RSS лента

Людота Коваль

Сериал "Викинги" в реальности

Оценить эту запись



По итогам поста, где вы мне советовали сериалы, я посмотрел сериал «Викинги». Отличный, динамичный (ну по началу первого сезона как обычно немного скучноватый) интересный, с харизматичными героями. Качественные схватки, хорошие декорации и инвентарь. Несколько многовато мистики, но как то надо познакомиться с культурой и религией того времени пусть хоть и в художественном выражении. В общем советую тем кто не смотрел.
Так вот, после его просмотра решил выяснить общее историческое соответствие сериала и реальных сведений. Надеюсь не нужно пояснять, что существует понятие художественного образа и научно-популярного фильма? Никто не пытается натянуть одно на другое, но факты на уровне был/не был, воевал/не воевал, брал/не брал тоже интересны. Бороться в художественных произведениях с вымыслом нет смысла (ничего личного, всего лишь деньги), но очень радует, когда основное направление и главные моменты все же выдержаны в исторических реалиях. Тут я должен сказать это присутствует в достаточной степени.
Итак …
Как мы помним, первый крупный налёт викингов на Британию произошёл в июне 793 года, когда был разграблен монастырь святого Кутберта на острове Линдисфарн. Современник этих событий, поэт и учёный Алкуин, с ужасом пишет: «…Язычники пролили кровь возле алтаря и топтали мощи святых в Божием храме, словно навоз на улицах». Когда вести о нападении на Линдисфарн дошли до Империи франков и Рима, это вызвало колоссальный резонанс – обитель святого Кутберта была одним из самых уважаемых культурно-религиозных центров той эпохи, монастыри считались неприкосновенными, а поднять руку на клирика было делом совершенно невообразимым и жестоко каравшимся. Однако в данном случае имело место столкновение между цивилизациями – европейской христианской общностью и скандинавскими язычниками, для которых понятия «монастырь» или «священник» оставались пустым звуком.



Тут необходимо учитывать и менталитет викингов, особенно сакрализацию войны как образа жизни. Достаточно вспомнить историю, случившуюся в Исландии в Х веке – Эгиль Скаллагримссон, прославившийся как величайший исландский поэт, обладал не только даром скальда, но и весьма крутым нравом даже по меркам норманнов. На одну из усадеб, принадлежавших Эгилю, напали какие-то посторонние викинги и ограбили её, не встретив сопротивления. Скаллагримссон после этого перебил обитателей усадьбы, хотя они и являлись его отдалёнными родственниками. За что? В назидание остальным: они сдались, покрыв себя несмываемым позором. Что уж тогда говорить о христианах, с их обязательным «не убий» – монахи вызывали у язычников лишь презрение…
Надо обязательно отметить, что о нападениях викингов в ранний период экспансии мы знаем исключительно по христианским и арабским источникам – несмотря на то, что в Скандинавии процветала богатейшая устная традиция героических саг, письменных летописей и хроник норманны не вели, а саги будут занесены на пергамент значительно позднее, начиная с XII века. Само собой, авторы записей, что в Аахене, при дворе Каролингов, что в мусульманской Андалусии, весьма далеки от романтизации образа викингов, и их мнение удивительно единодушно: грабят, сжигают и убивают. Дадим слово арабскому учёному Ибн аль Кутийя, описавшему скандинавский набег на Севилью в 844 году:
«Когда они [маджусы, огнепоклонники] подошли к Севилье на расстояние мили, то стали кричать людям: «Если хотите выкупить [своих пленных], отстаньте от нас!» [Люди] прекратили [нападения] на них и предоставили выкуп за находившихся у них пленников. Большинство пленных было выкуплено: они не брали в качестве выкупа за них ни золота, ни серебра, а взяли только одежду и еду. …Они отошли от Севильи и направились к Накуру… Затем они чинили насилия над всеми обитателями побережья, пока не добрались до страны ар-Рум (Византии или Италии). В том путешествии они достигли Александрии и пребывали в этом [положении] четырнадцать лет».



В сериале получила отражение и такая тема, как «Солнечные камни» викингов. Почитайте по ссылке подробнее …

Грабительские набеги сопровождались началом широкой колонизации. Норвежцы заселили североатлантические архипелаги – Фареры, Оркнейские, Шетландские и Гебридские острова. Некоторые из них были необитаемы, на других имелось кельтское население, или изгнанное, или ассимилированное норманнами. На Шетландских островах викинги устраивают обширную «базу подскока» для нападений собственно на Шотландию, Ирландию и государства англосаксов. Первое появление скандинавов в Ирландии датируется 795 годом, затем викинги только усиливают натиск. Всего через 25 лет в «Анналах Ольстера» появляется, в общем-то, вполне стандартная запись, мало чем отличающаяся от хроник, ведущихся у соседей в Англии или в Империи франков:
«Море извергло на Эрин потоки чужеземцев. Не осталось ни одного залива, ни одной пристани, ни единого укрепления, укрытия, бурга, который не был бы наводнён викингами и пиратами».
На основании этих строк делается однозначный вывод: норманнов было много. Очень много. Но это лишь одна беда, гораздо хуже было другое – некоего единого центра, к примеру, короля или общего совета, с которым можно было бы договориться, у викингов тогда не существовало. Можно откупиться от одной банды налётчиков, и, скорее всего, они сдержат слово не нападать впредь, но через месяц появятся другие, которые и слышать не желают о предыдущем соглашении.



Хотя бы какие-то признаки «централизации» появляются спустя примерно полстолетия после начала набегов на Ирландию – в 839 году некий норвежец Торкиль (или Тургейс), сперва обосновавшийся в североирландской Арме, объявляет себя конунгом Эйре. В это же время викинги основывают Дублин – предположительно, раньше на месте Дублина находилась небольшая деревня с монастырём. Более того, именно скандинавы обустраивают укреплённые гавани-фактории, которые впоследствии станут крупными городами: Корк, Лимерик, Уотерфорд (Порт-Лагре) и другие – отличные плацдармы для дальнейших экспедиций в сторону побережья Франции и Испании.
История колонизации Ирландии была тем более драматичной потому, что местное население уже более четырёх веков поголовно являлось христианским. Возможно, скандинавские политеисты и были в меру веротерпимы, поскольку язычество как таковое подразумевает существование всех богов, от Одина с Тором до «Белого бога», сиречь Христа. Однако к церковным сокровищам, храмам или религиозной утвари они относились без всякого пиетета, видя в дорогом окладе иконы лишь золото и драгоценные камни – что, вполне естественно, вызывало негодование христиан-ирландцев и стало поводом для многочисленных восстаний.
Наконец, между самими викингами начали нарастать конфликты – к середине IX века на занятые норвежцами земли Эйре начали претендовать датчане, что вылилось в серьёзную войну. Ирландцы приняли сторону датчан – последние, кстати, в полном соответствии с языческими традициями поклялись принести в жертву святому Патрику часть добычи, если «бог ирландцев» дарует им победу, и слово сдержали. Правда, уже в 853 году в Ирландии объявился норвежский конунг Олав Белый во главе крупного флота, победил датчан и почти 20 лет правил областью Дублина, откуда совершал многочисленные набеги на Шотландию, где, по преданию, и погиб в 874 году…



Если в Англии и Ирландии норманны столкнулись с разобщёнными королевствами и кланами, которые было легко разгромить поодиночке, то на материке существовала сила, способная всерьёз противостоять нашествию с севера – государство франков, объединённое в империю при Карле Великом. Если поначалу франки не воспринимали опасность всерьёз, то после сообщений с Альбиона об атаках язычников активно взялись за обустройство обороны – прежние, чаще всего деревянные или земляные, укрепления в новых условиях непрекращающейся войны оказались абсолютно неприспособленными для отпора викингам. Франки весьма успешно перенимают итальянскую традицию строительства каменных крепостей, особенно укрепления монастырей, которые постепенно становятся важнейшими форпостами обороны. Но как остановить продвижение скандинавских кораблей по рекам? Одних засад явно недостаточно! Верно – необходимы каменные стационарные мосты, которые невозможно сжечь или быстро разрушить! Наконец, было введено «оружейное эмбарго» – указом Карла Великого и последующими капитуляриями его преемников под страхом смерти было запрещено продавать язычникам (хоть скандинавам, хоть славянам) оружие – в частности, знаменитые трёхслойные клинки-«каролинги» с булатным сердечником.


Скандинавские аналоги «каролингского меча». Из коллекции «Музея викингов», Хедебю, Дания

Разумеется, всех этих мер было совершенно недостаточно. Франки упустили стратегическую инициативу, позволив викингам основать на побережье будущей Нормандии и в нижнем течении Сены укреплённые поселения, откуда скандинавы начали совершать длительные экспедиции в глубину страны и, в частности, на Париж – тогда не являвшийся столицей (резиденция императоров находилась в Аахене), но уже имевший важное стратегические значение как крупный торговый город.
В марте 845 года 120 кораблей викингов с общей численностью экипажей около 5000 человек поднялись вверх по Сене до Парижа. Традиционно считается, что командовал рейдом датчанин Рагнар Лодброк (Рагнар Кожаные Штаны), хотя некоторые исследователи считают его персонажем полумифическим, а образ собирательным. Так или иначе, скандинавы сначала захватили и разрушили аббатство Сен-Дени близ города, разбили один из отрядов короля Карла Лысого, а в пасхальное воскресенье 28 марта вошли собственно в Париж, тогда занимавший остров Сите.


Вот тут собственно Рагнар Лодброк в фильме становиться Ярлом

Примечательно, что в эти дни в лагере норманнов началась эпидемия натуральной оспы – это одно из первых упоминаний оспы в европейских хрониках, и, судя по летописям, вспышка имела весьма серьёзный характер. Дошедшая до нас легенда (не факт, что достоверная) гласит: якобы один из пленников-христиан уговорил викингов принять новую веру, и после молитв новообращённых болезнь утихла. Карлу Лысому пришлось уплатить за Париж колоссальный выкуп в 7000 ливров, что примерно соответствует двум с половиной тоннам золота и серебра.


Взятие викингами Парижа в 845 году (гравюра XIX века)

На этом то моменте в общем то и заканчивается третий сезон сериала. Сейчас проходят съемки четверного сезона. Посмотрим, как дальше историческое повествование будет соблюдаться. А дальше было вот что.

Впоследствии викинги неоднократно возвращались к стенам Парижа, но все предыдущие набеги затмила «великая осада» 885–886 годов. Данные о численности войска норманнов разнятся: по некоторым источникам, к городу подошли около 700 кораблей с 30–40 тысячами воинов – эти цифры сейчас считаются очевидным преувеличением. Вероятнее всего, кораблей было около 300 или немногим больше, но, так или иначе, этот флот считается одним из крупнейших за всю эпоху викингов. Граф Эд Парижский (впоследствии король западных франков) и епископ Парижа Гозлен, командовавшие обороной, поначалу имели в распоряжении всего-то около 200 мечей – как обычно, франкские летописцы преувеличивали численность неприятеля и преуменьшали свои силы. Тем не менее, разница в численности нападавших и обороняющихся была очень существенной.
Опыт более ранних набегов на Париж позволил укрепить город – через Сену были возведены два моста (деревянный и каменный), прикрываемые башнями. Мосты не позволяли кораблям норманнов прорваться вверх по реке, так как даже самые небольшие корабли викингов не могли под ними пройти. Флот неприятеля подошёл к городу в конце ноября 885 года, были выставлены стандартные условия: уплата большого выкупа. Эд Парижский отказал, после чего началась осада – надо заметить, что за предшествующее столетие скандинавы переняли у европейцев и испанских мавров множество полезных новшеств в военной области, в частности осадные машины, с помощью которых они предприняли первый штурм 26 ноября. Плацдарм для нападения на Париж находился на северо-востоке, там, где сейчас находятся набережная Лувр и церковь Сен-Жермен л’Оксеруа. Штурм отбили, причём епископ Гозлен лично участвовал в обороне – времена беспомощных клириков уходили в прошлое, и служители церкви уже не чурались брать в руки оружие, чтобы защищаться от язычников.
27 ноября штурм повторился, но парижане сдаваться не собирались. Норманны попытались сжечь деревянный мост (ныне мост Менял), чтобы позволить кораблям продвинуться дальше, к юго-востоку от острова Сите, но у них ничего не вышло. После попытки взять город с наскока викингами пришлось обустраивать лагерь – предстояла длительная осада. Расположились они в районе Сен-Жермен де Пре, где сейчас находятся одноимённый бульвар, улица Жакоб и улица Бонапарт. В те времена там был прореженный выпасами и огородами лесной массив.



Благодаря решительности графа Эда Парижского «Великая осада» стала первым примером удачного сопротивления превосходящим силам скандинавов. За первые два месяца, вплоть до января 886 года, происходили незначительные стычки, город обстреливался из баллист и катапульт, затем была предпринята новая попытка сжечь деревянный мост с помощью трёх брандеров. Хотя цели достичь не удалось, викингам повезло – сильные дожди в феврале месяце вызвали подъём воды в Сене (реке довольно бурной и своенравной по сей день), опоры были подмыты, и мост рухнул, отрезав от города защитников башни на восточном берегу (в будущем эта башня превратится в крепость Гран-Шатле). Оставшиеся в ней 12 защитников сдаться отказались, и были перебиты норманнами.
Викинги были нетерпеливы, и длительная осада вызывала у них разочарование. К началу весны большая часть их войска ушла в сторону Эврё, Шартра и долины Луары за добычей, возле Парижа осталось лишь две-три тысячи норманнов – сумму выкупа они снизили всего лишь до 60 фунтов серебра, но снова получили отказ. Граф Эд сумел выбраться из осаждённого города и отправился за помощью к императору Карлу Толстому.



Граф Эд Парижский обороняет город от норманнов. Романтизированная картина художника Жана-Пьера Френке, 1837 год. Разумеется, в реальности как персонажи, так и стены города выглядели совершенно иначе. А в фильме вообще этот граф толстый и пузатый.

Летом скандинавы предприняли ещё одну, последнюю попытку взять город, и снова штурм не удался – это очень серьёзно повлияло на боевой дух привыкших к быстрым и лёгким победам норманнов. Войско императора соизволило объявиться только в октябре 886 года и встало лагерем на горе Монмартр, причём Карл Толстый решительно не собирался воевать – у него были совсем другие планы: в это самое время в Бургундии поднялся мятеж, и условием совершенно изменнического перемирия было монаршее дозволение викингам подняться дальше по Сене, чтобы они грабили не Иль-де-Франс, а бунтующих бургундцев. К этому присовокуплялся выкуп в размере 250 килограммов серебра.


Граф Эд Парижский пробивается обратно в осаждённый город (гравюраXIX века)

Эта история окончательно подорвала и так не самую позитивную репутацию Карла Толстого, прослывшего среди франков трусом. В свою очередь, доблестный Эд Бургундский, так долго оборонявший Париж от казавшихся непобедимыми норманнов, с боем покинувший город и также с боем вернувшийся в свою столицу, стал едва ли не национальным героем – франки осознали, что сопротивляться нашествию можно и нужно. В 888 году, по смерти нелюбимого народом Карла, Эд Парижский был избран королём Франции.
Однако, невзирая на неудачу во время «Великой осады», викинги не оставили Францию в покое. Их экспансия продолжалась ещё почти два столетия.
источник текста из истории





Вот интересный персонаж сериала :-)

Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии