RSS лента

Анатолий

Как солдат Вилли в Таганроге на базар ездил.

Оценить эту запись
В общей мифологеме о той Войне, особой частью стоит продовольственная составляющая жизни в период освобождения от жидобольшевистской оккупации части России. Любой российский историк вам тут же расскажет, как русские при немцах жили впроголодь, как немцы все забирали не заплатив ни копейки, при этом русские продолжили гнить в голодных колхозах, а на этих территориях воцарилась тьма, страх и отчанье, и с какой радостью все там ожидали родную красную армию освободительницу. Между тем у всех не государственных исследователей истории, и у немецких мемуаристов мы видим обратное, на освобожденных территориях возобновлялась нормальная жизнь. Возрождалась рыночная экономика, частная собственность, нормальные денежные отношения, частное предпринимательство, в общем все то, что русским запрещала власть интернациональных проходимцев.

1 марта 1942 г.
Сегодня воскресенье, но поднимаюсь в 6 часов. Унтер-офицер пока спит, а я веду дневник. Пью кофе с творогом и давлеными зернами пшеницы. Очень сытно и вкусно.
После завтрака возница запрягает лошадь, и мы чуть ли не галопом мчимся к пивзаводу.
Ввиду того что сегодня выходной, пива нам не выдают. После этого унтер-офицер едет на какой-то склад за лигроином.
Я на другой повозке отправляюсь на базар, там полно народу. Ставим телегу с запчастями для трактора и двумя мешками пшеницы чуть в стороне.
Только русские заметили, что я привез пшеницу, как тут же стали мне наперебой предлагать в обмен новые сапоги и множество всякой всячины.
Но я первым делом решаю обойти весьма оживленный рынок. Вижу и наших солдат, но их немного. На рынке можно достать все, что угодно.
Русские заламывают такие цены, что… Например, за чашку — 1 рейхсмарка, 3 тарелки — 4 рейхсмарки, 1 яйцо — 1 рейхсмарка, за стекло керосиновой лампы требуют 5 рейхсмарок!
Но самым большим спросом пользуются табак и сигареты. 5 сигарет — 3 рейхсмарки, пачка табаку — 10 рейхсмарок. Девушки предлагают пудру, меховые изделия, отрезы ткани, готовое платье, шапки, шляпы, туфли, сапоги, кожу, мыло, свечи, лампы, железные кровати. Одним словом, продается все, что угодно. Людей столько, что не протолкнуться.
Например, за упаковку русского табака можно получить прекрасный кожаный портфель. И вот, осмотрев все, можно приступить и к обмену.
За 15 кг пшеницы получаю штору, за 10 кг — кожаный портфель, еще за 10 кг — кусок кожи для подметок, за 15 кг — целую кучу посуды и даже немецкие журналы в придачу (выпуска 1929–30 гг.). Так что для квартиры будут и репродукции.
Я даже не замечаю, как летит время. Хочу купить меховую шапку, женщина просит 10 рейхсмарок. Я предлагаю за шапку буханку хлеба, но она наотрез отказывается — мол, слишком дешево. Она готова заплатить за буханку 5 рейхсмарок, а не желаю отдавать хлеб за эти деньги.
Русские ни в какую не желают уступать, лучше свернуться и прийти на следующий день.
За новенькие юфтевые сапоги с меня требуют 80 кг пшеницы.
Тем, кто здесь расквартирован, есть что послать домой.
В 13 часов встречаюсь с унтер-офицером, он лигроин так и не получил.
Отправляемся вместе с ним в солдатский клуб, там обедаем. Обед — пальчики оближешь. И, кроме того, там уютно. Внизу большая столовая, везде громкоговорители, играет хорошая музыка. После обеда получаем довольствие на ужин: 1 плитку шоколада, жиры, мясо и мед. Унтер-офицер связывается по телефону с Покровским, проходит довольно много времени, пока дозванивается, короче говоря, нас требуют назад.
Совершенно случайно встречаем Шимпфа. Грузовик, на котором он должен был привезти пиво, каким-то образом исчез.
Унтер-офицер Эльстерман остается вместе с тремя повозками до завтра — завтра доставит пиво на них.
Еду на телеге в Покровское, уже 15 часов.
Земля подмерзает, телегу трясет. Опасаюсь, как бы не перебить посуду. Часто спрыгиваю с телеги и иду пешком — чтобы от этих толчков задницу не отбить.
Наша кляча еле двигается. Несказанно рад, когда мы наконец добираемся до Покровского.
Лейтенант Барц очень доволен моими приобретениями.
Доставляю домой русских, потом возвращаюсь и сразу же ложусь спать. День выдался весьма насыщенный.

Вилли Кубек
"В авангарде танковых ударов.
Фронтовой дневник стрелка разведывательной машины" Т. I

Комментарии