее везде - и, прежде всего, в РФ и в Белоруси) - была ловко пущена на т.н. "защиту территориальной целостности", "борьбу с агрессором" и тыды, т.к. московские и киевские ЧКисты просто ловко и грамотно "стравили между собой 2 барака" (РФ и Украину), благодаря чему - часть «большой зоны» (Украина) - так и осталась под управлением всё того же правящего класса ("ЧК"-«администрации»), которая не покладая рук, вместе с московскими коллегами, вместо формата "борьба угнетённых зеков против "ЧК"-«администрации»", навязывает зекам другой формат - "борьба украинцев с россиянами / Украины с РФ", и, надо заметить, делает это, увы, НЕ БЕЗУСПЕШНО - зеки обоих бараков, на радость "ЧК"-«администрации» «большой зоны», теперь валтузят друг друга и в реале, и в виртуале, считая это "ПАТРИОТИЗМОМ"... ((


    - У Сашко Билого и у Червоного, как у реальных бендеровцев, такой ЧКистский развод не проканал бы ИМХО...


    ЗЫ.



    Название: Червонный
    Оригинальное название: Червоний
    Год выпуска: 2017
    Жанр: Драма, биография, история
    Выпущено: Украина, Insightmedia Producing Center, Одеська кіностудія
    Режиссер: Заза Буадзе

    В ролях: Николай Береза, Игорь Колтовский, Олег Шульга, Любовь Тищенко, Александр Мавриц, Олег Стефан, Владимир Шпудейко, Борис Орлов, Виктор Жданов, Валерий Швец, Андрей Ершов, Юрий Гончаров, Евгений Черников, Яков Ткаченко, Владимир Беляев, Евгений Меркулов, Леонид Заславский, Владислав Воронин, Владимир Канивец, Павел Юров, Вадим Нестерчук

    О фильме: Во время Второй мировой войны Даниил Червоный был одним из командиров УПА. По окончании войны Даниил вместе со многими украинцами попал в Гулаг. Среди других земляков здесь отбывает наказание и советский лётчик Виктор Гуров. Он родом с Востока Украины и отстаивал на войне совсем другие идеалы. Но родина у них одна, и любовь к ней сплотила заключённых, несмотря на расхождения во взглядах. Они объединяются чтобы противостоять репрессиям начальника лагеря и делают отчаянную попытку вырваться на свободу, подняв в лагере настоящее восстание. (По роману Андрея Кокотюхи "Червоный")

    Качество: WEBRip 1080p
    Видео: MPEG-4 AVC, ~ 4000 Кбит/с, 1920x1080, 24.000 кадр/с
    Аудио: AC3, 2 ch, 192 Кбит/с
    Продолжительность: 01:52:38
    Язык: Русский, украинский
    Размер 3.3 GB

    - ссылку на торрент файла "Червоный.2017.WEB-DL.(1080p).mkv" 3.3 GB (CHervoni--CHervonii-2017-WEB-DL-1080p.torrent - 20 КБ) - скачать тут http://d.nerutor.org/download/872915

    Источник: http://nerutor.org/torrent/872915/ch...7-webrip-1080p

    - - - Updated - - -

    Умнейте, а то так зеками и сдохните (под присмотром "ЧК"-«администрации») !!
    Любят русские люди бунтовать! Встанут на колени перед барским домом и стоят подлецы! И ведь знают, что бунтуют и всё равно стоят! (С) С.-Щедрин

  4. #3
    Регистрация
    19.03.2012
    Сообщений
    5,747
    Страна проживания:
    Ukraine
    Национальность
    русский
    Убеждения
    NS
    Вероисповедание
    атеист

    По умолчанию

    Вот, что рассказал Александр Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» о бандеровцах:

    "Не знаю, где – как (резать (осведомителей. – Авт.) стали во всех Особлагах, даже в инвалидном Спасске!), а у нас это началось с приезда Дубовского этапа – в основном западных украинцев, ОУНовцев. Для всего этого движения они повсеместно сделали очень много, да они и стронули воз. Дубовский этап привез к нам бациллу мятежа.
    Молодые, сильные ребята, взятые прямо с партизанской тропы, они в Дубовке огляделись, ужаснулись этой спячке и рабству – и потянулись к ножу…
    Лагерные хозяева, самоуверенные, ослепленные (тридцать лет они не встречали никакого сопротивления, отвыкли от него) – не позаботились даже держать привезенных мятежников отдельно от нас. Их распустили по лагерю, по бригадам… Но в нашей, уже очищающейся, среде распыление только помогло быстрее охватить всю толщу огнем».
    Украинцы сыграли заметную роль в Воркутинском, Норильском и Кенгирском восстаниях, которые в итоге привели к демонтажу системы ГУЛАГа. Так что, во многом именно благодаря борьбе ОУН советский строй, советский социализм, стал более человечным".



    https://www.youtube.com/watch?v=n6dOwU7ewx8

  5. Пользователь сказал cпасибо:

    Москвабадский Пенс (2 недель(и) назад)

  6. #4
    Регистрация
    28.11.2008
    Адрес
    ДВ
    Сообщений
    8,546
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Украинец
    Убеждения
    Традиционализм
    Вероисповедание
    Агностик, поддерживаю Одинизм.
    Записей в дневнике
    9

    По умолчанию

    Забавно что именно украинцы восстали против несправедливостецэй, а не хваленые "свободные кавказцы".
    Нет великой идеи, кроме сохранения нашей Расы.

  7. #5
    Регистрация
    23.01.2012
    Сообщений
    6,383
    Страна проживания:
    Belarus
    Национальность
    Белорус
    Убеждения
    превосходство Белых
    Вероисповедание
    агностик

    По умолчанию

    Ещё немного информации по теме, но уже из вражеского лагеря - сайта сепаратистов.

    Цитаты скорее всего правдивые, но контекст сильно искажён по понятным причинам. Под "русскими заключёнными" следует понимать прежде всего уголовников и ту подневольную массу заключённых которые до бандеровского заезда по всей видимости признавали уголовную иерархию, выстроенную администрацией, а значит несли и часть вины за исход конфликтов в которых участвовали. И скорее всего как люди, по которым прошлась поцреотическая военная пропаганда, были в значительней степени отрицательно настроены к "предателям". Возможно были среди них и антисоветчики, которые были посажены ещё до войны, но погоду они не делали и более того - антисоветизм не означает, что они не были поражены в значительной степени вирусом советского поцреотизма.

    И поскольку у всех тут надеюсь всё в порядке с критическим мышлением - то не составит труда отделить зёрна в статье от плевел. Поэтому привожу без купюр

    В лагерях украинцы показали себя как жестокая и фанатичная сила.

    О том, что из себя представляли украинские националистические сообщества в ГУЛАГе, писал архивист и историк Владимир Козлов («Общественные науки и современность», 2004, №6, стр. 122-136 – «Социум в неволе: конфликтная самоорганизация лагерного сообщества и кризис управления ГУЛАГом (конец 1920-х – начало 1950-х годов)».

    «В бульоне «сучьей войны» и уголовного террора конца 1940-х – начала 1950-х шёл бурный процесс социального структурирования и самоорганизации заключенных. По частоте упоминания в документах вслед за «ворами» и «суками» шли этнические (этнополитические) группы и организации. Лидировали западные украинцы (украинские националисты, западники), «чечены» («кавказцы», «мусульмане»), им несколько уступали литовцы, некоторые группировки полностью или частично состояли из бывших власовцев.

    В «сучьей войне» выделялись «кавказцы», вызвавшие столкновения с русскими заключёнными в Черногорскстрое в январе 1952-го, при работах в котловане Куйбышевской ГЭС (Кунеевский ИТЛ) в марте 1952 года, и др. Особенно активной и влиятельной группой политических заключенных стали украинские националисты.

    В отличие от «врагов народа» 1930-х гг. они были свободны от комплекса вины перед «родным советским государством», не ограничивали себя рамками лагерной легальности, обладали специфическими навыками существования в подполье, не останавливались перед убийствами, а главное – могли технически противостоять воровским группировкам, поскольку среди них были люди, осуждённые за политический бандитизм.

    Деятельность украинских националистов фактически застала оперативников врасплох. В справке руководства Песчаного ИТЛ отмечалось, что «оуновское подполье западных областей Украины устанавливает связь с семьями украинских националистов, бандитов и банд-пособников, выселенных в отдалённые районы Советского Союза, путем тайнописи и зашифрованной переписки, направляемой через почту, а также посылкой в места спецпоселения специальных курьеров и связников». Через курьеров и агентуру среди спецпоселенцев-украинцев зарубежным центрам ОУН и бандеровцев удавалось связываться с лагерным подпольем и даже координировать деятельность подпольных групп и организаций.

    Оперативный отдел Песчаного ИТЛ считал, что «в качестве связников оуновско-бандеровского подполья между лаготделениями и с волей служит некоторая часть работников хозорганов, общающихся с заключенными по работе (шофера, технадзор и другие), а в ряде случаев деклассированный элемент, особенно, из женщин».

    «Западники» не только принесли в ГУЛАГ методы подпольной борьбы, но и достаточно легко и органично восприняли опыт «паразитического выживания» криминальных группировок. В начале 1952 года в Минеральном ИТЛ, где западные украинцы составляли большинство, их сплоченная группировка начала борьбу именно за «занятие в лагере привилегированного положения». К давно известной тактике захвата производственных постов и постов лагерной обслуги с помощью насилия и террора националисты добавили специфический «контрразведывательный» опыт, объявили террор по отношению к секретным осведомителям, тем, кто мог выступить свидетелем по уголовным делам.

    Эти действия в ряде случаев парализовали оперативно-чекистские аппараты. Старые агенты не приходили на явки, очевидцы убийств отказывались от показаний, а иногда просто не являлись на допросы, предпочитая дисциплинарное наказание смерти от рук националистов. «Западники» обычно отказывались идти на вербовку, либо «завербованные агенты, как жаловались оперативники, становились двурушниками» и сами совершали убийства агентов МВД и МГБ. В роли боевиков выступали заключённые оуновцы, приговоренные к 20-25 годам заключения, поскольку они не боялись получать дополнительные сроки наказания.

    Довольно быстро пройдя период адаптации и статусного самоутверждения в лагерях, освоив механику «паразитического выживания», украинские националисты могли позволить себе возвращение к формулированию политических целей, занятиям пропагандой и обучением новой смены.
    В конце 1951 года в
    Дубравлаге ветераны подполья составляли рукописные листовки и прокламации с эпизодами из истории Украины. Они пытались организовать пропаганду и для украинцев – бойцов вооруженной охраны лагерей. Иногда (и небезуспешно) проведением разложенческой работы среди конвоя занимались заключённые-женщины. Попутно выяснялись настроения солдат, шёл сбор необходимых сведений.

    Отношения украинских националистов с другими национальными группами складывались по-разному. Когда в 1952 году группировка западных украинцев вела борьбу за власть и ресурсы в Камышлаге, она столкнулась с объединённым сопротивлением «чечен» и «сук». «Западники» попытались расколоть противников, постаравшись взять чеченцев под своё влияние.

    Известны конфликты западных украинцев с прибалтийскими группировками. Но в конце 1952 года, к примеру, в Дальнем лагере литовская группировка действовала по указанию бывших бандеровцев и согласовывала с ними убийство заключенного эстонца из лагерной обслуги. В конце 1951 года признаки возможной консолидации западных украинцев и прибалтов были отмечены в Речлаге.

    Иногда попытки бескровно разделить сферы влияния и договориться полюбовно заканчивались безрезультатно, и борьба за власть приводила к столкновениям и убийствам. В октябре 1951 года в Речной лагерь из Песчаного лагеря прибыли две враждовавшие группировки – западных украинцев, осужденных за оуновскую деятельность и участие в бандах УПА, и «чечен» (к которой примкнули заключенные азиатской и кавказской национальности, в свое время обиженные заключёнными «бандеровцами»). Обе группы стремились расставить своих людей на административно-хозяйственных должностях в лагере. Вскоре выяснилось, что обе стороны признают лишь одну форму компромисса – безоговорочные уступки конкурента. В результате конфликт привел к кровавому столкновению. Руководитель чеченской группировки и его телохранитель были убиты. «Чечены», выполняя предсмертное желание вожака, «чтобы рядом с моим трупом лежало 20 трупов «бандеровцев», совершили ряд ответных убийств.

    В позиции и поведении группировок украинских националистов в лагерях прослеживалось сочетание двух мобилизующих факторов – «ненависть к Советской власти» и ненависть «вообще к русской национальности». Последнее могло сопровождаться тем, что «западники» старались приносить в жертву русских (Минеральный лагерь, март 1952-го), а в образе врага соединяли «русских, чекистов и секретное осведомление».

    Враждебное отношение к русским могло объединять обычно враждебные этнические группы. Например, летом 1952 года в Песчаном лагере отмечалось появление «группировки из числа заключённых кавказских и восточных национальностей, поддерживающих тесную связь с бандеровцами, враждебно относящимися к русским».

    Оперативники Минерального ИТЛ отмечали, что острие борьбы бывших оуновцев, составлявших до 60% населения лагеря, было направлено только против привилегированных «заключённых русской и других национальностей, используемых на работах в качестве лагерной администрации». В свою очередь, русские заключённые отмечали, что украинцы всё-таки разбираются, кого убивать; что их террор направлен против стукачей. Украинские националисты вели «рубиловку» таким образом, чтобы отвести подозрения в огульном антирусском терроре. В марте 1952 года из Минерального лагеря сообщали, что убийствам заключённых сопутствовало «распространение лживых слухов и всякого рода надписей», имевших целью создание общего мнения о них как о «негодяях и приближённых к администрации лагеря». Лишь после такой подготовки совершалось убийство намеченной жертвы.

    Отношения группировок заключенных в ГУЛАГе в известном смысле походили на отношения недружественных держав. Национализм не мешал обоюдовыгодным компромиссам. Абсолютных этнических границ не существовало в принципе, а взаимные пересечения и союзы вполне могли возникать не только на этнической, антирусской, но и на политической, антисоветской почве. Когда в особом лагере №5 (Береговой) в конце 1951 года была раскрыта группа, готовившая групповой вооруженный побег, её руководителем оказался русский, осужденный за измену Родине во время войны на 25 лет, а среди его подельников – член подпольной организации украинских националистов, готовившей вооружённое восстание в случае нападения США на СССР.

    В Степном лагере существовала бандитская группа, состоявшая из белорусско-украинских националистов, к которым примыкала группа заключенных из числа восточных украинцев и русских.

    Весной 1952 года в Дубровлаге были отмечены попытки координировать действия русских и украинских политических заключенных. Авторитетный заключенный (русский), осужденный к 10 годам ИТЛ, пытался договориться с «западниками» о создании специальной группы для «систематического сообщения за пределы лагеря о положении заключённых», чтобы «помочь гражданам других стран распознать нашего «волка» и не дать им быть обманутыми». К этому он добавил: «Нужна такая группа, которая в состоянии была бы при необходимости организовать и террор, а также учесть и концентрировать силы. Вот хотя бы для усмирения «стукачей» нужны люди, которые бы ночью убивали их при необходимости». «Контрреволюционный авторитет» предлагал украинцам выдвинуть руководителя подобной группы.

    К началу 1950-х украинские националисты «навели порядок» в ГУЛАГе, поставив себя в лагерях как привилегированную верхушку. Но этим они не удовлетворились, и занялись подготовкой восстаний.

    Ожиданию «светлого праздника освобождения извне» (от США) сопутствовало широкое распространение повстанческих настроений. Практические выводы из международной обстановки прежде всего сделали украинские и (в меньшей степени, если судить по оперативным донесениям) литовские националисты. В 1951-1952 годах среди украинцев-каторжан вовсю шли разговоры о кровавой мести коммунистам. Наиболее активная и решительная часть заключенных не только уповала на американцев, которые «придут и освободят нас из лагерей», но и призывала «поднять восстание в первые дни войны, чтобы самим освободиться из лагеря». «В район Воркуты, – говорили они, – достаточно выбросить один десант, а здесь в лагере мы должны быть готовы и в любую минуту двинуть лавину заключённых и каторжан на большевиков и стереть их с лица земли».

    В Дубравном лагере украинские националисты также распространяли «антисоветские провокационные слухи о близости войны англо-американского блока с Советским Союзом». Появлялись рукописные листовки антисоветско-повстанческого содержания с призывами к вооружённому восстанию заключенных», объединению в боевые группы «для вооружённого выступления и самоосвобождения, для борьбы совместно с американцами против советской власти».

    Но «большая война» откладывалась. Среди радикальной части западноукраинского подполья можно было услышать: «Мы сами должны возглавить борьбу и соединившись с вольными и заключёнными других лагерей поднять восстание».

    Весной 1952 года повстанческие настроения и действия были отмечены в Камышовом лагере, где бывшие члены ОУН, УПА и бандеровцы активно готовились к организации в лагере массовых беспорядков, нападению на охрану и освобождению из лагеря. Для этого западноукраинское подполье обладало достаточно разветвленной структурой. Был создан штаб, в который входили «служба безпеки», «служба техники», боевые группы и группы исполнителей террористических актов, политического воспитания и материального обеспечения.

    «Служба безпеки» была связана со старшими бараков и дневальными, вела систематическое наблюдение за заключёнными, выявляла среди них секретных сотрудников МВД и МГБ с целью их убийства. Заключённых, посещающих лагерную администрацию или вызываемых для допросов и опознаний, оуновцы запугивали, терроризировали и подвергали пыткам. Штабу через вольных работников удалось наладить нелегальную связь со ссыльными западными украинцами, проживавшими в ряде городов Кемеровской области.

    Аналогичная информация поступила в июне 1952 года из Песчаного ИТЛ. Там подпольная бандеровская группа, возглавляемая заключёнными, имевшими «большой опыт по руководству украинскими националистами на воле», также создала руководящий центр и группы агитации, разведки и снабжения.

    Членов организации, дававших присягу и беспрекословно соблюдавших дисциплину, ориентировали не только на выявление и уничтожение агентуры МВД и МГБ, организацию вооружённых побегов с разоружением охраны, установление связи с националистическим подпольем на территории СССР и за кордоном. Стратегическая задача состояла в том, чтобы оторвать лагерное население от влияния администрации, идеологически и тактически подготовить его для «повстанческого выступления в удобном случае».

    Новые стратегические цели, вытекавшие из надежды на втягивание СССР в третью мировую войну, сопровождались и изменениями в тактике заключённых. Подпольная группировка, прибывшая в поздней осенью 1951 года в Камышевлаг с этапом штрафников из Песчаного ИТЛ, не только немедленно начала обычную борьбу за власть и подготовку «рубиловки», но и стала инициатором одного из первых демонстративных и политически окрашенных протестных выступлений «западников». Беспорядки, начавшиеся «с массового пения националистических песен», вылились в организованное сопротивление целого барака службе надзора – препятствование водворению в изолятор трех заключённых, у которых обнаружили ножи.

    «В лагерях выросли мощные, влиятельные, очень разнородные, обычно враждебные друг другу сообщества, группы и группировки. Они владели техникой контроля и манипулирования поведением «положительным контингентом». Если мы не установим твёрдого порядка, мы потеряем власть», – резюмировал свое выступление в 1952 году на закрытом совещании министр МВД Круглов.

    Но «наведение порядка» уже не помогало – по всему ГУЛАГу в 1952-53 годах поднималась волна восстаний зеков, руководство которых в основном осуществляли западные украинцы, литовцы, а также русские коллаборационисты (власовцы, полицаи и т.п.). Со смерть Сталина власть поняла, что единственный способ остановить восстание – это объявить амнистию заключённым, что и было сделано Берией в марте 1953 года. А в 1955 году были амнистированы и коллаборационисты – каратели, убийцы, воевавшие с немецким оружием в руках против советской власти. Советская власть в данном случае фактически сдалась перед угрозой тотального террора со стороны гитлеровских прислужников.
    «В грядущей войне вашим знаком отличия будет цвет вашей кожи».
    Дж. Роквелл

  8. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:

    777 (2 недель(и) назад), Москвабадский Пенс (2 недель(и) назад)

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Партизанская война против чурок
    от Посторонним В. в разделе Новости. В России.
    Ответов: 6
    Последнее сообщение: 21.10.2017, 09:34
  2. Путинские полицаи против чурок
    от RussPower в разделе Мигранты против русских
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 22.06.2013, 08:03
  3. Нашисты против чурок. Смешное видео.
    от Людота Коваль в разделе Новости. В России.
    Ответов: 12
    Последнее сообщение: 30.08.2012, 20:42
  4. Московские фанаты объединяются против чурок
    от Белый в разделе Хобби и спорт
    Ответов: 12
    Последнее сообщение: 25.04.2008, 21:36

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •