Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234
Показано с 31 по 37 из 37

Тема: НОРД-ОСТ 2002

  1. #31
    Регистрация
    03.11.2010
    Адрес
    глубинка
    Сообщений
    823
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    русский
    Убеждения
    православный национал-социалист
    Вероисповедание
    православный
    Записей в дневнике
    14

    По умолчанию В гибели заложников «Норд-Ост» виноваты российские спецслужбы.

    23 октября 2002 года в здание театрального центра на Дубровке вошли хорошо вооруженные и подготовленные террористы. Захватив сотни заложников, они потребовали вывода российских войск из Чечни. Но вывод российских войск – это не мир, это новый виток кровопролитного конфликта. Это война. Все очень просто
    23 октября 2002 года в здание театрального центра на Дубровке вошли хорошо вооруженные и подготовленные террористы. Захватив сотни заложников, они потребовали вывода российских войск из Чечни. После долгих переговоров российские власти ответили штурмом, и ни один из захвативших здание на Дубровке не ушел живым. Оборотной стороной этой победы над террористами стала трагедия заложников. В результате теракта погибло 130 человек. Для уцелевших жизнь оказалась разрезанной надвое: до и после «Норд-Оста». Многие потеряли родных и близких, многие стали инвалидами.

    С тех пор прошло долгих пять лет. Трагедия «Норд-Оста» оказалась заслонена ужасом Беслана, террористическое подполье было подавлено в Чечне, но продолжило расползаться по северокавказским республикам. В ад отправились уничтоженные российскими спецслужбами Масхадов и Басаев. Финансировавшие теракт в «Норд-Осте» исламистские террористические структуры утратили интерес к России, сосредоточившись на войне против «неверных» в Ираке и Афганистане. Время залечило физические и душевные раны бывших заложников; те, кого трагедия «Норд-Оста» не коснулась прямо, практически забыли о ней. Жизнь идет своим чередом, но то и дело что-то заставляет нас возвращаться к тем четырем страшным октябрьским дням, когда на тончайшем волоске повисли судьбы сотен заложников и огромная страна замерла в напряженном ожидании.

    Возможно, все дело в тревожащей наше сознание неопределенности. Какие цели на самом деле преследовали террористы? Какими способами они собирались их достигнуть? Были ли действия российских властей адекватными вызовам? На все эти тревожащие вопросы внятных ответов не сформулировано даже по прошествии пяти лет.

    Парадоксально, но факт: до сих есть люди, с полной серьезностью, утверждающие, что захватившие здание театрального центра террористы требовали «мира в Чечне». На самом деле, разумеется, террористы не выдвигали и не могли выдвигать требования мира – равно как требований демократии, коммунизма и царства Божьего на земле. Требования террористов всегда носят конкретный, а не абстрактный характер и требованием Бараева был вывод российских войск из Чечни. Но вывод российских войск – это не мир, это новый виток кровопролитного конфликта. Это война.

    Для чего террористы требовали вывода войск? Все очень просто.

    После распада Советского Союза на территории Чечни установился криминальный режим. Закона не было – было лишь право сильного. Непоследовательные и плохо подготовленные действия тогдашнего правительства страны, направленные на устранение этой опасности, успеха не имели. Криминальный режим Дудаева лишь усиливался, получая поддержку одновременно от западных благотворительных организаций и от враждебных западным странам исламских террористических структур. В 1996 – 1999 криминальный режим на территории Чечни претерпел существенные изменения; если раньше цели его лидеров (насколько вообще можно говорить об общих целях у главарей постоянно конфликтующих банд) носили преимущественно уголовный характер, то теперь чеченские бандформирования становились субъектами международного исламского терроризма – подобно «Талибану» и «Аль-Каиде».

    И хотя в 1999 – 2000 годах российские власти вновь установили свой контроль над территорией Чечни, так просто покончить с терроризмом было уже невозможно. Активно подпитываемые деньгами и наемниками из-за рубежа, располагающие базой для своего развития – массами обездоленных жителей Чечни, морально поддерживаемые большинством европейских СМИ, лидеры террористов продолжали борьбу, приносящую им огромную материальную выгоду.

    Террористическим лидерам была выгодна война с Россией; из этого неоспоримого факта правозащитники впоследствии сделали в корне неправильный вывод о том, что мир террористам невыгоден. Это было не так. Войны была выгодна Масхадову и его окружению, однако мир сулил выгоды гораздо большие. Конечно, мир особый, мир на условиях террористов. Российские войска и спецслужбы в общем и целом контролировали территорию Чечни и было уже нельзя спокойно и массово торговать людьми. Нельзя было заниматься контрабандой оружия, нефти и наркотиков в промышленных масштабах, нельзя было за плату предоставлять свои тренировочные лагеря зарубежным союзникам-террористам. Да что там иностранцев! – даже своих собственных боевиков было уже нельзя подготовить на должном уровне, потому что в условиях контртеррористической операции можно платить выросшим в условиях хаоса мальчишкам за установку примитивных фугасов, но нельзя подготовить из них высокопрофессиональных террористов, способных решать сложные задачи. Поэтому мир подобный хасавюртовскому, мир, с обязательным выводом российских войск и обязательной независимостью Чечни был для террористического руководства очень и очень выгоден. Этого мира стоило добиваться; ради него можно было пойти на многое.

    Цель террористической операции в Москве была вполне очевидной: воссоздание в Чечне бандитской «республики». Гораздо более интересны были способы, при помощи которых террористы пытались добиться поставленной цели. Захватом заложников дело не ограничивалось; план операции был достаточно сложной многоходовкой и предусматривал скоординированные усилия в террористической, политической и информационной сферах.

    Общий замысел был следующим. С конца октября проникшие в Москву террористы Бараева начинают проводить регулярные теракты (взрывы автомобилей со взрывчаткой и террористок-смертниц). В столице и в стране понемногу нагнетается паника; ведутся разговоры о необходимости войны в Чечне. В это время террористы при помощи своих информационных агентств и новой газеты «TheChechenTimes» обрабатывают европейское общественное мнение в свою пользу. Этой задаче служит и проведенный в Копенгагене «Всемирный чеченский конгресс». 7 ноября отряд Бараева захватывает здание мюзикла «Норд-Ост». Захватив здание и заминировав его, террористы заявляют о том, что требуют мира в Чечне и вывода из республики российских войск. В российском обществе, и так крайне напряженном из-за взрывов, от нового крупного теракта начинает нарастать паника, и власти не могут с ней справиться. В течение нескольких дней с террористами ведутся переговоры; в это время в Копенгагене вторично собирается «Всемирный чеченский конгресс» и когда российские власти под давлением впавшей в истерику общественности ломаются, «Всемирный чеченский конгресс» легимитизирует пришедших к власти в республике главарей террористов – как это уже было в 1991 году. Российские войска выводятся из Чечни. «Уникальная операция», о которой говорил Масхадов, завершается громкой победой террористов.

    Можно гадать о том, как пошли бы дальнейшие события; по всей видимости, реализовался бы примерно следующий сценарий.

    Российская армия выводится из Чечни, получающей независимость и признание со стороны мирового сообщества. Вывод войск сопровождается инициированными «Всемирным чеченским конгрессом» процессами в Гаагском международном трибунале над высокопоставленными российскими генералами; результат процессов известен заранее, поскольку никакая война не может вестись без преступлений против мирного населения. Все подсудимые приговариваются к крупным срокам заключения; по странному стечению обстоятельств лидеры чеченских террористических организаций присутствуют на процессах в качестве свидетелей обвинения.

    Как проигравшая сторона, Россия обязывается выплачивать пострадавшей Чечне репарации на восстановление инфраструктуры, материальные компенсации, etc. Удельный вес репараций в российском бюджете сравнивается с суммами на обслуживание внешнего долга. Однако это только часть тех реальных финансовых выплат, которые идут в Чечню; подобно тому, как это было в 1996 – 1999 гг., происходит взимание репарации «теневым путем» (финансовые махинации, грабежи, торговля заложниками). По крайней мере теперь любая чеченская преступная группировка может в случае преследования ее правоохранительными органами кричать о расовой дискриминации; европейское общество воспринимает эти претензии как априори справедливые – вывод российских войск из Чечни подтвердил «русское варварство».

    Однако немалые деньги, получаемые из России как легально, так и нелегально, чеченцам впрок не идут. Объективно в Чечне нет ни одной производственной сферы, в которой можно было бы занять тысячи людей, во время войны партизанивших в горах, и десятки тысяч, живших на российскую и иностранную гуманитарную помощь. Исключение составляет нефть, но нет никаких сомнений, что нефтяная отрасль будет «приватизирована» лидерами крупнейших террористических кланов; собственно чеченцы от нефти не получат ничего.

    Иными словами, сама себя прокормить Чечня не сможет. История знает немало таких случаев; совокупный прибавочный продукт добывается в подобной ситуации грабительскими набегами на соседей.

    Для этого в Чечне есть целое поколение молодых ребят, которые не умеют ничего, кроме как воевать – и их умения ставить фугасы, организовывать засады и партизанить – очень ликвидный товар в нашем мире.

    Одновременно на территории Ичкерии возникают все новые и новые тренировочные лагеря для подготовки террористов из зарубежных террористических организаций; это делается менее явно, чем в контролировавшемся «Талибаном» Афганистане, но от этого суть дела не меняется. И руководство независимой Ичкерии, и их зарубежные коллеги из «Аль-Каиды» уже знают, где будут применены подготовленные в этих тренировочных лагерях кадры.

    Несколько лет (от трех до семи) идет подготовка к «освобождению единоверцев из-под русской оккупации»; эта задача становится приоритетной во внешней политике независимой исламской демократической республики Ичкерия. Разумеется, ее инициаторы учитывают неудачный опыт вторжения в Дагестан в 1999 году; теперь в роли агрессора перед мировым сообществом должна выступить Россия.

    Операция «Свобода» начинается действиями местных сепаратистов в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии. За прошедшие годы на территории этих республик создана прочная террористическая инфраструктура: секретные базы и склады оружия; многие сепаратисты прошли подготовку в чеченских лагерях, кроме того, немало опытных специалистов в области террористических действий заблаговременно внедрены на территории этих республик.

    Действия российских властей на этом этапе могут иметь или плохие, или очень плохие результаты. Самым глупым поступком будет попытка повторить события 1999 года и вступить на территорию Чечни. Поступив так, Кремль напрочь забыл, что на дворе не 1999-й год. Российская армия, деморализованная поражением, лишенная нормального руководства (все генералы помнят судьбу их предшественников), отвратительно вооруженная и еще хуже подготовленная, не добивается в первые дни войны решительно никаких успехов. Мировое сообщество, получает еще одно доказательство «русского варварства», и не позднее чем через неделю после начала боевых действий под давлением ООН и угрозами войны («миротворческой операции») российские войска отводятся из Чечни. Теперь Чечня получает карт-бланш для действий в республиках Северного Кавказа; ее действия поддерживаются политически европейским сообществом, а материально – арабскими странами и всевозможными мусульманскими организациями. «В конце концов, — говорит в своем ежегодном выступлении президент США, — они воюют за свободу, а это не меньшая ценность, чем демократия». Потеря северокавказских республик становится для России неизбежностью.

    Второй вариант действий российского руководства при агрессии Чечни более реален. Кремль удерживается от немедленного объявления войны Ичкерии и лишь перебрасывает на Северный Кавказ все новые и новые контингенты войск. Вместе с той частью населения, которая не желает «независимости», войска удерживают Северный Кавказ в течение нескольких лет; то, что творится там, смело можно назвать полномасштабной гражданской войной. В европейских СМИ нагнетается истерия по поводу очередных «преступлений» русских; в конце концов Ичкерия официально заявляет о поддержке своих братьев по крови и вере, «истекающих кровью в неравной борьбе с русскими». (После некоторого раздумья, подобное заявление делает и официальный Тбилиси, надеющийся под прикрытием общего хаоса решить осетинский и абхазский вопрос. Это, однако, не удается, и Грузия, и без того раздробленная, падает в пропасть межнациональной по названию и гражданской по существу войны. Титанические усилия США потушить этот пожар дипломатическими методами оказываются неудачными: что-то изменить может лишь прямое вторжение, на которое ни США, на страны НАТО не рискуют идти.) Регулярные чеченские части, конечно, не могут внести перелом в войну: как бы ни была слаба российская армия и ополченцы, они сражаются за свою жизнь и за свой дом. Вмешательство Ичкерии, однако, позволяет поднять в ООН вопрос «о ситуации на Северном Кавказе». Решение ООН известно заранее: от России требуется покинуть Северный Кавказ.

    После долгих угроз Москва вынуждена согласиться на этот ультиматум.

    На равнинах Юга России, по которым отныне проходит государственная граница, создается прочная линяя обороны; дальше идут исконно русские земли и отступать некуда. Пока же у страны и у ее многонациональной нации остаются еще возможности устоять.

    Но в равной степени возможности победить остаются и у наших противников. Прочно обосновавшись на Кавказе, они смотрят дальше на Север: в России есть еще так много наций, которым можно оказать братскую помощь в борьбе за независимость, даже если они сами о том не подозревают…

    А Европа, так и не нашедшая в себе мужества после полувека антирусской пропаганды времен «холодной войны» взглянуть на нашу страну по-новому, с ужасом смотрит на то, что творится на Кавказе: большего кровопролития европейцы не видели давно. Воюют Грузия, Исламская федерация Северного Кавказа, Армения, Абхазия, Осетия, Азербайджан, Турция. В войну постепенно втягиваются среднеазиатские республики и Иран. Большинство европейских интеллектуалов сходится на том, что это – результат многовековой оккупации свободолюбивых народов русскими, которые целенаправленно сеяли семена вражды между народами; особенно эту точку зрения отстаивают российские правозащитники-эмигранты, покинувшие страну вскоре после начала северокавказских событий, когда правоохранительные органы официально заявили, что не могут гарантировать их безопасность.

    В предновогоднем выступлении перед нацией президент США суммировал результаты начала XXI века. «Глядя то, как в далекой России маленькие нации сражаются за свою свободу, мир затаил дыхание», сказал президент. Немногие из американцев обладали достаточной эрудицией, чтобы вспомнить, что так уже кто-то говорил.

    Этот сценарий кажется слишком апокалиптичным, чтобы в него поверить; на самом деле в случае вывода российских войск их Чечни шансы на его реализацию весьма велики. Представители чеченских террористов неоднократно заявляли, что не собираются повторять ошибок Хасавюрта; действительно, правильныедействия с их стороны могут иметь для нашей страны весьма печальные последствия.

    В полной мере воплотить планы террористической операции не удалось. Заминированная машина у «Макдонольдса» взорвалась раньше, чем планировалось, а от взрыва машины перед концертным залом имени Чайковского террористы по непонятной причине отказались. Дата захвата заложников была перенесена с 7 ноября на 23 октября; отвечавший за взрывы смертниц на московских улицах террорист так и не ввел их в дело. Однако даже несмотря на все эти неудачи «уникальная операция», подготовленная и реализованная чеченскими террористами, чуть не закончилась для России поистине катастрофическим поражением. Со страниц газет и с экранов телевизоров на граждан нашей страны выплескивались боль и ужас; призывы к капитуляции звучали повсеместно. Уже к вечеру 25 октября напряжение достигло опасного рубежа: еще немного, и террористам удалось бы «сломать» психологическую ситуацию в стране, превратить ее население в охваченное паникой стадо, готовое выполнять все, даже самые самоубийственные для страны требования бандитов.

    Решение российских властей взять здание штурмом не просто самым эффективным – оно было единственным. В сконструированной террористами ситуации любая альтернатива штурма была чревата для нашей страны огромными потерями – и потому даже если бы бандиты Бараева и Абу-Бакара успели бы взорвать здание захваченного ими театрального центра, унеся с собой на тот свет семь с половиной сотен заложников – даже и эта ужасная трагедия была бы намного меньшей, чем те потери и те невинные жертвы, которые неизбежно последовали бы в случае капитуляции нашей страны, в случае вывода российских войск из Чечни.
    http://www.imrussia.org/index.php?op...mid=84&lang=ru
    "Народ, не имеющий национального самосознания - есть навоз, на котором произрастают другие народы" - П.А. Столыпин.

  2. Пользователь сказал cпасибо:

    ЛенОк (24.10.2012)

  3. #32
    Регистрация
    19.03.2011
    Сообщений
    2,186
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    славянин
    Убеждения
    уже убедился
    Вероисповедание
    православие

    По умолчанию

    "Имей мужество жить в опасности!"

  4. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:

    Дmitrii (23.10.2012), ЛенОк (24.10.2012)

  5. #33
    Регистрация
    19.07.2008
    Адрес
    Бабруйск
    Сообщений
    1,151
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    русский
    Убеждения
    Антисемит
    Вероисповедание
    атеист

    По умолчанию

    Оригинал взят у nuk18 в К десятилетию "Норд--Оста"

    Пару лет назад я писал по этому вопросу (отрывки из черновика)


    (....) PS КЦ на Дубровке -2002 помните? Так вот: там была чистая клоунада, иными словами театрализованный бал-маскарад с бабами в чадрах и с муляжами ВУ на поясе. Это история отдельная, но в двух словах: было разыграно шоу (с непредвиденным и изначально не планировшимся финалом), и с не вполне понятными целями (опять-таки, какие-то внутрикремлевские разборки, с целью какого-то давления к принятию неких шагов) Я не инсайдер, это чисто логическое умозаключение и оно имеет право на существование.
    (...)
    Там поработала какая-то иная сила, нежели заявленная. Т.е, это были не "чеченские боевики" из отряда какого-то полевого командира Ушата Помоева (хотя они и могли быть чеченцами, да хоть кем), но, отнюдь не "иннициативщики", а представители какого-то другого лагеря, так, или иначе, выполнявших задание. Единственное , что мог найти, так это немного материала, где перечисляются "странности":

    1.Почему никто не успел себя подорвать?
    2.Почему все были в масках (смертники, типа)?
    3. Почему, после очередных переговоров со "своими" (как раз это было перед штурмом) они все дико запаниковали?

    И немного другого. Я немного порылся по справочникам и выяснил, что объявленный "газ фентанил" , никакой не газ, а кристаллическое в-во, синтетический анальгетик морфиновой группы, т.е данное в-во не имеет газообразного агрегатного состояния. Ну и еще, подумайте сами: наполнить огромный зал равномерно до смертельной концентрации нереально, следовательно (это к п.1 "странностей"), "террористов" просто подставили, выдав им МУЛЯЖИ взрывных устройств, о чем они прекрасно знали, следовательно им был дан приказ просто "изобразить теракт", да вот в верхах, что-то изменилось под конец, кто-то кого-то переиграл, и их убрали, как опасных свидетелей, причем добивали оставшихся в живых в голову, хотя, если верить официальной лапше, следовало бы ПО-ЛЮБОМУ оставить "языков" для допроса, плюс требования у "террористофф" были какие-то смешные: вывод войск из Чечни за сутки (!). Хотя "войск" там уже и не было по большому счету и в помине, а были отдельные подразделения ОМОНа.

    Так вот, вопросы, а теперь ответы:

    1. Муляжи и нельзя было подорвать, они, как-то "не очень" взрываются.
    2. В масках были, потому что никто и не собирался погибать.
    3. А запаниковали потому, что им сообщили, что их "слили".

    Вот и все, что я смог нарыть и додумать. Если у кого-то есть более обоснованная версия - милости прошу. Только "официалку" при мне не упоминайте ни всуе, вообще никак. Ибо это - диагноз.

  6. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:

    Дmitrii (24.10.2012), ЛенОк (24.10.2012)

  7. #34
    Регистрация
    25.01.2011
    Сообщений
    1,585
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    русский
    Убеждения
    националист
    Вероисповедание
    атеист

    По умолчанию «Норд-Ост». 10 лет спустя

    Написал Елена Краевская
    17.10.2012
    23 октября 2002 года несколько десятков вооружённых боевиков ворвались на мюзикл «Норд-Ост» и захватили в заложники 916 человек. Казалось, что этого не забудет никто и никогда. Но 10 лет спустя про эту трагедию никто больше вспоминать не хочет. Более того, про «Норд-Ост» по-прежнему толком ничего не известно: кто организатор, почему умерли заложники, что это был за газ. БГ сформулировал семь вопросов о «Норд-Осте», на которые до сих пор нет убедительных ответов

    Мовсар Бараев (сидит справа) поначалу считался главарём террористов. Он единственный, кто во время захвата ДК на Дубровке не скрывал своего лица. Он же давал интервью телеканалу НТВ. Но на самом деле главарем был Руслан Эльмурзаев по кличке Абубакар (сидит слева). Он вёл основные переговоры и давал указания Бараеву, что именно сообщать журналистам
    От чего погибли заложники?

    Непосредственно от действий террористов погибли четыре человека. Официальная версия по поводу массовой смерти остальных заложников такова: она произошла из-за стресса, голода, бессонницы, обезвоживания и многочасового сидения в неудобных позах. Государство считает, что от газа, применявшегося во время штурма, никто не пострадал. Эксперты и родственники заложников считают по-другому: они были отравлены неизвестным газом, им не было оказано первой медицинской помощи, их в бессознательном состоянии сначала сваливали на асфальт, а потом как попало кидали в автобусы; больницы были абсолютно не готовы к тому, что им привезут десятки отравленных людей, а врачам не сказали, что именно был за газ, поэтому они не знали, чем лечить. Только через полтора года после «Норд-Оста» председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев, замначальника оперативного штаба, первым из официальных лиц признал, что главной причиной гибели заложников «стало несвоевременное оказание медицинской помощи». В графе «Причина смерти» у погибших стоит прочерк.
    Владимир Курбатов, отец Кристины, погибшей 13-летней актрисы «Норд-Оста»:

    «По факту гибели людей уголовного дела не возбуждалось. Не было установлено даже времени, места и причины смерти. В графе «Причина» в свидетельстве о смерти моей дочери Кристины стоит прочерк. При этом в акте перевозки тела из больницы в морг, который нам выдали, было написано: причина смерти — отравление высокотоксичным газообразным веществом. В первичной судмедэкспертизе, которую проводили в морге, тоже было заключение об отравлении. Но потом следствие решило все это вымарать, а специальная комиссия, состоящая из «светил медицины», дала другое заключение с формулировкой, которую потом Путин озвучивал: мол, газ безвреден, а заложники умерли из-за того, что сидели в неудобных позах, от хронических болезней и обезвоживания. Что до врачей, то все врачи близлежащих больниц открыто тогда заявляли прессе, что готовились к прёму пациентов с минно-осколочными ранениями и не были готовы принимать людей с отравлениями неизвестным веществом. Когда мы готовили жалобу в Европейский суд по правам человека, я обзванивал все больницы, которые были указаны в плане эвакуации и принимали пострадавших. Из 12 больниц, в которые я смог дозвониться, только одна имела токсикологическое отделение, где пострадавшим могли оказать квалифицированную помощь при отравлении».
    Андрей Солдатов, главный редактор сайта Agentura.ru, посвящённого работе спецслужб; за штурмом на Дубровке наблюдал из окна дома напротив:

    «Основной вопрос к оперативному штабу — к господину Проничеву, который до сих пор первый заместитель директора ФСБ, и к господину Васильеву, заместителю начальника оперативного штаба и бывшему заму главы МВД: какого черта они не развернули полевой госпиталь в непосредственной близости к зданию? Похоже, они или рассчитывали, что у них будут одни убитые, а для тех, кто выживет будет достаточно скорых, которые были на месте, — или вообще не думали про это. По закону, силы, средства и тактика спецопераций — секретные. Газ — это средство, поэтому никто не собирался его никому выдавать. Но ситуация была ужасающей: людей выносили в самых разных видах, наваливали друг на друга прямо на асфальте, и они стали умирать уже там, захлебываясь рвотными массами. Эту проблему можно было решить, даже не зная, что за газ, просто оказав первую помощь, но и этого не было сделано — в автобусы людей просто сваливали вповалку, многие уже были мертвы. Думаю, даже если бы спецслужбы оперативно рассказали, что это был за газ, ситуацию это бы не сильно улучшило».
    Каринна Москаленко, адвокат группы бывших заложников «Норд-Оста» в ЕСПЧ:

    «Власти до сих пор несут эту бесстыдную чушь: «Операция по спасению заложников была блестящей». Люди погибли, а они говорят: «Блестяще, только вот медики подкачали». Как будто медики действовали по собственному усмотрению и не пришли вовремя, потому что они такие подлые».
    «Части террористов удалось уйти. Многие оперативники мне об этом говорили. Там был полный дурдом»

    23 октября 2002 года

    21.05 В здание Театрального центра на Дубровке врываются вооруженные люди в камуфляже, прибывшие на трех микроавтобусах. В это время в ДК находятся 916 человек — зрители, актеры, сотрудники театра, а также учащиеся школы ирландского танца «Иридан». Террористы сгоняют всех людей в зал и приступают к минированию. Некоторым заложникам разрешено позвонить родным, сообщить о захвате и о том, что за каждого убитого или раненного боевика террористы будут расстреливать по 10 человек.
    22.00 К зданию ДК на Дубровке стягиваются милиция, ОМОН, спецназ и внутренние войска. Становится известно, что театр захватили чеченские боевики во главе с Мовсаром Бараевым, которые требуют прекращения войны в Чечне. Захватчики объявляют, что не имеют претензий к иностранным гражданам (около 75 человек из 14 стран), обещают их освободить и начинают проверку паспортов.
    23.05 Из здания удается бежать пяти актерам, которые во время захвата заперлись в гримерных; по связанным шторам они спустились из окна. Через полчаса бегут еще 7 человек из технической группы, спрятавшихся в монтажной.
    0.00 Террористы отпускают 15 детей.
    24 октября 2002 года

    0.15 В здание входит депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов.
    2.20–3.50 Террористы отпускают 19 человек.
    5.30 Никем не остановленная, в здание проходит 26-летняя продавщица находящегося по соседству парфюмерного магазина Ольга Романова, заходит в зал и вступает в перепалку с Мовсаром Бараевым. Ее выводят в коридор и расстреливают.
    8.15 В зал пытается проникнуть подполковник Константин Васильев. Расстрелян террористами в фойе здания.
    11.30 Боевики требуют для переговоров Бориса Немцова, Ирину Хакамаду, Григория Явлинского и Анну Политковскую.
    13.00 В ДК проходят Иосиф Кобзон, британский журналист Марк Франкетти и двое врачей Красного Креста. Они вывели из здания женщину, троих детей и пожилого мужчину — гражданина Великобритании.
    15.00 Кобзон возвращается в ДК с Ириной Хакамадой.
    17.00 В здание входят Леонид Рошаль и иорданский доктор Анвар Эль-Саид, через 15 минут они выносят тело Ольги Романовой и возвращаются обратно.
    18.30 Во время похода в туалет две девушки выбираются через окно на улицу и бегут. Террористы стреляют им вслед, легко ранив прикрывавшего девушек спецназовца Константина Журавлева.
    19.00 Телеканал «Аль-Джазира» показывает обращение боевика Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ДК. Он заявляет, что его группа принадлежит к «диверсионно-разведывательной бригаде праведных шахидов» и требует вывода российских войск из Чечни.
    23.00 В здание входит Григорий Явлинский и проводит 50-минутные переговоры с террористами.
    25 октября 2002 года

    1.30 В здание опять входит Леонид Рошаль — с двумя коробками медикаментов. Вместе с ним заходят журналист и оператор НТВ, которым удается побеседовать с террористами и шестью заложниками.
    5.30 Террористы освобождают 7 заложников, которых обещали выпустить, если боевикам понравится интервью, снятое НТВ.
    12.35 Представители Красного Креста выводят из ДК 8 детей.
    14.50 В здание проходят Леонид Рошаль и Анна Политковская с тремя пакетами с водой и предметами личной гигиены.
    17.00–21.00 В здание поочередно заходят журналист Сергей Говорухин (сын режиссера), депутат Госдумы Асланбек Аслаханов, глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, певица Алла Пугачева. Они, как и предыдущие переговорщики, пытаются торговаться с террористами — безрезультатно.
    21.50 Террористы освобождают трех женщин и мужчину и требуют для переговоров представителей президента.
    23.22 Сквозь оцепление в здание прорывается крановщик Геннадий Влах, который ошибочно полагал, что в зале находится его сын. Когда террористы понимают, что сына в зале нет, Влаха расстреливают.
    26 октября 2002 года

    1.00 Один из заложников в зале устраивает истерику и бросается с бутылкой на шахидку. Боевики открывают по нему огонь из автоматов и ранят двух других заложников — мужчину в голову и женщину в живот. Раненых через полчаса забирает скорая. Мужчина впоследствии скончался.
    5.00 На площади у ДК гаснут прожекторы, освещавшие вход в здание. В зал через вентиляцию стали закачивать усыпляющий газ.
    5.30 На радио «Эхо Москвы» позвонили две заложницы и сообщили о том, что в зал пущен газ — они его видят, слышат и чувствуют. Разговор в эфире обрывается автоматной очередью. На площади военные начинают перегруппировку сил вокруг Театрального центра.
    5.40 Передвижение спецназа по направлению к зданию ДК начало транслировать в прямом эфире НТВ. Спустя несколько минут по требованию оперативного штаба показ был прерван.
    6.30 Заложников начинают выводить из здания. Подъезжают скорые и автобусы.
    7.25 Помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявляет, что операция по освобождению заложников завершена, большая часть взрывных устройств в здании обезврежена, спецслужбы ищут часть террористов, которым удалось скрыться.
    8.00 Заместитель главы МВД и начальника оперативного штаба Владимир Васильев сообщает об уничтожении террористов и извлечении 67 погибших.
    Какой газ использовали при штурме?

    Состав газа до сих пор засекречен. Про него известно две вещи: 1) он «безвредный» — это Путин сказал американским журналистам, объясняя, почему люди не могли погибнуть от действий спецслужб; 2) он сделан «на основе производных фентанила» — об этом заявил министр здравоохранения Шевченко (фентанил — наркотический анальгетик, по биологическому воздействию в сотни раз сильнее героина). Тем не менее, точную формулу газа никто не назвал, известно лишь, что некий офицер-химик, чья фамилия засекречена, позже получил звание Героя России за участие в спецоперации.
    Лев Федоров, доктор химических наук, президент Союза «За химическую безопасность»:

    «На фентанил можно навесить тысячу всяких хвостов — и получится миллион разных веществ. Словосочетание «производные фентанила» — это вообще ни о чем, это означает только то, что нам не захотели назвать вещество.
    Власти еще заявляли, что держат формулу газа в секрете потому, что за ней гоняются все разведки мира. Это чушь. Есть международная конвенция о запрещении химического оружия, в ней перечислены допустимые вещества, которые не должны убивать людей. А власти использовали другие вещества, убившие 125 человек, то есть совершили государственное химическое преступление. И если они раскроют формулу, весь мир их тут же осудит, потому что они не имели права его применять. Еще было много разговоров про антидоты, которых у спецназа и врачей не было. Антидот — это вещество, которое может догнать в организме яд и при помощи химии превратить его в другое вещество или ослабить симптом. Но разговор об антидотах в данном случае — отвлечение от сути дела, потому что главное — газ не должен убивать людей.
    В «Норд-Осте» провели опыт, который в мире в голову никому не приходил».
    Каринна Москаленко:

    «Европейский Cуд, в который мы подавали жалобу на нарушение права на жизнь, не поддержал нас только в одном пункте. Он сказал, что применение газа было оправданно. В принципе, я могу его понять: суд по правам человека не является судом по гуманитарным вопросам, по военным конфликтам. Однако логика, конечно, хромает: если формула газа, название и свойства не раскрыты, то как можно решать, справедливо было его применение или нет?»
    «Газ не играл в операции никакой роли. Если бы террористы хотели подорвать зал, они бы его подорвали»

    Андрей Солдатов:

    «У меня всегда было очень специфическое отношение к применению этого газа, потому что я потом видел, как в Беслане террористы первым делом выбивали окна и вообще вели себя намного более жестко и отвратительно — так, чтобы с ними не случилось «Норд-Оста». Это был прямой результат действий российских силовых структур на Дубровке».
    Анатолий Ермолин, бывший начальник оперативно-боевого отделения «Вымпела», подполковник ФСБ в запасе:

    «Спецназ знал, что будет газ, поэтому вошел в здание с противогазами, но что за газ, какие последствия от него, думаю, им не сказали. Тем более я знаю сотрудников, которые надышались этим газом, и у них были большие проблемы со здоровьем».
    57*
    часов длился захват здания ДК на Дубровке

    912
    заложников

    130
    погибших

    5
    из которых застрелены террористами

    125
    пострадали при штурме

    40
    убитых террористов, личности шестерых следствием не установлены


    Сколько было террористов и сколько погибло заложников?

    В результате штурма были убиты 40 боевиков — по официальным данным, именно столько террористов захватило Театральный центр на Дубровке. Но, например, заложница Светлана Губарева утверждала, что видела в зале 24 шахидки, хотя убито было 19. А через полгода журналист Анна Политковская встречалась в гостинице «Спутник» на Ленинском проспекте с неким Ханпаш Теркибаевым, который заявил ей в интервью, что был среди боевиков на Дубровке в качестве агента ФСБ. Кроме того, в материалах следствия есть число 52 — столько боевиков Шамиль Басаев отобрал для подготовки терактов в Москве. Еще серьезней путаница с количеством погибших: официально погибли 129 человек, но адвокат заложников Каринна Москаленко, сложив все данные следствия, получила 174.
    Владимир Курбатов:

    «После уймы запросов в прокуратуру мы добились доступа к следственным материалам, и просто посчитали в столбик, сколько погибло в здании, сколько на ступеньках, в скорых, в автобусах, в больницах, — всего получилось 174 человека.
    В суде мы спросили у руководителя следственной группы Кальчука, как он может объяснить эти цифры. Он ответил: «Ну, вы так считаете, а я так считаю, что вы от меня хотите?» Возможно, это все-таки ошибка в подсчетах: 44 — слишком большое расхождение. Три года назад на месте теракта появилась памятная доска со всеми фамилиями — думаю, если бы какой-то фамилии не было, родственники возмутились бы. Есть много свидетельских показаний о том, что террористов было больше, но следствие их не учло. На вопрос, почему не допросили Ханпаш Теркибаева, Кальчук ответил, что они съездили в гостиницу, которую назвала Политковская, и никого не обнаружили. Потом выяснилось, что Анна говорила о гостинице «Спутник», а следователи ездили в гостиницу «Космос». А как только Теркибаевым заинтересовались в ФБР (на «Норд-Осте» погиб американский гражданин), Теркибаев разбился в автокатастрофе в Чечне».
    Каринна Москаленко:

    «Мы изучили постановления самого следствия и получили цифру 174 — это данные без фамилий, только количество. Возникает вопрос: где родственники этих 45 людей? Мы считаем, что это невостребованные люди. Приехали в Москву погулять, к любовнице, в командировку — что угодно. И пропали. Кто будет этой статистикой заниматься — выяснять пропавших в то же самое время в городах России? За кем пришли, те и есть в официальном списке».
    Андрей Солдатов:

    «Я видел штурм из окна квартиры напротив: заложников выносили и складывали в шеренги, как мертвых. И в этих шеренгах точно было больше людей, чем назвали власти. А вот история с Теркибаевым была непроверенной. Теркибаев из той категории людей с особым психологическим складом, которые выскакивают по разным поводам и говорят, что они могут быть самыми лучшими помощниками. Не думаю, что это имеет отношение к реальности.
    Но это совершенно не отменяет того, что части террористов удалось уйти. Многие оперативники мне потом об этом говорили. Там был полный дурдом. Штурм проводила не одна организация: было несколько групп спецназначения, которые должны были зачистить террористов, а еще были внутренние войска, которые изначально обеспечивали периметр безопасности, но, когда началась большая стрельба, тоже зачем-то куда-то пошли. В результате возник хаос: здание большое, куча коммуникаций, выходов в разные стороны, по нему перемещаются разные группы вооруженных людей, которые сами не знают, куда они перемещаются. Ситуация, конечно, не такая катастрофичная, как в Беслане, где люди просто бегали в разных направлениях, но люди, которые участвовали в штурме, говорили, что задача по обеспечению безопасности периметра не была решена. Более того, не только я, но и многие журналисты сидели там, где, вообще говоря, не должны были сидеть, — это тоже говорит о прозрачности периметра. Зайти-выйти можно было достаточно свободно, поэтому спецслужбы и говорят, что какое-то количество людей ушло».
    Что стало причиной штурма?

    Власти утверждали, что штурм был вынужденной мерой: террористы отказались от переговоров и начали расстреливать заложников. В зал через системы вентиляции был пущен газ, который усыпил террористов, после чего туда вошел спецназ, обезвредил бомбы и начал вытаскивать людей.
    Однако участники операции утверждают, что выстрелов не было. Кроме того, накануне вечером террористам пообещали встречу в 10 утра с генералом Казанцевым, первым официальным представителем власти, чему они были явно рады и даже заявили, что уже в 11.00 заложники могут будут отпущены. Газ же — даже по данным следствия — начал действовать не моментально, а минимум через 10 минут. Более того, на сцену выбежал один из боевиков с пулеметом и криками «Они пустили газ». Выходит, что время взорвать зал у них было, и то, что этого не произошло, — большая удача, а не заслуга организаторов спецоперации.
    Андрей Солдатов:

    «Была такая версия, озвученная замначальника штаба Васильевым, что штурм был спровоцирован выстрелами внутри. Но дело в том, что примерно за полчаса до стрельбы были погашены прожекторы, которые все время освещали площадь перед ДК. Террористы говорили: если вы их погасите, мы будем воспринимать это как начало штурма и вести себя соответственно. Можно с уверенностью говорить — на основании того, что я видел лично, и того, что мне рассказывали участники операции, — штурм был спланирован, время его было назначено, и не было никакой провокации со стороны террористов.
    Участники штурма мне прямо говорили, что у террористов было время взорваться: когда спецназ туда вошел, террористы были живы, они не спали и отстреливались. Один боевик даже выбежал на сцену с пулеметом: его очень быстро погасили с балкона. Почему они не взорвались — неизвестно.
    Многие потом предполагали, что бомбы были муляжами. Но взрывотехник ФСБ Георгий Трофимов, который непосредственно занимался разминированием устройств на «Норд-Осте» (к сожалению, он погиб спустя полтора года), утверждал, что эти бомбы были настоящие. Такое впечатление, что это была больше акция устрашения, чем реальный теракт: или они вообще были не готовы все взрывать, или последнего приказа никому из террористов не поступило.
    Мне рассказывали участники штурма: на основе разведданных они были уверены, что бомбы настоящие и точно взорвутся, что шансов предотвратить взрыв бомбы — 2–3%. Когда выходили на штурм, все готовились к тому, что от взрыва рухнет купол здания, будет огромное количество погибших и сами они тоже погибнут.
    У спецназа было распоряжение прокуратуры — не оставлять никого из боевиков в живых. Как рассказывал мне командир одной из оперативно-боевых групп, исходили из того, что любой из террористов, не важно, где он находится, может привести в действие взрывные устройства через радиосигнал.
    Проблема была в том, что они рассчитывали только на это. Все альтернативные варианты ими просто не рассматривались. Плюс они думали, что все равно будет полный ад, и надо использовать все, что есть под рукой: тестировали заранее этот газ, не тестировали — не важно, надо все брать, потому что все равно будет очень плохо.
    В итоге они проводят штурм, бомбы почему-то не взрываются, весь зал оста ется в живых, и тут наступает коллапс: никто не знает, что делать дальше. Спецназа физически мало, чтобы быстро вы нести всех людей, не проведен инструктаж про то, как выносить, в каком состоянии, куда, — и их стали просто сваливать в шеренги друг на друга.
    Была информация из прокуратуры, ко торая тоже находилась на месте, что к концу третьего дня шли достаточно успешные переговоры — удалось убедить террористов, что им подадут транспорт и они спокойно смогут уехать, и поэтому под утро какая-то часть террористов, видимо, расслабилась и даже ушла куда-то в фойе праздновать. На основании этого можно сказать, что никакой необходимости устраивать штурм именно в этот день и именно в таких условиях не было. Это не ситуация Беслана, когда люди умирают просто от обезвоживания, — грубо говоря, тут ничего не ти кало «еще час — еще десять умрут».
    Анатолий Ермолин:

    «Операция была хорошо спланирована и подготовлена. Немногие догадываются, что если бы бомба взорвалась, то мы бы потеряли вообще все элитные войска, потому что «Альфа» и «Вымпел» входили в «Норд-Ост» практически полным боевым составом. Это мои друзья, и я знаю, что они перед тем, как войти, попрощались друг с другом и семьями.
    Неверное решение, на мой взгляд, было применять газ, потому что он не играл в операции никакой роли. Если бы террористы хотели подорвать зал, они бы его подорвали. В итоге газ мгновенно людей не отключил, террористов пришлось уничтожать классическим путем, а газ стал причиной массового отравления людей, что стало трагическим результатом спасательной операции».
    Как вообще десятки боевиков, вооруженные автоматами, пулеметами и взрывчаткой, смогли организовать теракт в центре Москвы?

    Спустя два года после захвата Театрального центра в «Известиях» появилась статья о том, что главарь террористов Абубакар, он же Руслан Эльмурзаев, числился начальником службы безопасности московского Прима-банка. В банке он взял в кредит 40 000 долларов на покупку поддельных документов, двух микроавтобусов, на которых 23 октября группа террористов приехала на Дубровку, а также на аренду квартиры. По городу группа боевиков передвигалась на инкассаторском броневике, принадлежавшем Прима-банку. После появления этой публикации следствие заявило, что проверяет информацию о связи Абубакара с Примабанком, а потом объявило начальника правления банка, чеченца Мухарбека Баркинхоева, в розыск. К тому моменту банка как такового уже не существовало: у него отобрали лицензию и его объявили банкротом еще в 2003 году после жалоб вкладчиков, а двух сотрудников судили за мошенничество. Чем закончилась эта история — неизвестно: все материалы следствия по «Норд-Осту» по-прежнему закрыты.
    Юрий Сенаторов, старший корреспондент газеты «Коммерсантъ», автор статьи «Норд-Ост» захватил банкир» в «Известиях»:

    «Мне тогда выдали эту информацию фээсбэшники из отдела по борьбе с терроризмом. Формально Абубакар был начальником службы безопасности Прима-банка, а де-факто его владельцем.
    До меня действительно про это никто не писал. Но потом я перестал занимать ся чеченской темой, пить водку с фээсбэшниками, перешел в «Коммерсантъ» и не знаю, что дальше происходило с этой историей. Знаю, что у банка отняли лицензию, — это был маленький отмывочный банк, кто-то сбежал, против кого-то завели уголовные дела, но не по «НордОсту», а по обманутым вкладчикам».
    Чем закончилось расследование теракта?

