RSS лента

Людота Коваль

Русаки на Аляске

Рейтинг: 5.00. Голосов: 6.

Ирина, Ульяна, Лукия, Феонилла и Анастасия – старообрядческая семья из Николаевска

На карте, однако, деревни нет. Но дорога, только в нее и ведущая по еловым лесам, нарисована - не заблудишься. Я был в деревеньке два раза - зимой и летом. Среди домов - почти игрушечная церковка с луковицей, прямоугольник школы, "тарелка" антенны у почты. Дома глядятся иначе, чем в старых русских деревнях, обиты тесом, покрашены - американская технология. Но что-то наше родное, российское есть в деревне. Валяется бочка рядом с дорогой, перекошен наполовину сломанный забор. И это все не от бедности. Деревня в этих лесах, как крепкий здоровый орешек, - у каждого дома автомобиль, а то и два. Российская привычка к простору, небрежность и беззаботность - "сойдет и так". Характер! Куда его денешь. Характер, привычки, уклад бытия человек сохраняет и носит с собой, как черепаха панцирь. Тут же случай особый - староверческая община!

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	38-16-1b.jpg 
Просмотров:	627 
Размер:	32.3 Кб 
ID:	4464


Человек из Москвы


- Здравствуйте!

- Здравствуйте, здравствуйте. Откеля будете?.. Из Москвы... Вот оно как...

- Кума Анисья! - обращается мой спутник к женщине в ярко вышитом сарафане, ведущей двух девочек в длинных, не фабричного шитья платьицах. - Человек-то издалека, из Москвы... У Анисьи удивления нет.

- Штой-то к нам народ зачастил, - отвечает она, с любопытством разглядывая гостя.

Улавливаю во взгляде хорошо знакомую по сибирским староверческим селам настороженность к пришлому...

Конец субботнего дня. Деревня курится банями. Звонит "к вечерне" церковный колокол. Мужчины встречные - бородаты, ребятишки - кто в подпоясанных расшитых рубашках, кто в кафтанах до пяток. На мотоцикле сидящего в таком кафтане видеть особенно непривычно. Рыжебородый дьякон проехал к церкви в автомобиле. Старушка вся в черном, опираясь на палку, идет. Речь кругом русская, хотя так же, как и одежда, отличается от того, что слышишь сегодня в нашей деревне.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	450px-Russian_Old_Believers_in_Nikolaevsk_AK_USA.jpg 
Просмотров:	674 
Размер:	63.1 Кб 
ID:	4465


Первый работник - поп


Первым, с кем я тут познакомился, был поп. Он в общине лицо не просто духовное, он лидер во всех житейских делах - первый работник, блюститель нравственности, первый советчик во всем. Руку мне подал среднего роста человек в шляпе, из-под которой на рясу ниспадали рыжеватые волосы.

- Фефелов Кондратий Сазонтьевич. А это - матушка Ирина Карповна. И сын - одиннадцатое по счету дите. Наверное, уже последышек? - батюшка весело подмигнул матушке.

Я, признаться, не сразу поверил, что у этих двух еще моложавых людей был такой выводок детворы.

В первую встречу зимой мы снимались около церкви, сходили в школу, отведали матушкиных блинов... Летом я увидел попа сидящим за рычагами бульдозера. Так же ловко он водит грузовичок. Я видел его среди плотников с топором, видел стоящим в рубке рыболовного судна - рыбак, штурман и капитан. Слушал его заутреню. Он был то в рыжем подранном свитере, то в рясе. Никакой сановитости, прост, приветлив, умен.

Прошлись мы с Кондратием Сазонтьевичем по деревне, сходили на холм, откуда Николаевск выглядит горсткой домов, кинутых в синь еловых лесов. Никаких следов человека, только чистая змейка дороги.

- В 1967 году трое наших приехали сюда оглядеться. И это место облюбовали - уединение для нас подходящее, вода родниковая самотеком течет. Купили у штата Аляски за четырнадцать тысяч квадратную милю земли. И через год застучали тут топоры...

Кондратий Сазонтьевич на русской земле стоял лишь недавно, съездив в Москву. Родился же, как и все старшее поколение нынешних николаевцев, где-то вблизи Харбина. Тут родители его все начинали с нуля - поставили хибарку, скопили денег на лошадь...

И случилась очередная ломка! Пришедшая в 45-м году наша армия в "кержацкие" села принесла горе. Эту пору Кондратий Сазонтьевич хорошо помнит: "Кулаки, беглецы! Э, как живут!" Уводили у нас коров, лошадей. Самое страшное - забрали отцов. Незаконно-де границу перешли в двадцатых годах...Куда кто делся, не знаем". Хозяевами в семьях остались вчерашние подростки. На их плечи легла забота о матерях, младших братьях и сестрах.

"А в 50-х годах - напасти с другой стороны. В Китае к власти пришли коммунисты. Нам сказали, проживание нежелательно, уезжайте, куда хотите". Куда уезжать? Похлопотала Организация Объединенных Наций о "кержаках". Уговорила принять их страны Южной Америки - Аргентину, Бразилию, Парагвай, Чили. Каково было русскому бородачу ехать в какой-то неведомый Парагвай! А что делать? "Приезжали советские агитаторы: давайте домой, поселим на целине. Кое-кто согласился, но очень немногие - хорошо помнили, как уводили отцов..."

В огромной массе переселенцы сбились в Гонконге. Возникли неизбежные в этих делах задержки, неувязки. В громадном перенаселенном городе не было места для бородатых крестьян, привыкших иметь дело с землей, озабоченных судьбою детей и веры.

Их все-таки переправили за океан - кого в Аргентину, кого в Парагвай. Большинство же - несколько тысяч - попали в Бразилию. И тут русаки опять же вцепились в землю. Опять пришлось начинать все с нуля.

И пришел час, сбросились в шапку, да получив еще помощь от "толстовского фонда", послали переселенцы ходоков в Вашингтон. И те преуспели, привезли разрешение переселиться в штат Орегон. И стали семья за семьей уезжать из Бразилии. Но и тут не всем староверам жизнь пришлась по душе. Увидели: дети врастают в чужую жизнь, поддаются влияниям и соблазнам, "вера теряла крепость". Тут и бросили взгляд на Аляску. Может, спасемся там?

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	20110704095445.jpg 
Просмотров:	778 
Размер:	79.1 Кб 
ID:	4466

Все - родня


Деревню поставили скоро - за год. Рубили дома, били дорогу, завели огороды и пашню. Шестьдесят семей - четыреста человек - сюда собрались. Первым среди них был Кондратий Сазонтьевич с семейством, другие - Фефеловы, Мартишовы, Реутовы, Якушкины. Тут все - родня.

Начали с раскорчевки тайги. Построили лесопилку. И сразу принялись за дома. Почувствовали: Аляска - это как раз то, что надо, - "зимы много", и здешней природе нужны люди выносливые, неприхотливые. "Первый год работали по пятнадцать часов. Отрывались только на сон". Обращение к земле показало: растет тут все - ячмень, овес, картофель, горох, всякий овощ. Однако кормиться тут лучше не от земли, а от воды. Мужики, "покумекав", стали ездить на фабричку, изготовлявшую рыболовные катера. Дело требовало умения. Стали терпеливо учиться. Потом образовали маленькую компанию. За огородами в Николаевске соорудили крытую верфь. И пошли в гору.

Суденышки "лепят", или, точнее сказать, "отливают", из стекловолокна и смолы. Я был на верфи, видел остро пахнувший корпус очередного судна и видел потом в рыболовном порту эти невеликих размеров, но годные для плавания в океане посудины. Оснастка, отделка - по высшему классу: рубка, камбуз, каюта для сна, холодильник для рыбы. Мотор у катера - шестьсот сил. Навигационная техника - самая современная. Четыре радиостанции: для разговоров с портом, со спасательной службой и специально с домом. Одна из систем позволяет "автопилотом" выходить прямо на оставленный в море буй. Спрос на эти ставшие именоваться "русскими" катера постоянный, "сколько сделаем, столько и продадим". Мотор и оснастка, разумеется, покупные. Это все стоит более трети общей цены катера. А за все готовое судно берут николаевцы сто пятьдесят тысяч долларов. Делают в год тринадцать - пятнадцать посудин. И всего на Аляске ловят рыбу более сотни николаевских катеров. Доходное дело их строить.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	38-18-1b.jpg 
Просмотров:	508 
Размер:	45.6 Кб 
ID:	4467

Рыбный день


Однако, приглядевшись как следует к жизни, амурские мужики поняли: еще более доходное дело - ходить за рыбой. Стали учиться, помогая друг другу. И дело пошло не хуже, чем у самых опытных рыбаков, промышляющих в этом краю. Появилось даже некое превосходство, американцев называют насмешливо - "шоколадниками". На промысел ходят далеко в океан, аж до самой Японии. Ловят лососей и палтуса. Выход в море (четыре дня хода, день - лова) может дать сразу восемнадцать-двадцать тысяч долларов. Игра стоит свеч. Правда, можно и пролететь, прогореть: в рыболовстве не последнее дело - удача. Но уже много построенных катеров куплено самими николаевцами. Я их видел в рыболовном порту, по названиям отличал: "Русак", "Орел", "Гусь", "Волга", "Кавказ"...

Доходы сейчас же сказались на образе жизни. Лошадей, скотину и огороды забросили, даже кур перестали держать. В каждом доме - автомобиль, а то и два. Садится Акулина или Аксинья в своем староверческом сарафане за руль и едет в прибрежный Хомер, покупает там все, что надо для стола и хозяйства.

Все в этой деревне, в этой общине держится на прилежном труде. Женщины, как наседки, - с детьми, мужики - постоянно в делах. К труду, к возможности заработать приучают с малого возраста.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	90-78-2b.jpg 
Просмотров:	921 
Размер:	51.4 Кб 
ID:	4468

Воскресный день у николаевцев


Поближе с житьем-бытьем николаевцев я познакомился в доме Кулигиных. День был воскресный. Все были в сборе. Накрыт был стол. В семье двенадцать детей. Старшему - двадцать один, младшему - одиннадцать. Имена: Анна, Улита, Люба, Стахея, Алексей, Марина, Корнелий, Давид, Маврикий, Олимпиада и самый младший, общий любимец, веселый веснушчатый Поликуша, по-взрослому- Поликарп.

Хозяйка дома одета в просторный, зеленого цвета праздничный сарафан. Муж, Анисим Стафеевич, сел за стол в вышитой красной рубахе. Обоим за пятьдесят. Поженились двадцати лет в Бразилии. И тяжкий путь общины от Приморья сюда, на Аляску, - это и путь Кулигиных. Их родители на Амуре жили в деревне Каменка. В Китае деревенька называлась Романовка. О том, что было в Романовке в 45-м, Анисим говорит одним словом: "Злодейство!"

Сюда, на Аляску, Кулигины прибыли с шестью ребятишками.

- Восемь месяцев жили в палатке, пока рубили избу. Снег выпал. Сердце заходится, как вспомнишь, что пережили...

Кормил семью Анисим плотницким делом. Работа эта нужна на Аляске везде - хорошему плотнику платят тридцать долларов в час. И семья быстро поднялась на ноги - стали помогать подраставшие дети. Дом Кулигиных не лучше, но и не хуже других. Анисим провел меня по комнатам с сундуками и зеркалами, по сеням и кладовкам, где стояли соленья, варенья, ящики с лимонадом, грушами и бананами. Соломея Григорьевна с гордостью показала свой огород - единственный в деревне, где растет все, что тут может расти. Держат Кулигины и корову. Для ребятишек - "чтобы не отвыкали" - держат лошадь, кажется, единственную теперь в деревне, и с теми же воспитательными целями - "чтобы поспевали за жизнью" - завели трактор. Держат в доме винтовку и два пистолета. С оружием возятся старшие сыновья. Анисим, промышлявший ранее зверя, тут к охоте поохладел, разве что ради мяса застрелит одного-двух лосей - "они тут рядом, даже в огород забредают".

- Живем теперь - грех жаловаться: двенадцать детей и четыре автомобиля!

...Трактор, мопеды, велосипеды - это лишь часть жизненного достатка семьи Кулигиных. Главное приобретение сделано недавно.

Не оставляя плотницкого ремесла, решил Анисим Стафеевич по примеру общинников обзавестись судном. Зажиток для этого был. С некоторым риском занял еще двадцать пять тысяч. Купил. И уже обновил покупку - сходил на первый промысел. За один раз поймали палтуса столько, что сразу "долг целиком - с шеи долой".


Крестины в церкви


В день отъезда из Николаевска утром мы проснулись с Андреем от колокольного звона. Вспомнили: в церкви должны быть крестины. ...Церковь была пустой. Три старушки и мать новорожденного - крупная, тучная женщина - стояли близко у входа. Крестный отец - мальчонка тринадцати лет держал на руках белый, оглашавший церковь криками сверток. Поп с дьяконом скороговоркой приобщали новорожденного к вере. Голосист малый. Хорошим рыбаком или плотником будет.

- А если в космонавты захочет? - сказал я Кондратию Сазонтьевичу, закончившему обряд.

- На все воля божья. Все им предначертано.

И мы присели на скамейке у церкви - закончить наши беседы о великом пути общины сюда, на Аляску.

...Я вычислил на очень подробной карте Аляски место деревни Николаевск и поставил кружок. Интересно было там побывать. И много я передумал сейчас, сидя в подмосковной избе над этим писаньем. Люди одного с нами корня. Какую дорогу осилили! Сколько всего вынесли, претерпели! Пример для нас - эта жизнь обыкновенного русского человека. Поклонимся ему из нашего далека.

Комментарии

  1. Аватар для тивер
    Не было рядом с ними жидов лукавых. Вот и сохранились люди, не испоганили ни крови, ни души.
  2. Аватар для shwab
    Честно говоря круто.
  3. Аватар для Юрий Симонов
    Для настоящих Русских НОРМАЛЬНО!!!! Слава Богу!
  4. Аватар для Юрий Симонов
    Цитата Сообщение от shwab
    Честно говоря круто.
    Для настоящих Русских НОРМАЛЬНО!!!! Слава Богу!
  5. Аватар для Юрий Симонов
    Цитата Сообщение от тивер
    Не было рядом с ними жидов лукавых. Вот и сохранились люди, не испоганили ни крови, ни души.
    Русские и с жидами уживаются нормально, если только СВОБОДНЫЕ Русские. Валить на кого-то свои неудачи - удел СЛАБЫХ. Не так ли?
  6. Аватар для тивер
    Цитата Сообщение от Юрий Симонов
    Русские и с жидами уживаются нормально
    Примеры привести можете?
    Цитата Сообщение от Юрий Симонов
    Валить на кого-то свои неудачи - удел СЛАБЫХ. Не так ли?
    Не так! Признавать свои неудачи, анализировать их и не повторять в будущем -- вот удел сильного человека.
  7. Аватар для АлексейКл
    Да, это прекрасно, что люди там живут. Но несравненн прекраснее ПОДВИГ жительства Русского Христианина в Медвепутии. Те православные, кто выживет в рашке - будут гораздо сильнее, гораздо чище, ибо они прошли настоящий ад и не соблазнились. Дай Господь нам всем силы и терпения, и тогда мы выкурим нечисть из Святой Руси.
  8. Аватар для omyasoed
    [quote="тивер"]Не так! Признавать свои неудачи, анализировать их и не повторять в будущем -- вот удел сильного человека.[/quote] Вот именно признавать и анализировать, а не искать виноватых.