RSS лента

Анатолий

Последний бой подполковника Шерхорна - или как немцы своих не бросали.

Оценить эту запись
Много ли Сталин снабжал своих войск в котлах? Пытался ли их вызволить из окружения? Пытался ли навести воздушные мосты снабжения своим армиям, замкнутых в гигантских ловушках? Нет, он их просто бросал, и сколачивал из подъяремных ему русских мужичков новые. Если бы пытался, снабжать, вырвать своих солдат, может такой колоссальной сдачи в плен в 41-42гг. и не было бы. А вот Гитлер всегда пытался вырвать своих солдат из окружения, любил их и уважал, для него немца, каждая капля немецкой крови была драгоценной. Грузин Бесошвили лил же русскую кровь реками.

Летом 1944 года, Сталин нанес удар по группе армий Центр в Беларуси. Чтобы понять масштаб всей произошедшей драмы, достаточно будет сказать что из 47 немецких генералов командовавшими 4 - й, 9 - й, и 3 - й танковой армией, 7 погибло в боях, 2 застрелились, 1 пропал безвести, а 21 попали в плен. Но тот офицер о ком пойдёт речь не сдался. Командиры такого покроя, сумевшие в том хаосе организовать мощное сопротивление, были высечены из кремния и стали.

В ставке Гитлера стало известно, что северо - западнее Минска немцы не капитулировали и продолжают вести борьбу. Эту информацию подтверждали разрозненные группы, сумевшие вырваться из минского котла к Вильнюсу, все ещё остававшемся в руках Вермахта. Они то и доложили о некоторых подробностях; “ боевая группа, насчитывающая примерно 2000 человек, под командованием подполковника Генриха Шернхорна, скрылась в лесах и полна решимости пробиться к нашим позициям”.

Сама попытка вырваться из котла была предпринята слишком поздно, несомненно что подполковник Шерхорн и тысячи других смелых офицеров и солдат стали жертвами нерешительности своих генералов. Но, тем не менее Шерхорн не собирался сдаваться до последнего. Тем более, Ставка фюрера не собиралась бросать героев, отчаянно сражавшихся в белорусских лесах. Операцию по спасению подполковника Шерхорна и его людей, поручили Скорцени и его особому подразделению специального назначения Фриденталь, центр операции названной “Вольный стрелок” был перенесен туда же во Фреденталь. Подготовкой к заданию занялось только что сформированное “Охотничье подразделение Восток 1” (Ягдвербанд Остен I). Было образовано 4 группы по 5 человек, по два немецких стрелка - добровольца и по трое русских - антисталинистов давно воюющих на немецкой стороне. Все восемь немцев хорошо говорили по русски, они были одеты в советскую форму, их снабдили советскими продпайками, оружием, боеприпасами, документами, у них махорка была даже советская, им выбрили головы, они ничем не отличались от красноармейцев. У каждой группы имелась радиостанция для связи с Фриденталем. Первую группу забросили на парашутах в августе 1944 года, восточнее Минска под Борисовым в её задачу входило совершить марш на Запад в поисках местонахождения Шерхорна. Уже во время приземления первой группе пришлось вступить в бой с партизанами, в результате которого была повреждена рация, лишь через 6 недель удалось узнать что они добрались до Шерхорна.

Вторую группу под командованием оберюнкера СС Линдера забросили в тот же квадрат, с таким же заданием в начале сентября. Через 4 дня они ответили на позывные Фриденталя, и доложили что обнаружили подполковника Шерхорна, каковым же было ликование в штабе операции, когда героический подполковник Шерхорн сам высказал благодарность по радиостанции Отто Скорцени.

Следующие группы 3 и 4 сбросили в районе Вилейки и Дзержинска. Их задачей было совершить концентрический марш на Минск. О группе 3 больше ничего не было известно, на позывные они не отвечали, на связь сами не выходили. Судьба четвертой группы оказалась неожиданной и даже сенсационной, поначалу пришли хорошие вести, приземлились успешно начали действовать, затем они сообщили что столкнулись с советскими дезертирами, отлично друг друга понимают и те их приняли за своих, таких же дезертиров, и теперь будут действовать с новыми друзьями. От них спецназовцы Скорцени узнали что в райне Минска действует большой отряд НКВД по розыску и уничтожению немецких окруженцев. После этого 4 - я группа докладывала о помощи им местных крестьян, которые не хотят возвращения большевизма. Затем группа пропала из радиоэфира, и лишь 15 дней стало известно, что они уже в Литве, добрались до немецких позиций без потерь, Шерхорна не обнаружив. Но сведения добытые 4-й группой проделавшей 300 километровый путь, оказались очень важными.

По возвращению во Фриденталь, 4 - я группа включилась в работу по оказанию помощи Шерхорну, больше всего им требовались медикаменты и врачи. Первый заброс закончился неудачно, врач сломал обе ноги, и через несколько дней скончался. Второму доктору лишь удалось присоединиться к группе, вместе с медицинским снаряжением. С того дня самолёты “Бомбардировочной эскадры 200” каждые два - три дня совершали полёты, для сброса продовольствия, медикаментов и боеприпасов. Вылеты делали ночью, сильно рискуя и ориентируясь на слабые световые сигналы с земли. Во Фридентале тем временем разработали план эвакуации группы Шерхорна, сперва должны были эвакуировать раненых, затем уже боеспособных.

По замыслу нужно было соорудить взлетно - посадочную полосу, куда смогли бы приземляться транспортники “Хе - 111”, был сброшен доброволец Люфтваффе чтобы руководить строительством фактически аэродрома в лесу. Но, этому не суждено было сбыться, советские обнаружили полосу и вели непрерывные атаки на неё, которые не возможно было сдержать, до окончания строительства. Да и не один самолёт бы не взлетел, под постоянным миномётным огнём. Тогда было принято решение чтобы группа Шерхорна пробивалась к озерному краю, на старой советско-литовской границе, если бы им удалось дойти туда в начале декабря, замерзшие озёра немцы смогли бы использовать в качестве взлетно - посадочной полосы. Был произведен вновь сброс медикаментов, продовольствия, боеприпасов, и тёплой одежды! Все для 2000 человек! Ещё 9 русских добровольцев из “Охотничьих отрядов” СС, захотели присоединиться к Шерхорну чтобы вести борьбу с большевизмом, у них же в тылу. В конце ноября командиру ранее присоединившейся 2 - й группы парашютистов Линдеру по личному приказу фюрера, было присвоено офицерское звание унтерштурмфюрера СС, и награждении его Рыцарским Крестом, о чем Скорцени ходатайствовал ранее перед Гитлером.

Немцы понимали, что большевики заметят такой рейд “легиона”, поэтому было принято решение разделиться на 2 группы. Первая группа в основном с ранеными на санях, возглавилась командиром 1 - й группы парашютистов эсэсовцев, к сожалению история не оставила нам его имени. 2 - ю группу “легиона” более боеспособную повели подполковник и унтерштурмфюрер. Так в середине ноября начался немецкий Ледовый поход. Продвигались очень медленно, днём приходилось маскироваться, ночью продолжать свой осторожный путь на северо - запад. Натыкаясь на советские части, приходилось вступать в бой, чтобы прикрыть раненых товарищей, затем исчезать, маскироваться и менять направление движения. Во Фридентале пытались определить квадрат, куда можно было сбросить грузы, но колонны маршировали как могли, отклоняясь от установленного ранее маршрута. Поэтому обнаружить их становилось все труднее, таким образом было утеряно много грузов, который удавалось укомплектовывать все труднее. Средний темп их не привышал 4 - 5 км в сутки, это катастрофически мало. И во Фридентале понимали конечно, что “легион” Шерхорна никогда уже не увидит Германию, хотя эти отважные люди заслужили остаться в живых. В течении ещё нескольких месяцев Скорцени старался сделать всё для этих обреченных бедняг, пока удавалось найти авиационный бензин, самолёты вылетали намного реже, один раз в неделю. Позже случилась катастрофа, бензина не стало, и самолёты перестали вылетать.

В феврале 1945 года Фриденталь получил радиограмму от унтерштурмфюрера Линдера: “ Я с первой группой добрался до озёр. У нас нет продовольствия. Нам грозит голодная смерть. Можете ли вы нас принять?”
Но они уже не могли. Не было ни “Хенкелей”, ни бензина. Скорцени уже тогда командовал обороной Шведта - на - Одере, сумев из демарализованного города, соорудить крепость, которая отбивала атаки большевиков в течении 5 недель. Но группе Линдера было уже не помочь, хотя кругом взрывались на воздух склады с горючим, лишь бы они не доставались советам или американцам. Техтинически уже ничего не возможно было сделать, Линдер был в глубоком тылу у врага, ему не могли дать даже надежду…
Позже когда уже и Фриденталь пришлось оставить и эвакуироваться в Альпы, в “последний бастион фюрера” операторы продолжали поддерживать связь со все ещё дерущимся Линдером. Последнее сообщение унтерштурмфюрера было самым трагичным, он просил топлива для генераторов, для подзарядки батареек радиостанции: “Я хочу только поддерживать с вами связь...Я хочу слышать ваши голоса…”
Это был апрель 1945 года. Война грохотала уже в сердце Германии.

Лишь в 1953 году, когда Советская Россия начала понемногу отпускать пленных немцев, сначала генералов и офицеров, стали известны некоторые подробности того героического рейда подполковника Шерхорна от венгерского врача Золтана фон Тота, попавшего в плен в разрушенном Будапеште 14 февраля 1945 - го. Он поведал о том, что феврале 1946 года, он оказался в Печерском лагере, находившимся в 200 км от Воркуты. В лагере находилось тогда 30000 человек немцев, венгров и болгар. Он был единственным врачом на барак в 600 человек. Но из - за отсутсвия медикаментов и нормального питания большинство раненых умерало. Там ему довелось заботиться о офицере СС Вилли Линдера из Магдебурга. Он болел острой формой туберкулеза, в тех условиях у двадцатишестилетнего, храброго, и сильного парня не было шансов выжить, до того как он умер в марте того же года, Вилли поведал доктору свою историю.

Линдер находился в первой колонне Шернхорна, в составе которой дошёл до Диненбурга (Двинска), вторая группа во главе которой стоял один из командиров парашютных групп, дошла намного позже. Был уже февраль 1945 года, из всего “пропавшего легиона” Шерхорна выжило 800 человек. Сначала они ожидали эвакуации, затем хотя бы снабжения, потом что хоть кто - то с ними поговорит. В апреле они были окружены крупными силами НКВД. Был бой длившийся несколько дней, обе стороны понесли большие потери, подполковник Шерхорн был ранен. В начале с пленными обходились хорошо, но после войны всем дали по 25 лет принудительных работ, и разослали по разным лагерям России. Также доктор говорил о встречи в лагере с генерал - майором Ломбардом, который встречался на очередной из бесчисленных пересылок с подполковником Шернхорном, он выжил, и так же рассказывал генералу о своём удивительном рейде в тылу врага, который продолжался почти до самого конца войны. Возможно подполковнику удалось выжить в плену. А возможно и нет, так как в 50 - х годах, ходили слухи что он жив, и осел в ГДР. Хотя я лично сомневаюсь, что ему делать в коммунистической Германии, человеку передившему столько ужасов и боли от коммунистов. Тем более был свободный выезд пленных в ФРГ по личной договорённости Аденауэра и Хрущева.

Комментарии

  1. Аватар для папаша
    Если ты автор, то выложи список использованной информации. Я предполагаю, что кроме непонятного венгерского врача ничего и нет, или я не прав?
  2. Аватар для Анатолий
    Воспоминания Скорцени, кроме венгерского врача, помимо существуют сохранившиеся документы спецподразделения СС Фриденталь о проведении операции "Вольный стрелок".
    А тебя так бомбануло потому что не верится, что горстка немецких храбрецов могла почти год сражаться в советском тылу, с нквдшными мразями. Так бандеровцы и прибалты по дольше сражались, даже молдаване, и те в красных прстреливали ещё до начала 50 -х.
  3. Аватар для папаша
    Существует другая версия этой истории, более правдоподобная.
    Вспоминает Владимир Макаров, историк спецслужб: «На последнем этапе этой игры было решено легендировать наличие в советских тылах крупной группировки – порядка 2000 немцев под командованием полковника Шернхорна, которые якобы желали продолжить борьбу за фюрера до победного конца».Верховное командование вермахта получило легенду о том, что в белорусских лесах якобы укрывается крупная немецкая воинская часть, которая намерена прорваться через линию фронта к своим. Эта часть испытывает нехватку оружия, боеприпасов, продовольствия и медикаментов, поскольку имеет много раненых. Обманув немцев, советская контрразведка намеревалась заставить их направить свои ресурсы на поддержку окруженных войск. Когда на это было получено лично согласие Сталина, начальник 4‑го управления НКВД Павел Судоплатов и его заместитель Наум Эйтингтон, талантливые сценаристы по проведению подобных игр, взялись за разработку детального плана предстоящей операции. В центральном лагере военнопленных, находившемся в подмосковном Красногорске, выбор пал на подполковника Генриха Шернхорна. Он был настроен пессимистично, понимая, что Германия проигрывает войну, и поэтому согласился сотрудничать с НКВД.
    В условиях строгой конспирации Эйтингтон вместе с Шернхорном, а также еще тремя агентами из военнопленных и оперативной группой выехали в Березино, а оттуда в лесной лагерь у озера Песчаного, в Червенском районе. Радиоигра с немецкой разведкой началась. Самым главным и трудным было заставить немцев поверить в существование группы Шернхорна.
    Вспоминает начальник 4‑го управления НКВД Павел Судоплатов: «Шернхорн как главарь этого отряда писал все донесения в Берлин, и мы все это передавали по рации. А немцы несколько раз присылали на своих самолетах людей для проверки всей этой легенды, для снабжения оружием, медикаментами, продовольствием, боеприпасами и всякими другими вещами. Это продолжалось года полтора‑два».
    Немецкая разведка строила большие планы относительно отряда Шернхорна. Операцию, получившую с немецкой стороны название «Браконьер», возглавил Отто Скорцени – он намеревался передислоцировать отряд Шернхорна к линии фронта и ударить в тыл частям Красной армии. С этой целью было налажено снабжение якобы существующего отряда по воздуху.
    Было совершено несколько сотен вылетов, вес сброшенных грузов измерялся десятками тонн. Скорцени послал Шернхорну четыре разведгруппы. С двумя из них связь была потеряна, от двух других Скорцени стал получать информацию – попросту говоря, они были успешно перевербованы. По всей видимости, отличился здесь и Игорь Решетников – его группа была выброшена в район, где якобы находился полк Шернхорна. На свою удачу, на соединение с ним Решетников не пошел. В результате группа была единственной, которая сумела выйти живыми обратно к немцам. Однако Игорь не сумел вскрыть обман, подготовленный специалистами НКВД. Связавшись по радио, Решетников сообщил Скорцени, что, хотя и не видел Шернхорна, но слышал от местных жителей о некой группе немецких войск, что еще больше уверило немцев в существовании этой группы.
    Поверив в существование полка Шернхорна, Скорцени бросил на его поддержку все имеющиеся у него ресурсы. Адольф Гитлер верил в счастливую звезду Отто Скорцени. Он надеялся, что операция «Браконьер» будет одним из тех чудес, которые смогут изменить ход истории, очередным подарком, которые ему уже не раз преподносил Скорцени, решая малыми силами почти неразрешимые задачи. До последних своих дней фюрер живо интересовался делами группы Шернхорна, веря, что все еще может измениться. Однако на этот раз Гитлер ошибся.
    Руководил действиями так называемой группы Шернхорна не кто иной, как Рудольф Фишер, впоследствии ставший известным как Рудольф Абель.
    Рассказывает Владимир Макаров: «Вот сейчас мы можем поставить точку: Советы действительно надули Скорцени. То есть матерый диверсант Третьего рейха был обведен вокруг пальца, и это был виртуальный поход по заснеженным лесам Белоруссии группы Шернхорна. А на самом деле эта группа состояла из 35 чекистов, которые при помощи передвижных радиостанций имитировали несколько сот километров марша по заснеженным лесам Белоруссии».
    28 марта 1945 года Шернхорн получил радиограмму за подписью начальника генштаба вермахта генерал‑полковника Гейнца Гудериана о награждении его, по приказу Гитлера, рыцарским крестом. Несмотря на публикацию материалов об операции в середине 1950‑х годов в ГДР, Скорцени практически до своей смерти был уверен в реальности существования группы Шернхорна и искренне сожалел, что операция «Браконьер» окончилась безрезультатно. За успешно проведенную радиоигру, которая приняла характер стратегической, ее руководители Павел Судоплатов и Наум Эйтингтон были награждены полководческими орденами Суворова – это единственный случай, когда такую награду получили чекисты.
    http://iamruss.ru/book-prokopenko-08-08-15-10-54/
  4. Аватар для Анатолий
    Советские сказки про героических дидов обманувших самого Скорцени. Ваша советская история вся мифологизирована и героизирована. Для вас РОНА - это лишь кучка "шкурников и предателей", на самом деле это целая область русских людей, не желавших больше жить под жидобольшецким игом. Скорцени лично встречался с тем венгерским врачем, который был в одном лагере с Лидером. Какой смысл ему врать?
    Обновлено 15.08.2017 в 10:00 Анатолий