    В связи с «Норд-Остом» было возбуждено уголовное дело по факту терроризма и захвата людей в заложники — оно от крыто до сих пор. Уголовного дела по факту гибели заложников возбуждено не было. Обстоятельства и причины их смерти не установлены. Документы штаба уничтожены. Состав штаба засекречен.
    Личности шести террористов не установлены. Всего к суду были привлечены двое: Заурбек Талгихов, который находился снаружи и переговаривался по телефону с Мовсаром Бараевым во время захвата (8,5 года за пособничество террористам), и милиционер Алямкин (7 лет за взятку за оформление регистрации гражданке Л. Бакуевой, оказавшейся среди боевиков).
    Было еще рассмотрение коллективного иска заложников в Европейском Cуде по Правам Человека. В декабре 2011 года ЕСПЧ удовлетворил жалобы родственников заложников, усмотрев в неадекватном планировании спецоперации российскими властями и отсутствии эффективного расследования теракта нарушение права на жизнь, присудил 64 потерпевшим компенсации общей суммой 1 миллион 300 тысяч евро и потребовал от России нового расследования.
    Каринна Москаленко:

    «Мы не можем доказать причастность государства к этой трагедии — значит, мы не можем доказать нарушение негативных прав на жизнь: никто не может быть лишен жизни, подвергаться пыткам и т. д. Но есть позитивные права: государство не только не должно убивать людей, но еще и должно обеспечивать их безопасность — то есть защищать от третьих лиц. И это нарушение в «Норд-Осте» мы доказали. Жалоба была удовлетворена по двум параметрам. Операция по спасению заложников была проведена из рук вон плохо — не оказывалась первая помощь, не было взаимодействия между участниками спасательной операции, и поэтому не спасли людей. Европейский Суд не делит операцию на штурм и спасение. Если штурм проводили для того, чтобы спасти людей — а Европейский Суд думает о властях именно так, лучше, чем они есть на самом деле, — то тогда это была единая, плохо скоординированная операция. И в этом — первое нарушение права на жизнь. А второе — отсутствие расследования. Европейский Суд не может обвинить государство в смерти людей или оправдать его, потому что не было расследования, поэтому он говорит: мы не знаем, кто виноват, но вы это не расследовали, и значит, нарушили право на жизнь.
    Российские власти скрыли все документы штаба, сказали: все документы были уничтожены. Взамен этого они предоставили в ЕСПЧ материалы текущего уголовного дела, на что им ответили, что это расследование вообще не про то, — это про террористов, а речь идет о пострадавших. ЕСПЧ выразил глубочайшее недоумение по этому поводу.
    Сейчас мы с моими доверителями составляем список вопросов Следственному комитету для нового расследования. Если он не ответит на эти вопросы, то, исходя из буквы и духа закона, решение ЕСПЧ будет не выполнено. Это не только компенсации, но и установление обстоятельств, при которых погибли близкие заявителей, а также личностей, ответственных за их смерть, — для матери, которая потеряла тринадцатилетнюю дочь под тяжестью трупов в автобусе, это очень важно. В противном случае мы будем писать меморандум в комитет министров ЕС, что меры не выполнены».
    Владимир Курбатов:

    «На основании решения суда в Страсбурге адвокат некоторых заложников Игорь Трунов подавал прошение в Следственный комитет о возобновлении расследования, но, насколько мне известно, в СК ответили, что якобы у них нет официального перевода страсбургского решения суда со стороны Минюста, поэтому они не могут проводить никаких действий.
    По факту гибели людей дела не возбуждалось. Всех следственных материалов мы не видели, нас допустили только до некоторых томов, основная часть дела засекречена. Первоначально нам вообще разрешали знакомиться только с судебно-медицинскими заключениями. Причем ксерокопировать их запрещали, только переписывать отруки — вот сидели и переписывали по 15–20 страниц о том, насколько органы твоего погибшего ребенка были заполнены кровью, какого размера его мозг и т.д».
    Юрий Сенаторов:

    «Я знаю, что трупы всех террористов отвезли в морг № 2 на грузовике с надписью «Хлеб». Там трупы свалили на ночь, никаких следственных действий не провели. По идее, должны были пули из них повыковыривать, опознать, кто, сколько, чего, но делать этого не стали. Всю ночь вокруг морга дежурили снайперы, а на рассвете трупы отвезли в лианозовский крематорий, где и спалили. Это мне рассказывал один из следователей группы, которая работала по «Норд-Осту», а знакомый в том морге мне это подтвердил.
    Думаю, опознали их в итоге через агентурную сеть и по документам — террористы же работали в этом Театральном центре, вроде как на ремонт там подвязались, на них даже майки были с надписью «Норд-Ост». Так что их личности более-менее быстро установили».
    «Норд-Ост» — это блестящая спецоперация или успешный теракт?

    Андрей Солдатов:

    «Ситуация изначально была политической: террористы выдвинули политические требования, а Путин и силовики устроили настоящую истерику под названием «Мы не должны повторить Буденновск». Складывается впечатление, что вся эта история про то, что надо было показать, как отвечает новая российская власть на тот же вызов, на котором сломался Ельцин. Они это так воспринимали и только об этом и думали.
    Проблема была в том, что и на официальном уровне, и на уровне спецслужб штурм был назван победой. А победа в российском понимании означает, что разбора полетов не будет. Я специально спрашивал: «Ребят, ну вот вы провели операцию с огромным количеством жертв, вы начали какие-то реформы?
    На основании боевого опыта вы ведь должны как-то корректировать свои действия?» Они отвечали: «Нет, мы ничего не делали, потому что официально было сказано, что это победа». Более того, на тот момент в ФСБ была очень популярна такая теория — дикая, на мой взгляд, — что для шахидов акция считается успешной, если каждый из них захватит с собой минимум шесть человек. Я не знаю, откуда это взялось, но такая теория циркулировала. И были предприняты специальные, скажем так, усилия, чтобы сообщить информацию о жертвах таким образом, чтобы число жертв, поделенное на количество террористов, было меньше шести. До такого доходили.
    Власти считали, если показать террористам, что мы победили, а не они, то больше они этого не сделают. В результате обе стороны в этой истории считали себя победителями. И одни не стали пересматривать свои действия и менять тактику, а вторые решили, что раз победили, значит, можно повторить этот успех, поэтому Беслан по большому счету был неизбежен».
    Анатолий Ермолин:

    «Я считаю, что это была спецназовская драма, которая могла стать триумфальной победой, но не стала в силу неправильно принятых управленческих решений. Спецоперация — это не только ворваться и грамотно уничтожить террористов. Это в том числе логистика: подъезд скорой помощи, транспортировка людей, взаимодействие служб спасения — и на этом этапе было провалено все.
    Фамилии двух бойцов «Вымпела» и «Альфы», которых наградили званиями Героев России, мне известны, я не буду их называть, но в кругу спецназа их все знают. Это оценка не народа, а государства. Но я знаю многих офицеров, которые отказались от награды за «Норд-Ост». Во время чеченской войны, например, многие отказывались от званий, считая, что за гражданскую войну их нельзя брать. Но я не могу судить тех, кто награду взял, — это дело чести и решение каждого конкретного человека».
    http://www.nord-ost.org/segodnya/nor...pustya_ru.html


    Добавлено: Ср Дек 20, 2006 9:49 pm Заголовок сообщения:

    http://news.bbc.co.uk/hi/russian/pre...00/2370553.stm

    Цитата:
    Быстродействие этого таинственного газа, по словам "Файнэншл таймс", удивило специалистов по химическому оружию. Как заявил газете профессор университета в Сассексе Джулиан Робинсон, "кто-то на самом деле нашел препарат, которые может "отключить" человека в считанные секунды". Германские врачи, которые наблюдают за вернувшимися в страну согражданами из числа заложников, считают, что газ этот - синтетический наркотик наподобие триметила фентанила, слишком большие дозы которого сродни передозировке героина с большим риском затрудненного дыхания или удушения.

    Однако Питер Хаттон, президент Британской ассоциации анастезиологов, выразил на этот счет сомнения: "Скорость, сила и длительность воздействия, а также поведение пострадавших не присущи ни одному из известных мне анастетиков."


    Цитата:
    Британский профессор Мальком Дандо и американский микробиолог Марк Уилис передали в научный журнал "Бюллетен оф зе атомик сайнетист" материал о мотивах, по которым Америка в июле прошлого года отказалась в рамках Международного договора о запрещении биологического оружия предоставить участникам право на взаимные инспекции. Профессор Дандо, в частности, утверждает, что американское ЦРУ пытается копировать советскую шариковую бомбу, предназначенную для распыления биологического оружия.


    Цитата:
    Как заявил профессор Дандо: "То, что произошло в Москве - провозвестник будущего. В естественных науках происходит революция, плоды которой в большой степени могут быть применены в военной сфере. Это - один из первых примеров того, в какое болото мы, возможно, себя загоняем," - цитирует профессора газета "Гардиан".


    http://www.nord-ost.org/2002/ispolzo...a-gaza_en.html

    Использовались два газа

    Written by Алексей Хазбиев
    Понедельник, 04 Ноября 2002

    «Эксперт» №41(347) / 4 ноября 2002

    В ходе штурма Театрального центра на Дубровке, скорее всего, была применена смесь фентанила с галотаном.

    Правительства западных стран продолжают атаковать российский МИД, чтобы выяснить состав и формулу газа, использованного нашими спецслужбами при штурме Театрального центра на Дубровке.
    Просьбы и требования «рассказать всю правду» уже поступили от внешнеполитических ведомств США, Германии, Великобритании и ряда других государств, чьи граждане оказались в числе заложников. А правительство Китая ничтоже сумняшеся попросило продать рецепт примененного вещества.

    При этом наибольшую активность демонстрируют американцы. «Мы хотим получить эту информацию, поскольку в ней крайне нуждаются лечащие больных врачи, — заявил в прошлый вторник официальный представитель госдепа США Ричард Баучер. — Но ответа из Москвы пока нет».

    Еще жестче критика в адрес России звучит из неофициальных американских источников. Так, ведущий эксперт по химическому оружию Лиза Харрис прямо обвинила российские власти в демонстрации мышления «советского типа», высказавшись в том духе, что использование неизвестного спецсредства сорвало маску человечности с лица президента Путина. При этом г-жа Харрис заявила, что состав газа нужно побыстрее обнародовать.

    В Израиле газ использовать побоялись

    Столь рьяное стремление американских специалистов во что бы то ни стало получить необходимые им данные о газе и о подробностях спецоперации объясняется не только желанием помочь своим согражданам — бывшим заложникам преодолеть негативные последствия штурма. Гораздо больше власти США и других западных стран заинтересованы в сокращении отставания от России в области разработки и производства химического оружия и изучении опыта по его применению. Дело в том, что операция нашего спецназа, в ходе которой был использован нейтрализовавший террористов газ, — беспрецедентна, а само вещество почти наверняка не имеет аналогов в других странах.

    По словам Игоря Прокопенко, одного из ведущих экспертов, анализирующих деятельность спецслужб, в мировой практике ситуация, когда спецназ рассматривал возможность применения усыпляющего газа в закрытом помещении, складывалась только два раза. И оба раза в ней оказались израильтяне. В 1976 году самолет авиакомпании Air France захватили палестинские террористы, установившие взрывчатку по всему фюзеляжу лайнера. Но в итоге, по словам г-на Прокопенко, «израильтяне решили обойтись другими спецсредствами». Второй раз применение газа рассматривалось израильскими спецслужбами в 1994 году, когда палестинские террористы из группировки «Хамас» выкрали израильского солдата Нахшона Ваксмана. Его держали в арабском доме в деревне Бейт-Ханина на северной окраине Иерусалима. «Перед тем как спецназ окружил дом, всерьез обсуждалась возможность применения газа для нейтрализации террористов, — заявил в интервью 'Эксперту' профессор политологии Бар-Иланского университета Зэев Ханин. — Однако из-за опасений, что это может отрицательно сказаться на здоровье людей, напрямую не участвующих в операции, и боязни осуждения со стороны мировой общественности от этих планов решено было отказаться». В Америке же, по словам шефа нью-йоркской полиции Хью Макгоуэна, спецназу никогда не доводилось применять какие-либо газы, кроме слезоточивого.

    Типы газов

    В соответствии с общепринятой в мире классификацией, боевые отравляющие вещества психохимического действия условно делятся на две группы — смертельного и несмертельного вида. При этом четко провести грань между ними практически невозможно. Тем не менее опыты с веществами из первой группы не допускаются международной конвенцией «О запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении» (к ней присоединилось большинство стран — членов ООН, в том числе Россия и США). А вот работа над препаратами, входящими во вторую группу, действием конвенции не блокирована. Именно в создании таких веществ больше всего и преуспел Советский Союз.

    До конца шестидесятых у нас с Америкой в этой области сохранялся паритет. Все изменилось в 1969 году. По словам президента Союза за химическую безопасность Льва Федорова, в этот год Америка провела крайне неудачный эксперимент на овцах по применению газа несмертельного вида действия в одном из штатов Среднего Запада. Стадо животных почти мгновенно подохло, а облако летучих соединений отнесло ветром в сторону, в результате чего погибли и другие животные, участие которых в эксперименте изначально запланировано не было. Инцидент получил широкую огласку, и тогдашний президент США Ричард Никсон, пытаясь успокоить общественность, распорядился максимально сократить опыты и работы по созданию химического оружия, в том числе «несмертельных» газов. У нас же, по словам г-на Федорова, все было наоборот.

    В начале 1991 года командующий войсками химической защиты генерал армии Станислав Петров вместе с группой ученых из Химико-фармацевтического института получил Ленинскую премию за создание нового поколения боевых отравляющих веществ несмертельного вида действия. Как известно, Ленинская премия военным химикам давалась только за внедренные разработки. То есть газ, разработанный под руководством г-на Петрова, не только производился промышленным способом, но был принят на вооружение спецслужб СССР и, по-видимому, нашей армии.

    Генерал Петров, равно как и другие российские военные химики, по поводу спецоперации, проведенной группой «Альфа», предпочитает хранить молчание. На высшем правительственном уровне было принято решение, что рассказывать о газе, примененном нашим спецназом, будет министр здравоохранения Юрий Шевченко.

    В прошлую среду г-н Шевченко выступил с официальным заявлением. По его словам, для нейтрализации террористов был применен состав на основе фентанила. «Подобные препараты относятся к лекарственным средствам, способным оказывать быстрое анестезирующее действие, — говорил г-н Шевченко. —; Они широко используются в медицинской практике и сами по себе вызвать летальный исход не могут. Российские специалисты в этом полностью уверены. Однако в сложившейся ситуации анестетик был применен к людям, организм которых с точки зрения медицины находился в критическом состоянии в результате голода, обезвоживания и гиподинамии».

    Фентанил — препарат из группы опиатов — был синтезирован в конце пятидесятых годов в Бельгии. С начала шестидесятых он широко применяется в кардиохирургии, а с середины семидесятых используется как наркотик.

    По словам немецкого эксперта-токсиколога Томаса Цилькера, при применении фентанила следует быть максимально осторожным, поскольку грань между допустимой дозой и передозировкой очень тонкая. На основе фентанила изготавливается внутривенное болеутоляющее средство под фабричным названием «сублимайз». В конце семидесятых были созданы два других аналога фентанила: альфента — болеутоляющее средство непродолжительного действия и суфента — сильнодействующее болеутоляющее средство, которое активно применяется в хирургии сердца. Незаконное применение фентанила впервые зафиксировано в начале восьмидесятых и с тех пор в медицинском сообществе, в основном американском, остается проблемой, так как рассчитать правильно дозу препарата очень сложно. «Фентанил в сто раз сильнее героина, поэтому он должен применяться только в присутствии опытного врача-реаниматолога и при наличии соответствующего оборудования», — подчеркнул г-н Цилькер. С ним полностью согласен и Энди Оппенхеймер, ведущий американский специалист по химическому оружию. «Последствия, которые мы наблюдаем у бывших заложников, — рвота, потеря ориентации и паралич дыхательных путей — сходны с теми, которые оказывает применение фентанила», — говорит г-н Оппенхеймер.

    Галотан плюс фентанил

    Впрочем, средство, примененное при штурме Театрального центра на Дубровке, содержало не только фентанил. И вот почему. Фентанил, как правило, выпускается в виде порошка или жидких субстанций. Сделать из чистого фентанила воздушно-капельную смесь, потом закачать ее в здание по вентиляционным шахтам теоретически можно. Однако такой газ окажется гораздо тяжелее воздуха. То есть не будет обладать достаточной летучестью и осядет около вентиляционных коробов. Кроме того, такое соединение подействовало бы не сразу и не на всех людей, находящихся в зале. В то же время из обнародованных подробностей спецоперации стало известно, что закачанный в здание газ начал действовать практически моментально. «Как только пошел газ, мы с мужем поняли, что это начало штурма, и тут же закрыли лица одеждой», — говорит побывавшая в заложницах сотрудница «Интерфакса» Ольга Черняк. Схожие показания дал и другой очевидец штурма, просивший не называть его фамилию. «Когда после первых расстрелов заложников пошел газ, я увидел, как сидевший на сцене террорист вскочил и попытался надеть на себя респиратор. Я видел, как он сделал несколько судорожных движений, пытаясь натянуть маску на лицо, и упал», — говорит бывший заложник.

    Все это означает, что вместе с фентанилом был применен и другой газ, обладающий гораздо большей летучестью. Большинство опрошенных нами специалистов с уверенностью говорят, что этот газ — галотан. Обычно он используется перед операцией анестезиологом, для того чтобы быстро усыпить больного. Галотан легко смешивается с воздухом и быстро распространяется по помещению. Информацию о том, что вместе с фентанилом использовался галотан, российские официальные лица прямо не подтверждают, но и не опровергают. Директор Центра по химии лекарственных средств академик РАМН Роберт Глушков, получивший Государственную премию за создание новых препаратов для военного применения, заявил «Эксперту» буквально следующее: «В спецоперации фентанил или его производные могли использоваться только в аэрозольной смеси, которая в мирной жизни не применяется». При этом на прямой вопрос корреспондента «Эксперта», использовался ли фентанил вместе с галотаном, академик Глушков ответил уклончиво. «В принципе фентанил можно смешивать со многими газами, в том числе и с теми, что создаются на основе галотана», — заявил он.

    Итак, в спецоперации, проведенной группой «Альфа», было применено боевое отравляющее вещество несмертельного вида действия, созданное на основе фентанила и, предположительно, галотана. Смесь из этих веществ не используется в мирных целях, однако их разработка, производство и применение не запрещены международной Конвенцией по химическому оружию. Таким образом, остается только два вопроса. Первый — насколько оправданно наш спецназ применил газ на основе фентанила для спасения большинства заложников. Здесь оценки всех экспертов единодушны. От самых эмоциональных до сдержанно дипломатичных. К первым можно отнести высказывание заместителя министра внутренних дел Владимира Васильева: «По-другому было нельзя, иначе бы все погибли». Ко вторым — заявление «Эксперту» главы израильского Контртеррористического института в Герцлие Боаза Гаона: «В ходе столь сложной операции, применение газа оправданное, хотя и оригинальное решение».

    Второй вопрос — можно ли было обойтись меньшим количеством жертв. На наш взгляд, задавать его сегодня бессмысленно. Как уже было сказано, никто до сих пор не проводил подобных операций. То есть реального опыта не было. При этом условии, а также при риске потерять почти тысячу человеческих жизней ни один нормальный человек не решился бы снизить концентрацию ниже той, которая гарантировала бы результат. В четвертый, пятый раз, возможно, все было бы сделано более точно. Но не дай Бог следующего раза.

    Газ, примененный в Москве, вызывает беспокойство западных экспертов ("Los Angeles Times", США)

    Аарон Зитнер / Aaron Zitner, 27 октября 2002

    http://www.inosmi.ru/translation/162491.html

    Цитата:
    По мнению одного специалиста, Советский Союз опередил американских ученых в исследованиях нервно-паралитических веществ.

    В случае военных действий вопрос дозировки таких веществ, по мнению экспертов, не играет важной роли, поскольку их цель - уничтожение живой силы противника. Руководствуясь этими соображениями, США разработали и произвели огромное количество веществ, оказывающих воздействие на нервную систему человека.

    Однако ситуация кардинальным образом меняется, когда нервно-паралитические вещества применяются в мирное время против гражданского населения и не с целью уничтожения, а с целью временного выведения людей из строя.

    Проблема в случае с органофосфатами состоит в том, что эти вещества обладают настолько мощным воздействием, что их передозировка чревата летальным исходом. Между тем определить необходимую дозу, достаточную для временного воздействия на нервную систему человека, совсем не так просто. А в случае применения таких веществ при больших скоплениях народа в неконтролируемой ситуации, проблема только усложняется.

    По мнению экспертов, российские исследователи вполне могли опередить своих американских коллег и разработать более безопасные вещества, в первую очередь для таких ситуаций, когда речь идет о жизни и смерти заложников.


    Цитата:
    «Возможно, русские вели более глубокие разработки в рамках программы по производству мощного органофосфата, способного оказывать воздействие на нервную систему человека, чем мы, когда работали над совершенствованием своего химического оружия», - говорит эксперт при правительстве США. - Несомненно, Советы работали и над производством родственных веществ, необходимых для повышения эффективности применения новых органофосфатов на поле боя. Программа, которую они разрабатывали, была значительно более капитальной».


    Цитата:
    «Неудивительно, что у русских есть такое вещество, - сказал Рон Мадрид (Ron Madrid), бывший эксперт по химическому оружию при государственном Унверситете Пенсильвании, в интервью Associated Press. - Они потратили 30 лет на его разработку. Нашим разработкам в этой области препятствовал договор (имеется в виду Конвенция о химическом оружии 1997 года - прим. пер.) и президентский указ».
    Смерть тупым и больным божникам

  8. #35
    Регистрация
    02.05.2009
    Сообщений
    14,310
    Страна проживания:
    Ukraine
    Национальность
    Українець
    Убеждения
    националист
    Вероисповедание
    православный
    Записей в дневнике
    160

    По умолчанию 14 лет «Норд-Осту».



    Четырнадцать лет назад, 23 октября 2002 года около 40 террористов во главе с Мовсаром Бараевым захватили московский театр на Дубровке, в котором шел спектакль "Норд-Ост". Впоследствии этим названием стали называть сам этот теракт, трагические события которого разворачивались в Москве с 14 по 23 октября.

    Чеченские террористы проникли в помещения театра с оружием и взрывчаткой, захватили более 900 заложников из числа зрителей, актёров и персонала театра и в течение трех дней удерживали их в помещении театра. Затем был проведен штурм здания спецгруппой "Альфа", в ходе которого погибло более 100 человек, а практически все заложники ощутили на себе действие боевого отравляющего газа неизвестного состава. Власти объяснили необходимость использования газа тем, что зал театра был заминирован террористами-смертниками и существовала опасность подрыва всего здания.

    Рассказ о том, как это было.

    02. Немного предыстории. Летом 2000-го года закончилась Вторая чеченская война, но ситуация на Кавказе оставалась неспокойной. Согласно материалам уголовного дела, теракт на Дубровке спланировал и помог подготовить полевой командир Шамиль Басаев, который выступал за полное освобождение Чечни от российских войск.




    03. Осенью 2002 года из Чечни началась подготовка к захвату театра — из Чечни в Москву стали перевозить взрывчатку и оружие, а боевики снимали на поддельные паспорта квартиры, в которых проживали и готовились к теракту. Всего террористов было порядка 40 человек, из них часть — террористки-смертницы.

    На этом же этапе осуществлялся выбор цели — среди возможных мест массового скопления людей рассматривалась возможность провести теракт в Московском дворце молодежи, Московском государственном театре эстрады и в Театральном центре на Дубровке — в итоге, выбор пал именно на это помещение, так как в нем было много мест в зале и при этом мало подсобных помещений — террористы посчитали, что его будет легче всего контролировать.




    04. Для отвлечения внимания от главной цели (театра) террористы собирались также провести несколько "отвлекающих" терактов — они хотели взорвать несколько автомобилей в разных частях Москвы. По техническим причинам взорвалась только одна машина (автомобиль "Таврия") возле ресторана "Макдональдс",убив одного случайного прохожего — машина взорвалась не в то время, в которое планировали террористы. Остальные машины остались целы.

    23 октября в 21:05 по московскому времени к зданию театра на Дубровке подъехали три микроавтобуса, из которых выбежали вооруженные люди в камуфляже — это и были те самые 40 террористов. Террористы ворвались в зрительный зал и объявили всех людей заложниками. Все выходы из зала были заблокированы, а часть террористов рассредоточилась по периметру зала и начала его минирование. Собранные в зале заложники долгое время оставались без еды и воды.




    05. К 22:00 к зданию театра на Дубровке начали стягиваться усиленные отряды милиции. В переговорах с властями террористы называют себя "смертниками из 29-й дивизии", а также объявляют о том, что не имеют претензий к иностранным гражданам (их было всего 75 человек) и обещают их освободить. Примерно в это же время из театра удается сбежать нескольким актерам, которые были заперты в гримерной комнате.

    По воспоминаниям заложников, террористы практически сразу отпустили кавказцев, находившихся в зале, а также искали среди заложников сотрудников ФСБ. Эту информацию отчасти подтверждает РИА "Новости" — "поздно ночью террористы отпустили 17 человек без каких-либо условий".




    06. Утром 24 октября возобновились переговоры, в них участвовали в том числе известные российские артисты и политические деятели — к примеру, Иосиф Кобзон и Ирина Хакамада. В этот же день вечером Катарский канал "Аль-Джазира" показывает обращение главы террористов Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ДК — на этой видеозаписи Бараев сообщает, что его группа принадлежит к «диверсионно-разведывательной бригаде праведных шахидов» и требует вывода российских войск из Чечни.




    07. В результате переговоров 24 октября было освобождены 39 заложников.




    08. Ранним утром 26 октября начался штурм театра. В 5:10 погасли прожекторы, освещавшие главный вход, а через вентиляцию в помещения театра стали закачивать усыпляющий газ. И боевики, и заложники сперва приняли клубы газа за дым от пожара, но вскоре поняли, что это не так. Затем в здание начинает врываться спецназ, примерная схема действий выглядела вот так:




    09. В 6:30 утра власти сообщают, что театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены. О жертвах среди заложников не сообщается.




    10. К зданию театра съезжаются десятки машин скорой помощи и МЧС, обездвиженных действием газа людей выносят из здания и складывают прямо на ступени театра. Власти наотрез отказались сообщать состав используемого в ходе штурма газа, что затрудняло оказание помощи пострадавшим людям.




    11. Официально в ходе операции погибли 67 заложников, однако впоследствии количество жертв достигло 130 человек. Тяжелые повреждения здоровья из-за действия газа получили и многие выжившие — 12 человек полностью оглохли, некоторые потеряли память, практически у всех случилось серьезное нарушение работы почек, печени и пищеварения. Часть людей почувствовали на себе последствия воздействия боевого отравляющего вещества сразу, часть — только через некоторе время.




    12. Автобусы с пострадавшими заложниками:




    12. Сергей Карпов, член региональной общественной организации "Норд-Ост", рассказал, что с некоторых женщин после штурма брали подписку о том, что они в течение пяти лет не будут рожать, но одна из них на момент теракта уже была беременна. Впоследствии у нее родился ребенок с ДЦП и букетом других тяжелых заболеваний.

    Таже эта общественная организация утверждает, что всего в результате тех событий погибло не 130, а 174 человека...



    http://maxim-nm.livejournal.com/274251.html
    Называть деспота деспотом всегда было опасно. А в наши дни настолько же опасно называть рабов рабами.
    (Рюноскэ Акутагава)

  9. #36
    Регистрация
    19.03.2011
    Сообщений
    2,186
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    славянин
    Убеждения
    уже убедился
    Вероисповедание
    православие

    По умолчанию

    Завтра 15 лет захвату заложников на Дубровке....
    https://www.youtube.com/watch?v=E8Ic0awu0bg
    https://youtu.be/E8Ic0awu0bg?t=4
    Пропагандонская версия.....
    https://youtu.be/4Hb8Rp93GMg?t=9
    "Имей мужество жить в опасности!"

  10. #37
    Регистрация
    19.03.2011
    Сообщений
    2,186
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    славянин
    Убеждения
    уже убедился
    Вероисповедание
    православие

    По умолчанию

    В пятнадцатую годовщину теракта, произошедшего в 2002 году в Театральном центре на Дубровке в Москве, полковник Центра спецназначения ФСБ Виталий Демидкин рассказал журналистам, как спецназовцы готовились к штурму, какими могли быть последствия их ошибки и как бойцов подразделения напутствовал священник.В разговоре с "Комсомольской правдой" бывший сотрудник спецподразделения "Альфа" рассказал, что его подчиненным удалось проникнуть в подвалы театрального центра, разобрав проходы в подвале соседнего гей-клуба. Разобраться в коммуникациях им помогли рабочие, которые скрывались от террористов среди труб. А вот разведать проходы в зал через крышу не удалось - "альфовцы" тут же попали в объективы телекамер, и террористы пообещали расстрелять каждого десятого из зрителей и артистов мюзикла "Норд-Ост". Поэтому подготовка к штурму была такой долгой и трудной, поясняет спецназовец."Надо было преодолеть 30-40 метров. Рывок и бой с террористами длились не больше пяти минут. Они не успели взорвать бомбы. Еще 40 минут специалисты разминировали зал, боялись туда пустить врачей: все взрывные устройства были соединены между собой. Опасались, что бомбы подорвут с улицы подельники террористов. Там было столько взрывчатки, что на месте театра остался бы только котлован, а соседние дома получили разрушения", - вспоминает полковник.Он рассказал, что спецназовцы пронесли в здание нагнетатели и подали газ, который должен был моментально усыпить террористов и заложников. У каждого бойца было с собой по три-четыре шприца с антидотом, который кололи освобожденным людям. Демидкин не уточняет, были ли рассчитаны запасы антидота на всех находившихся в театральном центре людей."С нашим подразделением всегда находится священник. Он каждый раз с молитвой повторяет, что нашими руками творится возмездие, добро, а мы наказываем зло. И мы в это верим, идем на штурм с молитвой", - признался Демидкин.Группа вооруженных боевиков во главе с Мовсаром Бараевым ворвалась в театральный центр, где шел мюзикл "Норд-Ост", 23 октября 2002 года. Двое суток они удерживали в заложниках 916 человек, включая детей. 26 октября здание было взято штурмом. Перед началом операции в вентиляцию подали усыпляющий газ. Состав газа до сих пор засекречен. В общей сложности погибли 130 человек из числа заложников. Из 782 выживших ранения получили более 700. Все террористы (21 мужчина и 19 женщин) были уничтожены.Председатель региональной общественной организации "Норд-Ост" Сергей Карпов рассказал "Эху Москвы", что потерпевшие до сих пор судятся с государством, добиваясь подробного разбирательства по поводу правомерности применения газа и того, как была организована медицинская помощь подвергшимся его воздействию людям."Мы считаем результаты судмедэкспертизы ошибочными или подтасованными и подали около 30 ходатайств в областной военный суд. Мы бы хотели видеть в суде судмедэкспертов и представителей штаба, который занимался организацией. Но нам во всех наших ходатайствах было отказано. Апелляция в Верховном суде также была отклонена", - уточнил Карпов, добавив, что около 100 жалоб находится на рассмотрении в Европейском суде по правам человека."Прошу про газ больше не говорить"Отметим, потерпевших по делу о теракте на Дубровке впервые пригласили принять участие в судебном разбирательстве только весной 2017 года, когда рассматривалось дело Хасана Закаева, доставившего в Москву оружие и взрывчатку."Новая газета" обращала внимание на то, что родственники погибших и их адвокаты впервые получили возможность задавать вопросы, однако ответов на них дано не было. Так, например, председательствующий судья запретил адвокату родителей погибшей девочки поднимать вопрос о том, оказывалась ли родственникам погибших психологическая помощь.Суд последовательно отклонил ходатайства со стороны потерпевших о вызове в суд экспертов, делавших заключения о причинах смерти погибших, об истребовании у спецслужб сведений о составе примененного газа и о разбирательстве по поводу законности применения газа.Ключевое ходатайство - о возвращении дела в прокуратуру - потерпевшие подали последним. По их мнению, в деле есть обстоятельства, препятствующие рассмотрению судом и вынесению правосудного приговора. В частности, следствием не выяснены обстоятельства гибели каждого из заложников, не установлено вещество (газ), примененное при штурме, его свойства и влияние на организм человека. Кроме того, в уголовном деле отсутствуют сведения об истинных причинах смерти заложников, а заключения комиссии судебно-медицинских экспертов "не выдерживают критики"."Поймите, даже если я очень захочу, то не смогу выйти за пределы предъявленного обвинения. Прошу потерпевших про газ здесь больше не говорить. Что вы хотите от суда? Чтобы мы обвинительное заключение переписали?" - отреагировал судья Михаил Кудашкин."Нам ведь понятно, что за 15 лет дело о теракте на Дубровке по-настоящему не расследовали. А нужно расследовать - не только то, как готовился теракт, но и то, какие права потерпевших нарушило государство. Суд нам твердит, что в рамках данного дела это невозможно, - но, простите, тогда в рамках какого возможно? У нас нет другого открытого процесса по "Норд-Осту". И никогда не было, несмотря на то, что несколько человек осуждены. К ним тоже можно и нужно было предъявлять гражданские иски. Однако те суды были недоступны для моих доверителей и других потерпевших", - говорит адвокат Каринна Москаленко.Ранее, в 2003 - 2007 годах, шесть пособников террористов с Дубровки по решению Мосгорсуда получили от 8,5 года до 22 лет лишения свободы. Что касается организаторов этого теракта, то Шамиль Басаев, по данным ФСБ РФ, был уничтожен 10 июля 2006 года в Ингушетии при взрыве грузовика с оружием и боеприпасами. Еще один соучастник террористов - Герихан Дудаев - объявлен в международный розыск.

    Подробнее: http://www.newsru.com/russia/23oct2017/nord.html


    - - - Добавлено - - -

    15 лет теракту на Дубровке: шесть вопросов, на которые власти так и не ответили

    23 октября исполняется 15 лет с момента захвата террористами театрального центра на Дубровке во время мюзикла "Норд-Ост". Этот теракт стал самым крупномасштабным из тех, что совершались в столице России. Споры вокруг него ведутся до сих пор. Родственники погибших при штурме и бывшие заложники убеждены, что ответственность за многочисленные жертвы лежит не только на террористах, но и на российских властях.
    В результате захвата и последовавшего штурма, по официальным данным, погибли 130 человек (СПИСОК) из числа заложников, а по данным общественной организации "Норд-Ост" - 174 человека. Множество людей были убиты во время штурма.В нападении участвовали 40 боевиков, среди которых были как мужчины, так и женщины. В момент захвата в здании находилось более 900 человек: артисты, обслуживающий персонал театрального центра и зрители. Террористы рассчитывали с помощью своей акции добиться вывода российской армии с территории Чечни.Переговоры с террористами длились до раннего утра 26 октября, когда оперативным штабом была дана команда штурмовать здание (ХРОНОЛОГИЯ всех 4-х дней теракта). В зал пустили газ, который должен был усыпить террористов, но его использование привело и к гибели заложников. 119 погибших умерли от последствий применения газа уже в больницах, куда их доставили после штурма.Как пишет сегодня сайт "Открытая Россия", власти РФ до сих пор не ответили на шесть вопросов об этом теракте.1. Какой газ использовали в ходе спецоперации?Когда террористы захватили заложников, перед властями страны встал вопрос, как провести штурм заминированного здания и при этом избежать взрыва. Тогда было принято решение использовать усыпляющий газ. Ранее при освобождении заложников подобный способ не использовался.Как пишет издание, точный состав газа неизвестен до сих пор. Также неизвестно, по чьему приказу он был применен. Минздрав назвал формулу государственной тайной. В ФСБ заявили, что на Дубровке была применена "спецрецептура на основе производных фентанила". Некоторые независимые эксперты предполагают, что вместе с фентанилом (опиат, по действию в сотни раз сильнее героина, нашедший применение в медицинской практике) был применен галотан - снотворный газ, обладающий высокой летучестью.2. Что стало причиной гибели заложников?Спустя почти год после трагедии 20 сентября 2003 года Путин на встрече с американскими журналистами назвал использованный в ходе спецоперации газ безвредным. По его словам, заложники погибли из-за "ряда обстоятельств: обезвоживания, хронических заболеваний, самого факта, что им пришлось оставаться в том здании". Интересно, что Кремль опубликовал только сокращенную версию этого интервью, а большую его часть скрыли от россиян.Один из основателей региональной общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост" Сергей Карпов в интервью МК рассказал, что многие бывшие заложники стали инвалидами. Чаще всего они страдают от заболеваний, связанных с мозгом. "После того как люди наглотались ядовитого газа, у людей нарушилось кровообращение, функции дыхания. 12 человек полностью оглохли. У многих сильно упало зрение. Заложникам ставят диагноз "пропадание памяти", - сообщил Карпов.Многие родственники погибших заложников считают, что власти не обеспечили освобожденным людям своевременной квалифицированной медицинской помощи. В результате одной из основных причин большого числа погибших явились неверно организованные вынос и эвакуация спящих заложников, при котором из-за неправильного положения (с наклоном тела и головы вперед или назад) у них были перекрыты дыхательные пути, что вызывало асфиксию.Живых и мертвых заложников складывали штабелями на асфальт перед зданием театрального центра, потом всех грузили в автобусы и "рафики". Несмотря на то, что у многих пострадавших в результате газовой атаки начались рвотные позывы, людей выносили и укладывали на спину. В автобусы заложников сажали с запрокинутой назад головой. В итоге люди захлебывались рвотными массами и умирали.3-4. Как террористам удалось провезти в Москву оружие и как им удалось захватить театр в обход силовых структур?Почти сразу после принятия решения о проведении теракта в Москве, боевики начали перевозить в столицу необходимое оружие. Часть боеприпасов хотели доставить в "КамАЗе", под грудой яблок. В дороге грузовик сломался, а оружие вместе с яблоками распределили по нескольким машинам "Жигули". Как такую массовую доставку оружия на гражданских трассах не заметили правоохранительные органы - неизвестно. Взрывчатку привезли позже, также, как и оружие, на "КамАЗе", но уже под арбузами.В 2004 году, спустя два года после теракта, появилась информация, что главарь террористов - Руслан Эльмурзаев, он же Абубакар - был начальником службы экономической безопасности и фактическим владельцем "Прима-банка". Пользуясь служебным положением, он взял кредит на сумму 40 000 долларов. На эти деньги боевики сняли квартиру, купили два микроавтобуса и сделали себе поддельные документы. В материале также говорится, что террористы передвигались по городу на инкассаторском автомобиле.5. Почему награждение за участие в спецоперации было тайным?В 2003 году бойцы группы "Альфа" написали письмо журналисту "Новой газеты" Юрию Щекочихину, в котором сообщили, что участников контртеррористической операции в театре на Дубровке наградили сразу после Нового года. По словам бойцов, пять человек получили почетное звание Героя России. Среди них один член "Альфы", один из "Вымпела" - "ребята во всех отношениях заслуженные: прошли все горячие точки".Кроме них Героями России стали генерал Владимир Проничев, руководивший штабом по освобождению заложников и начальник Центра специального назначения генерал Александр Тихонов. Именно эти два человека отвечали за борьбу с терроризмом. "Мало того, что они не понесли никакого наказания за проникновения террористов в центр Москвы, но и получили звезды Героев, отняв их, по сути, у более достойных ребят, действительно рисковавших своими жизнями", - писали бойцы "Альфы".Также высокую награду получил химик, разработавший формулу газа, который запустили в здание. Его имени авторы письма не называют.Автор статьи предполагает, что президент Владимир Путин наградил "бывших коллег" закрытым указом, потому что они в действительности не являются Героями России. "Не понимаю, почему наш президент раздает великие звания не тем, кто делает что-то, а тем, на чью поддержку он может рассчитывать", - писал Щекочихин. Через три месяца после этой публикации Щекочихин неожиданно умрет от отравления.6. Сколько на самом деле было террористов?Официальным данным, театр на Дубровке захватили 40 человек и все они были убиты в ходе спецоперации. Свидетели неоднократно сообщали, что террористов в здании было больше, однако следствие этого не учло. Одна из заложниц, Светлана Губарева, сообщила, что видела в зале минимум 24 шахидки, хотя убиты были только 19.Спустя полгода после теракта журналист Анна Политковская взяла интервью у некоего Ханпаши Теркибаева. По его словам, он был одним из террористов, захвативших театр на Дубровке. Более того, Теркибаев заявил, что является "соратником" администрации президента и участвовал в захвате театра по приказу Кремля.Напомним, в 2011 году Европейский суд по правам человека, рассмотрев коллективную жалобу пострадавших в результате теракта на Дубровке, признал, что российские власти нарушили право на жизнь и на справедливое судебное разбирательство. Помимо назначения денежных компенсаций, ЕСПЧ обязал Россию объективно расследовать обстоятельства проведения операции по освобождению заложников, во время которой погибли люди.

    Подробнее: http://www.newsru.com/russia/23oct20...dquestion.html
    "Имей мужество жить в опасности!"

Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Наци / Fuhrer Ex (2002)
    от Templer в разделе Худ. фильмы
    Ответов: 2
    Последнее сообщение: 18.05.2013, 00:52
  2. Манифест Единой России 2002.
    от Людота Коваль в разделе Политика и экономика
    Ответов: 3
    Последнее сообщение: 09.01.2011, 16:45
  3. "Норд-Ост 2002"-аналог "учений" в Рязани?
    от Adept88 в разделе Политика и экономика
    Ответов: 20
    Последнее сообщение: 04.04.2009, 22:12
  4. Ты - для нации, нация - для тебя.М.,2002
    от А. Тулин в разделе Библиотека
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 09.03.2007, 02:19
  5. ДПНИ: Итоги 2002-2006
    от Верёвкин в разделе Политика и экономика
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 28.12.2006, 14:45

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •