Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 17

Тема: Инстинктивный выбор брачного партнера. Ассортативность и копирование

  1. #1
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию Инстинктивный выбор брачного партнера. Ассортативность и копирование

    В работе ученого-этолога Ричарда Коннифа "Естественная история богатых" был упомянут принцип ассортативности браков, неплохо подтверждаемый среди людей с высоким социальным статусом.

    ... Даже если в богатой семье не заключаются близкородственные браки, то все равно можно наблюдать ассортативное спаривание. Биологи определяют это как «склонность определенного типа мужчин вступать в связь с определенным типом женщин», и далеко не случайно это является характерной особенностью человечества в целом. Вопреки распространенному мнению о том, что противоположности сходятся, брак обычно заключается между очень похожими по интеллектуальному развитию, цвету волос, социально-экономическому положению и даже (любовь довольно странная штука) размеру мочки уха людьми ...
    Этот принцип был описан и учеными-генетиками. Ассортативность выбора не могла возникнуть спонтанно, это эволюционный механизм. Основа его заключается в существовании оптимума гетерозиготности, лежащего в смежной популяции. Т.е. в естественной среде (без навязывания выбора), нормальной особи нравятся оптимальные с т.з. продолжения рода партнеры, похожие на нее.

    С одной стороны, как альтернатива инбридингу (с биологических позиций) и межнациональной напряжённости (с социальных и внутриполитических) — скорее хорошо. С другой стороны, специалисты из ИОГен РАН показали, что для каждой популяции существует оптимум гетерозиготности. Когда разнообразие генов возрастает чрезмерно, в каждом новом поколении разрушаются адаптивные комплексы генов — уникальные их комбинации, идеально приспособленные к местным условиям, „разбавляются“ генами мигрантов. Известно, например, что самые здоровые дети рождаются в тех случаях, когда родители происходят из смежных (а не удалённых) популяций. Казалось бы, мелочи, — однако Ю.П. Алтухов употреблял по отношению к недостаточно изученным процессам аутбридинга такое резкое выражение, как „бомба замедленного действия“.
    http://wsyakayawsyachina.narod.ru/bi...ne_moskau.html

    Рассмотренные выше концепции популяционных систем и генетического мономорфизма вида неразрывно связаны с общими представлениями о внутривидовом и межвидовом генетическом разнообразии. Роль внутривидового генетического разнообразия в приспособленности на индивидуальном и популяционном уровне привлекала большое внимание Ю.П. Алтухова. Изучению связей генетического разнообразия по совокупности иммунологических и биохимических маркеров генов с изменчивостью морфофизиологических признаков и приспособленностью посвящено большое число работ, проводившихся вего лаборатории на человеке и различных видах животных и растений. Итогом этих исследований стали выдвинутые Юрием Петровичем представления о важном приспособительном значении исторически сложившихся оптимальных (промежуточных) уровней внутривидового генетического разнообразия и об оптимуме гетерозиготности на индивидуальном уровне как генетической основе адаптивной нормы. Юрий Петрович обстоятельно доказывал, что высокая индивидуальная гетерозиготность, будучи выгодной для организма, неблагоприятна для его потомства, а значит и для популяции в целом, т.к. значительное количество выщепляемых генотипов оказываются инадаптивными в субоптимальных условиях среды. Он полагал, что генетический оптимум отражает баланс между инбридингом (увеличивающим гомозиготность или частоту общих по происхождению генов) и аутбридингом (ростом гетерозиготности и снижением в популяции частоты генов, общих по происхождению). И рассматривал существующие в природе универсальные механизмы, поддерживающие генетический оптимум, такие как: ограничение свободной генетической рекомбинации; различные типы естественного отбора, варьирующего по направлению и интенсивности на разных стадиях онтогенеза или у особей разного пола; системную организацию популяций, определяющую неслучайную структуру скрещиваний (Алтухов, 1989, 1995).
    ГЕНЕТИКА, 2011, том 47, №11
    Адольф Гитлер описал по сути тоже в Mein Kampf, глава 11 "Народ и раса". Хотя тогда о генетике еще толком ничего не было известно:
    ... Уже при самом поверхностном наблюдении нельзя не заметить тот почти железный закон, что хотя жизненная энергия природы почти безгранична, формы размножения и продолжения рода и вида очень ограничены. Каждое животное спаривается только со своим товарищем по роду и виду. Синичка идет к синичке, зяблик к зяблику, скворец к скворчихе, полевая мышь к полевой мыши, домашняя мышь к домашней мыши, волк к волчице и т.д. Изменить это могут только какие-либо чрезвычайные обстоятельства, прежде всего например обстановка лишения свободы или какие-нибудь другие обстоятельства, мешающие спариванию в пределах одного и того же рода и вида. В этих случаях природа тут же начинает оказывать сопротивление и выражает свой протест либо тем, что отказывает этим животным в способности к дальнейшему размножению или ограничивает рождаемость следующих поколений этих ублюдков. ... Такое спаривание находится в полном противоречии со стремлениями природы к постоянному совершенствованию жизни. Основной предпосылкой совершенствования является конечно не спаривание вышестоящего существа с нижестоящим, а только победа первого над вторым ... Результатом этого заложенного во всей природе стремления к расовой чистоте является не только строгое отграничение отдельных рас друг от друга, но и известная однородность внутри каждой из них. Лиса всегда остается лисой, гусь - гусем, тигр - тигром и т.д.; разница тут может заключаться только в большей или меньшей выносливости отдельных экземпляров, в большем или меньшем уме, понятливости и т. д. Но никогда нельзя встретить лисы, которая обнаруживала бы какие-нибудь гуманные намерения по отношению к гусю, как никогда мы не встретим кошки, склонной к дружбе с мышами ... Борьба между теми и другими является результатом не столько прирожденной вражды, сколько результатом голода и любви ... Природа противится спариванию более слабых существ с более сильными. Но в еще большей степени противно ей смешение высокой расы с нижестоящей расой. Такое смешение ставит под вопрос всю тысячелетнюю работу природы над делом усовершенствования человека ...
    В работах, основанных на исследовании английских и австарлийских близнецов, была сделана попытка оценки степени наследуемости предпочтений при выборе брачного партнера.

    http://elementy.ru/news/news/431749#.T7tsDZIXGTA

    Анализ большой выборки одно- и разнояйцевых близнецов, проживающих в Великобритании, позволил оценить степень наследуемости (генетической обусловленности) различий по осознанным предпочтениям при выборе брачного партнера. Изучалось отношение людей к 13 критериям выбора (доброта, ум, здоровье, внешняя привлекательность, образование, религиозность и др.) Оказалось, что около 20% индивидуальных различий по оценке важности этих критериев определяются генами, а не средой. В другом исследовании, выполненном на австралийских близнецах, показано, что наследуемость реализованных брачных предпочтений по подобным критериям пренебрежимо мала. Получается, что гены влияют на наши желания сильнее, чем на их осуществление — вероятно, потому, что для приобретения идеального брачного партнера одних желаний недостаточно. Выводы носят предварительный характер, и их не следует распространять на все критерии выбора спутника жизни.

    Половой отбор ведет не только к развитию адаптаций, обеспечивающих сексуальную привлекательность и успех в конкуренции за половых партнеров. Не менее важным аспектом является эволюция самих брачных предпочтений, то есть критериев, по которым особи выбирают себе партнеров. Чтобы эти предпочтения могли эволюционировать, они должны быть подвержены наследственной изменчивости. Как ни странно, мы до сих пор очень мало знаем о такой изменчивости в природных популяциях животных. В большинстве исследований как бы принимается по умолчанию, что предпочтения у всех особей «выбирающего» пола (обычно это самки) примерно одинаковы, и задача сводится к тому, чтобы их выявить и описать. Между тем известно, что брачные предпочтения изменчивы: они могут меняться не только от особи к особи, но и у одного и того же индивида в зависимости от возраста, фазы репродуктивного цикла, физического и психического состояния (см. ссылки внизу).

    Вопрос о том, в какой степени изменчивость брачных предпочтений зависит от генов, а в какой — от среды и жизненного опыта, почти не изучен. А без этого любые оценки влияния полового отбора на эволюцию изучаемой популяции будут в лучшем случае неточными.

    Для восполнения данного пробела одним из удобнейших объектов является человек — не в последнюю очередь благодаря тому, что людей можно просто спросить об их предпочтениях, вместо того чтобы проводить громоздкие и дорогостоящие поведенческие эксперименты или многолетние наблюдения за животными в природе (результаты которых, кстати, далеко не всегда оказываются более надежными, чем данные опросов). Надежность выводов в таких исследованиях сильнейшим образом зависит от размера выборки, а опросить 4000 человек неизмеримо проще, чем, к примеру, проследить за брачным поведением 4000 павлинов.

    Для выяснения вопроса о наследуемости брачных предпочтений у людей биологи и психологи из Великобритании и Австралии воспользовались классическим близнецовым методом. Оценивалась так называемая «наследуемость в широком смысле» (broad-sense heritability), то есть доля вариабельности по изучаемому признаку, объясняющаяся генетическими различиями между особями, а не средой и случайными факторами (см. наследуемость).

    Близнецовый метод основан на сравнении признака в парах идентичных (монозиготных) и неидентичных (дизиготных) близнецов. У идентичных близнецов все гены одинаковые, у неидентичных абсолютно одинакова в среднем только половина генома, а во второй половине могут быть различия. Поэтому если в изменчивости по данному признаку есть наследственная составляющая, идентичные близнецы должны быть в среднем более похожи друг на друга по этому признаку, чем неидентичные. Существуют весьма сложные, детально разработанные и многократно проверенные статистические методы, позволяющие на основе сравнения корреляций в идентичных и неидентичных близнецовых парах разложить наблюдаемую изменчивость на три части, оценив каждую количественно: 1) изменчивость, зависящая от генов (это, собственно, и есть искомая величина наследуемости признака), 2) изменчивость, зависящая от факторов среды, общих для близнецов одной пары (сюда входят и условия внутриутробного развития, и обстановка в семье, и влияние родителей), 3) изменчивость, зависящая от условий среды, разных для близнецов из одной пары, а также от всевозможных случайных факторов, включая ошибки, допущенные исследователями при измерении признака (см.: Доверчивость и благодарность — наследственные признаки, «Элементы», 07.03.2008).

    Авторы изучили большую выборку близнецов, проживающих в Великобритании. В исследовании приняли участие 4586 близнецов, в том числе 1763 полные пары и 1060 «одиночек», чьи сестры или братья по каким-то причинам не попали в выборку. Одиночки в таких исследованиях полезны для повышения точности некоторых статистических показателей. Идентичных и неидентичных близнецов в выборке было примерно поровну. Большинство (88%) участников составляли женщины (этих близнецов изначально подбирали для изучения некоторых женских наследственных болезней). Данные по мужчинам и женщинам обрабатывались отдельно, потому что не было оснований предполагать, что наследуемость брачных предпочтений должна быть одинаковой у обоих полов. Разнополых пар было всего 16, и близнецы из этих пар рассматривались как «одиночки».

    Всех участников попросили ранжировать 13 качеств потенциального партнера в порядке убывания их важности. В задании подчеркивалось, что речь идет о критериях выбора супруга или партнера для долговременных отношений, а не мимолетной связи. Характеристики были следующие:

    доброта и понимание,
    покладистость, легкий характер,
    ум,
    здоровье,
    внешняя привлекательность,
    яркость личности,
    желание иметь детей,
    способность хорошо зарабатывать,
    креативность, артистичность,
    хозяйственность,
    хорошая наследственность,
    университетское образование,
    религиозность.

    Один из недостатков методики состоит в том, что не всегда можно было понять направленность предпочтений. Например, в случае со здоровьем эта направленность очевидна: здоровый спутник жизни, конечно, предпочтительнее больного для большинства респондентов. Однако в случае религиозности и желания иметь детей ситуация не так очевидна.

    То, в каком порядке участники эксперимента расположили эти признаки, в целом соответствует результатам множества исследований, выполненных в разных странах. Оба пола сочли самым важным критерием «доброту и понимание». Для обоих полов важными оказались легкость характера, ум, здоровье и внешняя привлекательность, тогда как хорошая наследственность, университетское образование и религиозность не получили высоких оценок.

    Статистический анализ выявил достоверные различия между мужскими и женскими оценками некоторых критериев. Для женщин важнее, чем для мужчин, такие качества партнера, как доброта, желание иметь детей и способность хорошо зарабатывать. Мужчины придают больше значения внешней привлекательности, хозяйственности, творческим задаткам и яркости личности.

    Оценка многих признаков меняется с возрастом. Чем старше респондент, тем в среднем выше он ценит в партнере доброту, религиозность (или ее отсутствие), хозяйственность, хорошую наследственность, способность зарабатывать, ум и здоровье. Важность легкого характера и яркой личности убывает с возрастом. Оценка некоторых признаков по-разному меняется с возрастом у мужчин и женщин. Например, внешняя привлекательность становится менее важной для женщин, но не для мужчин. Хорошая наследственность и умение зарабатывать с возрастом становятся важнее в глазах женщин и теряют ценность в глазах мужчин. Важность желания иметь детей и хозяйственности растет с возрастом у мужчин, но остается постоянной у женщин.

    Между оценками некоторых признаков обнаружились слабые корреляции: те, кто высоко ценит внешнюю привлекательность, в среднем придают чуть меньше значения доброте, а важность ума положительно коррелирует с важностью университетского образования. Но все выявленные корреляции очень слабы, поэтому авторы рассматривали 13 признаков как независимые.

    По всем 13 показателям у женщин и по 12 у мужчин сходство идентичных близнецов оказалось выше, чем неидентичных (единственное исключение — оценка важности критерия «доброта» мужчинами). Это говорит о присутствии наследственной (генетической) составляющей в изменчивости по брачным предпочтениям.

    Проведенный по всем правилам статистический анализ выявил достоверно ненулевую наследуемость женских предпочтений, касающихся доброты, здоровья, физической привлекательности, яркости личности и способности зарабатывать. Максимальная наследуемость (0,30) показана для отношения женщин к физической привлекательности партнера. Отношение к остальным критериям, скорее всего, тоже зависит от генов, но до уровня статистической значимости эти результаты «не дотянули». Из 13 критериев меньше всего гены влияют на отношение женщин к хозяйственности партнера (наследуемость 0,05). Зато на отношение к хозяйственности, а также к уму партнера небольшое, но достоверное влияние оказывает семья (для других предпочтений влияние семьи оказалось недостоверным).

    У мужчин многие предпочтения, по-видимому, тоже являются отчасти наследственными, но из-за малого числа мужчин в выборке уровень статистической значимости был достигнут только в двух случаях (хозяйственность и религиозность). Достоверного влияния семьи на брачные предпочтения у мужчин не выявлено.

    Если объединить все 13 признаков в один комплексный, то получается, что наследуемость брачных предпочтений у женщин равна 0,20 (с высоким уровнем достоверности), у мужчин – 0,19 (на грани достоверности). Различия в достоверности в данном случае явно определяются не разной наследуемостью, а тем, что мужчин в выборке было в 8 раз меньше, чем женщин.

    Это исследование является во многом новаторским. Авторы вторглись в область, доселе почти не изученную. Для окончательных выводов и надежных интерпретаций понадобится еще много подобных работ. Тем не менее авторы впервые получили убедительные данные о существовании у людей наследственной изменчивости сразу по нескольким критериям выбора брачного партнера. Кроме того, они показали, что относительная значимость разных критериев тоже может быть подвержена наследственной изменчивости: кто-то больше ценит в партнерах ум, чем красоту, кто-то — наоборот, и эти различия тоже отчасти определяются генами. Такой результат получен впервые не только для людей, но и для всех животных. Известно, что животные при выборе партнера, как правило, учитывают не один, а много разных критериев. Однако модели, учитывающие сразу несколько критериев выбора, только начинают разрабатываться специалистами по половому отбору. Для таких моделей полученный результат имеет огромное значение.

    В 2011 году на большой выборке австралийских близнецов и их супругов изучалась наследуемость реализованных брачных предпочтений (Zietsch et al., 2011). Иначе говоря, сравнивались не абстрактные желания близнецов, как в обсуждаемой работе, а их реальные супруги. Сравнение проводилось по множеству признаков: рост, вес, образование, доход, черты характера, религиозность, отношение к различным социальным проблемам. Наследуемость по большинству критериев оказалась близка к нулю. То есть мужья идентичных сестер-близнецов оказались не более похожи друг на друга по всем этим признакам, чем мужья неидентичных сестер. Получается, что наследственная компонента, имеющаяся в брачных предпочтениях и выявленная в обсуждаемой работе, практически не проявляется, когда дело доходит до заключения реальных браков. Это и понятно: ведь для того, чтобы заполучить «идеального» мужа, одного желания мало. У любого вида, склонного к моногамии, на создание брачных пар влияют и предпочтения обоих участников, и то, насколько каждый из них соответствует предпочтениям другого. Мало мечтать об умном и добром муже, нужно еще и самой обладать теми качествами, которые ценятся умными и добрыми мужчинами. Разумеется, на реальные браки влияет и множество других факторов помимо личных качеств и предпочтений партнеров. Нельзя забывать и о том, что сами предпочтения могут меняться в зависимости от обстоятельств (см.: Грустные дамы выбирают не самых завидных кавалеров, «Элементы», 14.09.2010; Мысли о болезнях меняют наш взгляд на лица другого пола, «Элементы», 09.06.2011).

    Одна из самых четких закономерностей, выявленных в работе 2011 года (а также в ряде более ранних исследований), — это положительная ассортативность браков, то есть склонность людей вступать в браки с партнерами, похожими на них по ряду признаков (таких как возраст, религиозность, образование, рост, вес, отношение к контролю рождаемости, иммигрантам из Азии и т.д.). Многие из этих признаков отчасти зависят от генов. Например, наследуемость веса тела в австралийской выборке равна 0,68, уровня образования – 0,43, религиозности и отношения к различным социальным проблемам — около 0,30. Было показано, что повышенное сходство супругов по этим признакам в большей степени объясняется изначальным выбором, чем «перевоспитанием» в процессе совместной жизни.

    Можно заметить, что между положительной ассортативностью браков по наследственным признакам и отсутствием наследуемости реализованных брачных предпочтений есть противоречие. Казалось бы, из первого следует, что в подборе супругов тоже должна быть наследственная составляющая. Будем надеяться, что дальнейшие исследования прояснят этот запутанный вопрос, изучение которого пока еще только начинается.

    Для того, чтобы оценить силу и характер полового отбора в современных человеческих популяциях, необходимо также выяснить, влияют ли индивидуальные различия по брачным предпочтениям на репродуктивный успех. Можно подумать, что нулевая наследуемость реализованных предпочтений исключает возможность такого влияния, но это не так. Даже если реальный выбор супруга действительно не зависит от генетически обусловленных предпочтений, от них всё же может зависеть количество и качество детей. Например, известно, что самки некоторых животных вкладывают в потомство меньше своих ресурсов или распределяют их неравномерно между сыновьями и дочерьми, если дети зачаты от низкокачественного или неподходящего самца (см.: Самцы предпочитают беременеть от привлекательных самок, «Элементы», 19.03.2010; Когда нельзя выбирать самцов, можно выбрать детей, «Элементы», 22.05.2006; Пол птенцов зависит от мнения самки о своем муже, «Элементы», 23.03.2009).

    Чтобы избежать ошибочных интерпретаций, необходимо хорошо понимать, что именно показывает величина наследуемости признака. Она показывает, зависит ли от генов имеющаяся в популяции изменчивость по данному признаку, а не «признак вообще». Признак как таковой (например, склонность людей ценить в партнере доброту) может быть достаточно жестко «прописан» в геноме, однако гены, влияющие на этот признак, могут быть одинаковыми у всех современных людей. В этом случае признак будет иметь нулевую наследуемость. Такой признак не может эволюционировать здесь и сейчас, но это не значит, что он не эволюционировал в прошлом. Как раз наоборот: низкая наследственная изменчивость должна быть характерна для признаков, сильно влияющих на приспособленность, потому что отбор, благоприятствуя одним вариантам признака и отсеивая другие, систематически уменьшает наследственную изменчивость. Та изменчивость, которая после этого останется в популяции, будет зависеть в основном от среды, а не от генов. Поэтому самые важные наши признаки, которые подвергались интенсивному отбору у наших предков, в современном человечестве вполне могут иметь нулевую наследуемость. Это значит, что результаты, о которых идет речь в обсуждаемых статьях, помогают понять, как действует половой отбор в современных человеческих популяциях, но для реконструкции прошлых эволюционных событий их можно применять лишь с большой осторожностью.
    В работе: Speicher M.R., Antonarakis S.E., Motulsky A.G. Vogel and Motulsky's "Human Genetics: Problems and Approaches" была обнаружена положительная ассортативность браков по таким вариабельным признакам, как рост, цвет кожи, интеллект и др. признакам.
    Последний раз редактировалось stayer; 04.08.2016 в 15:30.

  2. #2
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    Ассортативность выбора не могла возникнуть спонтанно, это эволюционный механизм. Основа его заключается в существовании оптимума гетерозиготности, лежащего в смежной популяции. Т.е. в естественной среде (без навязывания выбора), нормальной особи нравятся оптимальные с т.з. продолжения рода партнеры, похожие на нее.

    С одной стороны, как альтернатива инбридингу (с биологических позиций) и межнациональной напряжённости (с социальных и внутриполитических) — скорее хорошо. С другой стороны, специалисты из ИОГен РАН показали, что для каждой популяции существует оптимум гетерозиготности. Когда разнообразие генов возрастает чрезмерно, в каждом новом поколении разрушаются адаптивные комплексы генов — уникальные их комбинации, идеально приспособленные к местным условиям, „разбавляются“ генами мигрантов. Известно, например, что самые здоровые дети рождаются в тех случаях, когда родители происходят из смежных (а не удалённых) популяций. Казалось бы, мелочи, — однако Ю.П. Алтухов употреблял по отношению к недостаточно изученным процессам аутбридинга такое резкое выражение, как „бомба замедленного действия“.

    http://wsyakayawsyachina.narod.ru/bi...ne_moskau.html
    Рассмотренные выше концепции популяционных систем и генетического мономорфизма вида неразрывно связаны с общими представлениями о внутривидовом и межвидовом генетическом разнообразии. Роль внутривидового генетического разнообразия в приспособленности на индивидуальном и популяционном уровне привлекала большое внимание Ю.П. Алтухова. Изучению связей генетического разнообразия по совокупности иммунологических и биохимических маркеров генов с изменчивостью морфофизиологических признаков и приспособленностью посвящено большое число работ, проводившихся вего лаборатории на человеке и различных видах животных и растений. Итогом этих исследований стали выдвинутые Юрием Петровичем представления о важном приспособительном значении исторически сложившихся оптимальных (промежуточных) уровней внутривидового генетического разнообразия и об оптимуме гетерозиготности на индивидуальном уровне как генетической основе адаптивной нормы. Юрий Петрович обстоятельно доказывал, что высокая индивидуальная гетерозиготность, будучи выгодной для организма, неблагоприятна для его потомства, а значит и для популяции в целом, т.к. значительное количество выщепляемых генотипов оказываются инадаптивными в субоптимальных условиях среды.

    Он полагал, что генетический оптимум отражает баланс между инбридингом (увеличивающим гомозиготность или частоту общих по происхождению генов) и аутбридингом (ростом гетерозиготности и снижением в популяции частоты генов, общих по происхождению). И рассматривал существующие в природе универсальные механизмы, поддерживающие генетический оптимум, такие как: ограничение свободной генетической рекомбинации; различные типы естественного отбора, варьирующего по направлению и интенсивности на разных стадиях онтогенеза или у особей разного пола; системную организацию популяций, определяющую неслучайную структуру скрещиваний (Алтухов, 1989, 1995).

    ГЕНЕТИКА, 2011, том 47, №11

  3. #3
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию Генетическая природа игнорирования чужаков-самцов

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	pic.jpg 
Просмотров:	1 
Размер:	94.7 Кб 
ID:	19419

    Предварительное знакомство влияет на выбор полового партнера у многих животных. Для одних видов характерно предпочтение знакомых партнеров, другие, наоборот, охотнее спариваются с незнакомцами. О физиологических механизмах этой избирательности почти ничего не известно. Японские биологи идентифицировали группу нейронов мозга (их сокращенное название — TN-GnRH3), благодаря которым самки рыб Oryzias latipes предпочитают спариваться со знакомыми самцами. Фоновая низкая активность этих нейронов обеспечивает пониженную восприимчивость самки к мужским ухаживаниям. При встрече с самцом, которого самка ранее видела через стекло, активность нейронов TN-GnRH3 резко возрастает. Это и делает самку уступчивой. Ключевую роль в работе системы играет производимый этими нейронами пептидный гормон GnRH3. Самки с дефектным геном gnrh3 не хотят спариваться ни с какими самцами, а самки, вовсе лишенные нейронов TN-GnRH3, наоборот, охотно спариваются с любыми.

    Способность различать и узнавать сородичей играет важнейшую роль в социальном поведении животных. Многие животные совершенно по-разному ведут себя со знакомыми и незнакомыми партнерами (см., например: Мыши чувствуют чужую боль, «Элементы», 03.07.2006). То же относится и к половому поведению. Например, самки гуппи предпочитают спариваться с незнакомыми самцами (Hughes et al. 1999. Familiarity leads to female mate preference for novel males in the guppy, Poecilia reticulata, доступен PDF статьи), тогда как самки прерийных полевок и дрозофил отдают предпочтение старым знакомцам (Мухи узнают своих бывших избранников, «Элементы», 08.10.2013).

    О конкретных физиологических механизмах и нейронных контурах, ответственных за различение соплеменников, известно немного. Статья японских биологов, опубликованная в журнале Science, приближает нас к пониманию того, как мозг позвоночных регулирует реакцию на сородича в зависимости от степени знакомства с ним.

    Работа выполнена на хорошо изученном модельном объекте — рыбке Oryzias latipes (японской оризии, или медаке, рис. 1). Для начала авторы показали, что самцы оризии не проявляют избирательности: они с одинаковым энтузиазмом ухаживают и за незнакомками, и за теми самками, которых прежде видели через стекло. Самки же оказались более разборчивыми: они явно предпочитают знакомых самцов.

    Рыбок «знакомили», помещая самца в прозрачном закрытом сосуде в аквариум к самке. При этом рыбки могли видеть, но не обонять друг друга. Чтобы оценить половую избирательность, самку и самца помещали в общий аквариум. Рецептивность самки (сексуальная восприимчивость, готовность к спариванию) оценивалась по интервалу времени между началом ухаживания и выметыванием икры.

    Оказалось, что у самца уходит примерно 50–80 секунд, чтобы добиться благосклонности самки, не видевшей его раньше. Если же самец самке знаком, ему достаточно поухаживать за ней всего 10–20 секунд. Пониженная восприимчивость к ухаживаниям незнакомца не зависит от того, сидела ли самка до тестирования в аквариуме одна или знакомилась с другим самцом. Не влияет на результат и то, был ли незнакомец предварительно представлен другой самке или скучал в одиночестве.

    Если рассуждать с антропоцентрических позиций, то спаривание после минутного ухаживания трудно расценить как признак пониженной половой рецептивности. Но для рыбок разница между десятисекундным и минутным брачным ритуалом может быть решающей. Об этом свидетельствуют результаты конкурентных тестов, когда самку сажали в аквариум одновременно с двумя самцами — знакомым и незнакомым, а потом выясняли по генетическим меткам, кто отец получившихся потомков. В этих опытах знакомый самец оказывался отцом мальков в 70–90% случаев. В отдельной серии экспериментов было показано, что предварительное знакомство с самкой повышает шансы самца на успех даже в конкуренции с более крупным и сильным соперником.

    Таким образом, самки оризии действительно отдают предпочтение тем самцам, которых они видели раньше, и это предпочтение ощутимо влияет на исход конкуренции между самцами.

    В поисках генетических основ обнаруженной избирательности авторы протестировали рыбок с различными мутациями. Оказалось, что мутации, нарушающие работу генов cxcr4 и cxcr7, делают самок неразборчивыми. Самки с этими мутациями одинаково охотно спариваются и со знакомыми, и с незнакомыми самцами.

    Ухватившись за эту ниточку, авторы стали распутывать клубок дальше. Гены cxcr (см. CXC chemokine receptors) кодируют рецепторные белки, от которых зависит направленное передвижение (хемотаксис) клеток как в ходе эмбрионального развития, так и во взрослом организме. На другой модельной рыбке, данио-рерио, ранее было показано, что мутации cxcr4 ведут к нарушению миграции клеток — предшественников нейронов, вырабатывающих пептидный гормон гонадолиберин, он же гонадотропин-рилизинг-гормон (Gonadotropin-releasing hormone, GnRH) — ключевой регулятор половой функции.

    У рыб есть три группы нейронов, которые производят три разных варианта GnRH (рис. 2). Самая изученная из них — нейроны POA-GnRH1, тела которых находятся в преоптической области гипоталамуса. Вторая группа находится в среднем мозге (midbrain-GnRH2). Третья группа, TN-GnRH3, связана с конечным, или терминальным нервом (см. Cranial nerve zero).


    Рис. 2. Расположение трех групп нейронов, производящих гонадолиберины, в рыбьем мозге. Тела нейронов показаны цветными точками, аксоны — линиями. Telencephalon — конечный мозг, optic tectum — оптический тектум, или верхнее двухолмие среднего мозга, cerebellum — мозжечок, hypothalamus — гипоталамус, pituitary — гипофиз, medulla oblongata — продолговатый мозг. Рисунок из обсуждаемой статьи в Science
    Авторы изучили развитие этих трех групп нейронов у эмбрионов рыб-мутантов с нарушенной половой избирательностью. Оказалось, что мутации генов cxcr4 и cxcr7 не влияют на формирование первых двух групп, но нарушают развитие третьей. Следовательно, именно нейроны TN-GnRH3, скорее всего, регулируют половую избирательность у самок оризии.

    Дальнейшие эксперименты подтвердили это предположение. В частности, оказалось, что если разрушить лазерным лучом клетки-предшественники нейронов TN-GnRH3 в мозге эмбриона, то выросшая из этого эмбриона рыбка-самка будет вести себя так же, как и самка, мутантная по cxcr4 или cxcr7. У нее будет нормальное во всех отношениях поведение, за исключением того, что она будет спариваться с незнакомыми самцами так же охотно, как и со знакомыми. Этого не происходит, если разрушить лазером какие-нибудь другие, расположенные по соседству клетки эмбрионального мозга.

    Затем авторы измерили электрическую активность нейронов TN-GnRH3 у самок разного возраста при встрече со знакомыми и незнакомыми самцами. Оказалось, что эти нейроны в норме производят нервные импульсы с более или менее постоянной, невысокой частотой (1–2 импульса в секунду). Это характерно и для неполовозрелых самок, и для старых особей, уже утративших способность к размножению, и для зрелых самок при встрече с незнакомым самцом. Однако у зрелых самок, встретивших знакомого самца, активность нейронов TN-GnRH3 подскакивает до 4–5 импульсов в секунду. При этом частота импульсов положительно коррелирует с рецептивностью. Пока нейроны генерируют 1–2 потенциала действия в секунду, самка невосприимчива к ухаживаниям. Когда частота импульсов возрастает, увеличивается и рецептивность самки.

    Наконец, авторы проверили, какую роль играет в этой системе GnRH3 — пептидный гормон, производимый нейронами TN-GnRH3. Для этого они сконструировали трансгенных рыбок, производящих нефункциональный вариант гормона (в нем была изменена всего одна аминокилота, но этого оказалось достаточно, чтобы все три типа рецепторов, реагирующих на гонадолиберины, перестали на него реагировать). Трансгенные самки не делали различий между знакомыми и незнакомыми самцами: с теми и другими они спаривались одинаково неохотно (лишь после долгих ухаживаний). Более того, активность нейронов TN-GnRH3 у них не возрастала при встрече со знакомым самцом, как у нормальных самок.


    Рис. 3 Влияние визуального знакомства c самцом на половую рецептивность самки. Схема из обсуждаемой статьи в Science

    Полученные результаты позволили авторам реконструировать общую схему регуляции рецептивности самок в зависимости от предварительного знакомства с самцом (рис. 3). В норме нейроны TN-GnRH3 производят редкие импульсы, подавляющие рецептивность самки. Если эти нейроны удалить, рецептивность становится неизбирательно высокой. При встрече со знакомым самцом нейроны TN-GnRH3 начинают производить гормон GnRH3, что приводит к усилению их активности. Скорее всего, это происходит при участии рецепторов, реагирующих на гормон, которые находятся на тех же самых нейронах (аутокринная регуляция, см. Autocrine signalling) или на соседних (паракринная регуляция, см. Paracrine signalling). Нейроны TN-GnRH3 начинают производить более частые импульсы, что снимает блокировку рецептивности и делает самку готовой к спариванию. Если синтез GnRH3 нарушен или сам гормон нефункционален, нейроны TN-GnRH3 не активируются при встрече со знакомым самцом, и рецептивность остается низкой.

    Авторам удалось расшифровать лишь один фрагмент нейронной сети, управляющей половой рецептивностью самок. Следующим шагом могла бы стать идентификация тех нейронов, которые получают сигнал от TN-GnRH3 в виде редкой или частой пульсации и реагируют на него соответствующим образом. Авторы предполагают, что этот сигнал передается не посредством GnRH3, а при помощи других нейротрансмиттеров, возможно глутамата или нейропептида FF (см. Neuropeptide FF). Однако выявить группы нейронов, регулирующих женскую рецептивность в зависимости от активности TN-GnRH3, трудно, потому что аксоны от TN-GnRH3 расходятся по всему рыбьему мозгу. В том числе они идут и к зрительным областям. Это наводит на мысль, что между TN-GnRH3 и зрительными отделами мозга может существовать сложная система обратных связей: не только зрительные области передают нейронам TN-GnRH3 информацию о том, что данного самца самка уже видела, но и возбуждение нейронов TN-GnRH3 может модулировать работу зрительного анализатора, то есть влиять на зрительное восприятие.

    Данная работа — важный шаг к пониманию механизмов половой избирательности у позвоночных. Аналогичные системы в принципе могут существовать и в мозге млекопитающих, однако они должны быть устроены иначе — хотя бы потому, что у млекопитающих известно лишь два варианта гонадолиберина, GnRH1 и GnRH2, а третий вариант обнаружен только у рыб.

    http://elementy.ru/news/432167

  4. #4
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    Инстинктивные механизмы усредненной оценки партнера

    Выбор полового партнера - задача многокритериальной оптимизации. В однокритериальном выборе все просто: эта цена выше, эта дорога короче, этот предмет тяжелее. Единый числовой (скалярный) критерий - вес, цена, длина и т.д. позволяет легко упорядочить сравниваемые объекты. Но когда критериев 2 или более, то никакого абсолютного порядка уже нет: какая точка на плоскости больше? Конечно можно сказать, что та, у которой обе координаты больше, но как быть в случае, когда у одной больше X, а у другой Y?

    При многокритериальном выборе применяют разные подходы: вводят ограничения и находят условно-оптимальные решения, находят частично-оптимальные (по Парето и Слейтеру) множества объектов или сводят задачу к однокритериальной одним из методов свертки. Метод линейного свертывания критериев в один числовой является наиболее универсальным: каждому критерию задается коэффициент важности (вес), затем все критерии суммируются с учетом этих весов. Таким образом каждому объекту сравнения можно присвоить общую числовую оценку, по которой их и можно сортировать.

    При выборе самкой лягушки самца, она учитывает в т.ч. тембр, продолжительность и частоту кваканья. Было установлено, что кваканье являлось приоритетным критерием при выборе из пары самцов. Но при добавлении третьего самца приоритет сбивался и выбор делался в пользу среднего. Это скорее можно обьяснить сознательным отбросом крайних вариантов. Вот зачем симпатичные девушки ходят с некрасивыми подружками-приманками )

    Авторы объясняют результат "эффектом приманки", наблюдавшимся у людей в экспериментах по многокритериальному выбору и ныне широко использующимся в маркетинге. Согласно "эффекту приманки" идет падение веса кваканья в общей оценке партнера с ростом числа квакающих. Но т.к. иных критериев в эксперименте с лягушками заявлено не было, ИМХО такая трактовка ошибочна.

    Выбор брачного партнера у лягушек может быть иррациональным


    Рис. 1. Издавая брачные крики, самец тунгарской лягушки надувает горловой мешок

    Оказалось, что лягушки, как и люди, часто делают нерациональный выбор: дополнительная альтернатива может повлиять на их предпочтения. Например, если при выборе из двух вариантов лягушки предпочитают самца А самцу Б, то с появлением третьего, наименее привлекательного самца, они переключаются на вариант Б. Такое странное поведение — так называемый «эффект приманки» — раньше считалось характерным исключительно для людей.

    Выбор брачного партнера — важный момент в жизни любой лягушки. Самки тунгарских лягушек Engystomops pustulosus выбирают себе пару по голосу. Чем ниже тон звуков, которые издает самец, и чем дольше они длятся, а также чем чаще самец издает брачные крики, тем больше у него шансов на успех. Вкусы у всех лягушек одинаковые, и, если из двух динамиков включить записи брачных криков самцов тунгарских лягушек, самки будут подходить к тому из них, что издает, по общему мнению, более правильные звуки: у которых ниже тон или которые, к примеру, дольше длятся.

    То есть пару самцов любая самка всегда сможет упорядочить по привлекательности. Но оказалось, что поведение лягушек может быть иррациональным: самки чаще выбирают из двух самцов менее привлекательного, если появляется третья альтернатива, хуже первых двух.

    Для людей такое поведение настолько обычно, что обозначается специальным термином — «эффект приманки» (Decoy effect). В роли приманки выступает третья альтернатива, которая может заставить вас принять иррациональное решение. Предположим, что вы выбираете в магазине компьютер и вас волнуют всего два параметра — его цена и размер экрана. Один компьютер стоит 20 000 и диагональ экрана у него — 13 дюймов, а второй стоит 40 000 и экран у него больше — 17 дюймов. Немного поколебавшись, вы решаете, что цена для вас важнее, и собираетесь купить компьютер подешевле. Но в этот момент опытный продавец показывает вам третий вариант, экран которого такой же, как у второго компьютера, — 17 дюймов, но который стоит 60 000 — дороже, чем тот, что вы видели сначала. Это и есть эффект приманки в действии, и он существенно повышает вероятность того, что вы все-таки купите компьютер за 40 000, хотя раньше вы и решили, что этот вариант для вас менее предпочтителен.

    Эффект был описан еще в 80-е годы экономистами, которые анализировали данные о продаже товаров после появления на рынке нового бренда (см. J. Huber, J. Payne and C. Puto, 1982. Adding Asymmetrically Dominated Alternatives: Violations of Regularity and the Similarity Hypothesis). Поведение покупателей казалось странным: одно только наличие нового товара, который не был самым популярным, могло сделать лидером продукт, раньше занимавший второе место. Тем не менее поведение покупателей нужно было учиться предсказывать, и этот эффект стали учитывать в моделировании.

    Но оказалось, что иррациональное поведение — это не специфическая человеческая черта. Самок тунгарских лягушек тоже удавалось сбить с толку с помощью третьей, наименее привлекательной альтернативы. Ученые показали это в экспериментах с двумя или тремя динамиками, из которых звучали голоса самцов лягушек.

    Сначала исследователи убедились, что приоритеты всех 80 лягушек, участвующих в эксперименте, совпадают — то есть что из двух записей криков с отличающимися параметрами они выбирают тот, что ниже звучит, или дольше длится, или слышен чаще. Лучше, чтобы всё сразу. Упорядочив таким образом все записи брачных криков по привлекательности, ученые стали проводить эксперименты с тремя голосами. Добавление варианта, который был хуже двух других, влияло на выбор лягушки: она чаще выбирала то, что раньше, при парных сравнениях, ей нравилось меньше (рис. 2, вверху).


    Рис. 2. Вверху: «эффект приманки» — когда проверяется выбор из трех вариантов, один из которых заведомо хуже других и вводится, чтобы повлиять на предпочтения. На графике справа видно, что добавление нового варианта повлияло на выбор самок. Внизу: «фантомный эффект приманки» — третья альтернатива существует, но недоступна. В этом эксперименте динамик, транслировавший наименее популярный голос, подвешивали к потолку, так что лягушка не могла к нему подойти. И в этом случае предпочтения лягушек зависели от того, была ли у них третья альтернатива. Изображение из обсуждаемой статьи в Science

    Интересно, что для лягушек работал и так называемый «фантомный эффект приманки» — когда известно о существовании третьей альтернативы, но она не доступна. Чтобы смоделировать этот эффект в экспериментах, один из трех динамиков, транслировавших наименее привлекательный голос, подвешивали к потолку, так что лягушка не могла к нему подойти. Но и в этом случае третья альтернатива влияла на предпочтения лягушек и они выбирали тот вариант, что при парном сравнении раньше казался им менее привлекательным (рис. 2, внизу).

    То, что эффект приманки действует и на лягушек, заставляет пересмотреть предлагавшиеся ранее версии для обоснования иррационального выбора у людей. Если поведение покупателей в магазине можно объяснить переключением внимания на характеристики продуктов, которые не являются для человека приоритетными, то для лягушек с их четкой «системой ценностей» такое объяснение работает плохо. «Человеческие» ошибки, которые совершают достаточно далекие от нас животные, заставляют задуматься о глубоких биологических корнях иррационального поведения. Трудно придумать, почему такое поведение может быть адаптивным, — скорее всего, так происходит из-за каких-то общих ошибок системы принятия решений и у нас, и у лягушек.

    Новые результаты важны и для моделирования популяций животных, предпочтения которых традиционно считались рациональными (если А лучше Б, а Б лучше В, то животное выбирает А). Оказывается, такие предположения не всегда хорошо подходят для описания поведения и других живых существ, а не только человека.

    Источник: Amanda M. Lea, Michael J. Ryan. Irrationality in mate choice revealed by túngara frogs // Science. 2015. V. 349. P. 964–966.

    Юлия Кондратенко

    http://elementy.ru/novosti_nauki/432...irratsionalnym

  5. #5
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    Genetic and socioeconomic study of mate choice in Latinos reveals novel assortment patterns
    (Генетические и социально-экономическое исследования выбора партнера латиноамериканцев показывают совершенно новые паттерны выбора)

    Учёные пришли к выводу, что «общая кровь» оказалась решающим фактором при выборе брачного партнера

    То что у националистов давно лежит в идеологических основах, на деле "записано в генах" - стремление выбирать спутника жизни среди своих.

    Американские учёные выяснили, что не только черты внешности играют решающую роль, но и этническое происхождение предков. Результаты их исследования представлены в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

    Специалисты по популяционной генетике и количественной социологии работали с группой детей из Мексики и Пуэрто-Рико, пытаясь оценить степень этнической близости их родителей. Работали они только с генотипами детей, но для проверки учли дополнительную небольшую выборку (489 «троек», по сравнению с 2757 основных), где были расшифрованы генотипы обоих поколений.

    Выяснилось, что родители обычно выбирают партнеров, предки которых принадлежали к тем же этническим группам, что и их собственные — и в одинаковой пропорции.

    Этническое сходство у супругов было настолько велико, что большинство изученных мужчин и женщин оказались близки друг к другу на уровне четвероюродных и пятиюродных братьев и сестер. Хотя такая степень родства способствует распространению наследственных заболеваний, с другой стороны, может иметь иные благотворные последствия: так, недавнее исследование, проведенное в Исландии, указало, что больше всего детей рождается у родителей, родственных друг другу на уровне пятиюродных братьев и сестер.



    Предисловие к оригинальной статье:
    http://www.pnas.org/content/early/2015/10/14/1501741112

    Источник:
    http://vk.com/wall-36358473_613296

  6. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:

    Andromegas (03.11.2015), Конструктор (03.11.2015)

  7. #6
    Регистрация
    17.08.2014
    Адрес
    Thailand
    Сообщений
    2,081
    Страна проживания:
    Thailand
    Национальность
    русский
    Убеждения
    деградант
    Вероисповедание
    декадент

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от stayer Посмотреть сообщение
    Учёные пришли к выводу, что «общая кровь» оказалась решающим фактором при выборе брачного партнера

    То что у националистов давно лежит в идеологических основах, на деле "записано в генах" - стремление выбирать спутника жизни среди своих.
    Евреи это давно практикуют

  8. #7
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Manny2 Посмотреть сообщение
    Евреи это давно практикуют
    Евреи это делали по культурно-религиозным соображениям в условиях беспощадной войны всех против всех в клоаке передней азии. Там клановость была единственной формой выживания и отсюда двоюродные браки и вырождение.

  9. #8
    Регистрация
    17.08.2014
    Адрес
    Thailand
    Сообщений
    2,081
    Страна проживания:
    Thailand
    Национальность
    русский
    Убеждения
    деградант
    Вероисповедание
    декадент

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от stayer Посмотреть сообщение
    Евреи это делали по культурно-религиозным соображениям в условиях беспощадной войны всех против всех в клоаке передней азии. Там клановость была единственной формой выживания и отсюда двоюродные браки и вырождение.
    Согласен в принципе... Только евреи и в Европе сохранили те же привычки..Все хорошо что в меру.

  10. #9
    Регистрация
    10.01.2008
    Сообщений
    13,505
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    Русский
    Убеждения
    Рационалист
    Вероисповедание
    Атеист
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    Очень интересное исследование брачных предпочтений метисов

    На выбор брачного партнера может влиять схожесть генов предков



    Рис. 1. Если верить сайту The Postnational Monitor, так должны выглядеть усредненные лица пуэрториканцев. Судя по материалам обсуждаемой статьи, у двух таких людей были бы повышенные шансы на вступление в брак

    Ученые из США и Израиля изучили брачные предпочтения у двух этнических групп, населяющих США, — мексиканцев и пуэрториканцев. Учитывались доля в геноме предковых генов европейцев, индейцев и африканцев, состав генов, влияющих на рост, цвет кожи и черт лица, и генов главного комплекса гистосовместимости (MHC), а также уровень образования и доходов. Оказалось, что сходная доля генов европейских, индейских и африканских предков — один из главных факторов, определяющих вступление в брак. Большая доля генов европейских предков коррелировала с более высоким уровнем образования и доходов. Но даже после выравнивания этих показателей гены предков сильнее влияли на выбор супруга, чем уровень образования. Сходство генов, влияющих на черты лица, оказалось важным фактором выбора брачного партнера для пуэрториканцев, но не для мексиканцев. Влияния генов, отвечающих за рост и цвет кожи, обнаружить не удалось. В супруги чаще выбирали людей с непохожими генами MHC, но при этом достаточно близких родственников: средняя степень родства супругов оказалась такой же, как у троюродных и четвероюродных кузенов.

    Выбор брачного партнера одинаково важен и для людей, и для многих животных. Естественно, ученые пытаются выяснить, что же влияет на этот выбор. Сделать это нелегко: очень уж много факторов! Это может быть возраст партнера, размеры — его самого (как у большой синицы; см. лекцию Варвары Ведениной «Половой отбор: теория против практики») или его территории; хорошее здоровье (а оно зависит и от «здорового образа жизни», и от генов), способность быть заботливым отцом/матерью и много чего еще.

    Для разных видов и популяций может оказаться главным тот или иной параметр. Но в любом случае самка (от которой обычно зависит выбор) должна как-то оценить качества самца. Размер оценить вроде бы несложно. Но будет ли крупный самец хорошо заботиться о потомстве? Проверим: если он кормит самку, изображающую птенчика, — как это принято у многих птиц в период ухаживания — наверное, будет кормить и птенцов. Победитель в турнирном бою, вероятно, достаточно здоров в данный момент. Но не умрет ли он через месяц от инфекции?

    Бедные самки! Так трудно «оптимизировать» партнера по всем параметрам. А главное — как оценить качество его генов? Ведь от них — и от их совместимости с генами самки — зависит оценка, которую выставит потомкам естественный отбор. Генетический анализ животные проводить не умеют, так что нужно найти какие-то внешние проявления «хороших» генов. Часто это окраска или запах — в зависимости от того, что лучше умеют различать самки. Ярко-оранжевая окраска у многих птиц — свидетельство хорошего и разнообразного питания. Скорее всего, яркий самец здоров и даст здоровое потомство. Мыши прекрасно различают запах больных и здоровых сородичей (см. Иммунная система помогает животным отличать больных сородичей от здоровых по запаху, «Элементы», 24.04.2009) и могут использовать это при выборе партнеров.

    Животные часто склонны выбирать не слишком близких, но и не слишком дальних родственников. Это логично: близкородственное скрещивание может привести к появлению потомства, гомозиготного по вредным рецессивным мутациям. А слишком дальний родственник может и вовсе оказаться особью другого, близкого вида с другим числом хромосом — с таким тоже не приживешь здорового потомства. Возможно, особенно важную роль в таком выборе играет способность различать партнеров по генам главного комплекса гистосовместимости (major histocompatibility complex, MHC). От этих генов сильно зависит сопротивляемость инфекциям: обычно у гетерозигот она выше, чем у гомозигот. Мыши (а может быть, и люди) способны различать состав аллелей MHC по запаху партнера. Видимо, обычно и мыши, и люди склонны выбирать партнера с отличающимися аллелями MHC — тогда потомство будет гетерозиготным и более здоровым.

    Хотя и здесь всё может меняться в зависимости от конкретных условий и популяций (см., например, Стресс способствует близкородственным скрещиваниям, «Элементы», 19.03.2009; R. Chaix et al., 2008. Is Mate Choice in Humans MHC-Dependent?). Да еще вмешиваются гаметы, у которых свое сложное поведение (см. Взаимопомощь среди сперматозоидов основана на семейственности, «Элементы», 29.01.2010): самка выбирает самцов по одним критериям, а яйцеклетки — по другим, иногда прямо противоположным (см. S. Yeates et al., 2008. Atlantic salmon eggs favour sperm in competition that have similar major histocompatibility alleles).

    Если всё так сложно у животных — что уж говорить про человека! Возможно, его половое поведение наиболее изменчивое по сравнению со всеми другими приматами. (Тут, правда, нужно проявлять осторожность. Вспоминается случай, описанный Конрадом Лоренцем. Он стал просматривать истории брачных отношений серых гусей, считающихся образцом моногамности. И выяснилась неожиданная вещь: этот «идеальный» вариант почти не встречался в чистом виде! Лоренц стал делиться этим результатом с одной из сотрудниц, и та с возмущением воскликнула: «Чего ты от них хочешь! Они же тоже всего лишь люди!» Так что половое поведение животных гораздо изменчивее, чем кажется на первый взгляд.)

    И факторов, влияющих на выбор партнера, у человека больше: кроме биологических к ним добавляются социальные, экономические и культурные. Половым поведением человека интересуются психологи, социологи, экономисты и другие «гуманитарии». Часто биологи и гуманитарии работают порознь. Но постепенно взаимодействие между ними налаживается (см., например, При выборе спутника жизни от генов зависит, чего мы хотим, но не что получаем, «Элементы», 03.02.2012). Ведь приходится учитывать взаимосвязь между биологическими и социально-культурными характеристиками. Этот подход использовали и авторы работы, о которой дальше пойдет речь. Они решили выяснить, по каким критериям выбирают брачных партнеров люди двух разных этнических групп — мексиканцы и пуэрториканцы. Их заинтересовало, насколько сильно влияют на выбор партнера биологические параметры (сходство геномов) по сравнению с социально-экономическими (образование и уровень доходов).

    Ученые из Калифорнийского университета в Сан-Франциско и в Беркли, Массачусетского технологического института и Гарвардской медицинской школы, а также Школы компьютерных наук Блаватника при Тель-Авивском университете использовали в своей работе две выборки. В первую входила 231 тройка (мать-отец-ребенок) мексиканцев из Сан-Франциско и Мехико и 258 таких же троек пуэрториканцев из Нью-Йорка и Сан-Хуана (Пуэрто-Рико). Вторая выборка состояла из 1246 мексиканцев, живущих в разных городах США, и 1511 пуэрториканцев, живущих в разных городах США и Пуэрто-Рико. Этническую принадлежность определяли по самоидентификации (во второй выборке, кроме того, все бабушки и дедушки обследованных считали себя либо мексиканцами, либо пуэрториканцами). Геномы изучали по 800 000 однонуклеотидных полиморфизмов, ранее обнаруженных в этих популяциях. Во второй выборке учитывали также социоэкономические характеристики обследованных. Правда, здесь не было прямых данных о родительских парах; но современные методы позволяют определить характеристики генома родителей по геному их ребенка. Здесь помогла первая выборка: можно было проверить, что использованная программа ANCESTOR дает достоверные результаты (см. J. Zou et al., 2015. Inferring parental genomic ancestries using pooled semi-Markov processes).

    Все обследованные популяции имели смешанное расовое происхождение. Предками мексиканцев оказались в основном европейцы и индейцы, но в их геномах присутствовала и небольшая примесь африканских генов. У пуэрториканцев преобладали гены европейцев, с умеренной примесью генов индейцев и африканцев. Интересно, что в X-хромосомах обеих групп преобладали «индейские» гены. Вероятно, в смешанных браках их предков женщины чаще были индианками или черными, а мужчины — белыми; обратная ситуация встречалась редко (рис. 2).



    Рис. 2. Доля генов разного происхождения у пяти изученных популяций мексиканцев. EUR — «европейские» гены, AFR — «африканские», NAM — «индейские». Из рисунка видно, что доля «индейских» генов выше в X-хромосоме (b), чем в аутосомах (а). Из дополнительных материалов к обсуждаемой статье в PNAS

    Оказалось, что у родительских пар положительно коррелирует процент генов одних и тех же (в особенности преобладающих) предков. Если, например, у мужа-пуэрториканца был повышенный процент африканских генов — то у жены их процент тоже был выше. Мексиканцы с наибольшим процентом индейских генов чаще образовали пары между собой, и так далее. Авторы решили проверить, сохранится ли этот эффект при другой группировке данных. Обследованных сгруппировали не по месту жительства, а по месту рождения. И «эффект сходства» предковых генов у супружеских пар сохранился в каждой из выборок.

    Затем авторы сравнили уровень избирательности скрещиваний по «предковым генам» и по образованию (числу лет, проведенных в образовательном учреждении). Известно, что по уровню образования наблюдается высокая положительная ассортативность (то есть выбор себе подобных). Она имела место и в изученных популяциях. Но оказалось, что ассортативность по сходству генов предков еще выше (рис. 3).


    Рис. 3. Уровень избирательности скрещивания оценивали как некий «показатель неслучайности», который может варьировать от –0,5 (если каждый человек выбирает наиболее несходного партнера) до +0,5 (если каждый выбирает наиболее сходного). Показатель равен 0, если скрещивание полностью случайное. Если показанная на графике черным цветом кривая в средней точке имеет значение, например, 0,6, это значит, что средний уровень сходства между партнерами вше, чем у 60% случайных пар. Приведенные на графиках числа — уровень сходства, вычисленный как площадь между кривой и диагональю графика. Вверху — сходство по генам предков, внизу — по уровню образования. Видно, что в четырех изученных популяциях мексиканцев из пяти уровень избирательности по генам предков выше, чем по уровню образования. В среднем он выше как для мексиканцев, так и для пуэрториканцев. Из дополнительных материалов к обсуждаемой статье в PNAS

    Далее авторы установили, что среди пуэрториканцев доля «европейских» генов положительно коррелировала с уровнем образования — достоверно, хотя и слабо. Та же корреляция наблюдалась и в трех из шести популяций мексиканцев. Во многих популяциях наблюдалась сходная корреляция доли «европейских» генов и дохода (эта зависимость сохранялась даже при равном уровне образования). Иными словами, оказалось, что доля «европейских» генов положительно корррелирует с высоким социальным статусом. Может быть, супруги выбирают друг друга не «по генам», а по сходному социальному статусу?

    Чтобы это проверить, авторы использовали регрессионный анализ. Оказалось, что все изученные социоэкономические показатели одного из партнеров (уровень образования и семейного дохода, место рождения и место жительства) не позволяют предсказать, какова доля «европейских» и других генов второго супруга. В то же время, предковые гены одного из партнеров позволяют довольно точно предсказать, какие гены у второго партнера. Они определяют 20–50% изменчивости предковых генов второго партнера при равенстве всех социоэкономических показателей.

    Авторы попытались понять, какие именно гены влияют на выбор партнера. «Под подозрение» попали гены, определяющие черты лица, рост и цвет кожи, а также гены MHC. Работы психологов показали, что люди считают более привлекательными лица, похожие на их собственные. Авторы выбрали 49 генов, влияющих на черты лица. Среди пуэрториканцев сходство супругов по этим генам оказалось выше, чем в среднем по геному, — но не среди мексиканцев. Почему именно пуэрториканцы склонны выбирать супругов с более похожими лицами, осталось непонятным.

    Гены, влияющие на рост и цвет кожи, вообще не оказывали «усиленного» влияния на выбор партнера. Этот странный результат авторы объясняют тем, что «гены были плохие»: может быть, выбранные локусы не слишком сильно влияют на эти фенотипические признаки. Зато в обеих этнических группах наблюдалась избыточная гетерозиготность по генам MHC. Значит, в этих случаях гены MHC влияли на выбор партнера, причем предпочитались (как и предсказывает теория) партнеры с отличающимися генами MHC.

    Тем удивительнее следующий вывод работы. Оказалось, что супруги — как мексиканцы, так и пуэрториканцы — гораздо более близкие родственники, чем наугад выбранные мужчина и женщина из той же популяции. Средний уровень родства супругов оказался где-то между троюродными и четвероюродными братьями и сестрами. Интересно, что уровень родства был ниже среди супругов с высоким уровнем образования.

    Автор работы подчеркивают, что их выводы важны для медицины. В исследованных популяциях оказались частыми близкородственные браки. А они повышают риск наследственных болезней, определяемых рецессивными генами. И это нужно учитывать в эпидемиологических моделях.

    Все упомянутые в заметке корреляции были статистически достоверными почти для всех изученных популяций и для обеих выборок в целом. Но результат этой работы явно промежуточный. Так и осталось невыясненным, по каким же признакам мексиканцы выбирают «подходящих» партнеров. Ну и, конечно, интересно было бы провести аналогичные исследования на других сходных популяциях. Например, на афроамериканцах. Слышат ли они «зов предков»? Выбирают ли партнеров со сходной долей «африканских» генов или с похожими чертами лица? Пока это неизвестно, и полученные результаты рискованно было бы распространять на всех людей. Так что более точный заголовок заметки должен звучать как-то так: «В некоторых популяциях мексиканцев и пуэрториканцев люди при выборе брачных партнеров уделяют большее внимание генам предков, чем образованию».

    Источник: James Y. Zou, Danny S. Park, Esteban G. Burchard, Dara G. Torgerson, Maria Pino-Yanes, Yun S. Song, Sriram Sankararaman, Eran Halperin, and Noah Zaitlen. Genetic and socioeconomic study of mate choice in Latinos reveals novel assortment patterns // PNAS. 2015. V. 112. No. 44. P. 13621–13626. Published ahead of print October 19, 2015.
    Сергей Глаголев

    http://elementy.ru/novosti_nauki/432..._genov_predkov

  11. #10
    Регистрация
    30.10.2015
    Сообщений
    1,320
    Страна проживания:
    Russia
    Национальность
    русский
    Убеждения
    нс
    Вероисповедание
    атеист

    По умолчанию

    Ну и откуда тогда желание вступить в брак с инорасовым партнером,если предпочтение наследуемо?

Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Ответов: 5
    Последнее сообщение: 13.01.2014, 20:16
  2. Выбор простой: ПУТИН или…?
    от diversant186 в разделе Библиотека
    Ответов: 15
    Последнее сообщение: 03.03.2012, 10:46
  3. Ответов: 5
    Последнее сообщение: 27.08.2010, 14:42
  4. Выбор очевиден.
    от Doom в разделе Идеология. Дискуссии
    Ответов: 7
    Последнее сообщение: 06.11.2009, 10:44

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •